Архитектура массового праздника

Комплекс недавно завершившейся в Астане Экспо-2017 – одновременно вполне современен, рассчитан на последующее использование, «устойчив», и ярко продолжает полуторавековую традицию Всемирных выставок.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Экспо–2017, как и остальные Всемирные выставки начала XXI века – интересный сам по себе феномен. В эпоху переразвитых глобальных коммуникаций сложно представить, что за информацией о достижениях разных стран мира надо перемещаться в пространстве и что в принципе нужно физическое воплощение этой информации в виде выставки. Однако Экспо продолжают проводить, причем не только в развивающихся странах, но и в постиндустриальном Милане (2015). А вместе с Экспо (что, кстати, по разным причинам совершенно не получилось у итальянцев) сохраняется интереснейшая типология пространства для массового праздника с эффектной архитектурой, соревнующейся с экспонатами за внимание публики. И это совсем не только ВДНХ (пусть там проводились лишь всесоюзные экспозиции) – но Хрустальный дворец самой первой Всемирной выставки, Колумбова выставка в Чикаго в 1893, чьи огромные и пышные корпуса на долгие годы повлияли на архитектуру и градостроительство США, соревнование в наибольшей «современности» в Монреале, Осаке и т.д. Менялись вкусы и времена, а эмоционально приподнятый, «праздничный» образ выставочных комплексов – оставался. Вполне проявился он и в Астане, в ансамбле по проекту авторов «Бурдж Халифа» Adrian Smith + Gordon Gill Architecture (об их победе в конкурсе мы подробно писали в 2013).
 
Павильон «Нур-Алем» в дни открытия Экспо. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
zooming
Выставочный комплекс в дни открытия Экспо. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»

Им принадлежит убедительное и качественное решение поставленной задачи – очень сложной как функционально (почти 4 млн посетителей за три месяца работы), так и формально – важно было найти универсально понятный архитектурный язык. Зона выставки (25 га) получила ожидаемый центр тяжести в виде павильона Казахстана с огромной сферой «Нур-Алем», предметом всеобщего восторга и удивления (вполне в духе всей истории Всемирных выставок). Его окружение составили тематические, корпоративные и международные корпуса (в последних разместились экспозиции стран-участниц) – одновременно современные и сдержанные, с ясным и удобным для ориентации планом и узнаваемым общим стилем. Такая в самом хорошем смысле слова практичность – вполне в духе бюро SOM, в недрах которого Эдриан Смит провел большую часть профессиональной жизни и спроектировал «Бурдж Халифу». В результате получился новый столичный район (174 га), который занял пустующее место между центром города и университетом Назарбаева – со стороны аэропорта. Тут важную роль сыграло стратегическое решение поручить весь комплекс одной архитектурной мастерской, которая одновременно разработала схему использования зоны Экспо после 2017 года, а не идти по морально устаревшей и очень неэкологичной линии «каждой стране – по павильону», как было в Шанхае в 2010-м. Бюджет проекта составил 1,3 млрд долларов, всего было реализовано построек общей площадью 1,2 млн м2.
 
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
План комплекса Экспо-2017 в Астане
Разрез павильона «Нур-Алем»
План комплекса Экспо-2017 в Астане
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»

Музей будущего в сфере «Нур-Алем», как и тематические павильоны, в ближайшем будущем превратится в просветительский научный центр: их экспозиция рассчитана на последующее использование (мы публиковали интервью с ее автором Раидом Сабба). Арт- и конгресс-центры продолжат работу в том же, изначальном качестве. В остальных корпусах разместятся Международный финансовый центр, центр по развитию «зеленых» технологий и инвестиций, технопарк IT-стартапов, образовательный центр. Часть площадей будут использоваться для коммерческих выставок. Отдельно стоит упомянуть жилой массив на 4400 квартир (за его облик AS+GG уже не отвечали) и гостиницу.
 
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова

Так как темой Экспо-2017 была «Энергия будущего», то в проект ее комплекса были изначально заложены многочисленные эко-компоненты. В частности, была внедрена схема «умного города», позволившая сэкономить 30% электроэнергии, необходимой для функционирования выставки благодаря системе Smart Grid (50 подстанций; в будущем к ней можно подключить и остальные районы Астаны), единой системе управления сетями всего комплекса, интеллектуальным городским освещением с датчиками движения. Два ветряка на «Нур-Алеме» и фотоэлектрические элементы в виде специальной станции, малых архитектурных форм и на павильоне «Нур-Алем» в целом выработали за 93 дня выставки 72 МВт·ч.
 
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова
Конгресс-центр Экспо. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова

Но эко-технологиями вклад Экспо в развитие казахстанской строительной отрасли не ограничилось. «Нур-Алем», который был задуман как крупнейшее сферическое здание в мире – и стал им, потребовал от инженеров и строителей турецкой компании Sembol, занимавшейся реализацией проекта, очень больших усилий, которые, впрочем, дали ценный опыт для решения будущих задач. Из-за ограничений по времени строительство велось круглый год, хотя зимой в Астане температура может опускаться ниже минус 40 градусов. Одним из следствий этого стала невозможность забивать сваи сразу в землю: для них в грунте предварительно высверливали «жерла».
 
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова

Отдельную проблему представляла сама форма здания (почти правильная сфера высотой 92,5 м и шириной 80 м): при всей надежности подобной конструкции в готовом виде, в ходе монтажа она очень неустойчива вплоть до самого завершения процесса, причем дело усугублялось тем, что одновременно с охватывающим оболочку каркасом шел монтаж стеклянной оболочки, утяжелявшей его и тем самым повышавшей риск обрушения (такая мера тоже была вызвано дефицитом времени). Также амбициозной и потому особенно сложной была задача возвести гладкую сферу – то есть из гнутых стеклянных панелей (большинство сферических зданий облицовано плоскими стеклянными фрагментами, что придает им граненый облик по типу геодезического купола): единственный отход от этой гладкости – в верхней части сферы, где установлены ветряки и солнечные батареи. О процессе строительства «Нур-Алема» и Экспо-2017 в целом телеканал National Geographic снял документальный фильм «Астана: город будущего».
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Интерье павильона «Нур-Алем». Фото © Нина Фролова
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Интерье павильона «Нур-Алем». Фото © Нина Фролова
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Международные павильоны с выставочными зонами стран-участниц. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Входная зона экспозиции Франции. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Входная зона экспозиции США. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Входная зона экспозиции Германии. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Международные павильоны с выставочными зонами стран-участниц. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Международные павильоны с выставочными зонами стран-участниц. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»


0

09 Октября 2017

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.