Ю.Д. Старостенко

Автор текста:
Ю.Д. Старостенко

Московские «американизмы» 1920-х – 1930-х годов

Статья опубликована в сборнике: Наука, образование и экспериментальное проектирование в МАРХИ: Тезисы докладов научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава, молодых ученых и студентов. 13-17 апреля 2009 г. – М., 2009. – С. 181-183

0

     Стремление превратить Москву в современный город уже на протяжении многих десятилетий связано в сознании многих со строительством грандиозных высотных зданий. Образцом для подражания на протяжении всего этого времени становились, как правило, небоскребы Чикаго и Нью-Йорка. Еще в начале ХХ века для бурно развивавшейся Москвы Америка – страна больших возможностей – была воплощением мечты о будущем. Все эти чаяния нашли воплощение в серии знаменитых открыток «Москва в будущем», выпущенных кондитерской фабрикой «Эйнем» (нынешний «Красный Октябрь») в 1914 году. На открытках в последний год мирной жизни Москва 2259 года стараниями неизвестного художника представала сочетающей традиции с достижениями прогресса, памятники архитектуры с новейшими зданиями. Кремль все также украшал «древнюю Белокаменную», у Москворецкого моста высились новые огромные здания торговых предприятий, трестов, обществ, синдикатов; Красная площадь была заполнена несущимися автомобилями, «где робкие пешеходы спасаются на Лобном месте»; Театральная площадь и Лубянка представали застроенными небоскребами...

     После Первой мировой войны и событий 1917 года «американская» мечта не ушла со старым строем. Уже в 1921-1923 годах архитектором В.Ф. Кринским был разработан проект небоскреба ВСНХ на Лубянской площади. В 1922-1923 годах был проведен конкурс на проект Дворца Труда в Охотном ряду, и во многих конкурсных проектах архитекторы предусматривали многоэтажные башни. Хотя ни один из проектов так и не был принят к осуществлению, во время проведения конкурса на I съезде Советов СССР в декабре 1922 года Киров предложил построить в Москве Дворец СССР, увековечивающий создание Советского Союза. С течением времени этот замысел слился с замыслом Дворца Труда, и идея строительства в Охотном ряду главного здания Москвы и всей страны просуществовала еще не один год.

     В статье 1924 года А.В. Щусев, возглавлявший разработку плана «Новая Москва», описывал Москву будущего, Москву 1950 года как город, где «вместо Охотного ряда высится силуэтами стройных башен в небе большой дворец СССР с колоссальной аудиторией на 10 тыс. человек», с грандиозным торговым Китай-городом и Зарядьем, где «дома... американского типа с вертикальными подъемниками и движущимися площадками соединяются между собою ажурными закрытыми мостиками».[1]

     О том, что стремление к проектированию небоскребов в Москве 1920-х годов было общей тенденцией, и что именно со строительством небоскребов связывалось будущее города, свидетельствуют многочисленные проекты тех лет. В 1923-1925 годах Эль Лисицким были разработаны «горизонтальные» небоскребы, которые он предлагал построить на основных узлах Садового кольца. Идея небоскребов нашла развитие в проекте здания московского отделения газеты «Ленинградская правда» братьев Весниных (1924 год), конкурсе того же года на проект здания акционерного общества «Аркос» (первая премия – братья Веснины), конкурсе второй половины 1925 года на проект Дома Текстилей (первая премия – И. Голосов и Б. Улинич). Отчасти с введением новых норм, ограничивавших высоту зданий в центре Москвы, а отчасти с нехваткой средств было связано то, что здание газеты «Известия», строительство которого началось в 1925 году по проекту архитектора Бархина на Страстной площади, и здание Госторга, строившееся тогда же по проекту Великовского на Мясницкой, так и не были осуществлены до конца: от возведения башен, предусмотренных проектами, пришлось отказаться. Не был осуществлен в полной мере и проект перестройки и расширения здания Госбанка на Неглинной улице, который изначально также проектировался с башней в несколько десятков этажей (1927 год). 

     Стремление к наводнению Москвы небоскребами прослеживается во многих студенческих проектах 1920-х годов. Высотная часть появлялась в проектах общественных зданий вне зависимости от их функционального назначения и целесообразности устройства этой башни. Например, в 1925 году в мастерской А.А. Веснина А.К. Буров выполнил дипломный проект здания Центрального вокзала, который включал отель – небоскреб на 300 комнат. На следующий год также в мастерской А.А. Веснина был выполнен совместный дипломный проект М. Барща и М. Синявского здания Центрального оптово-розничного рынка на Болотной площади. Оба варианта проекта предусматривали строительство трех многоэтажных зданий «типа американских «office building», эксплуатация которых повышает рентабельность предприятия».[2] В студенческих проектах получила развитие и идея главного здания города и страны. Все проекты Дворца Труда и здания Коминтерна, проектировавшиеся в 1926-1929 годах, предусматривали возведение небоскребов.

     Развитием этих тенденций стали многие проекты открытого конкурса на проект Дворца Советов. Однако, потребовалось еще два тура конкурса, чтобы стремление к созданию самого грандиозного зданием в мире оформилось окончательно. В 1933 году в журнале «Строительство Москвы» был опубликован коллаж из силуэтов и фасадов 92 самых грандиозный зданий мира от пирамиды Хеопса, европейских готических соборов, соборов ренессанса, индийских храмов до Эйфелевой башни и самых высоких на тот день небоскребов Нью-Йорка, в том числе только что построенных Крайслер Билдинг и Эмпайр Стейт Билдинг. Размещенный в этом же коллаже проект Б.М.Иофана с небольшой фигуркой «Освобожденного пролетария» уступал американским небоскребам, что наглядно свидетельствовало о цели высочайших заказчиков. И хотя до представления окончательного проекта, увенчанного фигурой Ленина, оставался еще год, в книге «От старой к новой Москве» можно было прочитать: «На земном шаре не будет здания, равного ему по величине. Даже нью-йоркский радиогород, даже радиосети нефтяного короля Джона Ди Рокфеллера, старшего, – эти величайшие архитектурные сооружения мира – не смогут сравняться с размерами Дворца советов».[3]

     Проектировавшийся Дворец Советов не был единственным небоскребом 1930-х годов. Сменилась стилистика архитектуры, проектировалось самое высокое здание в мире, но стремление к заполнению Москвы высотными зданиями утихло не сразу. В виде небоскребов проектировались здания Наркомтяжпрома на Красной площади, а позднее и в Зарядье, которые наглядно продемострировали, что возведение ряда небоскребов рядом с Дворцом Советов сведет на нет впечатление от него. На волне борьбы с гигантоманий тенденция «американизации» Москвы к началу войны пошла на убыль, чтобы, как показала история, вновь возродиться в конце 1940-х годов в проектах знаменитых московских высоток.

Примечания

[1] Щусев А.В. Москва будущего // Красная Нива. – 1924. – №17. – С. 418.

[2] Барщ М., Синявский М. К проектам Центрального оптового продовольственного рынка на Болотной площади // Современная архитектура. – 1926. – № 4. – С. 97.

[3] Лопатин П. От старой к новой Москве – М.: Моспартиздат, 1933. – С. 59.

15 Октября 2012

Ю.Д. Старостенко

Автор текста:

Ю.Д. Старостенко
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
Технологии и материалы
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Сейчас на главной
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.