Архсовет Москвы – 68

Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.

Автор текста:
Дарья Горелова

mainImg
Заседание архсовета 3 ноября было третьим по счету удаленным. Перед началом заседания Сергей Кузнецов анонсировал произошедшее недавно очередное обновление состава совета: совет покинули Александр Петрович Кудрявцев, Евгений Асс и представитель экспертизы Валерий Леонов. Новыми участниками процесса стали директор института Генплана Татьяна Гук, Юлий Борисов, Ольга Алексакова и Петр Кудрявцев. В шутку Сергей Кузнецов прокомментировал последнее назначение так: «кто-то из семьи Кудрявцевых должен быть в совете просто по тайному заговору мирового правительства», а затем поздравил Александра Кудрявцева с днем рождения, который пришелся как раз на день заседания. Далее главный архитектор анонсировал новый виток архитектурной премии мэра Москвы, прием заявок на которую по плану должен начаться 1 декабря.

Рассматривали один объект – ЖК на месте снесенного в 2008-2011 часового завода «Слава», за мостом Тверского путепровода напротив Белорусского вокзала. Проектирование на месте этой промзоны длится достаточно давно, концепции комплексов разного масштаба сменяли друг друга на протяжении 15 лет. Рассматривали первую очередь ЖК, выходящую на красную линию проспекта.
ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
© DYER / предоставлено: Москомархитектура
Первая очередь ЖК «Слава»
Архитектурно-функциональная концепция
«1-я очередь МФК – Комплекс апартаментов»
Адрес: Ленинградский проспект вл. 8
Архитекторы: Dyer Rus / ООО «ПОДЗЕМПРОЕКТ»
Dyer Rus: Филипп Болл (рук.), Балаш Домокос, Тамас Дейлингер, А.С. Дзева
Заказчик: ООО «МР-ЦЕНТР»
Девелопер: MR Group
Участники проекта: ВЭБ, специализированный застройщик «Слава»


Сергей Кузнецов охарактеризовал место как крайне ответственное, а поступивший проект – как новый: «он будет, вероятно, публично очень резоннансным» – и призвал экспертов быть максимально объективными в своих оценках, оговорившись, что намеренно не озвучивает свое мнение в начале разговора.

Проект первой очереди включает 575 апартаментов, 253 машиноместа в одном ярусе подземной парковки и коммерческие/общественные площади. Его участок, выходящий на Ленинградский проспект и начало 1-й улицы Ямского поля, занимает 1,2 га. Территория второй очереди расположена в глубине, вдоль улицы Ямского поля, и, по словам автора проекта Филиппа Болла, при проектировании он рассматривал обе очереди целостно. Совокупная площадь 1 и 2 очередей – 3,7 га [заметим, что у планируемого комплекса есть еще 3 и 4 очереди, на противоположной стороне 1-й улицы Ямского поля].
ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
© DYER / из материалов, показанных на архсовете Москвы

Комплекс состоит из 6 корпусов апартаментов. Максимальные отметки, это Филипп Болл подчернкул отдельно, не достигают разрешенной высоты 75 м – в самых высоких башнях в глубине участка 17 этажей и 66 м. По словам автора, для него было крайне важным вписать свой проект в городскую среду Ленинградского проспекта с максимальной деликатностью – «как если бы он всегда был там», сохранив, впрочем, современность архитектуры. Поэтому 1 корпус, примыкающий к дому 10 по проспекту, одинаков с ним по высоте и перекликается фасадными решениями. Нижний ярус следующего корпуса 2, отступающего от красной линии, на углу отдан кафе и ресторанам, здесь возникает стеклянная стена высотой 9 м. В верхнем ярусе, начиная со 2 корпуса, появляется два стеклянных этажа. В первых этажах по Ленинградке и улице Ямского поля запланированы кафе, а в башнях вдоль внутреннего проезда – офисные площади по сторонам лобби жилых домов. Въезд в парковку расположен в глубине внутреннего проезда. Загрузка кафе запланирована с дублера Ленинградского проспекта, но в ночное время.
ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
© DYER / предоставлено: Москомархитектура

Три дальних объема, выстроенные вдоль проезда, перпендикулярного 1-й улице Ямского поля и отделяющего первую очередь от второй, решены как три башни переменной высоты. Все стеклянные надстройки решены одинаково, в остальном фасады варьируются, хотя и в рамках схожих решений. Филипп Болл отдельно подчеркнул, что фасады не плоские, а сложные, многослойные.
ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
© DYER / предоставлено: Москомархитектура
ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
© DYER / предоставлено: Москомархитектура

В приватном внутреннем дворе авторы, по словам Филиппа Болла, постарались создать максимум зелени – своего рода частный парк для жильцов, как в первой очереди, так и во второй, где здания расставлены по контуру с меньшей регулярностью. Общая площадь внутреннего парка 1 и 2 очередей – 1 га. Первые этажи второй очереди отданы арендным площадям кафе и ресторанов. Перед срезанным по косой восточным углом и вдоль северо-восточной границы 2 очереди запланированы небольшие озелененные пространства, открытые для горожан.
zooming
ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
© DYER / из материалов, показанных на архсовете Москвы

На вопрос Александра Асадова Филипп Болл ответил, что у 1 и 2 очереди девелоперы и проектировщики одни и те же – MR Group и DYER.

Критика проекта развернулась в широком диапазоне: от градостроительной роли проекта и проработанности градостроительных, в том числе транспортных, материалов, до объемного построения и фасадов.

По словам Александра Асадова, проект следовало бы рассматриать в комплексе со второй очередью, возможно, перегруппировав площади: сейчас первая очередь переуплотнена, не исключено, что и вторая потом «вырастет». В первой очереди он предложил передвинуть башню корпуса 5 в глубину участка, образовав перед ним курдонер, обращенный к внутренней улице; или вообще перенести этот корпус во 2 очередь. Отметив очень маленькую для жилых домов площадь двора, Александр Асадов сравнил соотношение с соседними сталинскими домами: там двор где-то 60, а высота домов 30, здесь наоборот, двор 30, а высота больше 60. Сергей Скуратов назвал двор «катастрофически маленьким», Андрей Гнездилов – «колодцем».

Наибольшие нарекания вызвал тот факт, что двор огорожен и предназначен только для жильцов, а пространств, открытых для горожан, в проекте мало. Сергей Скуратов назвал проблему разделения частных территорий и мест общественного пользования в проекте нерешенной: «...мы прекрасно знаем, что если есть частный двор, то владельцы и посетители всех коммерческих или госучреждений не попадают в этот двор <...> Должна быть система взаимодействия общественного и частного пространства. Это очень сложная задача и она здесь не решена никак».

Сергей Чобан предложил при пересомыслении проекта сделать «единое привлекательное пространство, которое не разделяет столь жестким образом» жильцов комплекса и других горожан: «понятно, что какие-то ограничения для входа могли бы быть, но это должно быть более тактично и не в такой пропорции [как сейчас], которая не оставляет общественности никакого пространства. Это очень важно – не отделять огромный частный парк от общественного движения». Петр Кудявцев, подчеркнув, что в районе большой недостаток скверов и парков, кроме того заметил, что сейчас в проекте комплекс работает «волнорезом» пешеходных потоков, а должен бы огранизовывать их и грамотно распределять. Андрей Гнездилов, отметив недостаточность показанных материалов, подчеркнул, что проект не решает проблемы с транспортом, возникающие на этом участке.
zooming
ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
© DYER / из материалов, показанных на архсовете Москвы

Довольно долго обсуждали стеклянные верхние ярусы: скроют они техэтажи или нет? Николай Ляшенко, который первым задал этот вопрос, назвал «кристаллы на крыше» «самообманом» и предложил сразу просчитать вероятность того, что они будут выглядеть массивнее. Николай Шумаков назвал стеклянные завершения, проходящие по всем корусам, навязчивыми.
ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
© DYER / предоставлено: Москомархитектура

Отношение экспертов к фасадам и объемному решению комплекса оказалось неравномерным: Александр Асадов назвал фасады гармонизированными, Ольга Алексакова поддержала тактичность и аккуратность предложенного решения в этом месте и поддержала проект в целом. Николай Ляшенко назвал небольшую высоту корпусов важным и ответственным решением. Татьяна Гук, поддержав встроенность фасадов в застройку проспекта, все же сочла их простоватыми. Но уже Тимур Башкаев, отозвавшись о проекте как об «очень профессионально сделанном» и «сделанном сильно», отметил, что он «вступает в противоречие с тем, чего мы ожидаем от этого места», а именно – «более сильных ярких высказываний», увидел в проекте боязнь «зализанность среды» и отсутствие архитектурного высказывания: «если мы хотим, чтобы Москва становилась более разнообразной в социальном и архитектурном плане, мы должны увеличивать количество площадок, к которым мы повышаем требования».
ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
© DYER / предоставлено: Москомархитектура

Радикальнее других высказался Михаил Посохин, определив проект как провинциальный: «Эта магистраль всегда была предназначена для выдающихся сооружений, которые должны освещать какие-то этапы в развитии нашей архиектуры. Нельзя на таком месте делать скучную архитектуру, которая уже стала провинциальной для Москвы. <...> Фасады не креативные, не вперед-смотрящие. Этот проект, не знаю, кто его там полюбил, но наверное люди, которые не велики с точки зрения градостроительства и архитектуры Москвы в том числе. А мне как москвичу, который родился в Москве и всю жизнь там проработал, будет обидно, если на таком ключевом месте появится такой, как кто-то из вас сказал... «никакой» проект. Вот он именно никакой на сегодняшний день. Нельзя нам расходовать столичные земли на «никакую» застройку. Сколько у нас уже есть проектов, которые более прогрессивные, более интересные». Михаил Посохин назвал проект ошибочным градостроительным решением и удивился, кроме того, ограничению высотности (впрочем, Леонид Кондрашов из ДКН вскоре объяснил – ограничение 75 м диктует объединенная охранная зона №266, к которой относится участок).
  • zooming
    1 / 10
    ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
    © DYER / из материалов, показанных на архсовете Москвы
  • zooming
    2 / 10
    ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
    © DYER / из материалов, показанных на архсовете Москвы
  • zooming
    3 / 10
    ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
    © DYER / из материалов, показанных на архсовете Москвы
  • zooming
    4 / 10
    ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
    © DYER / из материалов, показанных на архсовете Москвы
  • zooming
    5 / 10
    ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
    © DYER / из материалов, показанных на архсовете Москвы
  • zooming
    6 / 10
    ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
    © DYER / из материалов, показанных на архсовете Москвы
  • zooming
    7 / 10
    ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
    © DYER / из материалов, показанных на архсовете Москвы
  • zooming
    8 / 10
    ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
    © DYER / из материалов, показанных на архсовете Москвы
  • zooming
    9 / 10
    ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
    © DYER / из материалов, показанных на архсовете Москвы
  • zooming
    10 / 10
    ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
    © DYER / из материалов, показанных на архсовете Москвы

Владимир Плоткин начал с того, что не будет столь категоричен, назвал объемно-пространственное решение первой линии вполне корректным, но тоже счел фасады несколько боязливыми и высказал сомнение в переменной игре объемов на второй линии: «при общей спокойной высоте эти объемы могли бы быть несколько выше, добрать высотность 75 м в принципе допустимо». По словам Владимира Плоткина, хотя место не является воротами Ленинградского проспекта, оно «очень ответственное, акцентное, доминантное», и здесь могло бы появиться что-то пусть не высотное, но более интересное и энергичное.
ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
© DYER / предоставлено: Москомархитектура

По словам Сергея Чобана, здесь «все излучает неуверенность, и градостроительную, и в деталях». Сергей Чобан особо отметил материалы фасада: «Когда мы говорим об устойчивом пространстве, мы говорим об отсутствии джентрификации. Когда мы говорим об устойчивой структуре здания, мы говорим о материалах, которые долговечно и хорошо стареют. А здесь начиная с третьего этажа применяется алполек, который имитирует натуральный камень. И я спрашиваю себя: это вообще стандарт, который мы должны каким-то образом рассматривать на Ленинградском проспекте? Я бы сказал, что фасады из металла здесь на первой линии надо рассматривать с опаской, и уж тем более если они имитируют другие материалы». Сергей Чобан предложил выбрать разрешенную высоту, сделать башни тоньше и заметнее. Николай Шумаков также отметил, что корпуса «толстые» – по словам главы САР и СМА, «возникает чувство, что здесь заказчик задавил архитектора».

Сергей Кузнецов, суммировав обсуждение словами: «понятно, что мнения разбросаны между очень критическими и просто критическими», предложил отправить проект на доработку и затем обсудить его на архсовете еще раз, определив обсуждение как «важный сервис» для застройщика.

Главный архитектор города заметил, что девелопер MR Group, который занимается проектом, «известен очень тщательным подходом к архитектуре» и вспомнил о комплексе «Царская площадь», расположенном дальше к северу по Ленинградскому проспекту: «у коллег есть безусловно очень позитивный опыт развития участков в центре города в том числе. Требования, которые мы, на мой взгляд совершенно справедливо, предъявляем к этому участку, здесь не реализованы».

По словам главного архитектора города, он так же, как и высказавшиеся раньше коллеги, ожидал бы на этом участке более ярких решений. Сергей Кузнецов, оговорившись, что настаивать в этом случае не может, упомянул о конкурсе как признанном средстве поиска таких решений: «место для конкурса очень хорошее, заметное, знаковое <...> безусловно, будет большое количество общественного внимания, активные дебаты по поводу этой площадки, нужно быть к этому готовым и нужны какие-то яркие интересные решения, которые авторы должны быть готовы защищать».
ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
© DYER / предоставлено: Москомархитектура
ЖК «Слава», Ленинградский проспект, 8
© DYER / предоставлено: Москомархитектура


06 Ноября 2020

Автор текста:

Дарья Горелова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Красная ботаника
Жилой комплекс рядом с петербургским Ботаническим садом невысок и уютно-контекстуален. На основе современного средового и орнаментального модернизма он совмещает аллюзии на соседние исторические здания и тему флорального декора, также продиктованную гением места.
Занавес из фибробетона
Реконструкция театра начала XX века в Эврё включает напоминающие занавес фасады из фибробетона толщиной 8 см и весом 11,2 тонн. Авторы проекта – бюро Opus 5.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.