«Диалог преподавателей и студентов налажен прекрасно»

Украинский архитектор Дмитрий Аранчий рассказал Архи.ру об учебе в лондонской школе Архитектурной Ассоциации.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Дмитрий Аранчий, руководитель киевского бюро Dmytro Aranchii Architects, учится в магистратуре на отделении DRL (Лаборатории исследовательского дизайна) в школе Архитектурной Ассоциации (АА).

Архи.ру:
Почему вы выбрали именно АА, что ожидали получить от учебы там?


Дмитрий Аранчий:
Выбор – давний и осознанный. В отличие от многих других студентов, я отправлял документы только в AA DRL. Дело в том, что моя исследовательская и практическая деятельность посвящены вычислительной (параметрической) архитектуре – магистерская работа «Алгоритмические методы архитектурного формообразования» в КНУСА была чуть ли не первой научной попыткой в Украине разобрать по полочкам современное направление. Техническое и архитектурное образование, начатая кандидатская по искусственному интеллекту в архитектуре, коммерческое проектирование – все это звенья одной цепи. АА (в частности, ее лаборатория DRL) хороша тем, что собрала вместе лучших представителей направления – как мыслителей, так и реализаторов – у которых есть чему поучиться. Для меня поездка в AA DRL равнозначна поездке во Флоренцию в эпоху Ренессанса, чтобы учиться живописи и перспективе.
Студия AA DRL. Крайний слева - Дмитрий Аранчий. Изображение: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием
zooming
Во главе стола - руководитель AA DRL Теодор Спиропулос, справа - его помощник Мустафа Эль Сайед. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием
– Каковы условия для поступления в магистратуру?

– Необходимо предоставить портфолио, написать убедительное сопроводительное письмо, свидетельствующее о серьезных намерениях, желательны хорошие рекомендации, также обязательно наличие сертификата о сдаче английского на соответствующий балл.

Как стало ясно после поступления, здесь стараются учитывать сумму всех составляющих независимо от бэкграунда. Порой желание учиться играет решающую роль в отборе претендентов, однако все равно очень важно предоставить адекватное и качественное портфолио, ведь конкурс колеблется в диапазоне 6–10 человек на место.
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием
– Что представляет собой выбранный Вами учебный курс?

– Общая продолжительность курса – почти полтора года (4 триместра, или 16 месяцев). Присутствуют несколько предметов, загруженность которыми больше приходиться на первую половину курса. Фактически, занятия делятся на работу над основным проектом и все остальные, которые в этот проект максимально интегрированы.

В течении первых 2 триместров проходят семинары (доклады и чтение не одной сотни страниц текстов на околоархитектурную и околовычислительную тематику по всевозможным относящимся к теме дисциплинам), так называемый синтез (написание за полгода трех научных статей) и занятия по нескольким программам, которые носят необязательный характер и ориентированы на подтягивание до необходимого уровня необходимых технических навыков.

В первом триместре проектирование разбито на два воркшопа – по материалам и по алгоритмам. В течении первого наша студия ездила в Хук-Парк, что за 150 миль от Лондона, поскольку условия там позволяют создавать крупномасштабные прототипы. Столовая в Хук-Парке спроектирована Фраем Отто, а здание мастерской – его студентами около 25 лет назад. Там же выращивают все необходимые виды деревьев для экспериментов с деревянными конструкциями.

3-й и 4-й триместры полностью посвящены финальному проекту без дополнительных предметов. Внимание уделяется не только моделированию и алгоритмическому формообразованию, но и теоретической составляющей и изготовлению физических макетов (моделей), которые способны в движении в реальном времени доказывать концепции мобильности и самоорганизации.



– Чем отличается организация образовательного процесса в АА от КНУСА? Что нравится, что нет? Как проходят презентации и публичное обсуждение проектов?

– Основное отличие – это подход к проекту как комплексной проблеме не только урбанистически-архитектурного характера или в аспекте мобильности, но и как к исследованию, берущему свое начало в других науках.

Ежедневная учеба до 10 часов вечера – это, конечно, поначалу не может нравиться, но за исключением отсутствия выходных очень похоже на работу в некоторых именитых мастерских, в штат которых выпускники АА стремятся попасть. Постоянная концентрация на проекте дает свои результаты: все его аспекты прорабатываются каждый день до мельчайших подробностей. Нравится горизонтальная коммуникация с преподавателями, настолько горизонтальная, насколько это вообще возможно в этом случае.
Лекция Флавио Манцони (Ferrari) в AA. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием
Что касается презентаций проекта, то они проходят каждые две недели. Чаще всего презентация является внутренней: работу показывают руководителям студий, однако в конце каждого триместра стараются приглашать специалистов по конкретной теме извне DRL. На презентацию по завершении трех четвертей обучения, что будет в середине этого месяца, мы были вольны предлагать для приглашения экспертов, не стесняясь громких имен. В феврале 2015 на финальное жюри будет приглашен «бомонд» архитектуры, в частности вычислительной, но и не только. Например, на финальной презентации у ребят на курс старше присутствовали, среди прочих, Михаэль Хансмайер, Флавио Манцони (главный дизайнер Ferrari), неизменные Патрик Шумахер и Заха Хадид.
zooming
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием
Естественно, на представляющих свой проект лежит большой груз ответственности. И тут дело даже не в сложных вопросах аудитории. Проблема в том, что когда такие вопросы возникают, значит, что что-то в проекте не так, и одним лишь красивым ответом этого не исправишь. Следовательно, проекты по принципам AA DRL не должны иметь очевидных нестыковок, то есть неучтенных слабых сторон, и именно потому целостность и органичность концепции во всех мельчайших деталях неоднократно обсуждается с преподавателями как в ходе ежедневной работы, так и на презентациях. Подводя итог, можно сказать, что упор делается не на ответы на неудобные вопросы, а на невозможность их появления. Критика же более направлена не на «дискриминацию» проекта, а на мысли окружающих по поводу этой работы, ведь даже если проект «идеален», у аудитории могут быть свои идеи и предложения, а это обмен опытом и обогащение.
zooming
Материал 2-го воркшопа 3-го триместра AA DRL «Клеточные автоматы». Предоставлено Дмитрием Аранчием
– Понятно, что АА – это очень «блестящее» и «статусное» учебное заведение. Ощущаются ли на деле их интеллектуальный блеск, смелость экспериментов, или это в какой-то степени «бренд»?

– Безусловно, АА можно назвать «брендом» в мире архитектурного образования и развития новых парадигм. Но эта «брендовость» – не заслуга пиара, поскольку у отделения DRL, к примеру, не хватает времени даже для обновления сайта. Программа построена не на постулатах или статусе, а на людях, которые порой передают знания из поколения в поколение, поскольку эксперименты по скрещиванию вычислительных возможностей компьютера, современной науки и архитектуры в АА ведутся не один десяток лет. Именитые преподаватели особенно остро осознают потребность в ежегодном развитии и эволюции процесса обучения в соответствии с требованиями сегодняшнего дня. Ежели говорить об интеллектуальном блеске, то он действительно виден: все ключевые личности курса – люди, формирующие облик вычислительной архитектуры сегодня – с позиции теории, практики и даже программного обеспечения; они вовлечены в написание научных и исследовательских трудов, «идейное» проектирование.
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием
– Кто с вами учится?

– Учатся люди со всех уголков мира, кроме, пожалуй, самой Британии, как это ни иронично: ни в своей мастерской, ни на курс старше британцев я не встречал, хотя, возможно, что-то упустил. Если говорить о DRL, там много студентов из развивающихся стран: помимо Восточной Европы (впрочем, не самый многочисленный сегмент) представлены Азия (в особенности Китай и Индия) с Ближним Востоком, Южная Америка. В целом, в АА – интернациональность невероятная, можно отыскать людей из очень многих стран (исключение – африканский континент, который практически не представлен кроме средиземноморского Египта).
zooming
Материал 2-го воркшопа 3-го триместра AA DRL «Клеточные автоматы». Предоставлено Дмитрием Аранчием
Бэкграунд у всех, безусловно, различный, но он выравнивается в процессе учебы. Насколько мне известно, при отборе будущих студентов по портфолио стараются делать поправку на неравные «стартовые» условия, стараясь разглядеть потенциал и желание расти. Сложно сказать относительно различия систем образования, однако создается впечатление, что представители более благополучных стран (тех же европейских) более подкованы теоретически, а развивающихся – технически. Однако это достаточно выборочно и субъективно.
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием
В программировании, кроме меня, имели навыки до поступления человека два – три. Цель обучения для многих – приобретение знаний и опыта в вычислительной архитектуре в уникальной среде «единомышленников», для других – получить возможность работать в любой мастерской мира по окончанию обучения (впрочем, одно не исключает другого).
zooming
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием
– А кто преподает?

– Тремя китами DRL сейчас я бы назвал Теодора Спирополуса, Роба Стюарта Смита и Шанджая Бушана. Первый – «декан факультета», основной идеолог направления и теоретик, также известный в последнее время своими концептуальными инсталляциями интерактивной робототехники; активно публикуется и дает лекции по всему миру. Смит имеет свою практику, в рамках которой старается воплотить теоретические замыслы в реальном проектировании, также он достаточно сильный теоретик, базирующийся на достижениях смежных дисциплин. Бушан – глава вычислительного подразделения Zaha Hadid Architects, защищает докторскую на стыке архитектуры и алгоритмов компьютерной графики, он главный «технарь» DRL.
zooming
Материал 2-го воркшопа 3-го триместра AA DRL «Клеточные автоматы». Предоставлено Дмитрием Аранчием
Кроме них, особо стоит упомянуть Патрика Шумахера и Брэта Стила, первый из которых
является со-основателем этой программы и виднейшим реализатором ее идей в крупном масштабе. Стил – это первый директор AA DRL, ныне – директор всей АА, довольно активно публикующийся как автор и соавтор многих статей, книг и монографий.
Лекция Бена ван Беркеля в AA. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием
– Какова студенческая жизнь в АА?

– Коллектив сплочен почти 12 часов в сутки – в стенах студии и вне ее. В 50 ярдах от АА находится излюбленный бар студентов DRL «Джек Хорнерс» – каждую пятницу в этом лондонском заведении студенты и некоторые преподаватели Design Research Laboratory продолжают обсуждать архитектуру. Ну а если серьезно, очень вдохновляют лекции умнейших людей, которые проходят каждую неделю в лекционном зале Ассоциации. Из последних запомнившихся: Ларс Спайброк, Чарльз Дженкс, Флавио Манцони из Ferrari, изобретатель Чак Хоберман, Бернар Чуми, Бен ван Беркель.
zooming
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием
Возвращаясь к горизонтальной коммуникации, хотелось бы подчеркнуть, что это не в последнюю очередь заслуга Теодора Спирополуса, который является не только лектором-интеллектуалом, но и внимательным и вдумчивым слушателем, который также привил в DRL традицию – мини-празднование дней рождений студентов в самой студии. Воспользовавшись таким случаем, мне удалось угостить директора DRL украинским салом и горилкой. Но дело, конечно же, не в алкоголе, а в диалоге с преподавателями, который в AA DRL мне показался по-настоящему двусторонним.
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием
Бар Jack Horner. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием


10 Июня 2014

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Архитектурное образование, Архитектурное образование за рубежом: личный опыт

МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Пресса: Интервью студентов школы Антона Грибанова и Никиты...
Этим летом все студенты второго курса бакалавриата МАРШ проходили практику в ведущих архитектурных бюро Москвы: Архитекторы Асс, бюро Бродского, Рождественка, SPEECH, АГ ДНК, Практика, Атриум, BUROMOSCOW, Wall, Werner Zobek, Kleinewelt Architekten, Nowadays, Form. По итогам практики в МАРШ состоялась презентация и обсуждение ее результатов со студентами и их кураторами. Мы решили также пообщаться со студентами уже третьего курса, Антоном Грибановым и Никитой Кобцевым, и узнать, что они делали во время практики и чем им этот опыт запомнился.

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.