WOHA: «Наше намерение – быть хорошими в самом широком смысле этого слова»

Интервью с лидерами бюро WOHA, Венеция, 27 мая 2016.

20 Сентября 2016
mainImg
Продолжаем публикацию интервью Владимира Белоголовского с архитектурными знаменитостями. Предыдущий разговор был с Риккардо Бофиллом, теперь – беседа с руководителями сингапурского бюрo WOHA.

Владимир Белоголовский:
– Расскажите, пожалуйста, как вы познакомились и как стали работать вместе?

Вон Мунь Сумм:
– Я окончил Сингапурский национальный университет в 1989 году, а Ричард в том же году окончил университет Западной Австралии в Перте. В то время в Австралии был кризис, и он приехал в Сингапур в поисках работы.

Ричард Хассел:
– Поехать в Азию было для меня естественным выбором, я перебрался туда за годы до того, как лопнул «ценовой пузырь». А когда он лопнул, недвижимость внезапно перестала продаваться и покупаться. Именно тогда дизайн стал важным инструментом. Внимание переместилось с изобилия форм на качество жизни и умные финансовые решения. Мы начали с небольших проектов; в основном это были жилые дома.
zooming
Ричард Хасселл и Вон Мунь Сумм. Фото предоставлено WOHA
Башня Newton Suites © Patrick Bingham-Hall
Башня Newton Suites © Patrick Bingham-Hall
Башня Newton Suites © Patrick Bingham-Hall
Башня Newton Suites © Patrick Bingham-Hall
Башня Newton Suites © Patrick Bingham-Hall

– То, что вы делаете, можно назвать «зелёной архитектурой». Вы с самого начала сознательно выбрали это направление? 

ВМС: Я думаю, да. Ещё в университетские годы мы оба изучали средовой дизайн с акцентом на «пассивные» энергоэффективные здания.

РХ: Декан моего факультета был не архитектором, а ученым-экологом. У нас было много преподавателей, чье становление уже проходило в период, когда человечество осознало масштабы энергетического кризиса; они сознательно подходили к проблемам окружающей среды. Это было в 1980-е, когда архитекторы стали обращать внимание на такие лозунги как «зелёный» значит хороший».

ВМС: Затем архитекторы начали соревноваться в придумывании форм, что положило начало архитектуре «звёзд». Но наше обучение в большей степени основывалось на сознательном отношении к окружающей среде, что и обусловило нашу проектную методологию. Ключевые аспекты для нас – включение зелени и элементов ландшафта, создание общественных пространств внутри зданий.

– Одна из ваших выставок называлась «Дышащая архитектура». Это ключевой принцип вашей работы – создавать «дышащие» здания?

РХ: Именно так. Эта выставка проходила в Германии, где часто проектируют здания, полностью огражденные от природы, с полностью контролируемым микроклиматом. Однако для нас было важно показать, насколько пористым, проницаемым и перфорированным может быть дом, поскольку в тропиках, например, лишь движение воздуха определяет разницу между комфортом и дискомфортом.

ВМС: Для нас вся суть формообразования здания состоит в поиске лучших способов обеспечить лёгкий бриз и движение воздушных масс. Воздух внутри здания должен постоянно двигаться.

– Ещё у вас была выставка, которая называлась «Экзотика: больше или меньше».

РХ: Это тоже было в Германии, где нашу выставку объединили с китайским бюро W Architects. Мы показывали, как достичь большего комфорта, используя минимум ресурсов, в местах с плотной застройкой, которые по немецким стандартам могут показаться экзотическими. А «больше или меньше» – это, конечно, отсылка к «меньше значит больше» Миса.
Отель Parkroyal on Pickering. Фотография © Patrick Bingham-Hall
Отель Parkroyal on Pickering. Фотография © Patrick Bingham-Hall
Отель Parkroyal on Pickering. Фотография © Patrick Bingham-Hall
Отель Parkroyal on Pickering. Фотография © Patrick Bingham-Hall

– Существует ли на ваш взгляд такая вещь как сингапурская архитектура? 

ВМС: Репертуар того, к чему стремятся архитекторы, весьма широк, но да, это вполне узнаваемо.

РХ: Огромное влияние на работу сингапурских архитекторов оказывает местный климат. Если вы спроектируете дом, не позаботившись о перекрестной вентиляции, в нём просто невозможно будет жить.

– Может ли климат сам по себе произвести заметную архитектуру? А как насчёт Куала-Лумпура? Климатически он близок Сингапуру, но его архитектура не может похвастаться таким же своеобразием.

ВМС: Да, климат там очень похож на сингапурский, но разница в том, что в Сингапуре мы гораздо чаще выходим за рамки.

РХ: Кроме того, Сингапур со всех сторон окружен водой. У Куала-Лумпура есть возможность расти вширь, а мы можем расти только вверх. Цены на недвижимость в Сингапуре намного выше, строительные бюджеты, с которыми мы работаем, больше, что даёт больше возможностей для игр с формой и материалом.

– Был ли у вас особенный проект, который вы могли бы назвать определяющим? Другими словами, был ли такой проект, в ходе работы над которым вы вдруг поняли – ага, вот именно в этом направлении нам и надо развиваться?

ВМС: Это был проект, сделанный для международного конкурса на комплекс государственного жилья Дакстон-Плейн. Конкурс состоялся в Сингапуре в 2001 году и был организован Управлением городского развития. Мы тогда не выиграли, но для нас это стало прекрасной возможностью поэкспериментировать со стратегиями, многие из которых мы используем сегодня. Для нас проект оказался очень полезен, но консервативные строительные нормы того времени не позволяли его реализовать, так что тот конкурс мы не выиграли. Однако спустя годы, в 2015 году мы построили в Сингапуре комплекс государственного жилья SkyVille@Dawson, основанный на тех же идеях. Жилой комплекс состоит из двенадцати башен по 47 этажей каждая. Они расставлены вокруг трёх ромбических атриумов, соединённых в верхних уровнях террасами, которые эффективно умножают площадь общественных пространств нижнего яруса.
Жилой комплекс Duxton Plain в Сингапуре, конкурсный проект? 2002 © WOHA
Комплекс социального жилья SkyVille@Dawson © Patrick Bingham-Hall
Комплекс социального жилья SkyVille@Dawson © Patrick Bingham-Hall
Комплекс социального жилья SkyVille@Dawson © Patrick Bingham-Hall

– Откуда вы черпаете вдохновение?

РХ: Нам многое интересно. Нередко вдохновение приходит извне, из областей, часто далёких от непосредственно архитектуры. Нам интересны традиционные ремёсла, такие как текстиль и ткачество. Мы ищем в них идеи для оформления фасадов и формообразующих компонентов. Нас также вдохновляют пейзажи...

ВМС: Почти отовсюду, но ничего определенного. Но что нас действительно подстёгивает в Сингапуре, так это ограниченное пространство, мы вынуждены думать о высокой плотности. Это важнейшая движущая сила для нас.

– А что вы думаете о работе таких пионеров зелёной архитектуры как Эмилио Амбас?

ВМС: Конечно же, мы начали учиться как раз тогда, когда влияние Амбаса было огромным, и все эти здания, погребённые под ландшафтом, повлияли и на нас.

– А какие бы эпитеты вы использовали, чтобы описать свою архитектуру?

РХ: Щедрая.

ВМС: Ответственная.

РХ: Упоительная.

ВМС: Чувственная.

РХ: А если анализировать нашу работу глубже, в ней много связей с азиатской визуальной культурой, азиатским искусством и ремеслами.

ВМС: И также масштаб. Многие наши проекты довольно велики, в масштабе мегаструктур, но мы всегда стремимся гуманизировать наши здания, чтобы люди могли соотнести их с собой.

– Какова главная цель вашей работы?

РХ: Наше намерение – быть хорошими в самом широком смысле – хорошими для планеты, для города, хорошими для людей.

ВМС: И хорошими для девелопера (смеется). Чем больше людей довольны – тем лучше. Важно добиваться результатов, которые объективно для всех хороши.

– Как бы вы описали то, что сейчас происходит в архитектуре? Действительно ли мы находимся в кризисе, и можно ли считать зелёную архитектуру трендом или всё же это – философия?

РХ: Я бы не сказал, что архитектура сегодня в кризисе. Возможно весь мир в кризисе, а архитектура реагирует на это. Одно ясно точно: мы сейчас отходим от увлечения формальными инновациями, популярного в течение последних пятнадцати лет.

– А вам самим интересны формальные инновации? 

ВМС: Это часть архитектуры! Мы не станем от неё отказываться. Архитектура – она ведь про создание форм. Но мы считаем, что есть нечто большее. Нам необходимо производить нечто большее, чем только интересные формы.
Vertical Stacked City, проект 2014 © WOHA
Vertical Stacked City, проект 2014 © WOHA
Vertical Stacked City, проект 2014 © WOHA

– Сингапур дает множество возможностей вертикального проектирования, со связями где-то посередине, в воздухе. Каким вы видите будущее вашего города?

ВМС: Сингапур – островной город-государство. Он не может расти вширь, так что нам следует искать наилучшие способы его уплотнения. Другие города могут брать с нас пример того, как не разрастаться слишком широко, и как сделать свой рост ответственным с экологической точки зрения.

РХ: Мы с нашими студентами исследуем идеи, способные позволить городам будущего быть совершенно самодостаточными в границах города, не полагаясь на гигантские пригороды. Так что мы разрабатываем стратегии, позволяющие сократить зону экологического влияния мегаполисов до их фактического размера.

– Когда вы проектируете ваши буквально взмывающие ввысь небоскребы, такие как недавно построенная проницаемая башня Оазия-Даунтаун в самом сердце Сингапура, вы представляете, что однажды все эти высотки сольются в некую вертикальную инфраструктуру с пешеходными мостами, соединяющим соседние башни?

ВМС: Мы надеемся, что да.

– Значит, эти башни – в каком-то смысле мост в будущее, так?

ВМС: Совершенно верно. В наших проектах мы стремимся исследовать потенциал городов. В будущем города станут более связными и по-настоящему трёхмерными.
zooming
Башня Oasia Downtown, 2011-2016 © WOHA
Башня Oasia Downtown, 2011-2016 © WOHA
Башня Oasia Downtown, 2011-2016 © WOHA

– То есть идеи футуристических мега-городов шестидесятых вновь приобретают актуальность?

ВМС: Именно так. Но в прошлом больше внимания уделяли машинной эстетике, теперь же цель в том, чтобы сделать наши города более удобными для жизни.

РХ: Мы надеемся, что в будущем проект мега-города из прошлого соединится с идеей города-сада. Мы хотим, чтобы наши города стали уютными, комфортабельными, естественными и домашними.

ВМС: Наша мечта – создать удобный сад и затем размножить его в масштабе мегаполиса, так, чтобы каждый мог им наслаждаться.

– Стремитесь ли вы найти собственный узнаваемый голос в архитектуре?

РХ: Мы чувствуем, что свой голос у нас уже есть, даже если стилистически он не столь узнаваем, как тот язык, которого удалось добиться некоторым архитекторам-формалистам. Да, возможно, наши проекты не выглядят на 100% последовательными в стилевом отношении, но наши стратегические идеи и взгляды на то, что для нас важно и ценно, все эти вещи должны стать нашим стилем. Мы стираем грани между архитектурой и ландшафтом. Представление о том, что человек отделён от природы, или что города отделены от деревни – безнадежно устарели. Мы видим весь мир как рукотворный ландшафт. Единственный способ сохранить природу – интегрировать её в нашу антропогенную среду. Это архиважно.

0

20 Сентября 2016

author pht

Беседовал:

Владимир Белоголовский
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.