Деланная простота

Открылось здание Нового музея современного искусства в Нью-Йорке, построенное по проекту японской мастерской SANAA.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

27 Декабря 2007
mainImg
0 Эту постройку, которая появилась в последнем «трущобном» районе Манхэттена – на улице Бауэри, очень ждали. В центральной части острова музеев, построенных «с ноля» не было с середины 20 века, когда появился сначала Музей Гуггенхайма Райта в 1959, а затем - Галерея Уитни Марселя Брёйера в 1966. С этим последним памятником модернизма проект SANAA связывает общее композиционное решение: японские архитекторы также бросили вызов силе притяжения, сделав верхнюю часть подчеркнуто нестабильной, перевешивающей основание. Такие аллюзии вполне оправданы с исторической точки зрения: первый директор Нового музея, Марша Такер, основала его после ухода именно из Галереи Уитни, где она курировала слишком смелые, по мнению руководства, выставки.
В этом декабре Новому музею современного искусства исполняется 30 лет, и открытие нового здания было призвано стать подарком к этому юбилею.
zooming
Новый музей современного искусства
Новый музей современного искусства. Фото: Jessica Sheridan via Wikimedia Commons. Лицензия CC-BY-2.0


Бескомпромиссная программа этого института, который показывает только самое новое и свежее, при этом - часто самое радикальное, провокационное, а также – не всегда высокохудожественное из всего, что появляется в сфере современного искусства США, отразилась в выборе места строительства, а также – в некоторых аспектах проекта. Улица Бауэри застроена оптовыми продовольственными магазинами, обслуживающими рестораны, и выглядит не очень респектабельно. Поэтому строительство там музея должно было показать равнодушие к «буржуазным ценностям». Но именно его появление там способствует постепенному росту цен на недвижимость, что может через пять лет превратить эту часть города в модный жилой район для состоятельной богемы, как произошло с другими «неухоженными» местами Манхэттена.
zooming
Новый музей современного искусства


Окружение задало определенный тон и для работы архитекторов. SANAA известны своими тонкими, перфекционистскими проектами, такими, как открывшийся недавно Стеклянный павильон музея в Толидо. Здесь же новое здание производит впечатление реконструированной фабрики: на это повлиял как выбор материалов, так подход к их обработке. Стены постройки, напоминающей стопку из шести огромных коробок, первоначально должны были быть облицованы стальными панелями, но выяснилось, что в нью-йоркском смоге они быстро потеряют вид из-за грязи. В результате, сейчас музей обшит алюминиевыми панелями, покрытыми алюминиевой же сеткой, которую обычно используют в дорожном строительстве. В зависимости от освещения постройка выглядит то молочно-белой, то темно-серой, но всегда – благодаря сетке – слегка «размытой» по контуру. Окон практически не видно: их действительно почти нет, единственное исключение – полоса застекления в образовательном центре на пятом этаже. Стекло также играет роль стены на первом этаже здания, делая открытый для всех вестибюль хорошо видным с улицы, а в темное время суток превращаясь в «подушку света», на которой покоится 50-метровое здание.
Новый музей современного искусства. Фото: Jesper Rautell Balle via Wikimedia Commons. Лицензия GNU Free Documentation License, Version 1.2


Внутри посетители найдут обязательные для современного музея кафе, книжный магазин и небольшой выставочный зал. В цокольном этаже находится театр типа black box, но его стены, против обыкновения, выкрашены в белый цвет. Над вестибюлем расположены три этажа галерей, различающихся высотой потолков – от 5 до 7 м, в остальном же это классические минималистические пространства для выставления произведений искусства, с выбеленными стенами и потолками, залитыми бетоном полами (уже покрывающимися трещинами, как и было задумано архитекторами) и лампами дневного света. Благодаря расположению отдельных блоков здания со смещением относительно друг друга во всех залах удалось сделать участки застекления в перекрытиях; впрочем, они закрыты полупрозрачными пластиковыми панелями, которые значительно изменяют качество естественного освещения. Также элементом интерьера стали стальные балки каркаса здания, расположенные SANAA на одинаковом расстоянии друг от друга над головой посетителей: ради такой регулярности пришлось внести коррективы в структуру постройки.
zooming
Новый музей современного искусства


На пятом этаже расположен образовательный центр, на шестом – помещения администрации, на седьмом – многофункциональный зал для общественных мероприятий. Восьмой этаж – «коробка» без крыши – служит для размещения технического оборудования.
SANAA, кажется, осознанно отталкивались от безликой элегантности и нейтральности нового корпуса МОМА Йошио Танигучи, где архитектура почти исчезла, сделав произведения искусства единственным значимым аспектом музея. В то же время, несмотря на нарочито грубоватый, «свой» внешний вид (идея использовать алюминиевую сетку для облицовки стен пришла к Седжима и Нишидзава, в частности, еще и потому, что американские рабочие, как правило, работающие хуже европейских и японских, не смогли бы необходимым им образом обработать более капризный материал) и «индустриальные» выставочные помещения с рядами ламп дневного света и бетонными полами, архитекторы все же создали схожую атмосферу стерильности и безликости, которая не только не дружественна по отношению к произведениям искусства, но и, напротив, лишает  их жизненной энергии, выразительности, которая особенно важна для работ молодых художников, художников-аутсайдеров, которые в основном и показывает Новый музей современного искусства.
zooming
Новый музей современного искусства
zooming
Новый музей современного искусства
Новый музей современного искусства
zooming
Новый музей современного искусства. Вестибюль
zooming
Новый музей современного искусства. Помещение туалетов цокольного этажа
zooming
Новый музей современного искусства. Выставочный зал
zooming
Новый музей современного искусства. Выставочный зал
Новый музей современного искусства. Книжный магазин на первом этаже
Новый музей современного искусства. Лестница между третьим и четвертым этажами
zooming
Новый музей современного искусства
Новый музей современного искусства. Планы 0-3 уровней © SANAA
Новый музей современного искусства. Планы 4-8 уровней © SANAA

27 Декабря 2007

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
SANAA: другие проекты
Старое и новое с коммерческим интересом
Реставрация и реконструкция исторического универмага La Samaritaine в центре Парижа повысила его «ценовую категорию», но дополнила его 96 социальными квартирами и яслями на 80 малышей. Новую часть комплекса спроектировало бюро SANAA.
Река в лугах
В Коннектикуте по проекту SANAA построен павильон для благотворительного фонда Grace Farms.
Белая занавесь
На кампусе Vitra в Вайле-на-Рейне открылось очередное здание по проекту «звезды» — фабричный корпус бюро SANAA.
Собачье жилье
Японский дизайнер Кэнья Хара представил проект «Архитектура для собак», будки для которого придумали Шигеру Бан, Тойо Ито, Константин Грчик.
Вход через купол
Фонд «Сколково» продолжает представлять публике все новые составные части будущего иннограда. Вчера, 12 октября, в Доме архитектора была продемонстрирована архитектурная концепция центральной гостевой зоны (Z1). Это результат совместного творчества двух очень известных бюро: японского SANAA и голландского ОМА.
Светящаяся чешуя
Мастерская Нормана Фостера выиграла конкурс на проект реконструкции стадиона «Камп Ноу» футбольного клуба «Барселона».
Подводя итоги
Архитектурные критики всего мира выбрали самые лучшие постройки и назвали самые важные события в архитектурной жизни за 2006-й год.
Похожие статьи
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Преемственность силуэта
Доходный дом «Астория» в центре Стокгольма реконструирован архитекторами 3XN, которые добавили к нему новый корпус со схожим профилем кровли.
От контраста к контексту
Herzog & de Meuron расширили музей Кюпперсмюле в Дуйсбурге – комплекс индустриальной мельницы, который они сами приспособили для устройства экспозиций еще в 1999.
Камертон озера
Новый жилой комплекс в Тюмени спроектирован при участии французских архитекторов, сочетает башню с таунхаусами и домиками на крыше, но прежде всего настроен на озеро, которое способно подарить ощущение загородной жизни.
В кольцах пандусов
Словенские архитекторы ENOTA и косовское бюро OUD+ Architects выиграли конкурс на проект спортивного центра в Приштине.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.
Высотная дактилоскопия
Ламели на фасадах высотного жилого комплекса Arté MK в Куала-Лумпуре по проекту SPARK обеспечивают защиту от солнца днем и декоративную подсветку ночью, а также повторяют узор отпечатка пальца заказчика.
Скелет суккулента
Сотрудники и студенты Штутгартского университета построили павильон с несущей конструкцией из льняного волокна, которая повторяет строение кактуса.
Технологии и материалы
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Сейчас на главной
Михаил Филиппов:
В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Культ цикличности
На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос.
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.