Деланная простота

Открылось здание Нового музея современного искусства в Нью-Йорке, построенное по проекту японской мастерской SANAA.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

27 Декабря 2007
mainImg
Эту постройку, которая появилась в последнем «трущобном» районе Манхэттена – на улице Бауэри, очень ждали. В центральной части острова музеев, построенных «с ноля» не было с середины 20 века, когда появился сначала Музей Гуггенхайма Райта в 1959, а затем - Галерея Уитни Марселя Брёйера в 1966. С этим последним памятником модернизма проект SANAA связывает общее композиционное решение: японские архитекторы также бросили вызов силе притяжения, сделав верхнюю часть подчеркнуто нестабильной, перевешивающей основание. Такие аллюзии вполне оправданы с исторической точки зрения: первый директор Нового музея, Марша Такер, основала его после ухода именно из Галереи Уитни, где она курировала слишком смелые, по мнению руководства, выставки.
В этом декабре Новому музею современного искусства исполняется 30 лет, и открытие нового здания было призвано стать подарком к этому юбилею.
zooming
Новый музей современного искусства
Новый музей современного искусства. Фото: Jessica Sheridan via Wikimedia Commons. Лицензия CC-BY-2.0


Бескомпромиссная программа этого института, который показывает только самое новое и свежее, при этом - часто самое радикальное, провокационное, а также – не всегда высокохудожественное из всего, что появляется в сфере современного искусства США, отразилась в выборе места строительства, а также – в некоторых аспектах проекта. Улица Бауэри застроена оптовыми продовольственными магазинами, обслуживающими рестораны, и выглядит не очень респектабельно. Поэтому строительство там музея должно было показать равнодушие к «буржуазным ценностям». Но именно его появление там способствует постепенному росту цен на недвижимость, что может через пять лет превратить эту часть города в модный жилой район для состоятельной богемы, как произошло с другими «неухоженными» местами Манхэттена.
zooming
Новый музей современного искусства


Окружение задало определенный тон и для работы архитекторов. SANAA известны своими тонкими, перфекционистскими проектами, такими, как открывшийся недавно Стеклянный павильон музея в Толидо. Здесь же новое здание производит впечатление реконструированной фабрики: на это повлиял как выбор материалов, так подход к их обработке. Стены постройки, напоминающей стопку из шести огромных коробок, первоначально должны были быть облицованы стальными панелями, но выяснилось, что в нью-йоркском смоге они быстро потеряют вид из-за грязи. В результате, сейчас музей обшит алюминиевыми панелями, покрытыми алюминиевой же сеткой, которую обычно используют в дорожном строительстве. В зависимости от освещения постройка выглядит то молочно-белой, то темно-серой, но всегда – благодаря сетке – слегка «размытой» по контуру. Окон практически не видно: их действительно почти нет, единственное исключение – полоса застекления в образовательном центре на пятом этаже. Стекло также играет роль стены на первом этаже здания, делая открытый для всех вестибюль хорошо видным с улицы, а в темное время суток превращаясь в «подушку света», на которой покоится 50-метровое здание.
Новый музей современного искусства. Фото: Jesper Rautell Balle via Wikimedia Commons. Лицензия GNU Free Documentation License, Version 1.2


Внутри посетители найдут обязательные для современного музея кафе, книжный магазин и небольшой выставочный зал. В цокольном этаже находится театр типа black box, но его стены, против обыкновения, выкрашены в белый цвет. Над вестибюлем расположены три этажа галерей, различающихся высотой потолков – от 5 до 7 м, в остальном же это классические минималистические пространства для выставления произведений искусства, с выбеленными стенами и потолками, залитыми бетоном полами (уже покрывающимися трещинами, как и было задумано архитекторами) и лампами дневного света. Благодаря расположению отдельных блоков здания со смещением относительно друг друга во всех залах удалось сделать участки застекления в перекрытиях; впрочем, они закрыты полупрозрачными пластиковыми панелями, которые значительно изменяют качество естественного освещения. Также элементом интерьера стали стальные балки каркаса здания, расположенные SANAA на одинаковом расстоянии друг от друга над головой посетителей: ради такой регулярности пришлось внести коррективы в структуру постройки.
zooming
Новый музей современного искусства


На пятом этаже расположен образовательный центр, на шестом – помещения администрации, на седьмом – многофункциональный зал для общественных мероприятий. Восьмой этаж – «коробка» без крыши – служит для размещения технического оборудования.
SANAA, кажется, осознанно отталкивались от безликой элегантности и нейтральности нового корпуса МОМА Йошио Танигучи, где архитектура почти исчезла, сделав произведения искусства единственным значимым аспектом музея. В то же время, несмотря на нарочито грубоватый, «свой» внешний вид (идея использовать алюминиевую сетку для облицовки стен пришла к Седжима и Нишидзава, в частности, еще и потому, что американские рабочие, как правило, работающие хуже европейских и японских, не смогли бы необходимым им образом обработать более капризный материал) и «индустриальные» выставочные помещения с рядами ламп дневного света и бетонными полами, архитекторы все же создали схожую атмосферу стерильности и безликости, которая не только не дружественна по отношению к произведениям искусства, но и, напротив, лишает  их жизненной энергии, выразительности, которая особенно важна для работ молодых художников, художников-аутсайдеров, которые в основном и показывает Новый музей современного искусства.
zooming
Новый музей современного искусства
zooming
Новый музей современного искусства
Новый музей современного искусства
zooming
Новый музей современного искусства. Вестибюль
zooming
Новый музей современного искусства. Помещение туалетов цокольного этажа
zooming
Новый музей современного искусства. Выставочный зал
zooming
Новый музей современного искусства. Выставочный зал
Новый музей современного искусства. Книжный магазин на первом этаже
Новый музей современного искусства. Лестница между третьим и четвертым этажами
zooming
Новый музей современного искусства
Новый музей современного искусства. Планы 0-3 уровней © SANAA
Новый музей современного искусства. Планы 4-8 уровней © SANAA


27 Декабря 2007

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Занавес из фибробетона
Реконструкция театра начала XX века в Эврё включает напоминающие занавес фасады из фибробетона толщиной 8 см и весом 11,2 тонн. Авторы проекта – бюро Opus 5.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.