Нездешние голоса

В Национальном музее в Осло открыта выставка о пионерах эко-движения – часть программы Архитектурной триеннале-2013.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Мы уже рассказывали о титульной выставке триеннале «За зеленой дверью», но помимо нее этот фестиваль составляют 70 различных мероприятий, в том числе – экспозиция «Необыкновенные голоса» (Far-Out Voices) в Национальном музее. Откликаясь на общую тему триеннале – «устойчивость» – она посвящена одному из источников современного «зеленого» движения, возникшего тогда, когда прилагательное «зеленый» никто еще в значении «экологический» не употреблял. Речь идет о контркультурном движении 1960-х – 1970-х годов, когда повседневное использование энергии солнца и вторсырья было равно связано с желанием жить в гармонии с «Матерью-Землей» и стремлением обрести независимость от государства и общества потребления.
zooming
Грэм Стивенс. «Пустынное облако». 1972 © Archive photographique FRAC Centre, Orléans
zooming
Вид экспозиции. Легкие деревянные конструкции напоминают о «куполах» калифорнийских коммун. Фото: Нина Фролова

Куратор Каролина Маниак-Бентон (Caroline Maniaque-Benton) встретилась с несколькими из ключевых фигур той эпохи, и их рассказы стали основой для концепции выставки и вошли в нее в виде видео-интервью. Все они американцы, за исключением британского художника Грэма Стивенса (Graham Stevens), чей надувной кинетический объект «Пустынное облако» (1972) попал на афишу выставки (он был задуман для конденсирования влаги в условиях жаркого климата), потому что именно США, особенно штаты Калифорния, Нью-Мексико и Колорадо, и были центром зарождавшегося эко-движения. В годы его пика в этом регионе можно было насчитать десятки тысяч коммун (самый известный – Дроп-сити), где их участники часто жили в «куполах», сооруженных из подручных материалах по подобию геодезического купола Бакминстера Фуллера (еще один герой того времени, который, впрочем, контркультуру открыто не поддерживал), противопоставляли опыт, приобретенный на практике, формальному обучению, бесконечно экспериментировали и щедро делились знаниями друг с другом. Европейцы же скорее выступали в роли прибывавших в Америку учеников или же восхищенных наблюдателей: статьи о достижениях «коммунаров» появлялись в Domus, L'architecture d'aujourd'hui и других ведущих журналах.
zooming
Коммуна Дроп-сити в Тринидад (штат Колородо). Около 1968 © Gilles Mahé / Centre Pompidou Mnam-CCI, Kansinsky Library

Каролина Маниак-Бентон и ее коллега Джереми МакГован (Jérémie McGowan) выделили в собранном ими материале три ключевые темы – «Эксперимент», «Отходы» и «Инструменты». Олицетворением характерного для того времени бесконечного экспериментирования стал Стив Бэр (Steve Baer), проектировщик устройств для использования солнечной энергии: и 40 лет назад, и сейчас он рассматривает их как путь к автономному от государственных систем существованию и резко критикует присвоение властями «солнечных» технологий, которые должны оставаться общедоступными.
zooming
Фотохроника испытания «Пустынного облака» в Кувейте в 1972. Фото: Нина Фролова

Проблема вторичного использования отходов представлена фигурой архитектора Сима Ван дер Рина (Sim Van der Ryn), который посвятил особенные усилия утилизации продуктов жизнедеятельности человека – проектированию сухих туалетов, экологичной канализации, систем использования «серой» воды и т. д. Свои идеи он воплощал в независимых от любых коммуникаций жилищах, в том числе и городских домах. Также Ван дер Рин – редкий для эпохи пример слияния с истеблишментом: будучи главным архитектором Калифорнии во 2-й половине 1970-х, он создал первую государственную программу строительства энергоэффективных офисных зданий и разработал обязательные для всех новых построек в штате нормативы по использованию энергии и по доступности для лиц с ограниченными возможностями.
zooming
Книга Сима Ван дер Рина о сухих туалетах, экологичной канализации, системах использования «серой» воды. Фото: Нина Фролова

Развивая тему отходов, кураторы напоминают, что нынешняя практика сортировки мусора, активно насаждаемая сверху и уже ставшая на Западе элементом «приличного» поведения (если не складывать пластик и бумагу в разные пакеты, соседи будут смотреть косо!), в 60-е и 70-е казалась из-за связанных с ней «асоциальных» идей почти подрывной деятельностью. Кроме того, те же купола из промышленных отходов или же кусков выброшенных на свалку автомобилей доставались их строителям-хозяевам почти даром, сегодня же отходы стали таким же сырьем, как и любое другое, и стоят нередко немалых денег. Достаточно вспомнить, как в ходе urban mining из старых свалок добывают цветные металлы, сжигая всю органику: раньше такой способ был невыгоден с финансовой точки зрения, теперь – уже нет.
zooming
Вид экспозиции. Фото: Nasjonalmuseet / Børre Høstland

В разделе «Инструменты» представлено интервью промышленного дизайнера Джеймса Болдуина (James Baldwin), который изобретал и тестировал новые инструменты для самодостаточной жизни и обучал работать с ними всех желающих, путешествия по Америке в автотрейлере Toolbox Truck, служившем ему домом и мастерской. Однако такая конкретная трактовка этого слова – лишь один из вариантов, использовавшихся в те годы: инструментами называли любой способ достижения целей – и йогу, и лечение травами.
zooming
Вид экспозиции. Фото: Nasjonalmuseet / Børre Høstland

Также среди героев выставки – архитектор Майкл Рейнольдс (Michael Reynolds), проектирующий до сих пор дома типа Earthship – в той или иной степени автономные постройки, причем особенно его интересовали глинобитные сооружения и дома из консервных банок.
zooming
Майкл Рейнольдс перед домом из банок. Фото © Earthship Biotecture / Earthship Biotecture

Целую стену выставочного зала занимает «Неоновая доска» – схема взаимоотношений общества и дизайнера и форм его социальной ответственности, которую Виктор Папанек (Victor Papanek) начертил на конференции в Копенгагене в 1969: там нашлось место цитатам Пабло Пикассо, братьев Кеннеди и даже Евгения Евтушенко. Эту схему автор намеренно оставил незавершенной, предоставив каждому возможность додумать ее самостоятельно. Такой демократический подход был характерен для всего движения, особенно ярко проявившись в «самодельных» изданиях на тему автономной жизни, строительства домов-«куполов» и т. д., называемых авторами «альбомами с вырезками» – несмотря на многотысячные тиражи и число читателей в несколько миллионов (Whole Earth Catalogue, Survival Scrapbooks, Dome Cookbook). Материал там располагался без очевидной логики, и каждый мог добавить туда свой рассказ или идею.
zooming
Фрагмент «Неоновой доски» Виктора Попанека. Фото: Нина Фролова

По такому же принципу действовали и кураторы выставки в Национальном музее, предложившие посетителям сделать из представленного материала свои собственные выводы. Безусловно, это может быть и уловкой, и даже признанием в робости с их стороны, хотя так же поступили и кураторы главной экспозиции триеннале, студия Rotor; приходится признать, что это уже устоявшийся прием в организации выставок, опробованный на самом высоком уровне.
zooming
Фрагмент «Неоновой доски» Виктора Попанека. Фото: Нина Фролова

Но все же одну мысль кураторов невозможно не усвоить: пресловутое «устойчивое развитие», которое всеми средствами продвигают сейчас корпорации и госструктуры и которое вызывает критику интеллектуалов–борцов с истеблишментом, начиналось во времена хиппи как радикальное движение свободолюбивых изобретателей и богемы, стремившихся обрести полную независимость от общественных и властных институтов. Герои выставки продолжают работать и сейчас, но кажется, что со времени их расцвета прошли века – настолько не представима сейчас абсолютная вера в человека, которой обладали первые эко-активисты – и решительность их последователей, тысячами объединявшихся в коммуны.


5-я архитектурная триеннале в Осло продлится до 1 декабря 2013.
Выставка «Необыкновенные голоса» в Национальном музее (архитектурный корпус) завершится 2 марта 2014.

zooming
Публикация о конференции Alloy («Сплав») в «самодельном» издании The Last Whole Earth Catalogue (страница 111) © Portola Institute Random House
zooming
Разворот «самодельного» издания Survival Scrapbooks. Фото: Нина Фролова


28 Октября 2013

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия (коллажа), отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. На сегодняшний день VitraHaus посетили 3,5 миллиона человек со всего мира. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.