«О парках вспомнили вновь совсем недавно»

Шесть впечатлений от Всемирного паркового конгресса, прошедшего в Казани, и пять советов от опытных архитекторов – архитекторам, начинающим работать с парками и общественными пространствами.

Юлия Тарабарина

Беседовала:
Юлия Тарабарина

mainImg
В конце октября в Казани прошел Всемирный парковый конгресс World Urban Parks, посвященный городским паркам. Мы поговорили с несколькими архитекторами посетившими форум, об их впечатлениях, задав вот такие вопросы:
  1. Впервые ли на таком конгрессе?
  2. Каковы общие впечатления в целом и по сравнению с другими подобными форумами?
  3. Удалось ли узнать что-то новое на WUP? Назовите самые интересные обсуждения, впечатления, проекты – что можно было бы отметить особо?
  4. О парках вообще: супер-совет себе и коллегам: что на ваш взгляд необходимо знать современному архитектору, проектирующему в городе, о сфере парков, ландшафта, благоустройства общественных пространств, прежде всего? Самое главное, базовое знание или принцип.
 
zooming
Наталья Сидорова, DNK ag

1. 
Я впервые на этом конгрессе. DNK ag пригласила программная дирекция конгресса, агентство CITYMAKERS. Ландшафтное проектирование не является нашим основным профилем, но мы всегда очень трепетно относимся к ландшафту и экологическим вопросам в наших работах… И мы польщены тем, что организаторы конгресса смогли это оценить, и пригласили меня спикером на сессию «Взгляд из ландшафта. Новый подход к индустриальному наследию», которую модерировал Эверт Верхаген. Урбанист, основатель агентства Creative Cities и компании Reuse BV, Верхаген, много работает с бывшими индустриальными территориями, поэтом выбор модератора был очевиден.

2.
WUP впервые проходил в нашей стране. И в целом у меня сложилось очень позитивное впечатление. По уровню организации мероприятия, подходу к проблематике, уровню экспертов, предметности и детальности дискуссии, я готова сравнить его с WAF, хотя по существу это очень разные мероприятия. На WUP были очень интересные лекции и специализированные сессии, в том числе: про парки в условиях сурового климата, про управление и экономические модели общественных пространств, про особенности регенерации ландшафта при редевелопменте, была даже сессия, посвященная пространству кладбищ. Народу было очень много: залы почти всегда были битком. И что самое важное – все дискуссии были по существу, с детальными примерами, конкретными советами, технологиями, а не общие заявления о благе человека, которые часто слышишь на подобных мероприятиях.

3. 
Ландшафтный проект не может иметь конечного решения, он все время развивается во времени в зависимости от целеполагания на каждом этапе развития. В этой связи, любопытный пример был на нашей сессии «Взгляд из ландшафта. Новый подход к индустриальному наследию» Бенджамина Уокера, директора британского LDA Design.
Бенджамин Уокер, LDA Design, на WUP
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

Речь шла о масштабном проекте редевелопмента территории исторической электростанции Баттерси в южной части Лондона. Согласно генплану Баттерси и прилегающий участок (всего 17 га) должен превратиться в новый городской район с жилой и деловой застройкой, соответствующей инфраструктурой и ритейлом, а так же с городским парком на берегу Темзы и общественными пространствами общей площадью 9 га, которые и проектирует LDA Design. Но на первом этапе стояла задача открыть и перезагрузить территорию минимальными средствами: сделать ее привлекательной как для дальнейших инвестиций, так и для горожан разных возрастов. И уже с самого начала девелопер начал активно взаимодействовать с архитекторами. В итоге, на небольшом участке просто разбили газон, поставили шезлонги, повесили экран и получился мини-кинотеатр под открытым небом. А вход на территорию отрыли через железнодорожный мост Гросвенор, что эффектно акцентирует «вхождение» в новое пространство. Минимальное благоустройство и активная рекламная компания со стороны девелопера сделали это место сразу очень популярным и помогли «раскрутить» его для дальнейшего развития… Так и должна поэтапно начинаться работа над редевелопментом территорий, который представляет собой целый комплекс мероприятий, за которыми стоят исследования, междисциплинарный подход, и разработка сценариев развития на каждом этапе. Это не было открытием для меня, я просто лишний раз в этом убедилась.

Также много примеров на конгрессе было посвящено активному взаимодействию с местными сообществами. По признанию многих экспертов, оно может быть как катализатором процессов, так и манипулятором. Но без мнения и обратной связи людей, тех, для кого и делаются собственно говоря все изменения в городе, включая благоустройство, не обойтись. И только в этом случае пространство будет живым и востребованным.

Ландшафтное проектирование у нас пока чаще всего ассоциируется с красивой визуализацией озеленения, мощения и благоустройства на уровне лавочек и фонариков. На самом деле проблематика гораздо шире и глубже. И в выступлениях спикеров на форуме, как зарубежных, так и российских, тема ландшафтных преобразований обсуждалась на уровне создания экологического каркаса и регенерации территорий в независимости от масштаба проекта. Из отечественных самый показательный пример в этом контексте – проект благоустройства озера Кабан в Татарстане, который был реализован на базе концепции китайских коллег Turenscape. Частью этого проекта стали мероприятия по очистке воды с помощью специальных растений, размещенных у берега озера. И как показали исследования – это работает, вода стала чище! Конечно, такие решения всегда высокотехнологичные и дорогие.
Эйхнория отличная в одном из каскадных прудов на набережной озера Кабан, Казань
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

Интересно, что в своем выступлении Наталья Фишман-Бекмамбетова призналась, что если бы она знала, с какими сложностями ей придется столкнуться при реализации этого проекта в самом начале, она, быть может, на него бы и не решилась. Но не жалеет, конечно.

4.
Сегодня пространства и функции перемешиваются, поэтому современные проекты требуют комплексного подхода. Во всем нужен профессионализм и работа целой команды.

Для себя я все больше убеждаюсь, что архитектура и ландшафт не просто взаимодействуют, а взаимопроникают друг в друга. Поэтому темой моего выступления на конгрессе стало «Включение ландшафта в архитектуру». Всё работает в контексте. Для ландшафта контекстом является архитектура, а для архитектуры – ландшафт.


zooming
Екатерина Гольдберг, Orchestra Design

1. 
Именно на парковом конгрессе впервые, но была раньше на других международных форумах. Мне очень понравилось, что форум специализированный. Была возможность более подробно с разных сторон обсудить именно парки и посмотреть на них в более широком контексте. 

2-3. 
Мне больше всего были интересны истории градостроительных ошибок, почему и как они произошли и главное, как можно было бы сделать иначе. О них редко говорят на форумах, но в этот раз было несколько полезных разборов таких кейсов. Например, Кен Смит показывал пример бывшей промышленной зоны, на которой он планировал сохранить индустриальные объекты и интегрировать их в парк. Но в результате все было снесено. И хотя создали также зеленую зону, она уже совсем не отражает идентичности места и его истории. Еще я в первый раз поняла, что наконец-то российские кейсы смотрятся на таких международных конгрессах абсолютно равноправными по отношению к международным. Сейчас стал возможен полноценный диалог и обмен опытом между российскими экспертами и зарубежными. Это очень приятно.
zooming
Кен Смит на WUP
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

4. 
Главный совет для России – обговаривать сроки проектов: и стадии проектирования, и надзора. Нормальные сроки проектирования и строительства и участие архитекторов на всех этапах проекта позволят нам всем выйти на совсем другой уровень качества реализованных проектов.

И второй важный совет – не бояться временной активации, запуска проекта еще до полноценного строительства уже с момента разработки концепции. Создавать жизнь в пространствах и в рамках этой жизни проектировать – это лучшее решение.


zooming
Михаил Бейлин, CitizenStudio

Главный тезис: парки – это зоны комфорта. И они доржны быть спроектированны таким способом, чтобы дать человеку возможность для максимально вариативного, но непременно комфортного времяпрепровождения. Иными словами, парк – место для совершенно разных людей. Молодежи, родителей с маленькими детьми, пенсионеров и так далее. Вряд ли можно придумать более банальную максиму. Но, и это особенно касается локальных парков, – это территория абсолютной демократии и пересечения интересов людей, считающих ее своей. А значит у них должна быть возможность сосуществовать, не мешая друг другу. В этом смысле развитие парков и общественного пространства вообще должно сделать горожан более терпимыми друг к другу, а общество более свободным. Пусть идти к этому приходится через огороженную «Яму» и екатиринбургские заборы.


zooming
Вера Бутко, Антон Надточий, ATRIUM

1. 
На конгрессе WUP мы впервые; форум очень масштабный, представительный, пафосный и несмотря на это живой; в Казани умеют организовать большие фестивали. Структура их тоже понятна, она уже устоялась: параллельно идут сессии, доклады, встречи. Есть два вида фестивалей – на одних проводится конкурс, как, скажем, на биеннале или на WAF, и главной темой обсуждения становятся проекты. WUP – форум без конкурса, его фокус был сосредоточен скорее на темах, чем на обсуждении конкретных работ, хотя примеры, конечно, тоже фигурировали, в зависимости от докладов.

Интересен сам факт – тема парков и общественных пространств стала настолько востребованной, что заставляет не первый год устраивать масштабные статусные мероприятия. Казалось бы, парки – узкая тема, а конгресс всемирный. Это радует и вселяет оптимизм в любом случае. Когда же дело доходит до специфических тем, как на нынешнем WUP, где обсуждали, в частности, кладбища и парки северных территорий – то, что раньше как отдельный вопрос не всплывало, кажется, ни разу. Понимаешь, что тема приобрела всеобъемлющий характер.

2-3.
Мы участвовали в сессии, посвященной общественным пространствам в суровом климате: вместе с главным архитектором республики Саха Ириной Алексеевой показывали проект «Парка будущих поколений», который победил в конкурсе и теперь постепенно реализуется. Нам показался интересным рассказ Сьюзан Холдсворф об урбанистических инициативах города Эдмонтона из канадского штата Альберта: никаких мегапроектов, точечные и в сущности достаточно простые реализации, нацеленные на улучшение городской жизни. Надо сказать, мы были удивлены, узнав из выступления врио губернатора Мурманской области, что и в Мурманске сейчас активно занимаются проектами благоустройства. Кажется, раньше парки были темой если не субтропиков, то средней полосы и в большей степени столиц. Теперь же очень много делается в северных городах, есть даже ощущение, что акцент сместился на север.

Мы считаем позитивным, что на конгрессе не обсуждали сам по себе просто ландшафтный дизайн: траву, кусты или устройство газонов. На нашей сессии никто не обсуждал, скажем, ягель. Разговор шел в совершенно ином разрезе, в частности, речь шла о том, что в суровом климате людей не тянет на улицу в холод, и нужно искать пути, способные как-то подтолкнуть их к тому, чтобы чаще встречаться и общаться.

Конечно, на таких форумах невозможно посетить и оценить всё, так как многое идет параллельно. Но было много интересных мероприятий, к примеру интервью с Сергеем Капковым, ныне главой «Центра исследований экономики культуры и городского развития» при экономическом факультете МГУ, там тоже многое делается для северных городов.
Сергей Капков на WUP
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

4. 
Начиная работать с любой территорией, важно «на берегу» оговорить с заказчиком, кто будет проектировать ландшафт и какое место можно ему отвести в проекте, каковы возможности и ограничения. Это позволит сразу начать продумывать связи и сценарии поведения людей не только в здании, но и вокруг него, предлагать логику взаимодействия здания с городом. К примеру, если речь о школе, мы задаем вопрос: территория школы будет за забором или ее будут использовать как городскую территорию? Не договорившись на первом этапе, можно затем получить конфликт, так что вопросы лучше задавать с первой минуты.

Поскольку наша архитектура всегда интегрирована в ландшафт и служит его продуманным продолжением, нам особенно важна возможность влиять на проект ландшафта, в идеале – самим сделать его. Наши здания – единое целое с их окружением, они взаимодействуют между собой. Поэтому мы стремимся сделать ландшафт активным «партнером», – к примеру, если на участке нет естественного рельефа, добавляем искусственный.

Другой аргумент в пользу внимательного отношения к ландшафту – сейчас резко выросла высотность и земля стала пятым фасадом, на который интересно смотреть сверху вниз – то, что мы при этом видим, должно быть осмысленной картиной, закономерной частью комплекса и его продуманным завершением.


zooming
Анна Ищенко, Wowhaus

1.
Всемирный парковый конгресс сравнительно новая история, он впервые проходит в России, я также была на нем впервые. Впечатления самые положительные: интересные рассказы участников, как из нашей страны, так и иностранных коллег. Казалось бы парки – узкая тема, но на форуме возник диалог по широкому спектру вопросов: парки стали поводом для обсуждения того, каково человеку жить в городе вообще, что такое современный город и как его следует развивать.

Сравнить с другими форумами достаточно сложно, МУФ – место программных заявлений, тоже масштабный, конечно; почти сразу после мне удалось побывать на Forum 100+ в Екатеринбурге, это более узкоспециализированное мероприятие, поэтому сообщения на нем были суше. А на WUP многие докладчики говорили очень увлеченно, с горящими глазами, что, конечно, вдохновляет. Сама по себе тема волнующая: пять наших сотрудников поехали туда самостоятельно, взяв отпуск за свой счет, мы не знали, только на форуме встретились.

2-3.
Все панельные дискуссии, на которых нам удалось побывать, оказались очень содержательными. Хотя из организационных минусов – из-за того, что сессии шли параллельно, не удалось посетить все, что хотелось. Мне лично были интересны сообщения о работе, подобной нашей, о создании проектов комфортной городской среды, – не знаковых и пафосных, а локальных, но реально меняющих жизнь людей, живущих в каком-то районе.

Все знают, как москвичи реагируют на благоустройство, и мне было интересно послушать, как такие проблемы решают в других городах. Как взаимодействовать с людьми на этапе проектирования и как тогда, когда объект уже реализован. Казалось бы, жизнь объекта после реализации это вопрос не проектирования, а эксплуатации. Но на этом форуме я поняла, какой вклад в поддержание жизни озелененных территорий вносят волонтеры – это супер-важно, поскольку позволяет даже не экономить деньги, но помогает воспитывать общий дух – когда люди начинают относиться к месту как к своему, как к собственной квартире.
Горкинско-Ометьевский лес, Казань
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

Хотя там же прозвучало, что у нас пока сложно настроить такого рода волонтерские механизмы: скажем, когда деньги на поддержание парка уже выделены, то даже если будут волонтеры, перераспределить бюджет не получится – средства необходимо потратить, и пока неясно, как у нас регулировать такие вещи.

Но больше всего меня впечатлило, как это ни странно, пленарное заседание. От них обычно ничего не ждут, там уважаемые люди произносят воодушевляющие, но временами усыпляющие речи. Но вышел Гил Пеньялоса – и показал невероятную, радикальную панковскую презентацию: он зажигательно говорил о том, как градостроительство в какой-то момент завело города в тупик, и мы вместо парков стали строить парковки… Его выступление дало всем невероятный приток энергии и энтузиазма.
Гил Пеньялоса на WUP
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

4.
Супер-совет: если вы беретесь за работу с городскими общественными пространствами и парками, помните, что в этой сфере необходимо четко отделять творчество от самовыражения, в большей степени, чем в проектировании объемной архитектуры городских домов. Здесь, в нашей области, архитектор – практически медиум, коммуникатор между сообществом, сложившейся средой, и той новой средой, которую он видит и хотел бы создать.

Надо понимать, что мы не можем сочинить памятник себе, оставить его и уйти. Такого не будет. Если вы выбрали эту сферу, здесь придется много общаться, объяснять, слушать. Но при этом также необходимо понимать, что невозможно выслушать всех и всем угодить. Так или иначе, наша работа – искусство компромисса.


zooming
Олег Шапиро, Wowhaus

На мой взгляд, парк – это отдельный, крупный, серьезный объект городской территории. Парк – не «обсевки» проектирования, а серьезная задача. Поэтому браться за его проектирование надо тем, что понимает серьезность задачи. Понимает, что это важный фрагмент города, что он влияет на большую территорию, что он связан с городским контекстом, что им пользуется большое количество людей, что парки бывают разные. Туда входит много задач, дендрологических, эстетических, любых. Это очень специальный, но важный объект в городе, что заново осознали только недавно.

Форум показался мне очень хорошо организованным событием, туда приехало много важных людей и профессионалов со всего мира. Думаю, там были все, кто всерьез занимается парками. Было видно, как много профессионалов всерьез посвящают жизнь таким городским образованиям, как парки. Как важно их иметь, как они нужны городу и его жителям. К примеру, Мэри Боуман показывала огромный парк, 40 га вокруг Эйфелевой башни, которым она сейчас занимается, выиграв конкурс. Занять 40 га в центре одного из старейших городов мира парком – мне кажется, это очень важный факт, иллюстрирующий важность темы.
Мэри Боуман на WUP
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

13 Ноября 2019

Юлия Тарабарина

Беседовала:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.