Хогвартс для архитекторов

Лондонский архитектор – консультант по «устойчивости» Евгения Буданова – о своей учебе в школе Архитектурной Ассоциации по магистерской программе «Устойчивое экологическое проектирование» (SED).

Автор текста:
Евгения Буданова

mainImg
На момент выбора института у меня было два основных критерия: интересная, востребованная специальность и качество образования. Про лондонскую АА (Architectural Association School of Architecture) я услышала от моего преподавателя по архитектурному проектированию в РУДН Шейх-Абдул Карима в ответ на мой вопрос: «Какое, на ваш взгляд, лучшее высшее учебное заведение в Великобритании для архитектора?» Так была задана отправная точка. Список магистерских специальностей на тот момент состоял из шести курсов, среди которых два показались мне наиболее привлекательными. Это устойчивое проектирование (Sustainable Environmental Design или SED) и новейшие технологии (Emerging Technologies). Первый курс долгое время оставался для меня загадкой, поскольку исчерпывающего перевода слова sustainable на русский язык мне так и не удалось найти. В итоге, побоявшись излишних математических расчетов, я выбрала «устойчивое проектирование». Если бы я только знала, что меня ждет!

Для подстраховки мною было выбрано еще два вуза с похожими направлениями, это Колледж искусств Челси (Chelsea College of Arts) и Лондонский университет Метрополитен (London Met). Школа Бартлетт (Bartlett) из уравнения была исключена практически сразу из-за своей чрезмерной бюрократичности (к примеру, рекомендательное письмо в поддержку абитуриента должен был посылать обязательно сам его автор, и отрывная часть конверта должна быть подписана его рукой: мне это показалось перебором).

Собеседование в Колледж Челси я проходила в агентстве, которое специализируется на образовании за рубежом. В их московский офис приехал представитель вуза, в моем случае это был один из преподавателей факультета фотографии, который счел мой четырехлетний опыт работы в московском архитектурном бюро недостаточным, а мое портфолио – неподходящим для уровня их магистерской программы. Он предложил мне для начала пройти подготовительный курс, стоимость которого была близка к стоимости годового обучения на магистра. То есть этот вариант стал в два раза дороже.

Недолго думая, я собрала свое портфолио (не имея ни одного sustainable-проекта), мотивационное письмо, три рекомендательных письма, диплом бакалавра архитектуры РУДН и сама отвезла все это в АА. На момент подачи документов я уже упустила возможность подать заявку на какой-либо грант, поскольку, как и все в Англии, это нужно делать очень задолго. В моем случае, если учеба начиналась в сентябре, заявку нужно было подать уже в январе, то есть за девять месяцев до старта учебной программы. В АА есть свой список различных грантов и стипендий, которые в среднем покрывают одну треть стоимости года обучения. В то же время, я точно знаю, что некоторые мои одногруппники оплачивали свое обучение за счет грантов, выданных правительством своих стран.

В London Met подать документы я так и не успела, потому что уже 1 апреля 2009 года я получила вожделенное письмо из АА, сообщавшее о том, что меня приняли и в сентябре я могу начать учиться, если к тому времени я сдам IELTS (экзамен на знание английского языка) на средний балл 6,5 и оплачу 1/3 стоимости года обучения.

Выбранный мной курс SED предлагается в двух вариантах продолжительности: 12 месяцев (Master of science/Магистр наук) и 16 месяцев (Master of architecture/Магистр Архитектуры). Первый, более теоретический, состоит из трех семестров и заканчивается внушительной диссертацией. Второй – на один семестр длиннее, тоже включает в себя диссертацию, а после нее необходимо также сдать и проект, то есть этот курс более практический и требует большего практического опыта. Впрочем, свой выбор можно скорректировать в течение учебного года. Так, несколько человек с нашего курса поменяли Master of science на Master of architecture и наоборот уже после начала учебы.
Очередь в АА в первый день ознакомительной недели.

 Я выбрала курс Master of science. Первые два семестра учебная программа рассчитана на полное погружение в предмет: лекции приглашенных архитекторов и бывших студентов, семинары по огромному количеству новых компьютерных программ и специальному оборудованию.
Измеритель уровня внутреннего света и термометр с измерителем влажности воздуха и с измерителем скорости движения воздуха.

В это время основная работа проходит в группах по четыре человека. Каждые две недели группа делает промежуточные отчетные презентации по своей работе перед преподавателями и приглашенными специалистами, что помогает отшлифовать проект в процессе работы над ним. Итогом становится групповой проект по заданной теме. Кроме того, необходимо сдать индивидуальную курсовую работу на любой интересный тебе сюжет. На протяжении всего времени предусмотрены индивидуальные консультации – как по групповому проекту, так и по индивидуальной работе.
 
Групповая консультация по проекту первого семестра

Из практических занятий мне запомнилась первая неделя в АА, когда учащимся предлагается на выбор посетить одну из «топовых» архитектурных мастерских, где специально для студентов устраиваются лекции и экскурсии по офисам.
 
Список желающих посетить мастерскую Захи Хадид.



Очень яркие впечатления оставило первое задание первого семестра, когда нам предложили выбрать жилой объект для изучения. Затем надо было установить в выбранном доме всевозможные измерители температуры и влажности, измерить уровни дневного света, пообщаться с жильцами и узнать об их образе жизни, распорядке дня и привычках. Жильцы были удивлены, да и мы сами не ожидали такого глубокого анализа проекта. Кроме того, мы встречались с архитектором проекта, чтобы узнать мельчайшие особенности этого дома. Весь первый семестр мы изучали дом со всех сторон, смотрели, как влияют привычки людей на потребление энергии.

Два 3-этажных дома (180 м2) и арт-студия (50 м2) по адресу №№ 2 и 4 на Кармартен-плейс были возведены в 2006 из деревянных элементов, изготовленных на фабрике Riko в Словении. Эти элементы из сибирской древесины были собраны за 12 дней при помощи строительного крана. Здания спроектированы местным бюро Architects in Residence (Kate Cheyne, Emma Doherty, Amanda Menage) на очень тесном участке земли в районе Бермондсей, причем перед архитекторами стояла сложная задача увеличения количества света в домах без нарушения частного пространства жильцов.
 
zooming
Дома №№ 2 и 4 на Кармартен-плейс.
Дома №№ 2 и 4 на Кармартен-плейс.
Процесс сборки первого этажа.
Результаты измерений уровня света внутри.
Результаты измерений температуры и влажности воздуха.



Мне повезло полгода проучиться в магистратуре в РУДН, поэтому я могу судить о различиях этих программ в России и Британии. Их очень много, но самое большое впечатление на меня произвел творческий подход к студенческим проектам в АА. Поучившись в российском вузе, я привыкла к тому, что, когда дают задание, предлагают пример его выполнения, чтобы студент имел представление о том, как должна выглядеть его будущая работа. В АА вообще такого не было. Ни один преподаватель никогда не скажет, как должна выглядеть работа – этот вопрос полностью решает сам студент. Поначалу это вводило меня в ступор. Например, на мой вопрос: «Что должно быть изображено на слайде, посвященном экологическому транспорту?» ответ обычно звучал так: «Поставь то, что считаешь важным».

В первом семестре нам задали сделать презентацию об «устойчивом» транспорте. Это задание состояло из одного словосочетания и ограничений по формату: каждая команда студентов готовит презентацию и 10-минутный рассказ – и все. Никаких пояснений, уточнений, примеров не предполагалось. Позже, собственно на презентации перед всем классом и пятью преподавателями, тебе расскажут, в чем положительные стороны твоей работы, а какие моменты ты упустил, но, опять же, тебе не скажут, как именно тебе следовало действовать.

Второе отличие английского обучения от российского – регулярные, раз в две недели, презентации текущего проекта. Этот аспект помогает лучше проработать проект на каждом этапе, поскольку каждые две недели ты должен показывать, что в твоей работе есть смысл. А если вдруг окажется, что смысла нет, во время презентации тебе помогут его найти. Кроме положительных сторон для проекта, ты учишься общаться с публикой, отстаивая свои идеи. Для Англии это необходимая практика, так как представление проекта перед заказчиком или на общественных слушаниях в органах местного самоуправления – обязательная часть работы архитектора.

Помимо двух упомянутых выше отличий, важно упомянуть тот факт, что учеба в АА длится по 10 часов ежедневно на протяжении всей недели практически в течение всего года.

Что касается АА как вуза и его высокого статуса, то, безусловно, воздух там пропитан креативностью. Переступив порог дома номер 36 на Бедфорт-сквэр, попадаешь не иначе как в школу волшебников архитектуры. Я даже проверяла этот эффект на других людях: это действительно атмосферное место, там хочется сидеть в библиотеке, на лекции приглашенного «звездного» архитектора в главной аудитории, пить кофе на террасе и просто быть. Чтобы ощутить смелость экспериментов, раньше было достаточно просто подойти к главному входу, где летом выставляли павильоны, спроектированные кем-то из студентов. Это всегда были новаторские конструкции.
Лекция Тойо Ито в АА (японский архитектор с автором этой статьи).
Павильон на площади Бедфорд, август 2009 года.
Павильон на площади Бедфорд, август 2009 года.
Павильон на площади Бедфорд, август 2009 года.
Инсталляция во внутреннем дворике АА.
«Канапе» на террасе здания АА.

 На нашем курсе училось около 42 человек из 22 стран: США, Канада, Пуэрто-Рико, Мексика, Бразилия, Чили, Китай, Колумбия, Индия, Япония, Таиланд, Тайвань, Малайзия, Иран, Турция, Греция, Италия, Испания, Португалия, Бельгия, Израиль – и Россия в моем лице, но ни одного англичанина. Контингент варьировался от только закончивших бакалавриат молодых ребят до вполне матерых архитекторов с большим опытом работы. На моей памяти было несколько работавших человек, то есть аккредитованных архитекторов. Собственной мастерской не было ни у кого, но многие обзавелись таковыми уже по окончании курса. На нашем курсе я была самой младшей по возрасту. Стоит, правда, заметить, что опыт работы именно в нашей специализации был лишь у единиц, да и тот – весьма поверхностный. Возможно, это связано с тем, что специальность Sustainable Environmental Design – очень новая. Разница в образовании среди студентов, безусловно, была заметна, но, поскольку профильное направление было новым для всех, и мы все работали в группах, разный бэкграунд лишь способствовал прогрессу и саморазвитию. Все мы многому научились друг у друга.
 
Курс SED. Сентябрь 2009 года.



Старший преподаватель факультета – гуру «устойчивости», грек по происхождению Симос Яннас. Он хорошо известен в нашей сфере, поскольку уже давно – насколько это возможно в этой новой области деятельности – занимается «устойчивым» проектированием. Он читает много лекций в первых двух семестрах. У Симоса обычно есть парочка «любимчиков» среди учащихся. Обычно на эту роль он выбирает самых сильных студентов на протяжении курса и позже помогает им работать над диссертацией.

Остальные преподаватели – или из академического сообщества, или профессионалы в нашей области из ведущих бюро и выпускники программы SED прошлых лет. Как и студенты, преподаватели в АА собраны со всех концов мира. Кроме того, первые два семестра у нас были регулярные лекции «устойчивых» архитекторов из Великобритании, Италии, Германии, Бразилии и т.д.
 
Преподаватели SED курса: Клаус Бодэ, Барак Пельман, Джоана Суарес, Хорхе Родригес.



Мне в АА было интересно абсолютно все, и, несмотря на 10-часовые рабочие дни и отсутствие выходных, все время хотелось еще и еще впитывать знания. В российском вузе я такого желания не ощущала. В АА каждый день что-то происходит, и неважно, учишься ты там или нет. После окончания учебы я еще года два приходила на лекции, посидеть в кафе или посмотреть очередную выставку. Непрекращающееся развитие – наверное, это так можно охарактеризовать. АА – это пульсирующий, креативный и самостоятельный мир, где все время хочется творить. И, что не менее важно, АА открывает для тебя много дверей, дает много знакомств.

Также незабываемыми были учебные поездки в Амстердам и Мадрид. В обоих городах мы встречались с практикующими архитекторами и посещали их постройки. Интересно, что в тот момент Голландия отставала от Испании в плане «устойчивой» архитектуры.
 
Учебная поездка в Мадрид, факультет SED и студенты Мадридского политехнического университета. 2010 год.
Эко-Бульвар. Мадрид.
Жилое здание «Селосия» (Celosia). Бюро MVRDV. Мадрид.
Жилое здание «Мирадор». Бюро MVRDV. Мадрид.
Учебная поездка в Амстердам. Прогулка с голландскими архитекторами по северному району Амстердама Noord.
Дом Шрёдер в Утрехте (1923–24) Геррита Ритвелда.
Жилой дом «Кит» в амстердамском квартале Борнео-Спорэнбёрх. Бюро de Architekten Cie.
Жилой дом «Кит» в амстердамском квартале Борнео-Спорэнбёрх. Бюро de Architekten Cie.



Правда, после окончания учебы мне было сложно найти работу: процесс поиска, пришедшийся на разгар экономического кризиса, занял целых девять месяцев. Прежде чем стать sustainability consultant – консультантом по «устойчивости» – мне пришлось четыре месяца проработать помощником архитектора, поскольку для того, чтобы работать архитектором в Англии, необходимо подтвердить свой российский диплом и получить аккредитацию RIBA 1 и RIBA 2, затем отучиться еще один год, чтобы сдать экзамен, получить лицензию (RIBA 3) и звание архитектора. Удовольствие это недешевое, стоит примерно как половина года в АА, поэтому те, кто выбирают путь архитектора, по этому пути идут долго.

Почертив пару месяцев унитазы, я все же нашла работу sustainability consultant. Теперь в мои обязанности вошло многое из того, чему меня научили в АА, в том числе динамическое моделирование и анализ зданий на количество солнечного света – как на фасаде, так и внутри жилых помещений, перегрев и потребление энергии. Нередко попадаются и исследовательские проекты, когда заказчик заинтересован в анализе потенциальных энергоэффективных сценариев для своего участка. Допустим, имея в своем распоряжении микрорайон, заказчик обращается в наш офис с вопросом: какой сценарий будет наиболее эффективен с точки зрения потребления энергии и финансовых затрат – полное обновление района, капитальный ремонт существующего жилого фонда или минимальное обновление устаревших элементов жилого фонда (бойлеры, окна и т.п.). Позже по стечению обстоятельств я занималась менеджментом энергоэффективной оценки BREEAM для олимпийских объектов в Сочи, которые на тот момент получили небывалую для российской истории BREEAM оценку «very good». А совсем недавно я успешно сдала экзамен на звание оценщика BREEAM.

Проработав четыре года по специальности и пройдя через внушительное число собеседований в поисках работы в Великобритании, в Китае и Вьетнаме, могу с уверенностью сказать, что фраза «я училась в АА» обладает магическим свойством, потому что это синоним качественного образования для архитекторов во многих странах мира.
Спасибо всем, кто разделил со мной этот незабываемый опыт, Курс SED, Амстердам 2010 год.

30 Октября 2015

Автор текста:

Евгения Буданова
comments powered by HyperComments
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.