Приводненная архитектура

В прошедшую пятницу были объявлены итоги конкурса «Москва-река в Москве». Первую премию получил «Моспроект-4», предложивший устроить на воде площадку, которую можно заполнить как угодно. Вторую – корабль-лаборатория Тотана Кузембаева для анализа уровня загрязнения реки. Третью – плавучий клуб мастерской А.Асадова.

24 Июня 2009
mainImg

Конкурс «Москва-река в Москве» стартовал в апреле. К участию пригласили одиннадцать известных архитектурных мастерских и попросили их сделать «эскизное решение инновационных объектов на воде». В конце прошедшей недели состоялась выставка представленных на конкурс работ (18-22 июня), а 19 июня жюри объявило о своем решении. Одиннадцать участников представили не одиннадцать проектов, как можно было предположить, а в три раза больше – целых тридцать пять. Жюри, в свою очередь, присудило три главные премии и еще семь поощрительных, в общей сложности десять. Так что никто не ушел обиженным. Ну, почти.

Выставка конкурсных работ в Манеже была организована одновременно для зрителей и для жюри. Поэтому планшеты были подписаны не именами участников и названиями мастерских, а номерами – чтобы продемонстрировать беспристрастность судей. Впрочем, номера стали преградой в основном для безыскусных зрителей – члены жюри на пресс-конференции признались, что авторский почерк во многих случаях был узнаваем, и для них не составило труда догадаться, кто есть кто. Надо, правда, признать, что этакая игра в «угадайку» разнообразит жизнь уважаемых экспертов – помимо судейства, можно развлечься опознаванием творческих почерков. Можно делать ставки, кто больше угадал участников; даже интересно, у кого из членов жюри был бы лучший результат. Впрочем, система судейства по номерам считается международно признанным орудием справедливости, ее активно начали использовать у нас несколько лет назад – одним из самых  громких примеров был конкурс по Стрельне. Для зрителей же – на следующий день после объявления результатов все имена подписали к планшетам синей ручкой.

Итак, первое место и всеобщее признание на этот раз досталось «Моспроекту-4» и Дмитрию Бушу за проект «Свободное пространство». Александр Кудрявцев признал его «удивительной авторской находкой». А Виктор Логвинов, объявляя победителя, сказал, что выбрали его «за простоту идеи, которая лежала на поверхности, но не была замечена другими участниками».

Действительно, там, где все остальные придумывали разное наполнение, Дмитрий Буш предпринял обратный ход – сделал площадку, которую можно заполнять чем угодно. Немного напоминает горшочек Винни-Пуха, не правда ли?
В основе проекта – положенная на воду Москвы-реки прямоугольная платформа с ночной подсветкой. Делать, на ней, как было сказано, можно что угодно – разбить газон, задать концерт, зимой залить каток. На каток, правда, похоже больше всего и по размеру получается особенно органично – небольшой такой стадиончик. Учитывая, что Дмитрий Буш славится именно замечательными стадионами (которые он проектирует и строит как правило в соавторстве с членом жюри и директором «Моспроекта-4» Андреем Боковым), то можно подумать, что и здесь архитектор сумел перенести кусочек стадиона, как просили, на реку. Ну а зная, как москвичи любят кататься на коньках – просто обожают, достаточно посмотреть на очереди в разных Мега- и прочих комплексах – то и отбоя от такого развлечения зимой не будет. Сама по себе идея покататься не где-нибудь, а прямо на Москве-реке – многих приведет в восторг.

Второе место досталось Тотану Кузембаеву за проект «Разрез Москвы-реки». Это плавучая лаборатория для исследования воды, флоры и фауны реки. В зависимости от степени загрязнения медийный фасад лаборатории меняет свой цвет от красного до зеленого, информируя жителей столицы о состоянии реки. В мировой архитектурной практике такое решение называется «архитектурой реакции», и на Западе существует несколько похожих по замыслу  проектов, воплощенных в городе и оповещающих жителей, например, о плотности движения на мосту.

Третью премию присудили «Плав-клубу» на Лужнецкой набережной» мастерской А.Асадова. Эта мастерская представила на конкурс целых четыре проекта, связанных между собой, в том числе плавучий бульвар вдоль реки, «Плав-бульвар». «Клуб» – это составная часть «бульвара»; он перекрыт волнообразной крышей ярко-зеленого цвета. Во впадинах и на возвышениях волнистой поверхности задуманы амфитеатр, кафе, галерея, сувенирные лавки.

Работы, получившие семь поощрительных премий, жюри определило как «проекты, рекомендуемые для реализации». По мнению судей, их объединяет отчетливое понимание функции и стремление решить вполне определенные городские проблемы. Две мастерские получили одновременно и две «главные» премии и еще по одной поощрительной, став, таким образом, фаворитами жюри: это «Моспроект-4» и бюро Тотана Кузембаева.

1.
«Моспроект-4» поощрили за гостиницу на 40 мест, которую жюри ласково поименовало «Зеленой гостиницей» за фасад. Это овальное здание на воде, обнесенное сеткой, по которой стелется «живая стена» из вьющихся растений.

2.
Еще одна отличившаяся работа «Моспроекта-4» – открытый всесезонный бассейн. Название само по себе говорящее – какая еще мастерская могла предложить столько вариантов спортивного использования реки? Всем остальным бы только клубы, бары да дискотеки, а тут – здоровый образ жизни в различных проявлениях. Проект, впрочем, красивый: овальная чаша приподнята над рекой, внутри стадион, а по краям – стена воды. Бассейн-фонтан чем-то похож на гостиницу от того же «Моспроекта-4», только один окружен растениями, другой водой.

3
Поощренный проект Тотана Кузембаева – пристань-галерея «Призрак». Роль призраков в нем играют перегородки, они расположены к набережной торцами, поэтому при фронтальном взгляде «исчезают», а если посмотреть сбоку появляются. Изменчивость форм перекликается с изменчивостью функции в зависимости от времени суток. Днем это пристань, к которой пришвартовываются корабли, ночью – галерея медийного искусства. По словам архитекторов, это позволит более эффективно использовать объект в любое время суток.

4.
Проект Александра Бродского выдает стиль автора – «Пивной зал с трибуной» перед Белым домом. Трибуна, пляж, смотровая площадка, все на Краснопресненской набережной. Под трибуной пивной зал на 300 мест. Вспоминается, как люди в 1993-м ходили на Новоарбатский мост с биноклями смотреть на штурм Белого дома. Бродский придумал для такого случая все необходимое – где посидеть и что выпить, но только трибуны обращены от Дома правительства в обратную сторону – на Дорогомиловку. Можно смотреть на проезжающие правительственные кортежи и на гостиницу «Украина», например.

5.
Михаил Хазанов предложил «Балаганчик»: яркие цветные шатры, шапито, тенты, все это на воде. По мнению автора яркие пятна могут изменить к лучшему серый невзрачный вид таких набережных, как например Бережковская.

6.
«Универсальная серийная баржа» мастерской Сергея Киселева – многофункциональный архитектурно-судостроительный объект, состоящий из подвижных и стационарных элементов. По замыслу архитекторов, плавающие платформы различного назначения (подвижные элементы) пришвартовываются к причалам (стационарным элементам). Такое решение создает систему взаимосвязанных объектов, которые могут либо стоять, либо двигаться и выполнять всевозможные функции. Чем-то похоже на проект-победитель – тоже множество функций на выбор, плюс модульность.

7.
«Проект Меганом» предложил набор из тридцати элементов, основу которых составляет прямоугольная платформа. Вариантов использования такой платформы – опять же – может быть бесконечно много: парк, гостиница, выставочное пространство, бассейн, баня. Можно сказать, что этот набор элементов стал собирательным образом всех остальных проектов, представленных на конкурс.

Как видим, идеи в чем-то похожи и повторяются. Основные темы: многофункциональная платформа, одна или несколько, их устанавливают на воде и используют по разным назначениям днем и ночью, зимой и летом и в принципе – на усмотрение того, кто использует. На этой идее построен проект-победитель от «Моспроекта-4», получивший за нее определение «уникального». Однако похожий принцип эксплуатируют (правда, не вынося его в название) также работы мастерской Сергея Киселева и «Меганома»; к ним примыкает «Балаганчик» Хазанова и «Призрак» Кузембаева. В таком соседстве победивший проект кажется не таким уж универсальным и не сильно отличающимся от других – у него как минимум четыре товарища. Идея создать некую площадку, которую можно использовать как хочется – кажется, вообще говоря, одной из самых очевидных.

Хотя надо заметить, что Москва город большой, и в ней отчаянно много пустых пространств, которые сложно застроить по причине беспорядочных коммуникаций под ними. На московских пустырях можно было бы сделать множество катков и общественных пространств – город не обладает той скученностью, которая по-настоящему заставляла бы строить на реке дополнительные площадки – мест, которые можно заполнить любой общественной функцией без строительства, здесь еще предостаточно. Даже без пустырей – в Москве масса неосвоенных, недоокультуренных общественных пространств – слишком много, чтобы отвоевывать для них место на реке. Так что площадки универсального назначения на воде это скорее аттракционы – ну и ответ на конкурсное задание заодно. Хотите проект на воде – вот, пожалуйста, вам горшок пустой, он предмет простой – в него можно положить что угодно.

Любопытно, что в смысле освоения водного пространства все авторы едины – предлагают то плот, то дебаркадер, то здание-пирс над водой. Никто не предложил чего-то радикально другого – ни переделки набережной, ни моста, ни, скажем, острова. Конкурсные проекты не стали полноценным ответом и на разговоры круглого стола о выключенности Москвы-реки из города. Это скорее здания-корабли и здания-пирсы, то есть в данном случае не река открывается городу, а город перемещается на речную поверхность. Но если заказчик – ассоциация судостроителей, то вполне логично, что будут проектировать дома на воде. Вероятно, поэтому обсуждение результатов конкурса в прессе пошло по одному пути – все говорят о дебаркадерах – с существующими плавучими ресторанами московские власти то ли борются (по последним заявлениям), то ли нет – судя по тому, что они имеют отношение к конкурсу проектов, который предлагает, по сути, похожие вещи, только более развитые, сложные и дорогие.

Также занятна практика подачи нескольких проектов от одной мастерской-участника. Конкурс был закрытым, т.е. участников приглашали, но количества работ по-видимому никто не регламентировал. Или наоборот, попросили побольше. В итоге из 11 участников каждый в среднем сделал по три (а то и четыре-пять) проектов. А жюри отметило семь мастерских, причем одну дважды, другую трижды. Впору открывать счет: две премии, три премии… И анализировать итоги алгебраически, например, три награды из десяти – хороший результат.

Еще более интересна структура конкурса. Ц:СА его организовал, заказчиком выступила Национальная Ассоциация судовладельцев (что вполне логично – отсюда и проекты на воде, а не рядом). Московское отделение Международной академии архитектуры (МААМ) – «инициировало» (или даже выступило куратором, тут источники противоречат). СМА и Союз архитекторов России – поддержали, а Общественный совет при мэре Москвы (это самое интересное) – утвердил. Участие мэрии и Москомархитектуры далее предполагается таким: все конкурсные проекты пройдут регламент, что, по-видимому, должно стать шагом к их вероятной когда-нибудь реализации.

Так что состав причастных к устройству конкурса можно определить как смешанный: ассоциация судовладельцев, архитектурные союзы, мэрия. Состав участников тоже смешанный: от Бродского до ГИПРОНИИ РАН и даже Шиморского судоремонтного завода. Правда, руководитель ГИПРОНИИ Юрий Платонов в какой-то момент вышел из жюри (вначале был, потом перестал упоминаться), ну так институту ничего и не присудили. Проект Бродского в виде трибуны перед Белым домом тоже вряд ли построят – но он украсил общий состав, определенно.

Мы как-то за последние двадцать лет привыкли, что архитекторы делятся на подгруппы по интересам: одни выставляются на Арх-Москве, другие на Зодчестве или Золотом Сечении; одни участвуют в «бумажных» конкурсах идей и выставках объектов. другие – в заседаниях, третьи – погружены в коммерческую практику. Разумеется, никогда не было между этими группами четких границ, но несложно заметить, что в последнее время все как-то пришло в движение и стало смешиваться. Хорошо ли это – сложно сказать, но может быть, смешанный состав устроителей и участников обеспечит реализацию результата? Хотя пока что конкурс выглядит больше концептуальным – нацеленным на актуализацию проблемы реки в городе и на разговоры об этой проблеме, а в осуществление проектов как-то не очень верится.

Но может быть, мы окажемся неправы и через пару лет по Москве-реке поплывет экологический теплоходик, лаская глаз миганием красного фонаря, обозначающего уровень загрязнения воды.

zooming
«Свободное пространство» – первая премия. ГУП МНИИП «Моспроект-4». Фотография Анны Герасименко
zooming
Фотография - Ц:СА
zooming
Директор Ц:СА Ирина Коробьина на пресс-конференции по объявлению результатов конкурса. Фотография - Ц:СА
zooming
«Свободное пространство» – первая премия. ГУП МНИИП «Моспроект-4». Фотография Анны Герасименко
«Свободное пространство» – первая премия. ГУП МНИИП «Моспроект-4». Изображение предоставлено Ц:СА
«Разрез Москвы-реки» – вторая премия. Мастерская Тотана Кузембаева. Изображение предоставлено Ц:СА
«Плав-клуб» – третья премия. Мастерская А.Асадова. Изображение предоставлено Ц:СА
Набор элементов. Проект Меганом. Изображение предоставлено Ц:СА
Гостиница на 40 мест. ГУП МНИИП «Моспроект-4». Изображение предоставлено Ц:СА
«Балаганчик». ЗАО «Курортпроект». Фотография Анны Герасименко
«Универсальная серийная баржа». Сергей Киселев и партнеры (Сергей Киселев – рук., Антон Егерев, Анастасия Иванова, Азат Хасанов). Изображение предоставлено авторами
«Универсальная серийная баржа». Сергей Киселев и партнеры (Сергей Киселев – рук., Антон Егерев, Анастасия Иванова, Азат Хасанов). Фрагмент 1. Изображение предоставлено авторами
«Универсальная серийная баржа». Сергей Киселев и партнеры (Сергей Киселев – рук., Антон Егерев, Анастасия Иванова, Азат Хасанов). Фрагмент 2. Изображение предоставлено авторами
«Универсальная серийная баржа». Сергей Киселев и партнеры (Сергей Киселев – рук., Антон Егерев, Анастасия Иванова, Азат Хасанов). Фрагмент 3. Изображение предоставлено авторами
Пивной зал с трибуной. Бюро «Александр Бродский». Изображение предоставлено Ц:СА
Открытый всесезонный бассейн. ГУП МНИИП «Моспроект-4». Изображение предоставлено Ц:СА
Пристань-галерея «Призрак». Мастерская Тотана Кузембаева. Изображение предоставлено Ц:СА


24 Июня 2009

author pht

Авторы текста:

Анна Герасименко, Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Пресса: Играющий судья
Продолжение публикации интервью с экспертом номинации «Архитектура и дизайн» конкурса «Полигон для творчества 2010» Андреем Асадовым.
Пресса: Водно-строительная жажда. Каменные парапеты набережных...
«Москва-река давно невидима глазам реальных жителей нашего города, а главное – она потеряна «бескультурным слоем» ее эксплуатации, – сказал президент московского отделения Международной академии архитектуры Юрий Платонов. Он был инициатором конкурса архитектурных объектов на воде «Москва-река в Москве» и предложил освоить столичную водную гладь по-своему.
Пресса: Москва-река превратится в стройплощадку?
На прошлой неделе в столице были подведены итоги архитектурного конкурса «Москва-река в Москве»*. Его главной задачей было показать, что набережные и сама река Москва могут быть использованы иначе, чем сейчас, когда вдоль реки расположены автодороги, в лучшем случае небольшие прогулочные зоны, а по воде ходят несколько прогулочных катеров.
Пресса: Выходили на берег
На прошлой неделе были подведены итоги архитектурного конкурса «Москва-река в Москве», организованного Ц:СА. Конкурс проводился по просьбе Национальной ассоциации судовладельцев. Приглашены к участию были мастерская А. Асадова, Александр Бродский, Алексей Бавыкин, ЗАО «Курортпроект» (М. Д.Хазанов), Проект Меганом (Ю.Э.Григорян), архитектурная мастерская «Сергей Киселев и Партнеры», Тотан Кузембаев и др.
Пресса: Москва-река в интерьере города
Москва-река считается одной из самых чистых водных артерий, протекающих в границах европейских столиц, однако состояние ее вод особого оптимизма не внушает. Решиться искупаться в черте города в Москве-реке можно лишь от отчаяния, а выловленную в ее водах рыбу, говорят, не едят даже кошки.
Пресса: Руби концы! Дефицит земли заставляет Москву спуститься...
На днях в столице подвели итоги беспрецедентного конкурса - впервые архитекторы придумывали, что можно построить не на суше, а на поверхности Москвы-реки. Что это означает? Строители ищут антикризисные варианты? Мэр Москвы сложил оружие в многолетней войне с дебаркадерами? Или владельцы ненавидимых городскими властями плавсредств хотят напомнить о себе?
Пресса: Против течения. Архитекторы задумались, как спасти...
Завершился конкурс «Москва-река в Москве», на который было представлено 35 проектов по улучшению пространства и берегов основной водной артерии столицы. Главной заботой почти всех архитекторов стало возвращение Москвы-реки жителям города. Не исключено, что года через два-три главной строительной площадкой станут водная поверхность и берега реки.
Приводненная архитектура
В прошедшую пятницу были объявлены итоги конкурса «Москва-река в Москве». Первую премию получил «Моспроект-4», предложивший устроить на воде площадку, которую можно заполнить как угодно. Вторую – корабль-лаборатория Тотана Кузембаева для анализа уровня загрязнения реки. Третью – плавучий клуб мастерской А.Асадова.
Пресса: Бульварное кольцо уйдет на воду. Архитекторы представили...
Набережные Москвы-реки далеки от идеалов благоустроенного города. Потоки машин отпугивают пешеходов. О многочисленных кафешках, магазинчиках и т.д., расположенных рядом с водой, остается только мечтать. Для души есть лишь рестораны-дебаркадеры. Да и с теми городские власти воюют.
Пресса: Москву-реку виртуально обустроили
Плавучий пляж, надводный бульвар, экологический светофор – эти и другие проекты были представлены на архитектурном конкурсе «Москва-река в Москве», завершившемся в столице.
Пресса: Вдохнуть жизнь в Москву-реку
Столичные власти задались вопросом, как заставить замусоренную реку, в которой страшно даже ловить рыбу, приносить прибыль? В эти дни подводят итоги конкурса на лучший проект по использованию водных ресурсов. Фантазия конкурсантов безгранична - и беспробочное судоходство, и плавучие гостиницы.
Пресса: «Плавучий пляж» победил в конкурсе архитектурных...
В конкурсе «Москва-река в Москве» на создание лучшего архитектурного объекта на воде победил проект «плавучего пляжа». Об этом сообщил сегодня президент Российской академии архитектуры и председатель жюри Александр Кудрявцев.
Пресса: Подход к воде. Транспортная магистраль или плавучий...
Круглый стол под названием «Москва-река как ресурс развития городской жизни» прошел неделю назад в галерее «Вхутемас». Участников (архитекторов, журналистов, критиков) собрали организаторы конкурса «Москва-река в Москве» Центр современной архитектуры и Национальная ассоциация судовладельцев.
Пресса: Москва-река как ресурс развития
В июне будут подведены итоги конкурса «Москва-река в Москве», организованного Ц:СА по заказу Национальной Ассоциации судовладельцев. Куратор конкурса – МААМ. 22 мая в галерее ВХУТЕМАС состоялся круглый стол «Москва-река как ресурс развития городской жизни», приуроченный к конкурсу.
Сценарии для Москвы-реки
В прошедшую пятницу в галерее «ВХУТЕМАС» прошел круглый стол «Москва-река как ресурс развития городской жизни». В нем приняли участие известные московские архитекторы, архитектурные критики, градостроители и представители Национальной Ассоциации судовладельцев, по заказу которой недавно стартовал конкурс на оформление акватории Москвы-реки. А пока архитекторы думают над концепциями, гости круглого стола принялись за обсуждение роли Москвы-реки и возможных сценариев включения ее в жизнь города.
Технологии и материалы
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Сейчас на главной
Уолт Дисней, Альдо Росси и другие
В издательстве Strelka Press вышла книга Деяна Суджича «Язык города», посвященная силам и обстоятельствам, делающим город городом. Публикуем фрагмент о градостроительной деятельности Уолта Диснея и его корпорации.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Красная ботаника
Жилой комплекс рядом с петербургским Ботаническим садом невысок и уютно-контекстуален. На основе современного средового и орнаментального модернизма он совмещает аллюзии на соседние исторические здания и тему флорального декора, также продиктованную гением места.
Занавес из фибробетона
Реконструкция театра начала XX века в Эврё включает напоминающие занавес фасады из фибробетона толщиной 8 см и весом 11,2 тонн. Авторы проекта – бюро Opus 5.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.