19.11.2013

Устойчивое чувство комфорта

На 5-й архитектурной триеннале, которая завершается сейчас в Осло, обсудили вопрос: совместим ли комфорт с политикой экономии ресурсов.

информация:

Пристань в районе Тьювхольмен в Осло. Фото: Нина Фролова
Пристань в районе Тьювхольмен в Осло. Фото: Нина Фролова

«Будущее комфорта» стала главной конференцией триеннале (напомним, что этот архитектурный фестиваль включал в себя в общей сложности 70 событий – выставок, воркшопов и конференций разного масштаба) и была приурочена ко Дню архитектуры–2013. Очевидно, что в обществе потребления комфорт стоит во главе угла, и на поддержание чувства довольства уходит немало сил и средств на всех уровнях: от деятельности правительств до стремления к приятной и спокойной жизни отдельного гражданина. Но как эта бесконечная трата ресурсов согласуется с «устойчивым развитием», которому и была посвящена нынешняя триеннале? Не является ли оно синонимом умеренности, если не аскетизма, с современным пониманием комфорта плохо совместимого?
Район Тьювхольмен в Осло. Фото: Нина Фролова
Район Тьювхольмен в Осло. Фото: Нина Фроловаоткрыть большое изображение

Этот вопрос и было предложено рассмотреть участникам конференции: возможен ли комфорт в «зеленом» будущем, останется ли он прежним, или же под влиянием суровой действительности кардинально поменяет форму, вообще исчезнет как понятие? Комфорт в той или иной степени определяет нашу жизнь во всех ее сферах, и архитектура – не исключение. Однако очевидно противоречие: «пользователи» зданий оценивают их в первую очередь по степени комфортности, но эту проблему вообще не затрагивают в вузах, да и исследователей «архитектурного комфорта» не найти.
Стоянка для велосипедов в комплексе Barcode в Осло. Фото: Нина Фролова
Стоянка для велосипедов в комплексе Barcode в Осло. Фото: Нина Фроловаоткрыть большое изображение

В такой ситуации понятие комфорта необходимо как минимум систематизировать, выделив как неважный и даже вредный гедонизм без оглядки на последствия. В качестве его примера президент Норвежской ассоциации архитекторов (NAL) Ким Скоре привел типичное для страны явление – отапливаемые огромным числом обогревателей открытые террасы, которые в холодное время года кафе устраивают для своих посетителей-курильщиков. Для разделения степеней комфорта на конференции было предложено использовать нечто вроде «пирамиды Маслоу»: ее основанием ожидаемо стал физический комфорт, выше расположился практический, а вершину образовал психологический комфорт.
Каролина Стил и Альфредо Бриллембург. Фото: National Association of Norwegian Architects
Каролина Стил и Альфредо Бриллембург. Фото: National Association of Norwegian Architects

Венесуэльский архитектор и исследователь Альфредо Бриллембург (Urban Think Tank) подчеркнул, что в странах третьего мира речь идет лишь о базовом комфорте (свободе от жажды и голода, о безопасности и здоровье), и это должно стать общим знаменателем для всех стран. По мнению Бриллембурга, что хорошо для бедных, то хорошо и для всего мира.
Urban Think Tank. Канатная дорога Metro Cable Caracas в Каракасе. 2010. Фото © Iwan Baan
Urban Think Tank. Канатная дорога Metro Cable Caracas в Каракасе. 2010. Фото © Iwan Baan

Его собственные проекты направлены на улучшение условий жизни в трущобах Каракаса (например, канатная дорога, позволяющая быстро преодолевать занимавший ранее часы путь вверх по склону – что актуально, например, при срочном визите к врачу) и тем самым повышают там уровень комфорта.
Катарина Габриэльсон. Фото: National Association of Norwegian Architects
Катарина Габриэльсон. Фото: National Association of Norwegian Architectsоткрыть большое изображение

Гораздо более конкретным и оригинальным был доклад Катарины Габриэльсон с архитектурного факультета Королевского технологического института в Стокгольме о субъективности комфорта и его пространственных проявлений. По ее мнению, комфорт сейчас во многом связан с необходимостью в утешении и успокоении, которые современный человек чаще всего получает через неумеренное потребление пищи и промышленных товаров. Это чисто западная болезнь, основанная на субъективной оценке собственных потребностей – здесь Габриэльсон согласна с Бриллембургом – и очень полезно задуматься о том, что действительно необходимо человеку, а что лишь кажется таковым.
План палаццо Антонини в Удине. Архитектор Андреа Палладио. 1556. Рисунок Оттавио Бертотти Скамоцци via Wikimedia Commons
План палаццо Антонини в Удине. Архитектор Андреа Палладио. 1556. Рисунок Оттавио Бертотти Скамоцци via Wikimedia Commons

Рассказывая об эволюции пространственного комфорта, Катарина Габриэльсон сравнила план палаццо Антонини в Удине, построенном Андреа Палладио в 1556, где все комнаты – проходные, и потому хозяева, их дети и слуги перемещаются по общей «территории», а личного пространства как такового нет, с проектом дома Александра Клейна 1928 года, где циркуляция осуществляется по коридору, и у каждого члена семьи имеется своя изолированная комната. В результате, шум, запахи и любые другие источники беспокойства сводятся к минимуму: дети помещаются в детскую, а слуги вообще могут «исчезнуть» – если в доме для них имеется особый коридор.


В наше время тенденция к изоляции индивида как норма комфорта еще усилилась: постоянно растет число домов с одним жильцом, однако одновременно обострилась проблема одиночества как серьезной помехи все тому же комфорту. Личное пространство, все четче выгораживаемое из общественного, подразумевает большую свободу ¬– но современные виды контроля за гражданами превращает такую жизнь в подобие тюрьмы-паноптикума, считает Габриэльсон: каждый имеет собственную «камеру-одиночку», но не может точно знать, наблюдают ли за ним или нет.

Своеобразным ответом на эту тупиковую ситуацию, считает исследовательница, стали городские молодежные коммуны, где участникам удается жить практически без денег, используя почти неисчерпаемый ресурс – отходы мегаполиса.
Миник Росинг. Фото: National Association of Norwegian Architects
Миник Росинг. Фото: National Association of Norwegian Architects

Знаменитый геолог из Гренландии Миник Росинг, куратор датского павильона на прошлой биеннале в Венеции, обратил внимание аудитории на то, что с начала века пара человек работает все меньше, его заменяют машины, что стало возможным, в первую очередь, благодаря дешевой энергии полезных ископаемых – и в этот же момент начался катастрофический рост выбросов СО2. Мы используем в 20 раз больше энергии, чем могли бы, потому что не хотим терять привычный уровень комфорта, который нам обеспечивают машины. Опять же, образ жизни поменять не так уж сложно, утверждает Росник, приводя пример коренного, эскимосского населения Гренландии, с готовностью переселившегося в современные дома – но проблема в том, что двигаться легко лишь в сторону увеличения, а не снижения комфорта.
Powerhouse Company. Вилла «Нео» на Кипре. Проект 2009 года. Изображение с сайта powerhouse-company.com
Powerhouse Company. Вилла «Нео» на Кипре. Проект 2009 года. Изображение с сайта powerhouse-company.com

Однако и роскошь может стать двигателем прогресса, считает директор Института Берлаге, основатель бюро Powerhouse Company голландец Нанне де Рю: изобретая нечто новое для пресыщенных бездельников, можно сделать не одно и не два интересных открытия. В качестве примера из своей архитектурной практики он привел проект виллы на Кипре, где заказчик обязательно желал сделать панорамное остекление. Чтобы осуществить это в условиях жаркого климата, пришлось частично разместить постройку в искусственном углублении, а также использовать кровлю с большим выносом.
Парк скульптур у музея Аструп-Фернли в Осло. Фото: Нина Фролова
Парк скульптур у музея Аструп-Фернли в Осло. Фото: Нина Фроловаоткрыть большое изображение

Однако почти все докладчики сошлись на том, что ничем неограниченное потребление в мире ограниченных ресурсов – сценарий с близким концом, и уже сейчас даже в странах «первого мира» комфорта достигнуть не всегда легко: достаточно вспомнить исследования участницы конференции, британского архитектора Каролины Стил о влиянии пищи на формирование городов и нашего образа жизни, в частности, о проблемах, с которыми мы сталкиваемся уже сейчас и вынуждены будем решить в будущем.


***

Основные события триеннале в Осло были подчеркнуто международными, и Норвегия была представлена в них наравне с другими странами. Однако столичная Школа архитектуры и дизайна AHO посвятила свою небольшую выставку норвежской архитектурной школе как явлению и ее давней связи с понятием «устойчивости». Экспозиция «Сделано по заказу: натурализация традиции» очерчивает отношения национальной традиции с понятиями природы и природного за последние 70 лет. Идею сдержанной, умеренной архитектуры в мире ограниченных ресурсов выдвинул еще Кнут Кнутсен в своем эссе 1961 года, но речь идет не только о практической стороне дела. Природа в норвежской архитектуре – это не только физическое ограничение, но и средство усиления архитектурного образа, а также концептуальная платформа для создания этих образов.
Вид экспозиции Custom Made. Фото: Espen Grønli
Вид экспозиции Custom Made. Фото: Espen Grønliоткрыть большое изображение
Вид экспозиции Custom Made. Фото: Espen Grønli
Вид экспозиции Custom Made. Фото: Espen Grønli

Все эти аспекты охвачены в рамках двух архетипических объектов: «Стены» (на ней представлены постройки норвежских архитекторов с 1960-х до наших дней, в основе которых лежит идея природы) и «Книги» – это 165 228 страниц, посвященных норвежской архитектуре на норвежском языке с 1945 по 2013 годы. Но кураторы – молодые преподаватели AHO – подчеркивают: это подведение итогов не ставит себе целью формирование «канона». Скорее, это демонстрация разных, но всегда «сделанных по заказу» подходов к экологии в норвежской архитектуре, которые могут служить основой для дальнейшего развития.

comments powered by HyperComments

ссылки:

другие тексты:

последние новости ленты:

Проект из каталога (случайный выбор):

Другие новости (зарубежные):

Извлечение объема
22.06.2018

Извлечение объема

Дэвид Чипперфильд
Школа нового поколения
20.06.2018

Школа нового поколения

Ольга Чернова
Александр Попов
Оптические иллюзии
19.06.2018

Оптические иллюзии

Фрида Эскобедо

Проект из каталога (случайный выбор):

Технологии:

18.06.2018

Архитектура из «гипюра»

Что нашли в деталях из Ductal® Жан Нувель, Фрэнк Гери, Ренцо Пьяно и Руди Ричотти? Какие возможности дает этот инновационный материал для архитекторов? Об этом – в интервью с Паскалем Пине, бизнес-инженером направления Ductal® компании LafargeHolcim.
18.06.2018

Организационная культура компании – основа для создания эффективного рабочего пространства

Директор Haworth Business Interiors Денис Черничкин рассказывает о ключевом параметре компании, понимание которого прямо влияет на успех перепланировки или переезда офиса
HAWORTH
14.06.2018

Михаил Мотяев: «Наша задача – надежное крепление оболочки»

Компания U-kon отметила в нынешнем апреле свое 20-летие. О том, как появилась, какие этапы в своем развитии прошла за эти годы компания, чем гордится и куда обирается двигаться дальше, рассказывает ее владелец и руководитель Михаил Мотяев.
«Юкон Инжиниринг»
09.06.2018

Олег Карлсон: «Для меня это миссия»

Архитектор, спроектировавший множество вилл, индивидуальных домов и усадеб – об опыте сотрудничества со строительной компанией.
Good Wood
08.06.2018

Компания Славдом приняла участие в реконструкции стадиона «Лужники» в Москве

Размер поля Лужников более 7000 м.кв., а компании Славдом поставила для реконструкции объекта 100000 м.кв. каменной ваты PAROC, которая использовалась для теплоизоляции, звукоизоляции и огнезащиты несущих конструкций здания.
Компания Славдом
другие статьи