Е.О. Фрейдин

Автор текста:
Е.О. Фрейдин

Градостроительный проект как форма закрепления результатов конфликтного взаимодействия

В настоящей статье представлены размышления по поводу понятия градостроительного конфликта как дисбалансированного социально-пространственного взаимодействия в процессе градостроительной деятельности. Далее рассматривается градостроительное проектирование как комплексный метод управления развитием градостроительным конфликтом. В качестве примера предупреждения конфликта приведена ситуация общественного комплекса по ул.Суворова в Омске, эскизный проект которого разрабатывался в 2008 году[1]. В заключении формулируется гипотеза, что формой закрепления результатов конфликтного взаимодействия в городском развитии может быть именно градостроительный проект.


Понятие конфликта как разновидности состояния дисбаланса социальной системы введено В.Светловым[2] в развитие идей Хайдера. Социальную систему, рассматриваемую В.Светловым, можно расценивать как социальное взаимодействие, которое является конфликтным, если между его субъектами возникает дисбаланс отношений. Это взаимодействие – социальный конфликт – соотносится и с понятием конфликтной ситуации, рассматриваемой в качестве единицы анализа А.Анцуповым.

Различные исследователи (социологи, градостроители) акцентируют внимание на конфликтности объекта градостроительной деятельности – города (М.Кастельс, К.Линч); на конфликтности собственно градостроительной деятельности, как преобразующей пространство (Е.Чернова[3]). Другие сконцентрировали внимание на методах управления конфликтами в градостроительной деятельности. В этом аспекте изучения конфликта сложилась интересная ситуация: многие исследователи описывают практический опыт, связанный с внешними по отношению к градостроительному проектированию методиками управления конфликтом: в первую очередь - регулированию взаимодействия социальных субъектов ситуации (Дж.Форестер, Л.Цой, Г.Эдельман). Несколько работ посвящены включению организационных процедур в проектный процесс – в формате технологии соучастия, публичных слушаний, вовлечения населения в принятие решений (В.Глазычев, Е.Ещина, Б.ДеМелдер, В.Маямаа, Е.Чернова).

Бельгийские градостроители Б.Де Мелдер, А.Лекс, К.Шеннон[4] различают урегулирование посредством градостроительного проектирования и проектирование путем урегулирования конфликтных ситуаций, склоняясь к стратегии урегулирования средствами градостроительства как более действенной.

Важно отметить, что в социально-пространственной системе, которой является ситуация как предмет градостроительного проектирования, существует не только влияние социальной структуры на пространство (физическое пространство), описанное социологами прошлого столетия – Э.Дюркгеймом, Г.Зиммелем, А.Лефевром, П.Бурдье; но и взаимодействие между социальным и пространственным уровнями ситуации. Взаимодействие понимается как философская категория, «отражающая процессы воздействия различных объектов друг на друга, их взаимную обусловленность и изменение состояния или взаимопереход, а также порождение одним объектом другого»[5]. В этом и заключается специфика градостроительного конфликта как дисбаланса социально-пространственного взаимодействия, причиной которого могут быть изменения социального или пространственного элементов ситуации. Другой характерной чертой является рамочная градостроительная деятельность. Градостроительная деятельность - деятельность по развитию территорий, в том числе городов и иных поселений, осуществляемая в виде территориального планирования, градостроительного зонирования, планировки территории, архитектурно-строительного проектирования, строительства, капитального ремонта, реконструкции объектов капитального строительства[6].

Так можно провести разграничение между городскими, пространственными, землепользовательскими, средовыми и градостроительными конфликтами. Эти типы конфликтов могут быть связаны между собой генетически, одни в процессе эксплуатации могут порождать другие.

Основным процессом градостроительной деятельности является градостроительное проектирование, трактуемое широко как совокупность видов градостроительной деятельности. Предметом градостроительного проектирования является градостроительная ситуация. Как описано выше, ситуация может быть в состоянии конфликта, следовательно градостроительное проектирование рассматривается как средство изменения конфликтного взаимодействия. Эта роль уже приписана градостроительному проектированию в современных условиях конфликтного общества, что подтверждено как противоречивостью самого общества (в результате обладания правами и свободами, заявленными в Конституции РФ), так и текстом Градостроительного кодекса РФ, предписывающего учет интересов настоящего и будущего поколений, субъектов градостроительной деятельности. Собственно проектирование сложилось в условиях централизованного государства, а потому отражает ценности другой макросоциологической модели – функционального общества - равновесие, целостность системы, однородность интересов. За двадцать лет градостроительная деятельность модернизировалась: кроме правового обеспечения деятельности (в виде кодексов, подзаконных актов), сформировалась сфера организационного сопровождения проектов – маркетингового, социологического, конфликтологического. Такое сопровождение за редким исключением призвано обеспечивать бесконфликтное продвижение проектов без существенного влияния на процесс проектирования. Основной проблемой становится редукция полученных в результате конфликтологического сопровождения результатов в функциональной модели проектирования: сложные, противоречивые реальные ситуации упрощаются до непротиворечивых однородных пространств, выбора одной из ведущих конфликтующих позиций и попытки приведения других к ней. В результате такого подхода продолжается деятельность по разработке «больших проектов», игнорирующих сложившуюся систему землепользования, культурную среду, структуру транспортно-пешеходных связей, планировочную структуру участка. Кроме того, в «культуре» инициатора проекта часто прослеживается та же система ценностей функционального общества (что справедливо – он преследует свои экономические интересы, правда, игнорируя иногда интересы потенциального потребителя), которая препятствует входу в реальное конфликтное взаимодействие (даже на проектном уровне) и способствует игнорированию существующих и потенциальных конфликтов. Показательной ситуацией в крупнейших городах Сибири являются проекты регенерации кварталов так называемого «частного сектора» - малоэтажной застройки городскими особняками, сложившейся в начале и середине прошлого века, - в результате невозможности выкупа частных земель во многих случаях проекты заморожены, а при реализации создана гомогенная среда – микрорайонов, кварталов таунхаусов, деловых Сити, не учитывающих разнообразие, например, формирующихся субкультур. В условиях невозможности освоения подобных участков, внимание девелопперов переключается на «свободные» от частных прав городские территории, такие как парковые и рекреационные зоны, которые муниципалитет готов отдать для градостроительного освоения. В отсутствие у инициатора проекта стимулов к анализу потенциальных конфликтов и соблюдению интересов других субъектов градостроительной ситуации, эта ответственность, ложится на проектировщика, архитектурное сообщество, департамент архитектуры (как согласующую инстанцию).

В ситуации общественного комплекса по ул.Суворова в Омске был выделен участок, прилегающий к левобережной зоне отдыха (начало 2008 года). В генеральном плане города (2007), концепции развития левобережной зоны (до 2008 года) на участке намечена входная площадь в парковую зону, сопровождаемая неплотной застройкой и масштабными открытыми пространствами. В настоящее время на территории зоны отдыха расположены мемориальный Парк Победы (прилегает к северной части участка), искусственный ландшафтный парк (восточная граница), созданный в 1960-е годы, учреждения здравоохранения (южная граница участка). По заданию инициатора проекта был разработан первый вариант, предусматривающий освоение участка под среднеэтажную застройку высокой плотности жилого и развлекательного назначения. Автор первого варианта оценил ситуацию как предконфликтную: он инициировал переработку варианта, консультации со специалистами Горзеленстроя, проведение публичного обсуждения (в формате архитектурного совета при омском отделении союза архитекторов России) второго варианта концепции развития участка. В процессе публичного обсуждения были заявлены несколько позиций различных потребителей парка: спортсменов (лыжники, велосипедисты), для которых требуется сохранение определенной дорожной сети; туристов, требующих сохранения зеленых насаждений; уменьшение плотности застройки и размещение входной зоны в парк городского значение; создание буферных пространств между мемориалом, учреждениями здравоохранения и проектируемым общественным комплексом. Специалисты Горзеленстроя составили схему расположения ценных пород деревьев и представили свои рекомендации по освоению участка. В результате был предложен третий вариант концепции развития участка и зоны отдыха в целом (по заданию на проектирование), предполагающий выделение двух ведущих позиций – инициатора проекта и пользователей парка, между пространствами, которые ими контролируются, размещены границы (буферные зеленые зоны) и рубежи (зоны контакта – например попутное обслуживание в первых этажах построек для пользователей парка).

Таким образом в градостроительном проекте были закреплены права потенциальных пользователей парка (в проектной планировочной структуре, предлагаемой структуре сервитутов) на социальный контроль не принадлежащей им территории. При реализации данного проекта в виде архитектурно-строительных проектов (следующий этап разработки документации) и строительства будет создан фрагмент городской среды, в котором отражен баланс интересов потенциально конфликтующих социальных субъектов – обладателя права частной собственности на землю и городского сообщества (потребителей парка). В условиях когда градостроительное проектирование, а не естественное формирование застройки, принято в качестве способа пространственного развития территории, именно градостроительный проект, а не общественный договор, является формой закрепления результатов конфликтного взаимодействия.


-----

[1] Общественный комплекс по ул.Суворова в КАО г.Омска, ООО Архитектурное ателье РИМ, 2008 г., архитекторы: О.М.Фрейдин, Е.О.Фрейдин

[2] Светлов В.А. Конфликт: модели, решения, менеджмент.- Спб.: Питер, 2005.- 540 с.: ил.

[3] Градостроительная деятельность нацелена на развитие территории. Поэтому она становится причиной конфликта, нарушая сложившийся баланс интересов и сил (Чернова Е.Б. Сценирование публичных слушаний в ситуации градостроительного конфликта [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.gugenplan.spb.ru/UserFiles/File/tezisy_10-12_12_08/scenirovanie.doc)

[4] De Meulder B., Loeckx A., Shannon K. Urban Trialogues.- 2005

[5] Большая советская энциклопедия

[6] Градостроительный кодекс РФ от 29.12.2004 N 190-ФЗ URL: http://www.consultant.ru/popular/gskrf/15_1.html#p29 (Дата обращения: 01.12.2009)

11 Мая 2010

Е.О. Фрейдин

Автор текста:

Е.О. Фрейдин
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Крепости «Красной Вены»
Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.
Макеты в масштабе 1:1
Поселок Веркбунда в Вене, идеальное социальное жилье, построенное ведущими европейскими архитекторами для выставки 1932 года – в фотографиях Дениса Есакова.
Будущее вчера и сегодня
Публикуем статью Александра Скокана, впервые появившуюся в прошедшем году в Академическом сборнике РААСН: о Будущем, как его видели в 1960-е, о НЭР, и о том будущем, которое наступило.
Руины Лондона. Часть II
Продолжаем публикацию эссе историка архитектуры Александра Можаева, посвященного практике сохранения остатков старинных зданий в Лондоне. На этот раз речь о средневековье.
Руины Лондона. Часть I
Архитектор и историк Александр Можаев – о лондонской практике сохранения и экспонирования археологического наследия в свете недавнего открытия музея храма Митры. В сравнении с московскими утратами выглядит особенно остро.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Дома архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни