Хогвартс для архитекторов

Лондонский архитектор – консультант по «устойчивости» Евгения Буданова – о своей учебе в школе Архитектурной Ассоциации по магистерской программе «Устойчивое экологическое проектирование» (SED).

Автор текста:
Евгения Буданова

mainImg
На момент выбора института у меня было два основных критерия: интересная, востребованная специальность и качество образования. Про лондонскую АА (Architectural Association School of Architecture) я услышала от моего преподавателя по архитектурному проектированию в РУДН Шейх-Абдул Карима в ответ на мой вопрос: «Какое, на ваш взгляд, лучшее высшее учебное заведение в Великобритании для архитектора?» Так была задана отправная точка. Список магистерских специальностей на тот момент состоял из шести курсов, среди которых два показались мне наиболее привлекательными. Это устойчивое проектирование (Sustainable Environmental Design или SED) и новейшие технологии (Emerging Technologies). Первый курс долгое время оставался для меня загадкой, поскольку исчерпывающего перевода слова sustainable на русский язык мне так и не удалось найти. В итоге, побоявшись излишних математических расчетов, я выбрала «устойчивое проектирование». Если бы я только знала, что меня ждет!

Для подстраховки мною было выбрано еще два вуза с похожими направлениями, это Колледж искусств Челси (Chelsea College of Arts) и Лондонский университет Метрополитен (London Met). Школа Бартлетт (Bartlett) из уравнения была исключена практически сразу из-за своей чрезмерной бюрократичности (к примеру, рекомендательное письмо в поддержку абитуриента должен был посылать обязательно сам его автор, и отрывная часть конверта должна быть подписана его рукой: мне это показалось перебором).

Собеседование в Колледж Челси я проходила в агентстве, которое специализируется на образовании за рубежом. В их московский офис приехал представитель вуза, в моем случае это был один из преподавателей факультета фотографии, который счел мой четырехлетний опыт работы в московском архитектурном бюро недостаточным, а мое портфолио – неподходящим для уровня их магистерской программы. Он предложил мне для начала пройти подготовительный курс, стоимость которого была близка к стоимости годового обучения на магистра. То есть этот вариант стал в два раза дороже.

Недолго думая, я собрала свое портфолио (не имея ни одного sustainable-проекта), мотивационное письмо, три рекомендательных письма, диплом бакалавра архитектуры РУДН и сама отвезла все это в АА. На момент подачи документов я уже упустила возможность подать заявку на какой-либо грант, поскольку, как и все в Англии, это нужно делать очень задолго. В моем случае, если учеба начиналась в сентябре, заявку нужно было подать уже в январе, то есть за девять месяцев до старта учебной программы. В АА есть свой список различных грантов и стипендий, которые в среднем покрывают одну треть стоимости года обучения. В то же время, я точно знаю, что некоторые мои одногруппники оплачивали свое обучение за счет грантов, выданных правительством своих стран.

В London Met подать документы я так и не успела, потому что уже 1 апреля 2009 года я получила вожделенное письмо из АА, сообщавшее о том, что меня приняли и в сентябре я могу начать учиться, если к тому времени я сдам IELTS (экзамен на знание английского языка) на средний балл 6,5 и оплачу 1/3 стоимости года обучения.

Выбранный мной курс SED предлагается в двух вариантах продолжительности: 12 месяцев (Master of science/Магистр наук) и 16 месяцев (Master of architecture/Магистр Архитектуры). Первый, более теоретический, состоит из трех семестров и заканчивается внушительной диссертацией. Второй – на один семестр длиннее, тоже включает в себя диссертацию, а после нее необходимо также сдать и проект, то есть этот курс более практический и требует большего практического опыта. Впрочем, свой выбор можно скорректировать в течение учебного года. Так, несколько человек с нашего курса поменяли Master of science на Master of architecture и наоборот уже после начала учебы.
Очередь в АА в первый день ознакомительной недели.

 Я выбрала курс Master of science. Первые два семестра учебная программа рассчитана на полное погружение в предмет: лекции приглашенных архитекторов и бывших студентов, семинары по огромному количеству новых компьютерных программ и специальному оборудованию.
Измеритель уровня внутреннего света и термометр с измерителем влажности воздуха и с измерителем скорости движения воздуха.

В это время основная работа проходит в группах по четыре человека. Каждые две недели группа делает промежуточные отчетные презентации по своей работе перед преподавателями и приглашенными специалистами, что помогает отшлифовать проект в процессе работы над ним. Итогом становится групповой проект по заданной теме. Кроме того, необходимо сдать индивидуальную курсовую работу на любой интересный тебе сюжет. На протяжении всего времени предусмотрены индивидуальные консультации – как по групповому проекту, так и по индивидуальной работе.
 
Групповая консультация по проекту первого семестра

Из практических занятий мне запомнилась первая неделя в АА, когда учащимся предлагается на выбор посетить одну из «топовых» архитектурных мастерских, где специально для студентов устраиваются лекции и экскурсии по офисам.
 
Список желающих посетить мастерскую Захи Хадид.



Очень яркие впечатления оставило первое задание первого семестра, когда нам предложили выбрать жилой объект для изучения. Затем надо было установить в выбранном доме всевозможные измерители температуры и влажности, измерить уровни дневного света, пообщаться с жильцами и узнать об их образе жизни, распорядке дня и привычках. Жильцы были удивлены, да и мы сами не ожидали такого глубокого анализа проекта. Кроме того, мы встречались с архитектором проекта, чтобы узнать мельчайшие особенности этого дома. Весь первый семестр мы изучали дом со всех сторон, смотрели, как влияют привычки людей на потребление энергии.

Два 3-этажных дома (180 м2) и арт-студия (50 м2) по адресу №№ 2 и 4 на Кармартен-плейс были возведены в 2006 из деревянных элементов, изготовленных на фабрике Riko в Словении. Эти элементы из сибирской древесины были собраны за 12 дней при помощи строительного крана. Здания спроектированы местным бюро Architects in Residence (Kate Cheyne, Emma Doherty, Amanda Menage) на очень тесном участке земли в районе Бермондсей, причем перед архитекторами стояла сложная задача увеличения количества света в домах без нарушения частного пространства жильцов.
 
zooming
Дома №№ 2 и 4 на Кармартен-плейс.
Дома №№ 2 и 4 на Кармартен-плейс.
Процесс сборки первого этажа.
Результаты измерений уровня света внутри.
Результаты измерений температуры и влажности воздуха.



Мне повезло полгода проучиться в магистратуре в РУДН, поэтому я могу судить о различиях этих программ в России и Британии. Их очень много, но самое большое впечатление на меня произвел творческий подход к студенческим проектам в АА. Поучившись в российском вузе, я привыкла к тому, что, когда дают задание, предлагают пример его выполнения, чтобы студент имел представление о том, как должна выглядеть его будущая работа. В АА вообще такого не было. Ни один преподаватель никогда не скажет, как должна выглядеть работа – этот вопрос полностью решает сам студент. Поначалу это вводило меня в ступор. Например, на мой вопрос: «Что должно быть изображено на слайде, посвященном экологическому транспорту?» ответ обычно звучал так: «Поставь то, что считаешь важным».

В первом семестре нам задали сделать презентацию об «устойчивом» транспорте. Это задание состояло из одного словосочетания и ограничений по формату: каждая команда студентов готовит презентацию и 10-минутный рассказ – и все. Никаких пояснений, уточнений, примеров не предполагалось. Позже, собственно на презентации перед всем классом и пятью преподавателями, тебе расскажут, в чем положительные стороны твоей работы, а какие моменты ты упустил, но, опять же, тебе не скажут, как именно тебе следовало действовать.

Второе отличие английского обучения от российского – регулярные, раз в две недели, презентации текущего проекта. Этот аспект помогает лучше проработать проект на каждом этапе, поскольку каждые две недели ты должен показывать, что в твоей работе есть смысл. А если вдруг окажется, что смысла нет, во время презентации тебе помогут его найти. Кроме положительных сторон для проекта, ты учишься общаться с публикой, отстаивая свои идеи. Для Англии это необходимая практика, так как представление проекта перед заказчиком или на общественных слушаниях в органах местного самоуправления – обязательная часть работы архитектора.

Помимо двух упомянутых выше отличий, важно упомянуть тот факт, что учеба в АА длится по 10 часов ежедневно на протяжении всей недели практически в течение всего года.

Что касается АА как вуза и его высокого статуса, то, безусловно, воздух там пропитан креативностью. Переступив порог дома номер 36 на Бедфорт-сквэр, попадаешь не иначе как в школу волшебников архитектуры. Я даже проверяла этот эффект на других людях: это действительно атмосферное место, там хочется сидеть в библиотеке, на лекции приглашенного «звездного» архитектора в главной аудитории, пить кофе на террасе и просто быть. Чтобы ощутить смелость экспериментов, раньше было достаточно просто подойти к главному входу, где летом выставляли павильоны, спроектированные кем-то из студентов. Это всегда были новаторские конструкции.
Лекция Тойо Ито в АА (японский архитектор с автором этой статьи).
Павильон на площади Бедфорд, август 2009 года.
Павильон на площади Бедфорд, август 2009 года.
Павильон на площади Бедфорд, август 2009 года.
Инсталляция во внутреннем дворике АА.
«Канапе» на террасе здания АА.

 На нашем курсе училось около 42 человек из 22 стран: США, Канада, Пуэрто-Рико, Мексика, Бразилия, Чили, Китай, Колумбия, Индия, Япония, Таиланд, Тайвань, Малайзия, Иран, Турция, Греция, Италия, Испания, Португалия, Бельгия, Израиль – и Россия в моем лице, но ни одного англичанина. Контингент варьировался от только закончивших бакалавриат молодых ребят до вполне матерых архитекторов с большим опытом работы. На моей памяти было несколько работавших человек, то есть аккредитованных архитекторов. Собственной мастерской не было ни у кого, но многие обзавелись таковыми уже по окончании курса. На нашем курсе я была самой младшей по возрасту. Стоит, правда, заметить, что опыт работы именно в нашей специализации был лишь у единиц, да и тот – весьма поверхностный. Возможно, это связано с тем, что специальность Sustainable Environmental Design – очень новая. Разница в образовании среди студентов, безусловно, была заметна, но, поскольку профильное направление было новым для всех, и мы все работали в группах, разный бэкграунд лишь способствовал прогрессу и саморазвитию. Все мы многому научились друг у друга.
 
Курс SED. Сентябрь 2009 года.



Старший преподаватель факультета – гуру «устойчивости», грек по происхождению Симос Яннас. Он хорошо известен в нашей сфере, поскольку уже давно – насколько это возможно в этой новой области деятельности – занимается «устойчивым» проектированием. Он читает много лекций в первых двух семестрах. У Симоса обычно есть парочка «любимчиков» среди учащихся. Обычно на эту роль он выбирает самых сильных студентов на протяжении курса и позже помогает им работать над диссертацией.

Остальные преподаватели – или из академического сообщества, или профессионалы в нашей области из ведущих бюро и выпускники программы SED прошлых лет. Как и студенты, преподаватели в АА собраны со всех концов мира. Кроме того, первые два семестра у нас были регулярные лекции «устойчивых» архитекторов из Великобритании, Италии, Германии, Бразилии и т.д.
 
Преподаватели SED курса: Клаус Бодэ, Барак Пельман, Джоана Суарес, Хорхе Родригес.



Мне в АА было интересно абсолютно все, и, несмотря на 10-часовые рабочие дни и отсутствие выходных, все время хотелось еще и еще впитывать знания. В российском вузе я такого желания не ощущала. В АА каждый день что-то происходит, и неважно, учишься ты там или нет. После окончания учебы я еще года два приходила на лекции, посидеть в кафе или посмотреть очередную выставку. Непрекращающееся развитие – наверное, это так можно охарактеризовать. АА – это пульсирующий, креативный и самостоятельный мир, где все время хочется творить. И, что не менее важно, АА открывает для тебя много дверей, дает много знакомств.

Также незабываемыми были учебные поездки в Амстердам и Мадрид. В обоих городах мы встречались с практикующими архитекторами и посещали их постройки. Интересно, что в тот момент Голландия отставала от Испании в плане «устойчивой» архитектуры.
 
Учебная поездка в Мадрид, факультет SED и студенты Мадридского политехнического университета. 2010 год.
Эко-Бульвар. Мадрид.
Жилое здание «Селосия» (Celosia). Бюро MVRDV. Мадрид.
Жилое здание «Мирадор». Бюро MVRDV. Мадрид.
Учебная поездка в Амстердам. Прогулка с голландскими архитекторами по северному району Амстердама Noord.
Дом Шрёдер в Утрехте (1923–24) Геррита Ритвелда.
Жилой дом «Кит» в амстердамском квартале Борнео-Спорэнбёрх. Бюро de Architekten Cie.
Жилой дом «Кит» в амстердамском квартале Борнео-Спорэнбёрх. Бюро de Architekten Cie.



Правда, после окончания учебы мне было сложно найти работу: процесс поиска, пришедшийся на разгар экономического кризиса, занял целых девять месяцев. Прежде чем стать sustainability consultant – консультантом по «устойчивости» – мне пришлось четыре месяца проработать помощником архитектора, поскольку для того, чтобы работать архитектором в Англии, необходимо подтвердить свой российский диплом и получить аккредитацию RIBA 1 и RIBA 2, затем отучиться еще один год, чтобы сдать экзамен, получить лицензию (RIBA 3) и звание архитектора. Удовольствие это недешевое, стоит примерно как половина года в АА, поэтому те, кто выбирают путь архитектора, по этому пути идут долго.

Почертив пару месяцев унитазы, я все же нашла работу sustainability consultant. Теперь в мои обязанности вошло многое из того, чему меня научили в АА, в том числе динамическое моделирование и анализ зданий на количество солнечного света – как на фасаде, так и внутри жилых помещений, перегрев и потребление энергии. Нередко попадаются и исследовательские проекты, когда заказчик заинтересован в анализе потенциальных энергоэффективных сценариев для своего участка. Допустим, имея в своем распоряжении микрорайон, заказчик обращается в наш офис с вопросом: какой сценарий будет наиболее эффективен с точки зрения потребления энергии и финансовых затрат – полное обновление района, капитальный ремонт существующего жилого фонда или минимальное обновление устаревших элементов жилого фонда (бойлеры, окна и т.п.). Позже по стечению обстоятельств я занималась менеджментом энергоэффективной оценки BREEAM для олимпийских объектов в Сочи, которые на тот момент получили небывалую для российской истории BREEAM оценку «very good». А совсем недавно я успешно сдала экзамен на звание оценщика BREEAM.

Проработав четыре года по специальности и пройдя через внушительное число собеседований в поисках работы в Великобритании, в Китае и Вьетнаме, могу с уверенностью сказать, что фраза «я училась в АА» обладает магическим свойством, потому что это синоним качественного образования для архитекторов во многих странах мира.
Спасибо всем, кто разделил со мной этот незабываемый опыт, Курс SED, Амстердам 2010 год.


30 Октября 2015

Автор текста:

Евгения Буданова
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Архитектурное образование, Архитектурное образование за рубежом: личный опыт

МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Пресса: Интервью студентов школы Антона Грибанова и Никиты...
Этим летом все студенты второго курса бакалавриата МАРШ проходили практику в ведущих архитектурных бюро Москвы: Архитекторы Асс, бюро Бродского, Рождественка, SPEECH, АГ ДНК, Практика, Атриум, BUROMOSCOW, Wall, Werner Zobek, Kleinewelt Architekten, Nowadays, Form. По итогам практики в МАРШ состоялась презентация и обсуждение ее результатов со студентами и их кураторами. Мы решили также пообщаться со студентами уже третьего курса, Антоном Грибановым и Никитой Кобцевым, и узнать, что они делали во время практики и чем им этот опыт запомнился.

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.

Сейчас на главной

Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.