Деланная простота

Открылось здание Нового музея современного искусства в Нью-Йорке, построенное по проекту японской мастерской SANAA.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

27 Декабря 2007
mainImg
Эту постройку, которая появилась в последнем «трущобном» районе Манхэттена – на улице Бауэри, очень ждали. В центральной части острова музеев, построенных «с ноля» не было с середины 20 века, когда появился сначала Музей Гуггенхайма Райта в 1959, а затем - Галерея Уитни Марселя Брёйера в 1966. С этим последним памятником модернизма проект SANAA связывает общее композиционное решение: японские архитекторы также бросили вызов силе притяжения, сделав верхнюю часть подчеркнуто нестабильной, перевешивающей основание. Такие аллюзии вполне оправданы с исторической точки зрения: первый директор Нового музея, Марша Такер, основала его после ухода именно из Галереи Уитни, где она курировала слишком смелые, по мнению руководства, выставки.
В этом декабре Новому музею современного искусства исполняется 30 лет, и открытие нового здания было призвано стать подарком к этому юбилею.
zooming
Новый музей современного искусства
Новый музей современного искусства. Фото: Jessica Sheridan via Wikimedia Commons. Лицензия CC-BY-2.0


Бескомпромиссная программа этого института, который показывает только самое новое и свежее, при этом - часто самое радикальное, провокационное, а также – не всегда высокохудожественное из всего, что появляется в сфере современного искусства США, отразилась в выборе места строительства, а также – в некоторых аспектах проекта. Улица Бауэри застроена оптовыми продовольственными магазинами, обслуживающими рестораны, и выглядит не очень респектабельно. Поэтому строительство там музея должно было показать равнодушие к «буржуазным ценностям». Но именно его появление там способствует постепенному росту цен на недвижимость, что может через пять лет превратить эту часть города в модный жилой район для состоятельной богемы, как произошло с другими «неухоженными» местами Манхэттена.
zooming
Новый музей современного искусства


Окружение задало определенный тон и для работы архитекторов. SANAA известны своими тонкими, перфекционистскими проектами, такими, как открывшийся недавно Стеклянный павильон музея в Толидо. Здесь же новое здание производит впечатление реконструированной фабрики: на это повлиял как выбор материалов, так подход к их обработке. Стены постройки, напоминающей стопку из шести огромных коробок, первоначально должны были быть облицованы стальными панелями, но выяснилось, что в нью-йоркском смоге они быстро потеряют вид из-за грязи. В результате, сейчас музей обшит алюминиевыми панелями, покрытыми алюминиевой же сеткой, которую обычно используют в дорожном строительстве. В зависимости от освещения постройка выглядит то молочно-белой, то темно-серой, но всегда – благодаря сетке – слегка «размытой» по контуру. Окон практически не видно: их действительно почти нет, единственное исключение – полоса застекления в образовательном центре на пятом этаже. Стекло также играет роль стены на первом этаже здания, делая открытый для всех вестибюль хорошо видным с улицы, а в темное время суток превращаясь в «подушку света», на которой покоится 50-метровое здание.
Новый музей современного искусства. Фото: Jesper Rautell Balle via Wikimedia Commons. Лицензия GNU Free Documentation License, Version 1.2


Внутри посетители найдут обязательные для современного музея кафе, книжный магазин и небольшой выставочный зал. В цокольном этаже находится театр типа black box, но его стены, против обыкновения, выкрашены в белый цвет. Над вестибюлем расположены три этажа галерей, различающихся высотой потолков – от 5 до 7 м, в остальном же это классические минималистические пространства для выставления произведений искусства, с выбеленными стенами и потолками, залитыми бетоном полами (уже покрывающимися трещинами, как и было задумано архитекторами) и лампами дневного света. Благодаря расположению отдельных блоков здания со смещением относительно друг друга во всех залах удалось сделать участки застекления в перекрытиях; впрочем, они закрыты полупрозрачными пластиковыми панелями, которые значительно изменяют качество естественного освещения. Также элементом интерьера стали стальные балки каркаса здания, расположенные SANAA на одинаковом расстоянии друг от друга над головой посетителей: ради такой регулярности пришлось внести коррективы в структуру постройки.
zooming
Новый музей современного искусства


На пятом этаже расположен образовательный центр, на шестом – помещения администрации, на седьмом – многофункциональный зал для общественных мероприятий. Восьмой этаж – «коробка» без крыши – служит для размещения технического оборудования.
SANAA, кажется, осознанно отталкивались от безликой элегантности и нейтральности нового корпуса МОМА Йошио Танигучи, где архитектура почти исчезла, сделав произведения искусства единственным значимым аспектом музея. В то же время, несмотря на нарочито грубоватый, «свой» внешний вид (идея использовать алюминиевую сетку для облицовки стен пришла к Седжима и Нишидзава, в частности, еще и потому, что американские рабочие, как правило, работающие хуже европейских и японских, не смогли бы необходимым им образом обработать более капризный материал) и «индустриальные» выставочные помещения с рядами ламп дневного света и бетонными полами, архитекторы все же создали схожую атмосферу стерильности и безликости, которая не только не дружественна по отношению к произведениям искусства, но и, напротив, лишает  их жизненной энергии, выразительности, которая особенно важна для работ молодых художников, художников-аутсайдеров, которые в основном и показывает Новый музей современного искусства.
zooming
Новый музей современного искусства
zooming
Новый музей современного искусства
Новый музей современного искусства
zooming
Новый музей современного искусства. Вестибюль
zooming
Новый музей современного искусства. Помещение туалетов цокольного этажа
zooming
Новый музей современного искусства. Выставочный зал
zooming
Новый музей современного искусства. Выставочный зал
Новый музей современного искусства. Книжный магазин на первом этаже
Новый музей современного искусства. Лестница между третьим и четвертым этажами
zooming
Новый музей современного искусства
Новый музей современного искусства. Планы 0-3 уровней © SANAA
Новый музей современного искусства. Планы 4-8 уровней © SANAA

27 Декабря 2007

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
SANAA: другие проекты
Река в лугах
В Коннектикуте по проекту SANAA построен павильон для благотворительного фонда Grace Farms.
Белая занавесь
На кампусе Vitra в Вайле-на-Рейне открылось очередное здание по проекту «звезды» — фабричный корпус бюро SANAA.
Собачье жилье
Японский дизайнер Кэнья Хара представил проект «Архитектура для собак», будки для которого придумали Шигеру Бан, Тойо Ито, Константин Грчик.
Вход через купол
Фонд «Сколково» продолжает представлять публике все новые составные части будущего иннограда. Вчера, 12 октября, в Доме архитектора была продемонстрирована архитектурная концепция центральной гостевой зоны (Z1). Это результат совместного творчества двух очень известных бюро: японского SANAA и голландского ОМА.
Светящаяся чешуя
Мастерская Нормана Фостера выиграла конкурс на проект реконструкции стадиона «Камп Ноу» футбольного клуба «Барселона».
Подводя итоги
Архитектурные критики всего мира выбрали самые лучшие постройки и назвали самые важные события в архитектурной жизни за 2006-й год.
Похожие статьи
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Сейчас на главной
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.