Вырасти свой сад

Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

mainImg
На небе только и разговоров, что о парках: часто кажется – это и есть лучшая часть города, признак здоровой, стабильной и безопасной среды. В Казани состоялся масштабный конгресс World Urban Parks, где шел конструктивный разговор о том, что такое парки, как их придумывать, делать и управлять.

Конгресс посетили 1500 делегатов со всего мира, в том числе признанные знаменитости мировой урбанистики, такие как, к примеру, Эверт Верхаген, Ричард Мюррей или Кен Смит: цитаты знаменитостей и представителей инстеблишмента можно увидеть здесь, мы же рассказываем о том, что из массы важного и интересного показалось самым-самым.
Конгресс World Urban Parks 2019 в Казани
Фотография предоставлена фондом «Институт развития городов республики Татарстан»

Комфортная среда для малых городов
Коротко: критерии конкурса можно использовать для любого общественного пространства, это почти готовое ТЗ.
Конгресс World Urban Parks 2019 в Казани
Фотография предоставлена фондом «Институт развития городов республики Татарстан»

Одна из секций конгресса была посвящена обсуждению критериев Всероссийского конкурса проектов комфортной городской среды в малых городах и исторических поселениях. Всего их пять, документ дает представление о том, что под общественными пространствами понимают профессионалы. Руководитель рабочей группы Артем Гебелев пояснил, что пользоваться критериями можно как техзаданием – к этой универсальности, собственно, и стремились. Но стоит отметить, что проект пока не утвержден федеральной комиссией, возможны изменения.

Итак, критерии:
  • степень и разнообразие форм участия горожан на всех этапах подготовки и реализации проекта, социокультурное программирование территории;
  • обоснованность выбора места и востребованность проекта;
  • качество планировочных и архитектурных решений;
  • сохранение историко-градостроительной и природной среды исторического поселения;
  • прогнозируемые экономические и социальные эффекты от реализации проекта.
Каждый критерий подробно раскрывается подпунктами. В этом году намного больше внимания уделено архитектурным решениям, также в трех из пяти основных критериев есть подпункт, связанный с индентичностью.
Бульвар «Белые цветы» по улице Абсалямова, Казань
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

Победители и участники прошлых лет поделились опытом. Заместитель Министра строительства и ЖКХ Максим Егоров отметил, что «конкурс меняет не только пространство городов, но и мозги людей», а «критерии формируют архитекторов». Представители Казани, Москвы и Нижнего Новгорода – наиболее успешные участники конкурса, рассказали о последствиях: «муниципалитет прокачивается и начинает генерить движуху», по нарастающей в процесс вовлекаются разные социальные группы, чиновники успешнее взаимодействуют с архитекторами, но с получением гранта начинается все самое тяжелое. Лайфхак: установка камер на стройке качественно улучшает процесс.
Бульвар «Белые цветы» по улице Абсалямова, Казань
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

Заместитель начальника Управления развития общественных территорий Министерства благоустройства Московской области Юрий Шередега рассказал, кто конкурс «вытаскивает города из небытия». Кроме прочих бонусов муниципалитет получает брендирование, айдентику, социокультурную программу, систему зонирования, опыт общения с жителями, которого до сих пор не часто случалось. Советовал уходить от фантастичности проектов, но не отсекать ее полностью. Проекты, не получившие гранты, по его словам были выполнены так, словно архитекторы не ездили в города, то есть не было в них пресловутой идентичности.
Фестиваль «Лэнд-Арт» в селе Муслюмово, Республика Татарстан
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

За круглыми столами собрались те, кто собирается подавать заявки, рабочая группа помогала советами и отвечала на вопросы. Здесь услышалось, что как критерии ни составляй, все упирается в экономику: чем богаче регион, тем проще ему сделать хорошую заявку и найти дополнительное финансирование. У остальных же часто нет даже архитектора, который как следует нарисует проект. На это советовали «пристегивать» всевозможные муниципальные и федеральные программы, привлекать вузы, искать инвесторов. Казань, к слову, растит своих архитекторов: оплачивает им обучение и стажировки, привозит зарубежных специалистов. Также спорили о необходимости местных материалов, коротких сроках и совершенно разных погодных условиях, которые не позволяют вовремя начать стройку.

В конкурсе могут участвовать малые города с населением до 100 тысяч человек, а также исторические поселения. В 2020 году 80 проектов-победителей из 46 регионов получат финансирование из федерального бюджета от 40 до 85 млн рублей.
 
Идентичность

Коротко: копать глубже, говорить с людьми
Набережная реки Тюлячка, село Тюлячи, Республика Татарстан
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

Самая яркая сессия называлась «Можно ли сделать место?» И выглядела примерно так: Надежда Нилина по-английски рассказывала про советскую идентичность российской аудитории, для которой все услышанное скорее всего было новостью.

Старший преподаватель, Нью-Йоркского технологического института Надежда Нилина на примере социалистических городов рассказывала о том, как идентичность может быть сфабрикована. ЦПКиО – пространство для спорта («в здоровом теле здоровый дух!»), защиты промышленного города от загрязнения, адаптации сельского населения к городской жизни, а также место, где можно легитимно знакомиться с противоположным полом. В этой парадигме уникальность замещена универсальностью: парки всех городов от Арзамаса до Магнитогорска делали по стандарту Москвы. Общество поменялось, парки – нет. Городам предстоит найти свою индентичность.
Туристическо-рекреационная зона «Пляж» в Альметьевске
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

Сооснователь архитектурного бюро Orchestra Эдуард Моро делился впечатлениями от работы в глубинке: «суть малых городов в России не всегда понятна, вне городов ландшафт поразителен, но внутри – очень простой, площадь Ленина и улица Карла Маркса. Время давать новые имена».

Многие, в том числе Моро, транслировали мысль, что идентичность хорошо ищется и конструируется через работу с местным сообществом. При этом недостаточно спросить, чего хотят люди – они часто сами не знают, причем не только своих желаний, но и возможностей. Нужно вовлечь их в процесс. Для Елабуги, например, придумали «Сад тысячи историй»: на стальных пластинах напечатают личные истории горожан о том, как они связаны с городом.

Юрий Шередега назвал идентичность главной составляющей успешного проекта, но призвал «копать глубже, чем мамочки, спортсмены и пожилые люди, искать индивидуальные истории про конкретный город, а не город вообще». Тогда появляется еще нечто важное – гордость за место.
Туристическо-рекреационная зона «Пляж» в Альметьевске
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

Основатель студии KEN SMITH WORKSHOP Кен Смит показывал, как превращал «страшненькие места» Торонто вроде автопарковок в популярные скверы. Ухватить идентичность помогли картины местных художников: в сквер переместили скальную глыбу и фонтан, который зимой превращается в живописную стену сосулек. Теперь жители говорят: «встретимся на скалах!» Архитектор предложил выходить на уровень абстракций, что позволяет говорить сразу с большим количеством людей.
Горкинско-Ометьевский лес, Казань
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

Арт-директор Architettura e Paesaggio Ольга Москвина с ураганной энергией рассказывала про то, как спасала растения после Экспо в Милане: по регламенту все, от дорогих и редких платанов до кустиков лаванды, после выставки должны были утилизировать. А только в одном павильоне Швейцарии было 60 берез. С помощью волонтеров и собственной харизмы Ольга постепенно вывезла большинство растений и отдала в общественные пространства Ломбардии, как правило, это были «самые паршивые неместа». Город Боллате взял 2000 растений из 7000 и вместе с рабочими Экспо спланировал парк. Поскольку растения несколько раз пересаживали, им требовался особенный уход, много внимания. Проводили встречи с волонтерами и пожилыми людьми, учили, вовлекали. Постепенно парк превратился в здоровый и красивый городской лес, хотя энтузиазм волонтеров и поубавился. Ольга считает, что теперь у места появилась идентичность, свой genius loci – дух Экспо. Камень брошен, круги идут.
Набережная озера Кабан, Казань
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

Урбанист, основатель агентства Creative Cities и компании Reuse BV Эверт Верхаген подвел итог: «идентичность – это связывание людей с пространством. Важно, чтобы у людей была причина остаться в Сибири или хотя бы вернуться».

Если же взять вышеупомянутые критерии, то в них идентичность достигается через работу с историко-культурными и географическими особенностями, символикой, традициями и уникальными привычками горожан, городскими мифами, местными промыслами и производством. Также важно участие лидеров городских сообществ. 
Вовлечение

Коротко: необходимый и мощный инструмент, поможет с идентичностью
Горкинско-Ометьевский лес, Казань
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

Помощник президента Республики Татарстан Наталия Фишман-Бекмамбетова рассказывает, что во время работ по благоустройству парка имени Урицкого рабочие спилили старую иву, которую многие жители помнили с малых лет. Это всколыхнуло город, люди «чуть не с вилами» выходили на улицу. История кажется вполне обычной, разница в том, что здесь власти не стали отмалчиваться и вышли поговорить: организовали в ДК парка общественные слушания. После нескольких сессий в стиле фильма «Гараж» удалось начать говорить о парке: что люди хотят там видеть, как исправить случившееся. Пожелания услышали, записали, реализовали. Одно дерево изменило подход, теперь каждый новый проект сопровождается вовлечением жителей, опросами, анкетированием.

Опытом охотно делятся: на сайте парков Татарстана есть методички: «Соучаствующее проектирование», «Организация общественных слушаний». Сейчас идет разработка стратегии благоустройства Казанки, для нее тоже создан сайт, пропустить блок для предложений невозможно, а интерфейс инструмента такой, что не внести предложение тоже почти невозможно.
Набережная озера Кабан, Казань
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

Многие говорили о том, что копирование – «как в Копенгагене», «как в Москве», а теперь и «как в Казани» – нужно заменить слушанием, тогда легче будет создать место со своей идентичностью да и вообще понять, в каком направлении двигаться. Инструментов много: кроме упомянутого помогают глубинные интервью, фокус-группы, воркшопы, конкрусы детских рисунков, статистика – данные мобильных операторов, платежных систем, анализ социальных сетей.
Набережная «Казан Су» в городе Арск, Республика Татарстан
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

Партнер и управляющий директор Gehl Architect Генриетта Вамберг рассказывала об открытой системе Протокол, которая использует как простейшие инструменты вроде кликера, так и анализ поз по фотографиям: где люди сидят, стоят, прислоняются, бегут или останавливаются. В Протокол можно загружать свои данные и сравнивать, например, набережную озера Кабан с другим променадом у воды, чтобы оценить его эффективность.
 
Жизнеспособность

Коротко: без перфекционизма и малыми средствами
Горкинско-Ометьевский лес, Казань
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

Когда процесс более или менее налажен, оказывается, что не всегда нужны масштабные бюджетные программы.

Директор по планированию и дизайну, University City District Нейтон Хомель рассказал, о том, как менялась территория рядом с ж/д вокзалом в Филадельфии, получившая название The Porch. Относительно небольшое инвестирование потратили на сбор данных и изменения небольшого участка. Опыт оказался успешным, власти выделили дополнительные средства, архитекторы продолжали исследовать. Благоустроенная территория расширялась и насыщалась, чего могло бы не случиться при изначально большом проекте: никто не поверил бы, что 14 качелей могут быть здесь востребованы.
Набережная и пляж в городе Лаишево
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

Бюро Orchestra в Юже всего лишь добилось открытия территории текстильного завода фабрикантов Балиных, что добавило городу красивую улицу и улучшило коммуникацию. А в Ханты-Мансийске в одном их депрессивных дворов для начала поставили ящики для рассады и стенды с информацией, что пользовалось успехом у детей и подростков целых четыре месяца.

Директор Lugares Públicos и партнер Placemaking X Гильермо Берналь считает: «чтобы из пространства создать место, понадобятся не только материалы и растения, необходимо развивать связи между людьми, наводить мосты дружбы». Копеечная настольная игра, колонки и учитель танцев – так тоже начинается место.
Набережная озера Кабан, Казань
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

Эверт Верхаген на сессии посвященной индустриальному наследию делился мыслями: «Красота переоценена, даже страшные здания могут быть уютными. Со зданиями без охранного статуса можно экспериментировать, часто именно они становятся самыми привлекательными для города. Надо ценить то, что есть, а не выбрасывать».
Набережная «Казан Су» в городе Арск, Республика Татарстан
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан

***
Еще пару лет назад, «до Зарядья» и конкурса малых городов, сложно было представить, что такое мероприятие как конгресс World Urban Parks пройдет в Казани.

WUP появился четыре года назад, в это же время стартовала Программа развития общественных пространств Татарстана, благодаря которой республика благоустроила или создала уже больше 300 парков, получила премию Ага Хана, приглашала иностранных архитекторов и обучала своих. В Казани опытом делились «звезды» вроде Киат В. Тана, создателя «Садов у залива» в Сингапуре, а также архитекторы, чиновники, муниципалы, общественники. Атмосфера стояла неформальная, праздничная, но в то же время на удивление рабочая и продуктивная.

Интересно, что российские «кейсы», как их везде называли, отражают совсем другое представление о парке, чем иностранные: у нас это скорее благоустроенное место, насыщенное всевозможными «активностями», тогда как в зарубежных примерах больше естественности, природности. Возможно, зеленый каркас как рутина, как еще одна городская сеть коммуникаций – следующий шаг, запрос на который еще не сформулирован. Вероятно, от этого нет и ощущения той пресловутой идентичности: новые общественные места все еще про подражание, желание быть западом, «русского духа», несмотря на арт-одуванчики и национальные орнаменты, в них нет. Также было заметно, что на конгрессе почти не касались текущих проблем, отчитываясь лишь об успехах.

И все же упрекать никого совершенно не хочется, потому что эйфория от мероприятия слишком очевидная и долгоиграющая. Увидев чиновников в человеческом обличье, классных российских специалистов, архитекторов с горящими глазами и просто хороших людей – веришь, всем очень веришь, что скоро в Мурманске зацветут сады, по Якутии полетят дирижабли, парковки и микрорайоны зазеленеют и вообще жить станет веселее.

Эйхнория отличная в одном из каскадных прудов на набережной озера Кабан, Казань
Фотография предоставлена пресс-службой Программы развития общественных пространств Республики Татарстан


25 Октября 2019

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.