Е.О. Фрейдин

Автор текста:
Е.О. Фрейдин

Конфликтологическая концепция градостроительной деятельности (градостроительная конфликтология)

Область градостроительной конфликтологии лежит на стыке градостроительства и конфликтологии.


Теория градостроительства к разрешению противоречий обращалась на самых ранних этапах: при выборе места для новых городов, формировании планировочной структуры. В современной градостроительной теории исследуют аспекты социологии и управления деятельностью. В этом плане известны работы В.Глазычева, Е.Ещиной, А.Зинченко, К.Линча, В.Никитина и других авторов. Они обращают внимание на концепцию потребителя, его участие в проектной деятельности, связь градостроительной формы и социальной системы, выявляют ряд конфликтных ситуаций в градостроительной деятельности.


В настоящее время исследователи отмечают, что конфликтология способна стать автономной наукой. Ряд трудов посвящен рассмотрению конфликта в социологии, психологии и политологии. Нам известна работа В.Светлова, в которой он формулирует базовые определения конфликта и бесконфликтной ситуации, а также описывает различные модели конфликта.


В междисциплинарной области ведется ряд практик: ими заняты профессиональные конфликтологи (Лаборатория гуманитарных исследований ФГУП «РосНИИПИ Урбанистики», Ин-т Социологии РАН), специалисты по связям с общественностью. Московский центр конфликтологии (Л.Цой) запатентовал методологию разрешения конфликтов на строительных объектах. Однако общего теоретического и методологического аппарата эти практики пока не имеют, а заимствуют у социологии, политологии, психологии, игровой педагогики (ОДИ). Поэтому эти практики не имеют пространственной интерпретации, что важно в работе с градостроительными конфликтами.


Проблема участия архитекторов-градостроителей в этой деятельности заключается в том, что они не имеют ясной социальной (неспециализированной) интерпретации градостроительной деятельности.


Таким образом, целью нашей работы является формирование метода интерпретации градостроительной деятельности и конфликтологии.


Введение в теорию конфликта


Для схематизации конфликтных (бесконфликтных) систем мы воспользуемся структурной моделью конфликта, предложенной В.Светловым.

См. рисунок 1.1


Система из n-элементов, все отношения которой маркированы как «позитивные» или «негативные», находится в конфликтном состоянии, если и только если по меньшей мере один из ее полуциклов не сбалансирован (содержит нечетное число «негативных» отношений). [1, с.34]


Система бесконфликтна если и только если все ее циклы (полуциклы) сбалансированы. [1, с.34]


Число возможных способов разрешения конфликта равно 2n-1, где n – число элементов системы плюс та ее цель, из-за блокирования которой возник конфликт. [1, с.34]


Структурная модель конфликта это означенный диграф, все или некоторые элементы которого находятся в отношении отрицательной обратной связи (состоянии структурного дисбаланса). [1, с.34]


См. рисунок  1.2


В.Светлов также формулирует Фундаментальную структурную теорему анализа и разрешения конфликтов: Система находится в бесконфликтном состоянии, если и только если множество всех ее элементов X можно разделить на два взаимно исключающих подмножества, одно из которых может быть и пустым, такие, что каждая позитивная линия соединяет элементы из одного и того же подмножества, а каждая негативная линия соединяет элементы из разных подмножеств. [1, с.36]

 

См. рисунок  1.3

 

Градостроительную деятельность, как деятельность по изменению территорий, мы интерпретируем как один из типов отклоняющегося поведения – результат инновационного конфликта.


Структура инновационного конфликта состоит из трех элементов: индивидуума (И), цели (Ц) и нормативных средств достижения цели (Н).

 

См. рисунок  2.1.


В градостроительной деятельности в роли индивидуума выступает собственник (Соб), имеющий право пользования территорией. Цель собственника - получение максимального эффекта (Ц). Средства - территория (Ти), обладающая исходными пространственными и функциональными характеристиками. 


Система бесконфликтна, если характеристики территории (Ти) удовлетворяют целям Соб. Инновационный конфликт возникает, когда территория не удовлетворяет целям собственника. Возникает необходимость изменения характеристик территории. Исходные характеристики становятся недоступными, а некие проектные характеристики территории (Тп) удовлетворяют целям собственника.
Процесс изменения характеристик территории это актом градостроительной деятельности.


Действие по формулированию (Тп) может лежать в области права (изменение юридического статуса участка), этики и культуры (археологическое исследование, новая информация о территории, которые способствуют, например, туризму), архитектурного проектирования (изменения пространственных характеристик территории). Таким образом, разрешается инновационный конфликт: собственник посредством проектных характеристик территории достигает своей цели.


Имея базовую схему градостроительной деятельности в идеальных условиях (в отсутствии других собственников, заинтересованных в исходных или иных проектных характеристиках территории), мы усложнили ее структуру, указав сопряженный с исходной территорией агент – «местное сообщество», которое удовлетворено Ти: возможно, не имея средств для градостроительной деятельности, оно изменило свои цели по отношению к этой территории (рисунок 2.2).


 
Согласно нашим условиям связи Ц-Соб, Соб-Ти, МС-Ти являются позитивными, а Ц-Ти несбалансированной, поэтому структуру системы определяют связи МС с Соб и Ц (рисунок 2.3).


Таким образом, мы видим четыре типа конфликтных систем. Приведем некоторые варианты развития этих конфликтов (рисунок 2.4).


 
См. рисунок  2.4


Варианты А и Г (рис. 2.4) демонстрируют разрешенный конфликт: в случае А появляется проблема расположения пространственного разрыва между Ти и Тп. В случае Г, собственник и местное сообщество удовлетворены проектной территорией и теряют доступ к исходной территории.


Чтобы перейти к пространственной интерпретации, конкретизируем элементы системы в условиях, более близких к реальным. Ти – это территория парка, в котором 30% может быть занято застройкой; Соб – инвестор, получивший в свое распоряжение территорию застройки; МС – сообщество потребителей, которых удовлетворяет парк; Ц – цель собственника – максимальная прибыль от Ти; Тп – парк, в котором 30% территории занято застройкой, удовлетворяющей цели инвестора, 70% сохраняют свои исходные характеристики; положительная связь – пространственная связь; обеспечивающая доступность; негативная связь – обеспечение недоступности, пространственный барьер.


В варианте А проектировщик сохраняет исходные характеристики территории, которой пользуется местное сообщество – в данном случае – сохранение общедоступной парковой зоны, а также сложившихся функциональных и пространственных связей территории с пространственными интерпретациями МС. Также требуется пространственное разделение проектной застройки и исходной территории. В случае Г проектированию может быть подвергнута вся территория парка, так как предполагается ее совместное использование. Должны быть установлены пространственные связи между пространственными интерпретациями МС и Соб. По их обоюдному согласию исходные характеристики парка становятся недоступными (например, устаревшая застройка демонтируется, неиспользуемые функциональные зоны замещаются новыми). Приведенные варианты Б и В демонстрируют сохранение конфликтной ситуации, но непосредственной связи с пространственными характеристиками эти конфликты не имеют: оба варианта имеют социальный характер – это может быть межличностный конфликт МС-Соб и несовместимость целей и этических установок Ц-МС. Такие конфликты разрешаются специалистами по связям с общественностью.


Таким образом, мы можем говорить о месте базового градостроительного конфликта.


Конфликтологическая градостроительная система это совокупность элементов, один (несколько) из которых имеет пространственные характеристики (территория Ти) и способен изменяться посредством градостроительной деятельности (проектная территория Тп); а остальные элементы соединены с ним (с ними) «позитивными» или «негативными» связями; и связи между всеми элементами системы.


Структурная модель базового градостроительного конфликта это означенный диграф, все или некоторые элементы которого находятся в отношении отрицательной обратной связи (состоянии структурного дисбаланса) с пространственным элементом.


Структурная модель сопровождающего конфликта это означенный диграф без пространственного элемента, все или некоторые элементы которого находятся в отношении отрицательной обратной связи.


Можно предположить, что градостроительная система не содержит базового градостроительного конфликта, если и только если множество всех ее пространственных элементов X можно разделить на два взаимно исключающих подмножества, одно из которых может быть и пустым, такие, что каждая позитивная линия соединяет элементы из одного и того же подмножества, а каждая негативная линия соединяет элементы из разных подмножеств.


В случае синергетического разрешения градостроительного конфликта – можно говорить об интерпретации средового подхода. В случае антагонистического разрешения конфликта, когда исходная и проектная территории несовместимы, ставится вопрос о сохранении доступа к исходным характеристикам территории. Вариант А (рис. 2.4) демонстрирует, что исходные характеристики сохранены в случае положительной связи Ти с МС, так как это в интересах местного сообщества.


Таким образом, мы утверждаем о возможности интерпретации пространственных систем на конфликтологическом уровне, а следовательно, о поисках вариантов разрешения конфликта не только в схематических рисунках конфликтологов, но и в градостроительной документации.


Источники:


[1] В.А.Светлов. Конфликт: модели, решения, менеджмент. – Спб.: Питер, 2005. – 540 с.: ил.

 

Рисунок 1.1 Условные обозначения
Рисунок 1.2 Структурная модель конфликта из двух и трех элементов.
Рисунок 1.3 Бесконфликтные состояния системы из трех элементов
Рисунок 2.1. Схема инновационного конфликта, схема градостроительного конфликта
Рисунок 2.4 А-Г варианты развития конфликтов

12 Мая 2010

Е.О. Фрейдин

Автор текста:

Е.О. Фрейдин
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Крепости «Красной Вены»
Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.
Макеты в масштабе 1:1
Поселок Веркбунда в Вене, идеальное социальное жилье, построенное ведущими европейскими архитекторами для выставки 1932 года – в фотографиях Дениса Есакова.
Будущее вчера и сегодня
Публикуем статью Александра Скокана, впервые появившуюся в прошедшем году в Академическом сборнике РААСН: о Будущем, как его видели в 1960-е, о НЭР, и о том будущем, которое наступило.
Руины Лондона. Часть II
Продолжаем публикацию эссе историка архитектуры Александра Можаева, посвященного практике сохранения остатков старинных зданий в Лондоне. На этот раз речь о средневековье.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.