Тлеющий маяк

Эрик ван Эгераат превратил мусоросжигательный завод в датском городе Роскилле в пластический и световой спектакль.

30 Сентября 2014
mainImg
Архитектор:
Эрик ван Эгераат
Мастерская:
Designed by Erick van Egeraat
В 2008 году жюри международного конкурса на проектирование здания шестой линии мусоросжигательного завода компании Kara/Noveren единогласно выбрало проект Эрика ван Эгераата победителем. Строительство завершилось недавно, и вот 2 сентября состоялось официальное открытие здания с участием кронпринца Дании Фредерика. Завод расположен к востоку от небольшого города Роскилле, между объездной дорогой и автострадой, ведущей на Копенгаген. Его корпус почти вплотную примкнул к построенному в 1999 году зданию пятой линии того же предприятия и призван увеличить его мощности примерно на треть: Kara/Noveren будут теперь сжигать в год вместо 260 тысяч тонн остаточного (не годного к переработке во что-нибудь вторичное) мусора – 350 тысяч тонн, избавляя от отходов и питая выработанным на сжигании теплом и электричеством весь район, около 65 000 домов. Учитываея, что датское законодательство запрещает выброс избыточного тепла в воду и воздух, завод справляется с задачей его использования наиболее эффективным образом. Это суперсовременное энергоэффективное предприятие, превращающее отходы в тепло и электричество и благодаря своим размерам доминирующее над равниной Роскилле, является также экологически безопасным, так как благодаря новейшим технологиям выброс СО2 будет сокращен в нем до возможного минимума.

Соседнее здание пятнадцатилетней давности решено в духе современных промышленных ангаров в светлых тонах с красными вставками; его труба (ее видно прямо за заводом Эрика ван Эгераата),
чтобы лучше сливаться с небом, раскрашена в последовательно светлеющие оттенки голубого и, несмотря на стометровую высоту, смотрится скромно – не привлекает внимания, хотя и не скрывает своего заводского назначения. Трубу планируют убрать в скором времени. Эрик ван Эгераат работает над планом нового применения существующего строения.
Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat /Tim Van de Velde
zooming
Генплан. Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat
Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat /Tim Van de Velde

Эрик ван Эгераат пошел в своем проекте совершенно иным, прямо противоположным путем – его здание призвано стать достопримечательностью Скагеррака, возвыситься, салютуя с окраин кирпичным башням расположенного в центре Роскилле собора тысячелетней давности, впитывая все возможные аллюзии контекста, но не скрывая ни своего размера, ни современности, ни функции – все это подчеркнуто, выявлено, башня трубы не прячется в облаках, – архитектор с ощутимой гордостью упоминает о ее почти стометровой высоте (97 метров), сравнивая башню с маяком – то есть постройкой, которую по определению должно быть видно издалека.
Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat /Tim Van de Velde

Его длинное «тело», очерченное редкими изломами крупных плоскостей анодированного алюминия «цвета умбры», постепенно поднимается к массивным «плечам» и высокой стройной «шее», обозревая маленький Роскилле со своей высоты. В нижней части стены немного скошены снизу вверх.
Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat /Tim Van de Velde
Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat / Tim Van de Velde

На самом деле нижняя часть «тела» здания напоминает угловатые крыши соседних фабрик и кирпичных домов с двускатными крышами, – объем, придуманный Эриком ван Эгераатом, становится артистически усиленной образной суммой этих крыш, осмысленным представителем спонтанной промышленной окраины.

«Шея» – труба, превращенная архитектором в подобие башни, обращена к дальнему контексту, к башням собора «с его камнем и кирпичом светлых тонов». Башня завода и башни собора «…будут вместе защищать город и впечатлять путешествующих по скромной равнине Скагеррака» – говорит архитектор, выстраивая таким образом между ними прямую связь; заводская труба романтически уподобляется римской осадной башне или наоборот – форпосту при Роскилле, древней столице датских королей (в соборе – королевская усыпальница, мы в сердце Дании). Впрочем, журналисты уже назвали новое здание «датским собором»: длинное тело и башня на западе вполне соответствуют базиликальной типологии.
Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat / Tim Van de Velde
Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat / Tim Van de Velde

Сразу после говорящего силуэта второе важное средство выразительности здесь – металлическая оболочка, в которую завернут весь объем, и «тело», и «шея». Оболочка двойная: внутренний слой функционирует как климатический барьер, а внешняя оболочка – исключительно декоративная, на ней держится весь образ, и выполнена она, как уже говорилось, из листов анодированного алюминия сдержанно-коричневого цвета, закрепленных на стальном каркасе, который опирается на внутреннюю оболочку (ее каркас – несущий). В пространстве между оболочками размещены мостки для техперсонала.

По всей поверхности декоративного фасада лазером прорезаны круглые отверстия разного размера. В нижней части здания отверстий меньше, кверху они постепенно сгущаются, превращая верхнюю часть трубы (особенно последние 15 метров) в совершеннейшее кружево. Сквозь него днем просвечивает небо, а ночью все здание превращается в световой театр, заслуживающий отдельного внимания.
Схема устройства внешней оболочки здания. Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat
Труба внутри перфорированной оболочки «башни». Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat /Tim Van de Velde
Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat / Tim Van de Velde
Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat / Tim Van de Velde
Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat / Tim Van de Velde

Изнутри металлических пластин внешней оболочки закреплены светильники, их свет отражается от внутренней оболочки и проникает наружу сквозь отверстия – таким образом здание не «подсвечивает небо», не излучает наружу лишнего света (что, оказывается, тоже важно). Кроме того, благодаря этому источники света не видны, и кажется, что светится все здание. Тлеет, как угли от костра, переливаясь: свечение плавно меняет цвет, отражаясь в дыме из трубы. Несколько раз в час зажигается искра света, которая, превращаясь в пламя, постепенно охватывает все здание. Эрик ван Эгераат так описывает этот процесс: «Ночью перфорированный фасад превращается, благодаря подсветке, в сияющий мягким светом маяк, символически выражающий процесс выработки энергии. Когда метафорический огонь потухает, здание вновь погружается в темноту, пронизанную тлеющими угольками».
Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat / Tim Van de Velde
Проект. Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat

Символика действа вполне понятна: оно проявляет суть происходящего внутри завода сжигания, иллюстрирует процесс тления-горения, демонстрирует его вовне, превращая в спектакль. Здание безопасно и завораживающе красиво – возможно, даже избыточно красиво для мусорного завода. Впрочем, тема переработки мусора и выработки энергии помощью экологических технологий – острая, важная (даже зависть берет, когда в очередной раз проезжаешь мимо вонючей подмосковной свалки при воспоминании о такой роскошной мусорной ТЭЦ), эта тема по-своему достойна воспевания. Можно спорить об адекватности сопоставления мусоросжигательного завода с усыпальницей королевской династии и даже признать такое сопоставление недостаточно почтительным – но времена ведь меняются, в наше время экология, вероятно, и поважнее королей. Хотя не все и не везде это понимают.
Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat / Tim Van de Velde
Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat /Tim Van de Velde
Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat /Tim Van de Velde
Западный фасад. Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat
Восточный фасад. Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat
Северный фасад. Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat
Южный фасад. Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat
План 04. Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat
Сечение А-А. Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat
Сечение F-F. Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat
План 01. Мусоросжигательный завод в Роскилле © Designed by Erick van Egeraat


Архитектор:
Эрик ван Эгераат
Мастерская:
Designed by Erick van Egeraat

30 Сентября 2014

author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Андрей Вальчук
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Сейчас на главной
Деревянный рай
Один из кварталов в составе крупного и очень передового по многим параметрам района Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».