Один памятник вместо другого

Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Снос Пенсильванского вокзала, грандиозного сооружения 1910 года архитекторов McKim, Mead & White, стал в 1960-е причиной создания Нью-Йоркской комиссии по охране памятников (New York City Landmarks Preservation Commission), во многом изменив ментальность горожан, до того относившихся к регулярным сносам равнодушно, как к неизбежному знаку обновления. На месте вокзала в стиле бозар построили знаменитую арену «Мэдисон-сквер-гарден», а вся железнодорожная программа оказалась под землей, включая первоначальные 9 платформ и 17 путей.
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Lucas Blair Simpson © SOM

Эта новая Пенн-стейшн редко упоминается в архитектурных текстах без эпитетов «тесная» и «темная», особенно по сравнению с роскошными пространствами старой, вдохновленной термами Каракаллы. Отдельной проблемой стало то, что подземный вокзал рассчитан на 200 000 человек в день, т. к. в 1960-е популярность железнодорожного транспорта по многим причинам упала, и снижение вместимости сочли разумным, но пассажиропоток с тех пор постоянно рос, превысив в 2010-е годы 600 000 в сутки. Это создавало особые сложности и даже небезопасную давку в час-пик.
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Lucas Blair Simpson © SOM

Решение проблемы предложил сенатор Доминик Мойнихан. Рядом с вокзалом в 1913 по проекту тех же McKim, Mead & White, был построен вместительный почтамт, который к концу XX века опустел на 95% – для доставки посылок и писем уже не использовали поезда, заменив их грузовиками, которым не нужно было здание в центре города. Почтамт расположен над подземными платформами Пенн-стейшн, поэтому логичным было превратить его в «реинкарнацию» вокзала 1910 года. Проект в конце 1990-х был поручен SOM, но реализация его шла непросто, поэтому первая, небольшая очередь открылась в 2017, а основная часть, зал Мойнихана, названный в честь уже покойного идейного вдохновителя этого плана, заработал для пассажиров только 1 января этого года.
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Lucas Blair Simpson © SOM

Вокзальным пространством служит бывший сортировочный «цех» почтамта. Архитекторы с помощью немецких инженеров schlaich bergermann partner перекрыли его стеклянными сводами на тросах и жестких стальных конструкциях. Опираются они на три исторические фермы, скрывавшиеся ранее в кровле почтамта, но теперь открытые взгляду. По краям стеклянные панели (всего их 500) утолщаются, чтобы выдержать нагрузку, а по центру каждого свода стекло тоньше, площадь его больше – чтобы пропускать максимум света, который теперь проникает и под землю, к поездам. Именно таким, со светопрозрачной кровлей и солнечными лучами на подземных платформах, был вокзал 1910 года, поэтому авторы проекта говорят о «возращении» естественного освещения.
  • zooming
    1 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    2 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Lucas Blair Simpson © SOM
  • zooming
    3 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Lucas Blair Simpson © SOM
  • zooming
    4 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Lucas Blair Simpson © SOM
  • zooming
    5 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    6 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    7 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    8 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    9 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    10 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    11 / 11
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development

Почтамт обладает эффектным портиком, то есть у вокзала вновь есть парадный вход – наряду с несколькими другими. В интерьере широко использовали характерный для Нью-Йорка рубежа веков известняк – «теннессийский мрамор», чтобы обеспечить преемственность. Кроме собственно зала под стеклянными сводами, с напоминающими об традиционных часами авторства Pennoyer Architects, проект включает в себя зоны ожидания, билетные кассы и информационные киоски, фуд-корт, представительства железнодорожных компаний (их дизайном занимались другие бюро): все это значительно облегчает жизнь пассажирам, хотя большая на 50% площадь, свет и интуитивно понятная планировка – все же самое важное.
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development

Не забыли об искусстве: для зала Мойнихана поработали, в частности, скандинавские художники Элмгрин и Драгсет, создав на удивление нейтральную для них потолочную инсталляцию «Улей».
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Lucas Blair Simpson © SOM

Финансирование проекта (он обошелся примерно в 1,5 млрд долларов) частично обеспечили офисы для Facebook и железнодорожной компании Amtrak, магазины и рестораны. Когда появилась первая Пенн-стейшн, эта часть Манхэттена была во многом промышленной, но в наши дни, с реализацией масштабных проектов Hudson Yards и Manhattan West, обновленный вокзал, считающийся крупнейшим транспортным узлом Северного полушария, приобретает и «районное» значение общественного центра, считают архитекторы.
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    1 / 6
    Элмгрин и Драгсет. «Улей» (2020). Нержавеющая сталь, алюминий, поликарбонат, светодиодные лампы, лак. По заказу Empire State Development совместно с Public Art Fund для зала Мойнихана.
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development & Public Art Fund, NY
  • zooming
    2 / 6
    Элмгрин и Драгсет. «Улей» (2020). Нержавеющая сталь, алюминий, поликарбонат, светодиодные лампы, лак. По заказу Empire State Development совместно с Public Art Fund для зала Мойнихана.
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development & Public Art Fund, NY
  • zooming
    3 / 6
    Элмгрин и Драгсет. «Улей» (2020). Нержавеющая сталь, алюминий, поликарбонат, светодиодные лампы, лак. По заказу Empire State Development совместно с Public Art Fund для зала Мойнихана.
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development & Public Art Fund, NY
  • zooming
    4 / 6
    Элмгрин и Драгсет. «Улей» (2020). Нержавеющая сталь, алюминий, поликарбонат, светодиодные лампы, лак. По заказу Empire State Development совместно с Public Art Fund для зала Мойнихана.
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development & Public Art Fund, NY
  • zooming
    5 / 6
    Элмгрин и Драгсет. «Улей» (2020). Нержавеющая сталь, алюминий, поликарбонат, светодиодные лампы, лак. По заказу Empire State Development совместно с Public Art Fund для зала Мойнихана.
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development & Public Art Fund, NY
  • zooming
    6 / 6
    Элмгрин и Драгсет. «Улей» (2020). Нержавеющая сталь, алюминий, поликарбонат, светодиодные лампы, лак. По заказу Empire State Development совместно с Public Art Fund для зала Мойнихана.
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development & Public Art Fund, NY
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Lucas Blair Simpson © SOM
  • zooming
    1 / 3
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    2 / 3
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    3 / 3
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    1 / 3
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    2 / 3
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    3 / 3
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    1 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    2 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    3 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    4 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    5 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    1 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    2 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    3 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    4 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    5 / 5
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    1 / 7
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    2 / 7
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    3 / 7
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    4 / 7
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    5 / 7
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    6 / 7
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
  • zooming
    7 / 7
    Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
    Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
Фото: Nicholas Knight, предоставлено Empire State Development
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
© Empire State Development, предоставлено SOM | Public Square
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
© SOM
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
© SOM
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
© SOM
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
© SOM
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
© SOM
Зал Мойнихана на Пенсильванском вокзале
© SOM

26 Января 2021

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
HOK: другие проекты
Еще один пирс
В Чикаго представлены проекты финалистов конкурса на проект реконструкции Флотского пирса на берегу озера Мичиган. На сегодняшний день это последний из череды планов обновления прогулочных пирсов в США и Великобритании.
От Биеннале к Олимпиаде
Директор Венецианской Архитектурной Биеннале-2006 Ричард Бердетт стал советником по дизайну Комитета по проведению Олимпийских Игр-2012 (ODA) в Лондоне.
Арена-кактус
В Аризоне открылся новый стадион местной футбольной команды «Кардиналс» по проекту Питера Айзенмана и бюро HOK.
Водный аэропорт
Близ третьего по величине города Японии Нагои открылся новый Международный аэропорт Центральной Японии (Centrair), расположенный в океане на искусственном острове площадью 470 га.
Похожие статьи
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.