Деланная простота

Открылось здание Нового музея современного искусства в Нью-Йорке, построенное по проекту японской мастерской SANAA.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

27 Декабря 2007
mainImg
Эту постройку, которая появилась в последнем «трущобном» районе Манхэттена – на улице Бауэри, очень ждали. В центральной части острова музеев, построенных «с ноля» не было с середины 20 века, когда появился сначала Музей Гуггенхайма Райта в 1959, а затем - Галерея Уитни Марселя Брёйера в 1966. С этим последним памятником модернизма проект SANAA связывает общее композиционное решение: японские архитекторы также бросили вызов силе притяжения, сделав верхнюю часть подчеркнуто нестабильной, перевешивающей основание. Такие аллюзии вполне оправданы с исторической точки зрения: первый директор Нового музея, Марша Такер, основала его после ухода именно из Галереи Уитни, где она курировала слишком смелые, по мнению руководства, выставки.
В этом декабре Новому музею современного искусства исполняется 30 лет, и открытие нового здания было призвано стать подарком к этому юбилею.
zooming
Новый музей современного искусства
Новый музей современного искусства. Фото: Jessica Sheridan via Wikimedia Commons. Лицензия CC-BY-2.0


Бескомпромиссная программа этого института, который показывает только самое новое и свежее, при этом - часто самое радикальное, провокационное, а также – не всегда высокохудожественное из всего, что появляется в сфере современного искусства США, отразилась в выборе места строительства, а также – в некоторых аспектах проекта. Улица Бауэри застроена оптовыми продовольственными магазинами, обслуживающими рестораны, и выглядит не очень респектабельно. Поэтому строительство там музея должно было показать равнодушие к «буржуазным ценностям». Но именно его появление там способствует постепенному росту цен на недвижимость, что может через пять лет превратить эту часть города в модный жилой район для состоятельной богемы, как произошло с другими «неухоженными» местами Манхэттена.
zooming
Новый музей современного искусства


Окружение задало определенный тон и для работы архитекторов. SANAA известны своими тонкими, перфекционистскими проектами, такими, как открывшийся недавно Стеклянный павильон музея в Толидо. Здесь же новое здание производит впечатление реконструированной фабрики: на это повлиял как выбор материалов, так подход к их обработке. Стены постройки, напоминающей стопку из шести огромных коробок, первоначально должны были быть облицованы стальными панелями, но выяснилось, что в нью-йоркском смоге они быстро потеряют вид из-за грязи. В результате, сейчас музей обшит алюминиевыми панелями, покрытыми алюминиевой же сеткой, которую обычно используют в дорожном строительстве. В зависимости от освещения постройка выглядит то молочно-белой, то темно-серой, но всегда – благодаря сетке – слегка «размытой» по контуру. Окон практически не видно: их действительно почти нет, единственное исключение – полоса застекления в образовательном центре на пятом этаже. Стекло также играет роль стены на первом этаже здания, делая открытый для всех вестибюль хорошо видным с улицы, а в темное время суток превращаясь в «подушку света», на которой покоится 50-метровое здание.
Новый музей современного искусства. Фото: Jesper Rautell Balle via Wikimedia Commons. Лицензия GNU Free Documentation License, Version 1.2


Внутри посетители найдут обязательные для современного музея кафе, книжный магазин и небольшой выставочный зал. В цокольном этаже находится театр типа black box, но его стены, против обыкновения, выкрашены в белый цвет. Над вестибюлем расположены три этажа галерей, различающихся высотой потолков – от 5 до 7 м, в остальном же это классические минималистические пространства для выставления произведений искусства, с выбеленными стенами и потолками, залитыми бетоном полами (уже покрывающимися трещинами, как и было задумано архитекторами) и лампами дневного света. Благодаря расположению отдельных блоков здания со смещением относительно друг друга во всех залах удалось сделать участки застекления в перекрытиях; впрочем, они закрыты полупрозрачными пластиковыми панелями, которые значительно изменяют качество естественного освещения. Также элементом интерьера стали стальные балки каркаса здания, расположенные SANAA на одинаковом расстоянии друг от друга над головой посетителей: ради такой регулярности пришлось внести коррективы в структуру постройки.
zooming
Новый музей современного искусства


На пятом этаже расположен образовательный центр, на шестом – помещения администрации, на седьмом – многофункциональный зал для общественных мероприятий. Восьмой этаж – «коробка» без крыши – служит для размещения технического оборудования.
SANAA, кажется, осознанно отталкивались от безликой элегантности и нейтральности нового корпуса МОМА Йошио Танигучи, где архитектура почти исчезла, сделав произведения искусства единственным значимым аспектом музея. В то же время, несмотря на нарочито грубоватый, «свой» внешний вид (идея использовать алюминиевую сетку для облицовки стен пришла к Седжима и Нишидзава, в частности, еще и потому, что американские рабочие, как правило, работающие хуже европейских и японских, не смогли бы необходимым им образом обработать более капризный материал) и «индустриальные» выставочные помещения с рядами ламп дневного света и бетонными полами, архитекторы все же создали схожую атмосферу стерильности и безликости, которая не только не дружественна по отношению к произведениям искусства, но и, напротив, лишает  их жизненной энергии, выразительности, которая особенно важна для работ молодых художников, художников-аутсайдеров, которые в основном и показывает Новый музей современного искусства.
zooming
Новый музей современного искусства
zooming
Новый музей современного искусства
Новый музей современного искусства
zooming
Новый музей современного искусства. Вестибюль
zooming
Новый музей современного искусства. Помещение туалетов цокольного этажа
zooming
Новый музей современного искусства. Выставочный зал
zooming
Новый музей современного искусства. Выставочный зал
Новый музей современного искусства. Книжный магазин на первом этаже
Новый музей современного искусства. Лестница между третьим и четвертым этажами
zooming
Новый музей современного искусства
Новый музей современного искусства. Планы 0-3 уровней © SANAA
Новый музей современного искусства. Планы 4-8 уровней © SANAA


27 Декабря 2007

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.