Один памятник вместо другого

Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Снос Пенсильванского вокзала, грандиозного сооружения 1910 года архитекторов McKim, Mead & White, стал в 1960-е причиной создания Нью-Йоркской комиссии по охране памятников (New York City Landmarks Preservation Commission), во многом изменив ментальность горожан, до того относившихся к регулярным сносам равнодушно, как к неизбежному знаку обновления. На месте вокзала в стиле бозар построили знаменитую арену «Мэдисон-сквер-гарден», а вся железнодорожная программа оказалась под землей, включая первоначальные 9 платформ и 17 путей.
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Lucas Blair Simpson © SOM

Эта новая Пенн-стейшн редко упоминается в архитектурных текстах без эпитетов «тесная» и «темная», особенно по сравнению с роскошными пространствами старой, вдохновленной термами Каракаллы. Отдельной проблемой стало то, что подземный вокзал рассчитан на 200 000 человек в день, т. к. в 1960-е популярность железнодорожного транспорта по многим причинам упала, и снижение вместимости сочли разумным, но пассажиропоток с тех пор постоянно рос, превысив в 2010-е годы 600 000 в сутки. Это создавало особые сложности и даже небезопасную давку в час-пик.
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Lucas Blair Simpson © SOM

Решение проблемы предложил сенатор Доминик Мойнихан. Рядом с вокзалом в 1913 по проекту тех же McKim, Mead & White, был построен вместительный почтамт, который к концу XX века опустел на 95% – для доставки посылок и писем уже не использовали поезда, заменив их грузовиками, которым не нужно было здание в центре города. Почтамт расположен над подземными платформами Пенн-стейшн, поэтому логичным было превратить его в «реинкарнацию» вокзала 1910 года. Проект в конце 1990-х был поручен SOM, но реализация его шла непросто, поэтому первая, небольшая очередь открылась в 2017, а основная часть, зал Мойнихана, названный в честь уже покойного идейного вдохновителя этого плана, заработал для пассажиров только 1 января этого года.
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Lucas Blair Simpson © SOM

Вокзальным пространством служит бывший сортировочный «цех» почтамта. Архитекторы с помощью немецких инженеров schlaich bergermann partner перекрыли его стеклянными сводами на тросах и жестких стальных конструкциях. Опираются они на три исторические фермы, скрывавшиеся ранее в кровле почтамта, но теперь открытые взгляду. По краям стеклянные панели (всего их 500) утолщаются, чтобы выдержать нагрузку, а по центру каждого свода стекло тоньше, площадь его больше – чтобы пропускать максимум света, который теперь проникает и под землю, к поездам. Именно таким, со светопрозрачной кровлей и солнечными лучами на подземных платформах, был вокзал 1910 года, поэтому авторы проекта говорят о «возращении» естественного освещения.
  • zooming
    1 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    2 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Lucas Blair Simpson © SOM
  • zooming
    3 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Lucas Blair Simpson © SOM
  • zooming
    4 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Lucas Blair Simpson © SOM
  • zooming
    5 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    6 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    7 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    8 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    9 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    10 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    11 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development

Почтамт обладает эффектным портиком, то есть у вокзала вновь есть парадный вход – наряду с несколькими другими. В интерьере широко использовали характерный для Нью-Йорка рубежа веков известняк – «теннессийский мрамор», чтобы обеспечить преемственность. Кроме собственно зала под стеклянными сводами, с напоминающими об традиционных часами авторства Pennoyer Architects, проект включает в себя зоны ожидания, билетные кассы и информационные киоски, фуд-корт, представительства железнодорожных компаний (их дизайном занимались другие бюро): все это значительно облегчает жизнь пассажирам, хотя большая на 50% площадь, свет и интуитивно понятная планировка – все же самое важное.
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development

Не забыли об искусстве: для зала Мойнихана поработали, в частности, скандинавские художники Элмгрин и Драгсет, создав на удивление нейтральную для них потолочную инсталляцию «Улей».
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Lucas Blair Simpson © SOM

Финансирование проекта (он обошелся примерно в 1,5 млрд долларов) частично обеспечили офисы для Facebook и железнодорожной компании Amtrak, магазины и рестораны. Когда появилась первая Пенн-стейшн, эта часть Манхэттена была во многом промышленной, но в наши дни, с реализацией масштабных проектов Hudson Yards и Manhattan West, обновленный вокзал, считающийся крупнейшим транспортным узлом Северного полушария, приобретает и «районное» значение общественного центра, считают архитекторы.
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    1 / 6
    Элмгрин и Драгсет. «Улей» (2020). Нержавеющая сталь, алюминий, поликарбонат, светодиодные лампы, лак. По заказу Empire State Development совместно с Public Art Fund для зала Мойнихана.
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development & Public Art Fund, NY
  • zooming
    2 / 6
    Элмгрин и Драгсет. «Улей» (2020). Нержавеющая сталь, алюминий, поликарбонат, светодиодные лампы, лак. По заказу Empire State Development совместно с Public Art Fund для зала Мойнихана.
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development & Public Art Fund, NY
  • zooming
    3 / 6
    Элмгрин и Драгсет. «Улей» (2020). Нержавеющая сталь, алюминий, поликарбонат, светодиодные лампы, лак. По заказу Empire State Development совместно с Public Art Fund для зала Мойнихана.
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development & Public Art Fund, NY
  • zooming
    4 / 6
    Элмгрин и Драгсет. «Улей» (2020). Нержавеющая сталь, алюминий, поликарбонат, светодиодные лампы, лак. По заказу Empire State Development совместно с Public Art Fund для зала Мойнихана.
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development & Public Art Fund, NY
  • zooming
    5 / 6
    Элмгрин и Драгсет. «Улей» (2020). Нержавеющая сталь, алюминий, поликарбонат, светодиодные лампы, лак. По заказу Empire State Development совместно с Public Art Fund для зала Мойнихана.
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development & Public Art Fund, NY
  • zooming
    6 / 6
    Элмгрин и Драгсет. «Улей» (2020). Нержавеющая сталь, алюминий, поликарбонат, светодиодные лампы, лак. По заказу Empire State Development совместно с Public Art Fund для зала Мойнихана.
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development & Public Art Fund, NY
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Lucas Blair Simpson © SOM
  • zooming
    1 / 3
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    2 / 3
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    3 / 3
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    1 / 3
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    2 / 3
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    3 / 3
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    1 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    2 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    3 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    4 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    5 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    1 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    2 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    3 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    4 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    5 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    1 / 7
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    2 / 7
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    3 / 7
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    4 / 7
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    5 / 7
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    6 / 7
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    7 / 7
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
© Empire State Development, предоставлено SOM | Public Square
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
© SOM
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
© SOM
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
© SOM
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
© SOM
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
© SOM
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
© SOM

26 Января 2021

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
HOK: другие проекты
Еще один пирс
В Чикаго представлены проекты финалистов конкурса на проект реконструкции Флотского пирса на берегу озера Мичиган. На сегодняшний день это последний из череды планов обновления прогулочных пирсов в США и Великобритании.
От Биеннале к Олимпиаде
Директор Венецианской Архитектурной Биеннале-2006 Ричард Бердетт стал советником по дизайну Комитета по проведению Олимпийских Игр-2012 (ODA) в Лондоне.
Арена-кактус
В Аризоне открылся новый стадион местной футбольной команды «Кардиналс» по проекту Питера Айзенмана и бюро HOK.
Водный аэропорт
Близ третьего по величине города Японии Нагои открылся новый Международный аэропорт Центральной Японии (Centrair), расположенный в океане на искусственном острове площадью 470 га.
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.