Хогвартс для архитекторов

Лондонский архитектор – консультант по «устойчивости» Евгения Буданова – о своей учебе в школе Архитектурной Ассоциации по магистерской программе «Устойчивое экологическое проектирование» (SED).

Автор текста:
Евгения Буданова

mainImg
На момент выбора института у меня было два основных критерия: интересная, востребованная специальность и качество образования. Про лондонскую АА (Architectural Association School of Architecture) я услышала от моего преподавателя по архитектурному проектированию в РУДН Шейх-Абдул Карима в ответ на мой вопрос: «Какое, на ваш взгляд, лучшее высшее учебное заведение в Великобритании для архитектора?» Так была задана отправная точка. Список магистерских специальностей на тот момент состоял из шести курсов, среди которых два показались мне наиболее привлекательными. Это устойчивое проектирование (Sustainable Environmental Design или SED) и новейшие технологии (Emerging Technologies). Первый курс долгое время оставался для меня загадкой, поскольку исчерпывающего перевода слова sustainable на русский язык мне так и не удалось найти. В итоге, побоявшись излишних математических расчетов, я выбрала «устойчивое проектирование». Если бы я только знала, что меня ждет!

Для подстраховки мною было выбрано еще два вуза с похожими направлениями, это Колледж искусств Челси (Chelsea College of Arts) и Лондонский университет Метрополитен (London Met). Школа Бартлетт (Bartlett) из уравнения была исключена практически сразу из-за своей чрезмерной бюрократичности (к примеру, рекомендательное письмо в поддержку абитуриента должен был посылать обязательно сам его автор, и отрывная часть конверта должна быть подписана его рукой: мне это показалось перебором).

Собеседование в Колледж Челси я проходила в агентстве, которое специализируется на образовании за рубежом. В их московский офис приехал представитель вуза, в моем случае это был один из преподавателей факультета фотографии, который счел мой четырехлетний опыт работы в московском архитектурном бюро недостаточным, а мое портфолио – неподходящим для уровня их магистерской программы. Он предложил мне для начала пройти подготовительный курс, стоимость которого была близка к стоимости годового обучения на магистра. То есть этот вариант стал в два раза дороже.

Недолго думая, я собрала свое портфолио (не имея ни одного sustainable-проекта), мотивационное письмо, три рекомендательных письма, диплом бакалавра архитектуры РУДН и сама отвезла все это в АА. На момент подачи документов я уже упустила возможность подать заявку на какой-либо грант, поскольку, как и все в Англии, это нужно делать очень задолго. В моем случае, если учеба начиналась в сентябре, заявку нужно было подать уже в январе, то есть за девять месяцев до старта учебной программы. В АА есть свой список различных грантов и стипендий, которые в среднем покрывают одну треть стоимости года обучения. В то же время, я точно знаю, что некоторые мои одногруппники оплачивали свое обучение за счет грантов, выданных правительством своих стран.

В London Met подать документы я так и не успела, потому что уже 1 апреля 2009 года я получила вожделенное письмо из АА, сообщавшее о том, что меня приняли и в сентябре я могу начать учиться, если к тому времени я сдам IELTS (экзамен на знание английского языка) на средний балл 6,5 и оплачу 1/3 стоимости года обучения.

Выбранный мной курс SED предлагается в двух вариантах продолжительности: 12 месяцев (Master of science/Магистр наук) и 16 месяцев (Master of architecture/Магистр Архитектуры). Первый, более теоретический, состоит из трех семестров и заканчивается внушительной диссертацией. Второй – на один семестр длиннее, тоже включает в себя диссертацию, а после нее необходимо также сдать и проект, то есть этот курс более практический и требует большего практического опыта. Впрочем, свой выбор можно скорректировать в течение учебного года. Так, несколько человек с нашего курса поменяли Master of science на Master of architecture и наоборот уже после начала учебы.
Очередь в АА в первый день ознакомительной недели.

 Я выбрала курс Master of science. Первые два семестра учебная программа рассчитана на полное погружение в предмет: лекции приглашенных архитекторов и бывших студентов, семинары по огромному количеству новых компьютерных программ и специальному оборудованию.
Измеритель уровня внутреннего света и термометр с измерителем влажности воздуха и с измерителем скорости движения воздуха.

В это время основная работа проходит в группах по четыре человека. Каждые две недели группа делает промежуточные отчетные презентации по своей работе перед преподавателями и приглашенными специалистами, что помогает отшлифовать проект в процессе работы над ним. Итогом становится групповой проект по заданной теме. Кроме того, необходимо сдать индивидуальную курсовую работу на любой интересный тебе сюжет. На протяжении всего времени предусмотрены индивидуальные консультации – как по групповому проекту, так и по индивидуальной работе.
 
Групповая консультация по проекту первого семестра

Из практических занятий мне запомнилась первая неделя в АА, когда учащимся предлагается на выбор посетить одну из «топовых» архитектурных мастерских, где специально для студентов устраиваются лекции и экскурсии по офисам.
 
Список желающих посетить мастерскую Захи Хадид.



Очень яркие впечатления оставило первое задание первого семестра, когда нам предложили выбрать жилой объект для изучения. Затем надо было установить в выбранном доме всевозможные измерители температуры и влажности, измерить уровни дневного света, пообщаться с жильцами и узнать об их образе жизни, распорядке дня и привычках. Жильцы были удивлены, да и мы сами не ожидали такого глубокого анализа проекта. Кроме того, мы встречались с архитектором проекта, чтобы узнать мельчайшие особенности этого дома. Весь первый семестр мы изучали дом со всех сторон, смотрели, как влияют привычки людей на потребление энергии.

Два 3-этажных дома (180 м2) и арт-студия (50 м2) по адресу №№ 2 и 4 на Кармартен-плейс были возведены в 2006 из деревянных элементов, изготовленных на фабрике Riko в Словении. Эти элементы из сибирской древесины были собраны за 12 дней при помощи строительного крана. Здания спроектированы местным бюро Architects in Residence (Kate Cheyne, Emma Doherty, Amanda Menage) на очень тесном участке земли в районе Бермондсей, причем перед архитекторами стояла сложная задача увеличения количества света в домах без нарушения частного пространства жильцов.
 
zooming
Дома №№ 2 и 4 на Кармартен-плейс.
Дома №№ 2 и 4 на Кармартен-плейс.
Процесс сборки первого этажа.
Результаты измерений уровня света внутри.
Результаты измерений температуры и влажности воздуха.



Мне повезло полгода проучиться в магистратуре в РУДН, поэтому я могу судить о различиях этих программ в России и Британии. Их очень много, но самое большое впечатление на меня произвел творческий подход к студенческим проектам в АА. Поучившись в российском вузе, я привыкла к тому, что, когда дают задание, предлагают пример его выполнения, чтобы студент имел представление о том, как должна выглядеть его будущая работа. В АА вообще такого не было. Ни один преподаватель никогда не скажет, как должна выглядеть работа – этот вопрос полностью решает сам студент. Поначалу это вводило меня в ступор. Например, на мой вопрос: «Что должно быть изображено на слайде, посвященном экологическому транспорту?» ответ обычно звучал так: «Поставь то, что считаешь важным».

В первом семестре нам задали сделать презентацию об «устойчивом» транспорте. Это задание состояло из одного словосочетания и ограничений по формату: каждая команда студентов готовит презентацию и 10-минутный рассказ – и все. Никаких пояснений, уточнений, примеров не предполагалось. Позже, собственно на презентации перед всем классом и пятью преподавателями, тебе расскажут, в чем положительные стороны твоей работы, а какие моменты ты упустил, но, опять же, тебе не скажут, как именно тебе следовало действовать.

Второе отличие английского обучения от российского – регулярные, раз в две недели, презентации текущего проекта. Этот аспект помогает лучше проработать проект на каждом этапе, поскольку каждые две недели ты должен показывать, что в твоей работе есть смысл. А если вдруг окажется, что смысла нет, во время презентации тебе помогут его найти. Кроме положительных сторон для проекта, ты учишься общаться с публикой, отстаивая свои идеи. Для Англии это необходимая практика, так как представление проекта перед заказчиком или на общественных слушаниях в органах местного самоуправления – обязательная часть работы архитектора.

Помимо двух упомянутых выше отличий, важно упомянуть тот факт, что учеба в АА длится по 10 часов ежедневно на протяжении всей недели практически в течение всего года.

Что касается АА как вуза и его высокого статуса, то, безусловно, воздух там пропитан креативностью. Переступив порог дома номер 36 на Бедфорт-сквэр, попадаешь не иначе как в школу волшебников архитектуры. Я даже проверяла этот эффект на других людях: это действительно атмосферное место, там хочется сидеть в библиотеке, на лекции приглашенного «звездного» архитектора в главной аудитории, пить кофе на террасе и просто быть. Чтобы ощутить смелость экспериментов, раньше было достаточно просто подойти к главному входу, где летом выставляли павильоны, спроектированные кем-то из студентов. Это всегда были новаторские конструкции.
Лекция Тойо Ито в АА (японский архитектор с автором этой статьи).
Павильон на площади Бедфорд, август 2009 года.
Павильон на площади Бедфорд, август 2009 года.
Павильон на площади Бедфорд, август 2009 года.
Инсталляция во внутреннем дворике АА.
«Канапе» на террасе здания АА.

 На нашем курсе училось около 42 человек из 22 стран: США, Канада, Пуэрто-Рико, Мексика, Бразилия, Чили, Китай, Колумбия, Индия, Япония, Таиланд, Тайвань, Малайзия, Иран, Турция, Греция, Италия, Испания, Португалия, Бельгия, Израиль – и Россия в моем лице, но ни одного англичанина. Контингент варьировался от только закончивших бакалавриат молодых ребят до вполне матерых архитекторов с большим опытом работы. На моей памяти было несколько работавших человек, то есть аккредитованных архитекторов. Собственной мастерской не было ни у кого, но многие обзавелись таковыми уже по окончании курса. На нашем курсе я была самой младшей по возрасту. Стоит, правда, заметить, что опыт работы именно в нашей специализации был лишь у единиц, да и тот – весьма поверхностный. Возможно, это связано с тем, что специальность Sustainable Environmental Design – очень новая. Разница в образовании среди студентов, безусловно, была заметна, но, поскольку профильное направление было новым для всех, и мы все работали в группах, разный бэкграунд лишь способствовал прогрессу и саморазвитию. Все мы многому научились друг у друга.
 
Курс SED. Сентябрь 2009 года.



Старший преподаватель факультета – гуру «устойчивости», грек по происхождению Симос Яннас. Он хорошо известен в нашей сфере, поскольку уже давно – насколько это возможно в этой новой области деятельности – занимается «устойчивым» проектированием. Он читает много лекций в первых двух семестрах. У Симоса обычно есть парочка «любимчиков» среди учащихся. Обычно на эту роль он выбирает самых сильных студентов на протяжении курса и позже помогает им работать над диссертацией.

Остальные преподаватели – или из академического сообщества, или профессионалы в нашей области из ведущих бюро и выпускники программы SED прошлых лет. Как и студенты, преподаватели в АА собраны со всех концов мира. Кроме того, первые два семестра у нас были регулярные лекции «устойчивых» архитекторов из Великобритании, Италии, Германии, Бразилии и т.д.
 
Преподаватели SED курса: Клаус Бодэ, Барак Пельман, Джоана Суарес, Хорхе Родригес.



Мне в АА было интересно абсолютно все, и, несмотря на 10-часовые рабочие дни и отсутствие выходных, все время хотелось еще и еще впитывать знания. В российском вузе я такого желания не ощущала. В АА каждый день что-то происходит, и неважно, учишься ты там или нет. После окончания учебы я еще года два приходила на лекции, посидеть в кафе или посмотреть очередную выставку. Непрекращающееся развитие – наверное, это так можно охарактеризовать. АА – это пульсирующий, креативный и самостоятельный мир, где все время хочется творить. И, что не менее важно, АА открывает для тебя много дверей, дает много знакомств.

Также незабываемыми были учебные поездки в Амстердам и Мадрид. В обоих городах мы встречались с практикующими архитекторами и посещали их постройки. Интересно, что в тот момент Голландия отставала от Испании в плане «устойчивой» архитектуры.
 
Учебная поездка в Мадрид, факультет SED и студенты Мадридского политехнического университета. 2010 год.
Эко-Бульвар. Мадрид.
Жилое здание «Селосия» (Celosia). Бюро MVRDV. Мадрид.
Жилое здание «Мирадор». Бюро MVRDV. Мадрид.
Учебная поездка в Амстердам. Прогулка с голландскими архитекторами по северному району Амстердама Noord.
Дом Шрёдер в Утрехте (1923–24) Геррита Ритвелда.
Жилой дом «Кит» в амстердамском квартале Борнео-Спорэнбёрх. Бюро de Architekten Cie.
Жилой дом «Кит» в амстердамском квартале Борнео-Спорэнбёрх. Бюро de Architekten Cie.



Правда, после окончания учебы мне было сложно найти работу: процесс поиска, пришедшийся на разгар экономического кризиса, занял целых девять месяцев. Прежде чем стать sustainability consultant – консультантом по «устойчивости» – мне пришлось четыре месяца проработать помощником архитектора, поскольку для того, чтобы работать архитектором в Англии, необходимо подтвердить свой российский диплом и получить аккредитацию RIBA 1 и RIBA 2, затем отучиться еще один год, чтобы сдать экзамен, получить лицензию (RIBA 3) и звание архитектора. Удовольствие это недешевое, стоит примерно как половина года в АА, поэтому те, кто выбирают путь архитектора, по этому пути идут долго.

Почертив пару месяцев унитазы, я все же нашла работу sustainability consultant. Теперь в мои обязанности вошло многое из того, чему меня научили в АА, в том числе динамическое моделирование и анализ зданий на количество солнечного света – как на фасаде, так и внутри жилых помещений, перегрев и потребление энергии. Нередко попадаются и исследовательские проекты, когда заказчик заинтересован в анализе потенциальных энергоэффективных сценариев для своего участка. Допустим, имея в своем распоряжении микрорайон, заказчик обращается в наш офис с вопросом: какой сценарий будет наиболее эффективен с точки зрения потребления энергии и финансовых затрат – полное обновление района, капитальный ремонт существующего жилого фонда или минимальное обновление устаревших элементов жилого фонда (бойлеры, окна и т.п.). Позже по стечению обстоятельств я занималась менеджментом энергоэффективной оценки BREEAM для олимпийских объектов в Сочи, которые на тот момент получили небывалую для российской истории BREEAM оценку «very good». А совсем недавно я успешно сдала экзамен на звание оценщика BREEAM.

Проработав четыре года по специальности и пройдя через внушительное число собеседований в поисках работы в Великобритании, в Китае и Вьетнаме, могу с уверенностью сказать, что фраза «я училась в АА» обладает магическим свойством, потому что это синоним качественного образования для архитекторов во многих странах мира.
Спасибо всем, кто разделил со мной этот незабываемый опыт, Курс SED, Амстердам 2010 год.

30 Октября 2015

Автор текста:

Евгения Буданова
comments powered by HyperComments
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Казимир из Кемерова
Проект филиала Русского музея для Сибирского кластера искусств основан на идеях супрематизма: первофигурах, динамизме цвета и формы.
«Технологический оптимизм»
Бюро AL_A представило проект первой в мире электростанции на термоядерном синтезе: она заработает недалеко от Оксфорда в 2025. Технология разработана канадской компанией General Fusion.
Предчувствие дома
Предметы искусства, ирония, мрамор и природные аллюзии – четыре запоминающихся лобби в московских жилых комплексах.
Феликс Новиков: «Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен....
Вчера Феликс Новиков отпраздновал 94 день рождения. Присоединяемся к поздравлениям и публикуем подборку «Итогов» – отчасти авторское резюме своих работ, отчасти воспоминаний о сотрудничестве с издательствами. Рассказ включает список проектов построек, составлен в первой половине 2021 года, и предваряется небольшим вступительным интервью.
Крыша «фестонами»
Бюро BIG представило проект транспортного узла для шведского города Вестерос: он свяжет разделенные железнодорожными путями части города.
Арктические опыты
СПбГАСУ совместно с Университетом Хоккайдо провел Международную летнюю архитектурную школу, посвященную Арктике. Показываем проекты, придуманные участниками для Териберки, Земли Франца-Иосифа и Кировска.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.