Святая Колумба

В Кёльне открылось новое здание музея диоцеза, спроектированное Петером Цумтором.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

02 Октября 2007
mainImg

Основу новой постройки образуют развалины позднероманской церкви Св. Колумбы, в свое время – центра крупнейшего прихода средневекового Кёльна. В 1945 году она была разрушена в ходе авианалета почти до основания, неповрежденной осталась только известняковая статуя Богоматери в алтаре храма, для которой Готфрид Бём построил позже – в 1950 году – специальную часовню. Тогда же руины церкви были превращены в своего рода мемориальный сквер. В начале 1970-х на его территории археологи обнаружили остатки построек разных эпох существования Кёльна – древнеримской, раннесредневековой, романской и готической.

zooming
Музей кёльнского диоцеза «Колумба». Ричард Серра. «Утонувшие и спасенные»
Музей кёльнского архиепископства «Колумба»
Фото: Elke Wetzig via Wikimedia Commons. Лицензия GNU Free Documentation License, Version 1.2


Подобный объект культурного и исторического наследия сам по себе необыкновенно сложен для восприятия и сохранения, но когда музей кёльнского диоцеза постановил соорудить на его месте – внутри и вокруг существующих руин – новое здание для экспозиции своей обширной коллекции религиозного искусства от поздней античности до наших дней, ситуация многократно усложнилась. Решение о расширении музея было принято еще в 1974 году, но развалины церкви Св. Колумбы были выбраны его новым местоположением только в начале 1990-х. В 1997 был проведен архитектурный конкурс, в котором победил проект выдающегося швейцарского архитектора Петера Цумтора. Жюри отметило замечательное мастерство, с которым Цумтор сумел объединить фрагменты 2000-летней архитектурной истории Кёльна (от фундаментов построек древних римлян до капеллы «Мадонна в развалинах» Бёма 1950 года) в единый ансамбль, представляющий собой нечто большее, чем просто сумму своих частей.

zooming
Музей кёльнского архиепископства «Колумба»
Фото: Raimond Spekking via Wikimedia Commons. Лицензия CC-BY-SA-3.0-migrated

Реставрация и консервация архитектурных остатков заняла несколько лет, и непосредственно строительство музея «Колумба» началось только в 2003 году.

zooming
Музей кёльнского диоцеза «Колумба»

Здание в плане напоминает латинскую L и развернуто своим прямым углом к улице. Ее стены, выложенные из плоского и широкого светло-серого кирпича с толстыми слоями связующего раствора, совсем не кажутся, благодаря тонкой фактуре поверхности, результатом работы каменщика. В них встроены на уровне земли остатки стен церкви, а выше их разбивают участки «перфорации» и большие прямоугольные окна, контрастирующие с монументальной тяжестью стены толщиной в 60 см. В план церкви вписан небольшой засыпанный гравием двор на месте старого приходского кладбища. В него посетитель попадает по пути из вестибюля в главный «выставочный зал» первого этажа. Этот «зал» - огромное помещение высотой 12 м, по которому проложен зигзагообразный мостик над найденными в результате археологических раскопок фундаментами античных и средневековых построек. Цумтор использовал здесь искусственное освещение очень скупо, поэтому почти весь свет попадает внутрь через полосы маленьких отверстий во внешних стенах здания; изнутри этот прием еще сильнее подчеркивает кажущуюся бесплотность этих стен, что можно рассматривать как аллюзию на принципы готической сакральной архитектуры или отсылку к трудам мистиков того времени. В это же пространство вписан восьмигранник капеллы Бёма, в которую, впрочем, можно попасть и снаружи музея.

zooming
Музей кёльнского диоцеза «Колумба»


В конце, мостик приводит посетителя в помещение бывшей ризницы, превращенное в маленький дворик; там выставлена скульптура Ричарда Серра «Утонувшие и спасенные».

zooming
Музей кёльнского диоцеза «Колумба»

Над первым ярусом расположены еще два этажа выставочных залов, в общей сложности шестнадцати. Они решены как отдельно стоящие блоки-«дома», между которыми проложены «улицы» из белого терраццо; каждый такой зал отличается от других размером, способом и интенсивностью освещения и маршрутом осмотра. Экспонаты выставлены в них без соблюдения хронологии и без каких-либо пояснительных текстов и этикеток. Таким образом кураторы музея хотели добиться непредвзятого восприятия произведений искусства зрителями.

Музей кёльнского диоцеза «Колумба»

В проекте музея кёльнского диоцеза Цумтор использовал для объединения памятников культуры разных эпох – как архитектурных, находящихся in situ, так и входящих в коллекцию музея – подчеркнуто лаконичный формальный архитектурный язык, смягченный вниманием архитектора к специфике материала, к его тактильным и визуальным свойствам; особую роль там играет освещение, почти недостаточное для полноценного осмотра экспонатов, но придающее их восприятию особую остроту. Все это роднит – хотя бы внешне – эту работу с религиозными постройками Средних веков, эпохи строительства разрушенной церкви Св. Колумбы, давшей ему имя, а также – временем гегемонии католичества на территории Германии, не знавшей еще потрясений Реформации. В то же время, использование приемов сакральной архитектуры в здании музея – даже музея религиозного искусства – заставляет задуматься о глубоком изменении системы приоритетов современного человека, не только о смещении духовных идеалов в сторону более «светской» картины мира, но и об определенном «популистском» аспекте всей сферы современной культуры. Однако не следует забывать, что та же архитектура средневековых соборов Запада была рассчитана не на горстку избранных, но на всех верующих без исключения; возможно, Цумтор продолжает эту линию в музее «Колумба», обращаясь через проект своего здания к каждому из нас.

zooming
Музей кёльнского диоцеза «Колумба»
zooming
Музей кёльнского диоцеза «Колумба». Вид экспозиции
Музей кёльнского диоцеза «Колумба». Вид экспозиции
zooming
Музей кёльнского диоцеза «Колумба». Планы этажей


02 Октября 2007

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Сейчас на главной
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.