English version

Три в одном

Одним из самых обсуждаемых сегодня, бесспорно, является проект реконструкции стадиона «Динамо», разработанный совместно мастерской №19 «Моспроекта-2» им. М.В.Посохина и голландским архитектурным бюро Erick van Egeraat Architects. Летом прошлого года этот проект стал победителем международного закрытого архитектурного конкурса. Предложенный российско-голландской командой сложнейший с конструктивной точки зрения комплекс вызвал одновременно и восхищение, и серьезную критику экспертов.

mainImg
Мастерская:
Designed by Erick van Egeraat
Архитектурное бюро ASADOV http://www.asadov.ru/
«Моспроект-2» им. М.В. Посохина
Проект:
ВТБ Арена парк. Конкурсный проект реконструкции стадиона «Динамо»
Россия, Москва, Ленинградский проспект, 36

Авторский коллектив:
Erick Van Egeraat Architects. Архитекторы: Эрик ван Эгераат, Зита Балайти, Румер Пирик; при участии: Даниэль Родригес, Виллем ван Генухтен, Давид Спирингс, Маттео Гарбаньяти, Даниэле де Бенедиктус, Метте Расмуссен, Джеральдина Ли, Валентина Коссу, Юрьен де Ганс, Йоланта Олек, Якуб Сейнер
Моспроект-2 им. М.В.Посохина. Архитекторы: Михаил Посохин, Александр Асадов, Ирина Гелета, Евгений Вдовин, Карен Сапричян, Андрей Асадов. Главный инженер проекта: Алексей Небытов. Главный технолог: Андрей Шабайдаш

Конструкции: Боллингер + Громанн
Технология: «Амстердам-Арена»
Акустика: «Артек»
Освещение: «Иллюминатор»

2010 — 2010

Заказчик: УК «Динамо» Инвестор: ВТБ Банк
Напомним, объединенные российско-европейские архитектурные команды были обязательным условием данного конкурса. Эрика ван Эгераата – архитектора очень известного и выступающего своего рода гарантом нетривиальности и яркости итогового проекта, – организатор состязания банк ВТБ пригласил одним из первых, в паре с московским институтом «Моспроект-2». Его руководитель Михаил Посохин привлек к работе над проектом мастерскую №19 Александра Асадова.

«В самую первую очередь была решена задача сохранения старого стадиона. Мы нашли возможность полностью сохранить его периметр: хоть тут и не перестраивался только главный фасад, мы подумали, что для истории города, для его летописи интереснее сохранить все целиком, – рассказывает генеральный директор «Моспроекта-2» Михаил Посохин. – Напомню, в то время постоянно шли обсуждения, какие части «Динамо» можно сломать или разобрать, а мы кардинально решили эту проблему, и не в последнюю очередь именно благодаря этому министр культуры РФ, господин Авдеев поддержал именно наш проект».

Андрей Асадов вспоминает, что первые пару недель из отведенных на создание конкурсного проекта двух месяцев бюро работали каждое само по себе. Российские архитекторы во главе с Михаилом Посохиным и Александром Асадовым сделали первые эскизы, в которых сразу наметили основную композиционную идею. В частности,  новый стадион предполагалось разместить в историческом периметре «Динамо» и накрыть его хайтековской кровлей. При этом со стороны Ленинградского шоссе архитекторы срезали часть кровли таким образом, чтобы на трассу новый стадион смотрел гигантским «оком» медиа-фасада. А парковую зону (напомним, предметом проектирования являлось не только знаменитое спортивное сооружение, но и небольшая часть Петровского парка – вытянутый и узкий клин земли вдоль Петровско-Разумовской аллеи) Посохин и Асадов превращали в многоуровневую и многофункциональную озелененную структуру. В общем, в основе проекта реконструкции стадиона лежала идея мирного сосуществования истории, природы и высоких технологий, и именно с таким предложением отец и сын Асадовы отправились в конце марта прошлого года на встречу с Эриком ван Эгераатом в Роттердам.

«На первой же встрече стала очевидна принципиальная  разница российского и голландского подходов к разработке проектов такого рода, – рассказывает Андрей Асадов. – В то время как мы работали над формой и ее взаимоотношениями с существующим контекстом, наши голландские коллеги занимались вопросами маркетинга. В частности, Эрик ван Эгераат, зная о том, что одним из приоритетов конкурсного ТЗ является сохранение существующего парка, поставил перед своими коллегами задачу выяснить, есть ли возможность вообще не застраивать примыкающую к нему территорию». Иными словами, голландцы в самую первую очередь попытались решить сложнейшую математическую задачу под названием «как впихнуть невпихуемое», то есть уместить в исторический периметр стадиона и обе новых арены, необходимых заказчику, и 20 тысяч квадратных метров торгово-коммерческих площадей. И дело не столько в том, что Эрик ван Эгераат стремился во что бы то ни стало сохранить несколько дополнительных га зеленых насаждений. Главным прагматичный европеец считал тот факт, что футбольный стадион по определению не может работать на город круглый год, и сделать его постоянно востребованным и, как следствие, самоокупаемым могут только дополнительные функции, а именно торговля, досуговые учреждения и вторая спортивная арена. Российских архитекторов столь радикальный подход поначалу очень смутил, но затем они признали, что именно подобный риск и может стать для проекта ключевым фактором успеха. «Мы понимали: или пан или пропал, – признается Андрей Асадов. – Жюри или бы сразу сняло подобный проект с рассмотрения, как не соответствующий программе конкурса, или бы мгновенно выдвинуло его в лидеры как наиболее смелый и предвосхищающий потребности города».

Что же касается архитектурного облика многофункционального комплекса, то тут голландские проектировщики полностью согласились с российскими коллегами: весь исторический периметр необходимо сохранить, а кровле придать яркую запоминающуюся форму. Было принято и предложение Посохина-Асадова о создании медиа-фасада в виде «всевидящего ока». А еще архитекторы оказались едины в намерении изменить ось размещения главного футбольного поля. Дело в том, что современные стадионы обязательно ориентируются по оси «север-юг» (закатное солнце не должно мешать ни одной из команд), но «Динамо», построенный более 80 лет назад, имеет ориентацию «восток-запад». Для стадионов-памятников УЕФА в принципе разрешает делать исключения, но архитекторы справедливо рассудили, что комфорт игроков в данном случае важнее. Для того, чтобы найти компромисс между интересами объекта наследия и футболистов, поле следовало поднять над историческим периметром, и именно это авторы проекта в итоге и сделали.  

В существующем объеме «Динамо» они размещают торгово-развлекательный комплекс, имеющий несколько уровней, а его крышу превращают в центральное фойе обеих арен. Естественно, конструктивистские стены не способны выдержать вес сразу двух чаш, поэтому в торговой зоне архитекторы (в качестве консультантов-конструкторов к работе над проектом была привлечена авторитетнейшая немецкая компания Bollinger+Grohmann) предлагают возвести новые несущие стены, а по краям бывшего поля установить мощные несущие фермы с опорами в виде эскалаторов. Между собой фермы и стены соединяются балками, а уже на них опираются поперечные стены, поддерживающие трибуны и крыши обеих арен. Венчает сложносочиненную конструкцию гексагональная сетчатая оболочка с раздвигающейся крышей над главным футбольным полем. Металлические ячейки кровли заполнены столь востребованным сегодня в спортивном строительстве тефлоном, и внешне – и формой, и получившейся структурой – она напоминает голову змеи. Впрочем, сами архитекторы говорят, что шестигранная форма ячеек – это намек на футбольный мяч.

Размещение спортивных арен над торгово-развлекательным комплексом, конечно, повлекло за собой кардинальную реорганизацию схемы пешеходных и автомобильных связей реконструируемого стадиона. Вдоль западного и восточного фасадов исторического здания вырастает целая система разнообразных пандусов: пологие для пешеходов, закрученные в спирали для автомобилей, один для VIP-персон и еще один для пожарной техники. А под стадионом и расположенными ближе к Ленинградке выходами из метро размещается вместительная перехватывающая парковка – этот новый транспортный узел архитекторы назвали Трансферумом.

Подземное пространство над станцией глубокого заложения, строго говоря, не являлось предметом конкурсного проектирования – как и в случае с участком парковой зоны, авторы продемонстрировали здесь немалую вольность. Однако такое решение позволяет получить будущей «ВТБ Арене Парк» огромное количество дополнительных площадей, и это обеспечило проекту Эгераата-Посохина твердое «за» со стороны инвестора.
zooming
Преображенская церковь в Кижах. Фотография с сайта ru.wikipedia.org
zooming
zooming
генплан
Конкурсный проект реконструкции стадиона «Динамо» © Designed by Erick van Egeraat
Конкурсный проект реконструкции стадиона «Динамо» © Designed by Erick van Egeraat
zooming
zooming
zooming
zooming
zooming
малая арена
zooming
zooming
торговый пассаж
zooming
Конструктивная схема
zooming
План этажа на отметке -14 метров
zooming
План этажа на отметке -7 метров
zooming
эскиз Александра Асадова
zooming
эскиз Эрика ван Эгераата
Конкурсный проект реконструкции стадиона «Динамо» © Designed by Erick van Egeraat
Мастерская:
Designed by Erick van Egeraat
Архитектурное бюро ASADOV http://www.asadov.ru/
«Моспроект-2» им. М.В. Посохина
Проект:
ВТБ Арена парк. Конкурсный проект реконструкции стадиона «Динамо»
Россия, Москва, Ленинградский проспект, 36

Авторский коллектив:
Erick Van Egeraat Architects. Архитекторы: Эрик ван Эгераат, Зита Балайти, Румер Пирик; при участии: Даниэль Родригес, Виллем ван Генухтен, Давид Спирингс, Маттео Гарбаньяти, Даниэле де Бенедиктус, Метте Расмуссен, Джеральдина Ли, Валентина Коссу, Юрьен де Ганс, Йоланта Олек, Якуб Сейнер
Моспроект-2 им. М.В.Посохина. Архитекторы: Михаил Посохин, Александр Асадов, Ирина Гелета, Евгений Вдовин, Карен Сапричян, Андрей Асадов. Главный инженер проекта: Алексей Небытов. Главный технолог: Андрей Шабайдаш

Конструкции: Боллингер + Громанн
Технология: «Амстердам-Арена»
Акустика: «Артек»
Освещение: «Иллюминатор»

2010 — 2010

Заказчик: УК «Динамо» Инвестор: ВТБ Банк

09 Февраля 2011

Designed by Erick van Egeraat: другие проекты
Музейная альтернатива
Эрик ван Эгераат выдвинул альтернативное предложение в контексте дискуссии вокруг строительства музейного комплекса в городском парке Будапешта.
Эрик ван Эгераат: «Россия может добиться намного большего,...
Марина Хрусталева беседует с Эриком ван Эгераатом о его завершенных и длящихся российских проектах, а также о борьбе за проект и права архитектора, о судах, и о том, каким образом можно наполнить жизненной энергией почти любое здание, просто осознав, что ему нужна в этом помощь.
Звезда в море
Эрик ван Эгераат попробовал себя в жанре дизайна интерьера роскошной яхты – и получил престижную премию.
Тлеющий маяк
Эрик ван Эгераат превратил мусоросжигательный завод в датском городе Роскилле в пластический и световой спектакль.
«Огромный вызов»
Проекты всех четырех участников конкурса на Малый Мраморный дворец в Санкт-Петербурге: Жана-Мишеля Вильмотта, Эрика ван Эгераата, Рема Колхаса и Сергея Чобана.
Светлые подземелья
Бюро Эрика ван Эгераата реконструировало старое здание Музея Дренте в голландском Ассене, добавив к нему подземное крыло с парком на крыше.
Про «Динамо»
Девелопер реконструкции стадиона «Динамо» компания «ВТБ арена» объявила на MIPIMe о том, что победивший в конкурсе проект Эрика ван Эгераата будет дорабатывать американский архитектор из Канзаса Дэвид Маника.
Стадион в стадионе
28 января в отеле The Ritz-Carlton Moscow состоялся круглый стол с участием голландского архитектора Эрика ван Эгераата, посвященный проекту реконструкции стадиона «Динамо» в Москве. Выполненный в соавторстве с «Моспроектом-2», этот проект летом 2010 года победил в международном конкурсе, но защитниками наследия был встречен более чем критично. Теперь Эгераат лично попытался доказать, что в разработанном им варианте реконструкции стадиона соблюдены все интересы памятника.
Многообразие в единстве
В Лионе закончено строительство комплекса Le Monolithe, разные части которого под руководством бюро MVRDV проектировали голландские и французские архитекторы.
2:0 в пользу архитектора
Эрик Ван Эгераат выиграл второе дело у компании «Капитал Груп». На этот раз предметом разбирательства стал проект коттеджного поселка «Барвиха-Hills». В общей сложности (по двум искам) компания Капитал-Груп обязана выплатить бюро EEA Architects более 4 миллионов долларов за нарушение авторских прав и незаконное использование проектов.
Звезды для президента. Рикардо Бофилл и другие
В редакцию Архи.ру попали материалы, способные осветить недавно завершившийся закрытый конкурс на конгресс-центр в Стрельне несколько более подробно, чем это уже было сделано с прессе. Предлагаем вашему вниманию проекты иностранных архитекторов, участвовавших в конкурсе
Похожие статьи
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.
Яуза towers
В столице не так много зданий и проектов Никиты Явейна и «Студии 44». Представляем вашему вниманию концепцию большого многофункционального комплекса на Яузе, между двумя парками, с набережной, перекрестьем пешеходных улиц, развитым общественным пространством и оригинальным пластическим решением. Оно совмещает сложную, асимметричную, как пятнашки, сетку фасадов и смелые заострения верхних частей, полностью скрывающее техэтажи и вылепливающее силуэт.
И опять о птицах
Завершается строительство первого аэропорта в китайском городе Лишуй. Архитекторы пекинского бюро MAD выбрали для своего проекта самый очевидный визуальный прототип – серебристо-белую птицу.
Офисы с «ленточкой»
В Берлине началось строительство офисного (и немного жилого) «кампуса» LXK по проекту MVRDV. Проект связан с развитием района Восточного вокзала.
Венец из пентхаусов
Первое многоэтажное здание Монако, жилая башня Le Schuylkill, получит после реконструкции по проекту Zaha Hadid Architects завершение из шести пентхаусов.
Вплотную к демократии
Конкурс на проект реконструкции зданий датского парламента выиграли бюро Cobe, Arcgency и Drachmann совместно с конструкторами Sweco. Цель трансформации – позволить любому гражданину приблизиться вплотную к оплоту демократии.
Парк архитектуры и отдыха
Для подмосковного гостиничного комплекса, предполагающего разные форматы отдыха, бюро T+T Architects предложило несколько типов жилья: от классического «стандарта» в общем корпусе до «пещеры в холме» и «домика на дереве». Дополнительной задачей стала интеграция в «архитектурно-лесной» парк существующих на территории резиденций, построенных в классическом стиле.
Лирически-энергетическая архитектура
Здание поста управления солнечной электростанцией Kalyon Karapınar SPP по проекту Bilgin Architects в Центральной Анатолии служит «пользовательским интерфейсом» для бесконечного поля солнечных батарей.
Энергетически нейтральный квадрат
На территории кампуса Университета Тилбуга открылся новый учебный корпус имени государственной деятельницы, первой женщины-министра Нидерландов Марги Кломпе. Авторы проекта – Powerhouse Company.
Творческий ужин
Элитный ресторан AIR по проекту архитекторов OMA в Сингапуре включает в себя лабораторию для исследования ингредиентов, сад и огород, кулинарную школу.
Черное и белое
Отдельно рассказываем об интерьерах павильона Атом на ВДНХ. Их решение – важная часть общего замысла, так что точность и аккуратность реализации были очень важны для архитекторов. Руководитель UNK interiors Юлия Тряскина делится частью наработок.
Технологии и материалы
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Сейчас на главной
Источник знаний
Новое здание средней школы в Марселе по проекту Panorama Architecture удачно трактует на первый взгляд очевидный образ раскрытой книги.
Преображение Анны
Для петербургской Анненкирхе Сергей Кузнецов и бюро Kamen подготовили проект, который опирается на принципы Венецианской хартии: здание не восстанавливается на определенную дату, исторические наслоения сохраняются, а современные элементы не мимикрируют под подлинные. Рассказываем подробнее о решениях.
Парадокс временного
Концепция павильона России для EXPO 2025 в Осаке, предложенная архитекторами Wowhaus – последняя из собранных нами шести предложений конкурса 2022 года. Результаты которого, напомним, не были подведены в силу отмены участия страны. Заметим, что Wowhaus сделали для конкурса три варианта, а показывают один, и нельзя сказать, что очень проработанный, а сделанный в духе клаузуры. Тем не менее в проекте интересна парадоксальность: архитекторы сделали акцент на временности павильона, а в пузырчатых формах стремились отразить парадоксы пространства и времени.
Крепость у реки
Бюро МАКЕТ объединило формат японской идзакаи с сибирской географией: ресторан открылся в одном из зданий Омской крепости, декор и мебель отсылают к рекам Омь и Иртыш, а старый кирпич дополняют амбарные доски и сухие ветки.
Форум времени
Конкурсный проект павильона России для EXPO 2025 в Осаке от Алексея Орлова и ПИ «Арена» состоит из конусов и конических воронок, соединенных в нетривиальную композицию, в которой чувствуется рука архитекторов, много работающих со стадионами. В ее логику, структурно выстроенную на теме часов: и песочных, и циферблатов, и даже солнечных, интересно вникать. Кроме того авторы превратили павильон в целую череду амфитеатров, сопряженных в объеме, – что тоже более чем актуально для всемирных выставок. Напомним, результаты конкурса не были подведены.
Зеркала повсюду
Проект Сергея Неботова, Анастасии Грицковой и бюро «Новое» был сделан для российского павильона EXPO 2025, но в рамках другого конкурса, который, как нам стало известно, был проведен раньше, в 2021 году. Тогда темой были «цифровые двойники», а времени на работу минимум, так что проект, по словам самого автора, – скорее клаузура. Тем не менее он интересен планом на грани сходства с проектами барокко и эмблемой выставки, также как и разнообразной, всесторонней зеркальностью.
Корабль
Следующий проект из череды предложений конкурса на павильон России на EXPO 2025 в Осаке, – напомним, результаты конкурса не были подведены – авторства ПИО МАРХИ и АМ «Архимед», решен в образе корабля, и вполне буквально. Его абрис плавно расширяется кверху, у него есть трап, палубы, а сбоку – стапеля, с которых, метафорически, сходит этот корабль.
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Перезапуск
Блог Анны Мартовицкой перезапустился как видеожурнал архитектурных новостей при поддержке с АБ СПИЧ. Обещают новости, особенно – выставки, на которые можно пойти в архитектурным интересом.
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.