Конфликтологическая концепция градостроительной деятельности (градостроительная конфликтология)

Область градостроительной конфликтологии лежит на стыке градостроительства и конфликтологии.


Теория градостроительства к разрешению противоречий обращалась на самых ранних этапах: при выборе места для новых городов, формировании планировочной структуры. В современной градостроительной теории исследуют аспекты социологии и управления деятельностью. В этом плане известны работы В.Глазычева, Е.Ещиной, А.Зинченко, К.Линча, В.Никитина и других авторов. Они обращают внимание на концепцию потребителя, его участие в проектной деятельности, связь градостроительной формы и социальной системы, выявляют ряд конфликтных ситуаций в градостроительной деятельности.


В настоящее время исследователи отмечают, что конфликтология способна стать автономной наукой. Ряд трудов посвящен рассмотрению конфликта в социологии, психологии и политологии. Нам известна работа В.Светлова, в которой он формулирует базовые определения конфликта и бесконфликтной ситуации, а также описывает различные модели конфликта.


В междисциплинарной области ведется ряд практик: ими заняты профессиональные конфликтологи (Лаборатория гуманитарных исследований ФГУП «РосНИИПИ Урбанистики», Ин-т Социологии РАН), специалисты по связям с общественностью. Московский центр конфликтологии (Л.Цой) запатентовал методологию разрешения конфликтов на строительных объектах. Однако общего теоретического и методологического аппарата эти практики пока не имеют, а заимствуют у социологии, политологии, психологии, игровой педагогики (ОДИ). Поэтому эти практики не имеют пространственной интерпретации, что важно в работе с градостроительными конфликтами.


Проблема участия архитекторов-градостроителей в этой деятельности заключается в том, что они не имеют ясной социальной (неспециализированной) интерпретации градостроительной деятельности.


Таким образом, целью нашей работы является формирование метода интерпретации градостроительной деятельности и конфликтологии.


Введение в теорию конфликта


Для схематизации конфликтных (бесконфликтных) систем мы воспользуемся структурной моделью конфликта, предложенной В.Светловым.

См. рисунок 1.1


Система из n-элементов, все отношения которой маркированы как «позитивные» или «негативные», находится в конфликтном состоянии, если и только если по меньшей мере один из ее полуциклов не сбалансирован (содержит нечетное число «негативных» отношений). [1, с.34]


Система бесконфликтна если и только если все ее циклы (полуциклы) сбалансированы. [1, с.34]


Число возможных способов разрешения конфликта равно 2n-1, где n – число элементов системы плюс та ее цель, из-за блокирования которой возник конфликт. [1, с.34]


Структурная модель конфликта это означенный диграф, все или некоторые элементы которого находятся в отношении отрицательной обратной связи (состоянии структурного дисбаланса). [1, с.34]


См. рисунок  1.2


В.Светлов также формулирует Фундаментальную структурную теорему анализа и разрешения конфликтов: Система находится в бесконфликтном состоянии, если и только если множество всех ее элементов X можно разделить на два взаимно исключающих подмножества, одно из которых может быть и пустым, такие, что каждая позитивная линия соединяет элементы из одного и того же подмножества, а каждая негативная линия соединяет элементы из разных подмножеств. [1, с.36]

 

См. рисунок  1.3

 

Градостроительную деятельность, как деятельность по изменению территорий, мы интерпретируем как один из типов отклоняющегося поведения – результат инновационного конфликта.


Структура инновационного конфликта состоит из трех элементов: индивидуума (И), цели (Ц) и нормативных средств достижения цели (Н).

 

См. рисунок  2.1.


В градостроительной деятельности в роли индивидуума выступает собственник (Соб), имеющий право пользования территорией. Цель собственника - получение максимального эффекта (Ц). Средства - территория (Ти), обладающая исходными пространственными и функциональными характеристиками. 


Система бесконфликтна, если характеристики территории (Ти) удовлетворяют целям Соб. Инновационный конфликт возникает, когда территория не удовлетворяет целям собственника. Возникает необходимость изменения характеристик территории. Исходные характеристики становятся недоступными, а некие проектные характеристики территории (Тп) удовлетворяют целям собственника.
Процесс изменения характеристик территории это актом градостроительной деятельности.


Действие по формулированию (Тп) может лежать в области права (изменение юридического статуса участка), этики и культуры (археологическое исследование, новая информация о территории, которые способствуют, например, туризму), архитектурного проектирования (изменения пространственных характеристик территории). Таким образом, разрешается инновационный конфликт: собственник посредством проектных характеристик территории достигает своей цели.


Имея базовую схему градостроительной деятельности в идеальных условиях (в отсутствии других собственников, заинтересованных в исходных или иных проектных характеристиках территории), мы усложнили ее структуру, указав сопряженный с исходной территорией агент – «местное сообщество», которое удовлетворено Ти: возможно, не имея средств для градостроительной деятельности, оно изменило свои цели по отношению к этой территории (рисунок 2.2).


 
Согласно нашим условиям связи Ц-Соб, Соб-Ти, МС-Ти являются позитивными, а Ц-Ти несбалансированной, поэтому структуру системы определяют связи МС с Соб и Ц (рисунок 2.3).


Таким образом, мы видим четыре типа конфликтных систем. Приведем некоторые варианты развития этих конфликтов (рисунок 2.4).


 
См. рисунок  2.4


Варианты А и Г (рис. 2.4) демонстрируют разрешенный конфликт: в случае А появляется проблема расположения пространственного разрыва между Ти и Тп. В случае Г, собственник и местное сообщество удовлетворены проектной территорией и теряют доступ к исходной территории.


Чтобы перейти к пространственной интерпретации, конкретизируем элементы системы в условиях, более близких к реальным. Ти – это территория парка, в котором 30% может быть занято застройкой; Соб – инвестор, получивший в свое распоряжение территорию застройки; МС – сообщество потребителей, которых удовлетворяет парк; Ц – цель собственника – максимальная прибыль от Ти; Тп – парк, в котором 30% территории занято застройкой, удовлетворяющей цели инвестора, 70% сохраняют свои исходные характеристики; положительная связь – пространственная связь; обеспечивающая доступность; негативная связь – обеспечение недоступности, пространственный барьер.


В варианте А проектировщик сохраняет исходные характеристики территории, которой пользуется местное сообщество – в данном случае – сохранение общедоступной парковой зоны, а также сложившихся функциональных и пространственных связей территории с пространственными интерпретациями МС. Также требуется пространственное разделение проектной застройки и исходной территории. В случае Г проектированию может быть подвергнута вся территория парка, так как предполагается ее совместное использование. Должны быть установлены пространственные связи между пространственными интерпретациями МС и Соб. По их обоюдному согласию исходные характеристики парка становятся недоступными (например, устаревшая застройка демонтируется, неиспользуемые функциональные зоны замещаются новыми). Приведенные варианты Б и В демонстрируют сохранение конфликтной ситуации, но непосредственной связи с пространственными характеристиками эти конфликты не имеют: оба варианта имеют социальный характер – это может быть межличностный конфликт МС-Соб и несовместимость целей и этических установок Ц-МС. Такие конфликты разрешаются специалистами по связям с общественностью.


Таким образом, мы можем говорить о месте базового градостроительного конфликта.


Конфликтологическая градостроительная система это совокупность элементов, один (несколько) из которых имеет пространственные характеристики (территория Ти) и способен изменяться посредством градостроительной деятельности (проектная территория Тп); а остальные элементы соединены с ним (с ними) «позитивными» или «негативными» связями; и связи между всеми элементами системы.


Структурная модель базового градостроительного конфликта это означенный диграф, все или некоторые элементы которого находятся в отношении отрицательной обратной связи (состоянии структурного дисбаланса) с пространственным элементом.


Структурная модель сопровождающего конфликта это означенный диграф без пространственного элемента, все или некоторые элементы которого находятся в отношении отрицательной обратной связи.


Можно предположить, что градостроительная система не содержит базового градостроительного конфликта, если и только если множество всех ее пространственных элементов X можно разделить на два взаимно исключающих подмножества, одно из которых может быть и пустым, такие, что каждая позитивная линия соединяет элементы из одного и того же подмножества, а каждая негативная линия соединяет элементы из разных подмножеств.


В случае синергетического разрешения градостроительного конфликта – можно говорить об интерпретации средового подхода. В случае антагонистического разрешения конфликта, когда исходная и проектная территории несовместимы, ставится вопрос о сохранении доступа к исходным характеристикам территории. Вариант А (рис. 2.4) демонстрирует, что исходные характеристики сохранены в случае положительной связи Ти с МС, так как это в интересах местного сообщества.


Таким образом, мы утверждаем о возможности интерпретации пространственных систем на конфликтологическом уровне, а следовательно, о поисках вариантов разрешения конфликта не только в схематических рисунках конфликтологов, но и в градостроительной документации.


Источники:


[1] В.А.Светлов. Конфликт: модели, решения, менеджмент. – Спб.: Питер, 2005. – 540 с.: ил.

 

Рисунок 1.1 Условные обозначения
Рисунок 1.2 Структурная модель конфликта из двух и трех элементов.
Рисунок 1.3 Бесконфликтные состояния системы из трех элементов
Рисунок 2.1. Схема инновационного конфликта, схема градостроительного конфликта
Рисунок 2.4 А-Г варианты развития конфликтов

12 Мая 2010

Похожие статьи
Мечта в движении: между утопией и реальностью
Исследование истории проектирования и строительства монорельсов в разных странах, но с фокусом мечты о новой мобильности в СССР, сделанное Александром Змеулом для ГЭС-2, переросло в довольно увлекательный ретро-футуристический рассказ о Москве шестидесятых, выстроенный на противопоставлениях. Публикуем целиком.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Три башни профессора Юрия Волчка
Все знают Юрия Павловича Волчка как увлеченного исследователя архитектуры XX века и теоретика, но из нашей памяти как-то выпадает тот факт, что он еще и проектировал как архитектор – сам и совместно с коллегами, в 1990-е и 2010-е годы. Статья Алексея Воробьева, которую мы публикуем с разрешения редакции сборника «Современная архитектура мира», – о Волчке как архитекторе и его проектах.
Школа ФЗУ Ленэнерго – забытый памятник ленинградского...
В преддверии вторичного решения судьбы Школы ФЗУ Ленэнерго, на месте которой может появиться жилой комплекс, – о том, что история архитектуры – это не история имени собственного, о самоценности архитектурных решений и забытой странице фабрично-заводского образования Ленинграда.
Нейросказки
Участники воркшопа, прошедшего в рамках мероприятия SINTEZ.SPACE, создавали комикс про будущее Нижнего Новгорода. С картинками и текстами им помогали нейросети: от ChatGpt до Яндекс Балабоба. Предлагаем вашему вниманию три работы, наиболее приглянувшиеся редакции.
Линия Елизаветы
Александр Змеул – автор, который давно и профессионально занимается историей и проблематикой архитектуры метро и транспорта в целом, – рассказывает о новой лондонской Линии Елизаветы. Она открылась ровно год назад, в нее входит ряд станцией, реализованных ранее, а новые проектировали, в том числе, Гримшо, Вилкинсон и Мак Аслан. В каких-то подходах она схожа, а в чем-то противоположна мега-проектам развития московского транспорта. Внимание – на сравнение.
Лучшее, худшее, новое, старое: архитектурные заметки...
«Что такое традиции архитектуры московского метро? Есть мнения, что это, с одной стороны, индивидуальность облика, с другой – репрезентативность или дворцовость, и, наконец, материалы. Наверное всё это так». Вашему вниманию – вторая серия архитектурных заметок Александра Змеула о БКЛ, посвященная его художественному оформлению, но не только.
Иван Фомин и Иосиф Лангбард: на пути к классике 1930-х
Новая статья Андрея Бархина об упрощенном ордере тридцатых – на основе сравнения архитектуры Фомина и Лангбарда. Текст был представлен 17 мая 2022 года в рамках Круглого стола, посвященного 150-летию Ивана Фомина.
Архитектурные заметки о БКЛ.
Часть 1
Александр Змеул много знает о метро, в том числе московском, и сейчас, с открытием БКЛ, мы попросили его написать нам обзор этого гигантского кольца – говорят, что самого большого в мире, – с точки зрения архитектуры. В первой части: имена, проектные компании, относительно «старые» станции и многое другое. Получился, в сущности, путеводитель по новой части метро.
Архитектурная модернизация среды. Книга 2
Вслед за первой, выпущенной в прошлом году, публикуем вторую коллективную монографию НИИТИАГ, посвященную «Архитектурной модернизации среды»: история развития городской среды от Тамбова до Минусинска, от Пицунды 1950-х годов до Ричарда Роджерса.
Архитектурная модернизация среды жизнедеятельности:...
Публикуем полный текст первой книги коллективной монографии сотрудников НИИТИАГ. Книга посвящена разным аспектам обновления рукотворной среды, как городской, так и сельской, как древности, так и современной архитектуре, в частности, в ней есть глава, посвященная Николасу Гримшо. В монографии больше 450 страниц.
Поддержка архитектуры в Дании: коллаборации большие...
Публикуем главу из недавно опубликованного исследования Москомархитектуры, посвященного анализу практик поддержки архитектурной деятельности в странах Европы, США и России. Глава посвящена Дании, автор – Татьяна Ломакина.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Технологии и материалы
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Сейчас на главной
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.
Андрей Чуйков: «Баланс достигается через экономику»
Екатеринбургское бюро CNTR находится в стадии зрелости: кристаллизация принципов, системность и стандартизация помогли сделать качественный скачок, нарастить компетенции и получать крупные заказы, не принося в жертву эстетику. Руководитель бюро Андрей Чуйков рассказал нам о выстраивании бизнес-модели и бонусах, которые дает архитектору дополнительное образование в сфере управления финансами.
«Почвенная» архитектура
Медицинский центр в Провансе – землебитное сооружение без дополнительного каркаса: материал для него «добыли» непосредственно на стройплощадке. Авторы проекта – бюро Combas.
Антипольза побеждает
Десять участников спецпроекта NEXT на АРХ Москве представили свои работы-размышления на тему пользы. Молодое поколение демонстрирует усталость от эффективного менеджмента и декларирует: польза есть там, где за зданиями виден город и человек.
«Рынок неистово хочет общаться»
Арх Москва уже много лет – не только выставка, но и форум, а в этом году количество разговоров рекордное – 200. Человек, который уже пять лет успешно управляет потоком суждений и амбиций – программный директор деловой программы выставки Оксана Надыкто – проанализировала свой опыт для наших читателей. Строго рекомендовано всем, кто хочет быть «спикером Арх Москвы». А таких все больше... Так что и конкуренция растет.
Капли воды
Блестящие диски, грибовидные колонны, текучесть круглящихся форм – dot.bureau в конкурсном проекте для аэропорта Омска трактуют здание терминала как своего рода «водоворот», погружающий пассажира в метафору разных форм воды, от льда до пара через капли на воде.
Экстремальное гостеприимство
Клубный отель посреди лесов Камчатки, построенный по проекту Fantalis Group, далеко ушел от бревенчатых туристических баз. Из-за труднодоступности он автономен и напоминает полярную станцию, а помимо знакомства с суровым краем предлагает и элементы роскоши – самобытную архитектуру, комфортную спальню с панорамными окнами, авторский ресторан с изысканным интерьером.
IAD Awards 2024
В нескольких номинациях премии International Architecture & Design Awards награды получили проекты российских бюро – рассказываем и показываем.
Круги для движения
По проекту Мосрегионпроекта в Электростали прошла реконструкция пешеходного бульвара. Благодаря безбарьерному мощению, круглым газонам и работе с организацией транспортных потоков, променад заметно оживился и стал привлекательным для горожан, предпринимателей и творческих людей.
Серийный подход
Бюро AIM Architecture превратило четыре нефтехранилища бывшей промзоны на востоке Китая в общественные пространства.
Красный театр
По проекту бюро ludi_architects во дворе «Бутылки» – бывшей круглой тюрьмы на острове Новой Голландия – открылся летний театр, вдохновленный атмосферой кабаре середины XX века. По вечерам здесь проходят концерты и перфомансы, днем пространство служит местом для отдыха и встреч.