«Диалог преподавателей и студентов налажен прекрасно»

Украинский архитектор Дмитрий Аранчий рассказал Архи.ру об учебе в лондонской школе Архитектурной Ассоциации.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Дмитрий Аранчий, руководитель киевского бюро Dmytro Aranchii Architects, учится в магистратуре на отделении DRL (Лаборатории исследовательского дизайна) в школе Архитектурной Ассоциации (АА).

Архи.ру:
Почему вы выбрали именно АА, что ожидали получить от учебы там?


Дмитрий Аранчий:
Выбор – давний и осознанный. В отличие от многих других студентов, я отправлял документы только в AA DRL. Дело в том, что моя исследовательская и практическая деятельность посвящены вычислительной (параметрической) архитектуре – магистерская работа «Алгоритмические методы архитектурного формообразования» в КНУСА была чуть ли не первой научной попыткой в Украине разобрать по полочкам современное направление. Техническое и архитектурное образование, начатая кандидатская по искусственному интеллекту в архитектуре, коммерческое проектирование – все это звенья одной цепи. АА (в частности, ее лаборатория DRL) хороша тем, что собрала вместе лучших представителей направления – как мыслителей, так и реализаторов – у которых есть чему поучиться. Для меня поездка в AA DRL равнозначна поездке во Флоренцию в эпоху Ренессанса, чтобы учиться живописи и перспективе.
 
Студия AA DRL. Крайний слева - Дмитрий Аранчий. Изображение: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием
zooming
Во главе стола - руководитель AA DRL Теодор Спиропулос, справа - его помощник Мустафа Эль Сайед. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием

– Каковы условия для поступления в магистратуру?

– Необходимо предоставить портфолио, написать убедительное сопроводительное письмо, свидетельствующее о серьезных намерениях, желательны хорошие рекомендации, также обязательно наличие сертификата о сдаче английского на соответствующий балл.

Как стало ясно после поступления, здесь стараются учитывать сумму всех составляющих независимо от бэкграунда. Порой желание учиться играет решающую роль в отборе претендентов, однако все равно очень важно предоставить адекватное и качественное портфолио, ведь конкурс колеблется в диапазоне 6–10 человек на место.
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием

– Что представляет собой выбранный Вами учебный курс?

– Общая продолжительность курса – почти полтора года (4 триместра, или 16 месяцев). Присутствуют несколько предметов, загруженность которыми больше приходиться на первую половину курса. Фактически, занятия делятся на работу над основным проектом и все остальные, которые в этот проект максимально интегрированы.

В течении первых 2 триместров проходят семинары (доклады и чтение не одной сотни страниц текстов на околоархитектурную и околовычислительную тематику по всевозможным относящимся к теме дисциплинам), так называемый синтез (написание за полгода трех научных статей) и занятия по нескольким программам, которые носят необязательный характер и ориентированы на подтягивание до необходимого уровня необходимых технических навыков.

В первом триместре проектирование разбито на два воркшопа – по материалам и по алгоритмам. В течении первого наша студия ездила в Хук-Парк, что за 150 миль от Лондона, поскольку условия там позволяют создавать крупномасштабные прототипы. Столовая в Хук-Парке спроектирована Фраем Отто, а здание мастерской – его студентами около 25 лет назад. Там же выращивают все необходимые виды деревьев для экспериментов с деревянными конструкциями.

3-й и 4-й триместры полностью посвящены финальному проекту без дополнительных предметов. Внимание уделяется не только моделированию и алгоритмическому формообразованию, но и теоретической составляющей и изготовлению физических макетов (моделей), которые способны в движении в реальном времени доказывать концепции мобильности и самоорганизации.



– Чем отличается организация образовательного процесса в АА от КНУСА? Что нравится, что нет? Как проходят презентации и публичное обсуждение проектов?

– Основное отличие – это подход к проекту как комплексной проблеме не только урбанистически-архитектурного характера или в аспекте мобильности, но и как к исследованию, берущему свое начало в других науках.

Ежедневная учеба до 10 часов вечера – это, конечно, поначалу не может нравиться, но за исключением отсутствия выходных очень похоже на работу в некоторых именитых мастерских, в штат которых выпускники АА стремятся попасть. Постоянная концентрация на проекте дает свои результаты: все его аспекты прорабатываются каждый день до мельчайших подробностей. Нравится горизонтальная коммуникация с преподавателями, настолько горизонтальная, насколько это вообще возможно в этом случае.
 
Лекция Флавио Манцони (Ferrari) в AA. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием

Что касается презентаций проекта, то они проходят каждые две недели. Чаще всего презентация является внутренней: работу показывают руководителям студий, однако в конце каждого триместра стараются приглашать специалистов по конкретной теме извне DRL. На презентацию по завершении трех четвертей обучения, что будет в середине этого месяца, мы были вольны предлагать для приглашения экспертов, не стесняясь громких имен. В феврале 2015 на финальное жюри будет приглашен «бомонд» архитектуры, в частности вычислительной, но и не только. Например, на финальной презентации у ребят на курс старше присутствовали, среди прочих, Михаэль Хансмайер, Флавио Манцони (главный дизайнер Ferrari), неизменные Патрик Шумахер и Заха Хадид.
 
zooming
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием

Естественно, на представляющих свой проект лежит большой груз ответственности. И тут дело даже не в сложных вопросах аудитории. Проблема в том, что когда такие вопросы возникают, значит, что что-то в проекте не так, и одним лишь красивым ответом этого не исправишь. Следовательно, проекты по принципам AA DRL не должны иметь очевидных нестыковок, то есть неучтенных слабых сторон, и именно потому целостность и органичность концепции во всех мельчайших деталях неоднократно обсуждается с преподавателями как в ходе ежедневной работы, так и на презентациях. Подводя итог, можно сказать, что упор делается не на ответы на неудобные вопросы, а на невозможность их появления. Критика же более направлена не на «дискриминацию» проекта, а на мысли окружающих по поводу этой работы, ведь даже если проект «идеален», у аудитории могут быть свои идеи и предложения, а это обмен опытом и обогащение.
 
zooming
Материал 2-го воркшопа 3-го триместра AA DRL «Клеточные автоматы». Предоставлено Дмитрием Аранчием

– Понятно, что АА – это очень «блестящее» и «статусное» учебное заведение. Ощущаются ли на деле их интеллектуальный блеск, смелость экспериментов, или это в какой-то степени «бренд»?

– Безусловно, АА можно назвать «брендом» в мире архитектурного образования и развития новых парадигм. Но эта «брендовость» – не заслуга пиара, поскольку у отделения DRL, к примеру, не хватает времени даже для обновления сайта. Программа построена не на постулатах или статусе, а на людях, которые порой передают знания из поколения в поколение, поскольку эксперименты по скрещиванию вычислительных возможностей компьютера, современной науки и архитектуры в АА ведутся не один десяток лет. Именитые преподаватели особенно остро осознают потребность в ежегодном развитии и эволюции процесса обучения в соответствии с требованиями сегодняшнего дня. Ежели говорить об интеллектуальном блеске, то он действительно виден: все ключевые личности курса – люди, формирующие облик вычислительной архитектуры сегодня – с позиции теории, практики и даже программного обеспечения; они вовлечены в написание научных и исследовательских трудов, «идейное» проектирование.
 
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием

– Кто с вами учится?

– Учатся люди со всех уголков мира, кроме, пожалуй, самой Британии, как это ни иронично: ни в своей мастерской, ни на курс старше британцев я не встречал, хотя, возможно, что-то упустил. Если говорить о DRL, там много студентов из развивающихся стран: помимо Восточной Европы (впрочем, не самый многочисленный сегмент) представлены Азия (в особенности Китай и Индия) с Ближним Востоком, Южная Америка. В целом, в АА – интернациональность невероятная, можно отыскать людей из очень многих стран (исключение – африканский континент, который практически не представлен кроме средиземноморского Египта).
 
zooming
Материал 2-го воркшопа 3-го триместра AA DRL «Клеточные автоматы». Предоставлено Дмитрием Аранчием

Бэкграунд у всех, безусловно, различный, но он выравнивается в процессе учебы. Насколько мне известно, при отборе будущих студентов по портфолио стараются делать поправку на неравные «стартовые» условия, стараясь разглядеть потенциал и желание расти. Сложно сказать относительно различия систем образования, однако создается впечатление, что представители более благополучных стран (тех же европейских) более подкованы теоретически, а развивающихся – технически. Однако это достаточно выборочно и субъективно.
 
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием

В программировании, кроме меня, имели навыки до поступления человека два – три. Цель обучения для многих – приобретение знаний и опыта в вычислительной архитектуре в уникальной среде «единомышленников», для других – получить возможность работать в любой мастерской мира по окончанию обучения (впрочем, одно не исключает другого).
 
zooming
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием

– А кто преподает?

– Тремя китами DRL сейчас я бы назвал Теодора Спирополуса, Роба Стюарта Смита и Шанджая Бушана. Первый – «декан факультета», основной идеолог направления и теоретик, также известный в последнее время своими концептуальными инсталляциями интерактивной робототехники; активно публикуется и дает лекции по всему миру. Смит имеет свою практику, в рамках которой старается воплотить теоретические замыслы в реальном проектировании, также он достаточно сильный теоретик, базирующийся на достижениях смежных дисциплин. Бушан – глава вычислительного подразделения Zaha Hadid Architects, защищает докторскую на стыке архитектуры и алгоритмов компьютерной графики, он главный «технарь» DRL.
 
zooming
Материал 2-го воркшопа 3-го триместра AA DRL «Клеточные автоматы». Предоставлено Дмитрием Аранчием

Кроме них, особо стоит упомянуть Патрика Шумахера и Брэта Стила, первый из которых
является со-основателем этой программы и виднейшим реализатором ее идей в крупном масштабе. Стил – это первый директор AA DRL, ныне – директор всей АА, довольно активно публикующийся как автор и соавтор многих статей, книг и монографий.
 
Лекция Бена ван Беркеля в AA. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием

– Какова студенческая жизнь в АА?

– Коллектив сплочен почти 12 часов в сутки – в стенах студии и вне ее. В 50 ярдах от АА находится излюбленный бар студентов DRL «Джек Хорнерс» – каждую пятницу в этом лондонском заведении студенты и некоторые преподаватели Design Research Laboratory продолжают обсуждать архитектуру. Ну а если серьезно, очень вдохновляют лекции умнейших людей, которые проходят каждую неделю в лекционном зале Ассоциации. Из последних запомнившихся: Ларс Спайброк, Чарльз Дженкс, Флавио Манцони из Ferrari, изобретатель Чак Хоберман, Бернар Чуми, Бен ван Беркель.
 
zooming
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием

Возвращаясь к горизонтальной коммуникации, хотелось бы подчеркнуть, что это не в последнюю очередь заслуга Теодора Спирополуса, который является не только лектором-интеллектуалом, но и внимательным и вдумчивым слушателем, который также привил в DRL традицию – мини-празднование дней рождений студентов в самой студии. Воспользовавшись таким случаем, мне удалось угостить директора DRL украинским салом и горилкой. Но дело, конечно же, не в алкоголе, а в диалоге с преподавателями, который в AA DRL мне показался по-настоящему двусторонним.
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием
Студия AA DRL. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием
Бар Jack Horner. Фото: студенты AA. Предоставлено Дмитрием Аранчием


10 Июня 2014

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.