Архитектура массового праздника

Комплекс недавно завершившейся в Астане Экспо-2017 – одновременно вполне современен, рассчитан на последующее использование, «устойчив», и ярко продолжает полуторавековую традицию Всемирных выставок.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Экспо–2017, как и остальные Всемирные выставки начала XXI века – интересный сам по себе феномен. В эпоху переразвитых глобальных коммуникаций сложно представить, что за информацией о достижениях разных стран мира надо перемещаться в пространстве и что в принципе нужно физическое воплощение этой информации в виде выставки. Однако Экспо продолжают проводить, причем не только в развивающихся странах, но и в постиндустриальном Милане (2015). А вместе с Экспо (что, кстати, по разным причинам совершенно не получилось у итальянцев) сохраняется интереснейшая типология пространства для массового праздника с эффектной архитектурой, соревнующейся с экспонатами за внимание публики. И это совсем не только ВДНХ (пусть там проводились лишь всесоюзные экспозиции) – но Хрустальный дворец самой первой Всемирной выставки, Колумбова выставка в Чикаго в 1893, чьи огромные и пышные корпуса на долгие годы повлияли на архитектуру и градостроительство США, соревнование в наибольшей «современности» в Монреале, Осаке и т.д. Менялись вкусы и времена, а эмоционально приподнятый, «праздничный» образ выставочных комплексов – оставался. Вполне проявился он и в Астане, в ансамбле по проекту авторов «Бурдж Халифа» Adrian Smith + Gordon Gill Architecture (об их победе в конкурсе мы подробно писали в 2013).
 
Павильон «Нур-Алем» в дни открытия Экспо. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
zooming
Выставочный комплекс в дни открытия Экспо. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»

Им принадлежит убедительное и качественное решение поставленной задачи – очень сложной как функционально (почти 4 млн посетителей за три месяца работы), так и формально – важно было найти универсально понятный архитектурный язык. Зона выставки (25 га) получила ожидаемый центр тяжести в виде павильона Казахстана с огромной сферой «Нур-Алем», предметом всеобщего восторга и удивления (вполне в духе всей истории Всемирных выставок). Его окружение составили тематические, корпоративные и международные корпуса (в последних разместились экспозиции стран-участниц) – одновременно современные и сдержанные, с ясным и удобным для ориентации планом и узнаваемым общим стилем. Такая в самом хорошем смысле слова практичность – вполне в духе бюро SOM, в недрах которого Эдриан Смит провел большую часть профессиональной жизни и спроектировал «Бурдж Халифу». В результате получился новый столичный район (174 га), который занял пустующее место между центром города и университетом Назарбаева – со стороны аэропорта. Тут важную роль сыграло стратегическое решение поручить весь комплекс одной архитектурной мастерской, которая одновременно разработала схему использования зоны Экспо после 2017 года, а не идти по морально устаревшей и очень неэкологичной линии «каждой стране – по павильону», как было в Шанхае в 2010-м. Бюджет проекта составил 1,3 млрд долларов, всего было реализовано построек общей площадью 1,2 млн м2.
 
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
План комплекса Экспо-2017 в Астане
Разрез павильона «Нур-Алем»
План комплекса Экспо-2017 в Астане
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»

Музей будущего в сфере «Нур-Алем», как и тематические павильоны, в ближайшем будущем превратится в просветительский научный центр: их экспозиция рассчитана на последующее использование (мы публиковали интервью с ее автором Раидом Сабба). Арт- и конгресс-центры продолжат работу в том же, изначальном качестве. В остальных корпусах разместятся Международный финансовый центр, центр по развитию «зеленых» технологий и инвестиций, технопарк IT-стартапов, образовательный центр. Часть площадей будут использоваться для коммерческих выставок. Отдельно стоит упомянуть жилой массив на 4400 квартир (за его облик AS+GG уже не отвечали) и гостиницу.
 
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова

Так как темой Экспо-2017 была «Энергия будущего», то в проект ее комплекса были изначально заложены многочисленные эко-компоненты. В частности, была внедрена схема «умного города», позволившая сэкономить 30% электроэнергии, необходимой для функционирования выставки благодаря системе Smart Grid (50 подстанций; в будущем к ней можно подключить и остальные районы Астаны), единой системе управления сетями всего комплекса, интеллектуальным городским освещением с датчиками движения. Два ветряка на «Нур-Алеме» и фотоэлектрические элементы в виде специальной станции, малых архитектурных форм и на павильоне «Нур-Алем» в целом выработали за 93 дня выставки 72 МВт·ч.
 
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова
Конгресс-центр Экспо. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова

Но эко-технологиями вклад Экспо в развитие казахстанской строительной отрасли не ограничилось. «Нур-Алем», который был задуман как крупнейшее сферическое здание в мире – и стал им, потребовал от инженеров и строителей турецкой компании Sembol, занимавшейся реализацией проекта, очень больших усилий, которые, впрочем, дали ценный опыт для решения будущих задач. Из-за ограничений по времени строительство велось круглый год, хотя зимой в Астане температура может опускаться ниже минус 40 градусов. Одним из следствий этого стала невозможность забивать сваи сразу в землю: для них в грунте предварительно высверливали «жерла».
 
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова

Отдельную проблему представляла сама форма здания (почти правильная сфера высотой 92,5 м и шириной 80 м): при всей надежности подобной конструкции в готовом виде, в ходе монтажа она очень неустойчива вплоть до самого завершения процесса, причем дело усугублялось тем, что одновременно с охватывающим оболочку каркасом шел монтаж стеклянной оболочки, утяжелявшей его и тем самым повышавшей риск обрушения (такая мера тоже была вызвано дефицитом времени). Также амбициозной и потому особенно сложной была задача возвести гладкую сферу – то есть из гнутых стеклянных панелей (большинство сферических зданий облицовано плоскими стеклянными фрагментами, что придает им граненый облик по типу геодезического купола): единственный отход от этой гладкости – в верхней части сферы, где установлены ветряки и солнечные батареи. О процессе строительства «Нур-Алема» и Экспо-2017 в целом телеканал National Geographic снял документальный фильм «Астана: город будущего».
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Фото © Нина Фролова
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Интерье павильона «Нур-Алем». Фото © Нина Фролова
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Интерье павильона «Нур-Алем». Фото © Нина Фролова
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Международные павильоны с выставочными зонами стран-участниц. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Входная зона экспозиции Франции. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Входная зона экспозиции США. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Входная зона экспозиции Германии. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Международные павильоны с выставочными зонами стран-участниц. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»
Комплекс Экспо-2017 в Астане. Международные павильоны с выставочными зонами стран-участниц. Фото © «Астана ЭКСПО-2017»


09 Октября 2017

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.