«Диалог преподавателей и студентов налажен прекрасно»

Украинский архитектор Дмитрий Аранчий рассказал Архи.ру об учебе в лондонской школе Архитектурной Ассоциации.

Нина Фролова

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Дмитрий Аранчий, руководитель киевского бюро Dmytro Aranchii Architects, учится в магистратуре на отделении DRL (Лаборатории исследовательского дизайна) в школе Архитектурной Ассоциации (АА).

Архи.ру:
Почему вы выбрали именно АА, что ожидали получить от учебы там?


Дмитрий Аранчий:
Выбор – давний и осознанный. В отличие от многих других студентов, я отправлял документы только в AA DRL. Дело в том, что моя исследовательская и практическая деятельность посвящены вычислительной (параметрической) архитектуре – магистерская работа «Алгоритмические методы архитектурного формообразования» в КНУСА была чуть ли не первой научной попыткой в Украине разобрать по полочкам современное направление. Техническое и архитектурное образование, начатая кандидатская по искусственному интеллекту в архитектуре, коммерческое проектирование – все это звенья одной цепи. АА (в частности, ее лаборатория DRL) хороша тем, что собрала вместе лучших представителей направления – как мыслителей, так и реализаторов – у которых есть чему поучиться. Для меня поездка в AA DRL равнозначна поездке во Флоренцию в эпоху Ренессанса, чтобы учиться живописи и перспективе.
 
Студия AA DRL. Крайний слева - Дмитрий Аранчий. Изображение: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием
zooming
Во главе стола - руководитель AA DRL Теодор Спиропулос, справа - его помощник Мустафа Эль Сайед. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием

– Каковы условия для поступления в магистратуру?

– Необходимо предоставить портфолио, написать убедительное сопроводительное письмо, свидетельствующее о серьезных намерениях, желательны хорошие рекомендации, также обязательно наличие сертификата о сдаче английского на соответствующий балл.

Как стало ясно после поступления, здесь стараются учитывать сумму всех составляющих независимо от бэкграунда. Порой желание учиться играет решающую роль в отборе претендентов, однако все равно очень важно предоставить адекватное и качественное портфолио, ведь конкурс колеблется в диапазоне 6–10 человек на место.
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием

– Что представляет собой выбранный Вами учебный курс?

– Общая продолжительность курса – почти полтора года (4 триместра, или 16 месяцев). Присутствуют несколько предметов, загруженность которыми больше приходиться на первую половину курса. Фактически, занятия делятся на работу над основным проектом и все остальные, которые в этот проект максимально интегрированы.

В течении первых 2 триместров проходят семинары (доклады и чтение не одной сотни страниц текстов на околоархитектурную и околовычислительную тематику по всевозможным относящимся к теме дисциплинам), так называемый синтез (написание за полгода трех научных статей) и занятия по нескольким программам, которые носят необязательный характер и ориентированы на подтягивание до необходимого уровня необходимых технических навыков.

В первом триместре проектирование разбито на два воркшопа – по материалам и по алгоритмам. В течении первого наша студия ездила в Хук-Парк, что за 150 миль от Лондона, поскольку условия там позволяют создавать крупномасштабные прототипы. Столовая в Хук-Парке спроектирована Фраем Отто, а здание мастерской – его студентами около 25 лет назад. Там же выращивают все необходимые виды деревьев для экспериментов с деревянными конструкциями.

3-й и 4-й триместры полностью посвящены финальному проекту без дополнительных предметов. Внимание уделяется не только моделированию и алгоритмическому формообразованию, но и теоретической составляющей и изготовлению физических макетов (моделей), которые способны в движении в реальном времени доказывать концепции мобильности и самоорганизации.



– Чем отличается организация образовательного процесса в АА от КНУСА? Что нравится, что нет? Как проходят презентации и публичное обсуждение проектов?

– Основное отличие – это подход к проекту как комплексной проблеме не только урбанистически-архитектурного характера или в аспекте мобильности, но и как к исследованию, берущему свое начало в других науках.

Ежедневная учеба до 10 часов вечера – это, конечно, поначалу не может нравиться, но за исключением отсутствия выходных очень похоже на работу в некоторых именитых мастерских, в штат которых выпускники АА стремятся попасть. Постоянная концентрация на проекте дает свои результаты: все его аспекты прорабатываются каждый день до мельчайших подробностей. Нравится горизонтальная коммуникация с преподавателями, настолько горизонтальная, насколько это вообще возможно в этом случае.
 
Лекция Флавио Манцони (Ferrari) в AA. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием

Что касается презентаций проекта, то они проходят каждые две недели. Чаще всего презентация является внутренней: работу показывают руководителям студий, однако в конце каждого триместра стараются приглашать специалистов по конкретной теме извне DRL. На презентацию по завершении трех четвертей обучения, что будет в середине этого месяца, мы были вольны предлагать для приглашения экспертов, не стесняясь громких имен. В феврале 2015 на финальное жюри будет приглашен «бомонд» архитектуры, в частности вычислительной, но и не только. Например, на финальной презентации у ребят на курс старше присутствовали, среди прочих, Михаэль Хансмайер, Флавио Манцони (главный дизайнер Ferrari), неизменные Патрик Шумахер и Заха Хадид.
 
zooming
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием

Естественно, на представляющих свой проект лежит большой груз ответственности. И тут дело даже не в сложных вопросах аудитории. Проблема в том, что когда такие вопросы возникают, значит, что что-то в проекте не так, и одним лишь красивым ответом этого не исправишь. Следовательно, проекты по принципам AA DRL не должны иметь очевидных нестыковок, то есть неучтенных слабых сторон, и именно потому целостность и органичность концепции во всех мельчайших деталях неоднократно обсуждается с преподавателями как в ходе ежедневной работы, так и на презентациях. Подводя итог, можно сказать, что упор делается не на ответы на неудобные вопросы, а на невозможность их появления. Критика же более направлена не на «дискриминацию» проекта, а на мысли окружающих по поводу этой работы, ведь даже если проект «идеален», у аудитории могут быть свои идеи и предложения, а это обмен опытом и обогащение.
 
zooming
Материал 2-го воркшопа 3-го триместра AA DRL «Клеточные автоматы». Предоставлено Дмитрием Аранчием

– Понятно, что АА – это очень «блестящее» и «статусное» учебное заведение. Ощущаются ли на деле их интеллектуальный блеск, смелость экспериментов, или это в какой-то степени «бренд»?

– Безусловно, АА можно назвать «брендом» в мире архитектурного образования и развития новых парадигм. Но эта «брендовость» – не заслуга пиара, поскольку у отделения DRL, к примеру, не хватает времени даже для обновления сайта. Программа построена не на постулатах или статусе, а на людях, которые порой передают знания из поколения в поколение, поскольку эксперименты по скрещиванию вычислительных возможностей компьютера, современной науки и архитектуры в АА ведутся не один десяток лет. Именитые преподаватели особенно остро осознают потребность в ежегодном развитии и эволюции процесса обучения в соответствии с требованиями сегодняшнего дня. Ежели говорить об интеллектуальном блеске, то он действительно виден: все ключевые личности курса – люди, формирующие облик вычислительной архитектуры сегодня – с позиции теории, практики и даже программного обеспечения; они вовлечены в написание научных и исследовательских трудов, «идейное» проектирование.
 
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием

– Кто с вами учится?

– Учатся люди со всех уголков мира, кроме, пожалуй, самой Британии, как это ни иронично: ни в своей мастерской, ни на курс старше британцев я не встречал, хотя, возможно, что-то упустил. Если говорить о DRL, там много студентов из развивающихся стран: помимо Восточной Европы (впрочем, не самый многочисленный сегмент) представлены Азия (в особенности Китай и Индия) с Ближним Востоком, Южная Америка. В целом, в АА – интернациональность невероятная, можно отыскать людей из очень многих стран (исключение – африканский континент, который практически не представлен кроме средиземноморского Египта).
 
zooming
Материал 2-го воркшопа 3-го триместра AA DRL «Клеточные автоматы». Предоставлено Дмитрием Аранчием

Бэкграунд у всех, безусловно, различный, но он выравнивается в процессе учебы. Насколько мне известно, при отборе будущих студентов по портфолио стараются делать поправку на неравные «стартовые» условия, стараясь разглядеть потенциал и желание расти. Сложно сказать относительно различия систем образования, однако создается впечатление, что представители более благополучных стран (тех же европейских) более подкованы теоретически, а развивающихся – технически. Однако это достаточно выборочно и субъективно.
 
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием

В программировании, кроме меня, имели навыки до поступления человека два – три. Цель обучения для многих – приобретение знаний и опыта в вычислительной архитектуре в уникальной среде «единомышленников», для других – получить возможность работать в любой мастерской мира по окончанию обучения (впрочем, одно не исключает другого).
 
zooming
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием

– А кто преподает?

– Тремя китами DRL сейчас я бы назвал Теодора Спирополуса, Роба Стюарта Смита и Шанджая Бушана. Первый – «декан факультета», основной идеолог направления и теоретик, также известный в последнее время своими концептуальными инсталляциями интерактивной робототехники; активно публикуется и дает лекции по всему миру. Смит имеет свою практику, в рамках которой старается воплотить теоретические замыслы в реальном проектировании, также он достаточно сильный теоретик, базирующийся на достижениях смежных дисциплин. Бушан – глава вычислительного подразделения Zaha Hadid Architects, защищает докторскую на стыке архитектуры и алгоритмов компьютерной графики, он главный «технарь» DRL.
 
zooming
Материал 2-го воркшопа 3-го триместра AA DRL «Клеточные автоматы». Предоставлено Дмитрием Аранчием

Кроме них, особо стоит упомянуть Патрика Шумахера и Брэта Стила, первый из которых
является со-основателем этой программы и виднейшим реализатором ее идей в крупном масштабе. Стил – это первый директор AA DRL, ныне – директор всей АА, довольно активно публикующийся как автор и соавтор многих статей, книг и монографий.
 
Лекция Бена ван Беркеля в AA. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием

– Какова студенческая жизнь в АА?

– Коллектив сплочен почти 12 часов в сутки – в стенах студии и вне ее. В 50 ярдах от АА находится излюбленный бар студентов DRL «Джек Хорнерс» – каждую пятницу в этом лондонском заведении студенты и некоторые преподаватели Design Research Laboratory продолжают обсуждать архитектуру. Ну а если серьезно, очень вдохновляют лекции умнейших людей, которые проходят каждую неделю в лекционном зале Ассоциации. Из последних запомнившихся: Ларс Спайброк, Чарльз Дженкс, Флавио Манцони из Ferrari, изобретатель Чак Хоберман, Бернар Чуми, Бен ван Беркель.
 
zooming
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием

Возвращаясь к горизонтальной коммуникации, хотелось бы подчеркнуть, что это не в последнюю очередь заслуга Теодора Спирополуса, который является не только лектором-интеллектуалом, но и внимательным и вдумчивым слушателем, который также привил в DRL традицию – мини-празднование дней рождений студентов в самой студии. Воспользовавшись таким случаем, мне удалось угостить директора DRL украинским салом и горилкой. Но дело, конечно же, не в алкоголе, а в диалоге с преподавателями, который в AA DRL мне показался по-настоящему двусторонним.
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием
Бар Jack Horner. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием

10 Июня 2014

Нина Фролова

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Технологии и материалы
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Дворцовый переворот
Еще один ДК, который возвращает к жизни команда «Идентичность в типовом», на этот раз – в Ельце. Согласно программе, универсальные решения встречаются с локальными особенностями, благодаря чему появляется новая точка притяжения.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Игра в кубе
В Minecraft создана виртуальная копия двух зданий Дарвиновского музея: модернистского и постмодернистского, типично-«лужковского». Можно гулять как снаружи, так и по залам.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Возгонка авангарда
В Москве завершено строительство Tatlin apartments на Бакунинской улице. Дом включает в себя фрагмент отреставрированной АТС конца 1920-х годов, заставляя это спокойное, в сущности, здание с технической функцией стать более футуристичным, чем оно было задумано когда-то.