Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы

Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

mainImg
Конференция «Открытый город» придумана Москомархитектуры для того, чтобы смягчить вхождение студентов архитектуры в профессиональную жизнь. Двухдневную конференцию предваряют воркшопы, на которых студенты проектируют под руководством мэтров архитектуры, затем проходят защиты, где участвуют как работы вокршопов, так и отобранные дипломные проекты.

Это хорошее сочетание: быстрые, глубокие, трудолюбивые дети – этакие такие радоновые источники – успевают познакомиться и проявить себя в совместной творческой работе с известными архитекторами, не исключено, что и поступить к ним на работу. Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, десижн-мейкер и вдохновитель, заинтересованный в рекрутировании новых умных голов, относится к конференции страстно и неформально: целый день провел на «Открытом городе», живо комментируя происходящее, пугая студентов трудными вопросами и подбадривая их шутками, выставляя оценки, а на второй день приехал и провел награждение.
  • zooming
    1 / 3
    Конференция «Открытый город»
    © «Открытый город»
  • zooming
    2 / 3
    Конференция «Открытый город». Жюри и кураторы воркшопов.
    © «Открытый город»
  • zooming
    3 / 3
    Конференция «Открытый город». Выставка в «Руине» Музея архитектуры.
    © «Открытый город»

Темы могут быть философскими и поэтичными, а могут относиться к конкретному участку в городе (буквально быть штудией для девелопера) или острой городской проблеме, к примеру, реновации. Презентации студентов напоминали отчетный концерт в консерватории: выступает такой-то, класс профессора такого-то – Башкаева, Лызлова, Кузембаева, Бейлина... Профессора волновались, порывались, как Тимур Башкаев, сказать речь. Но по правилам за это полагался «дисквал», как заявил Сергей Кузнецов, так что ребята самостоятельно держали удар. Результаты работы воркшопов были также показаны в виде инсталляций, составив выставку на втором и третьем этажах флигеля-Руины.
Выставку украсили странные, инопланетного вида установки, разбрасывавшие по стенам и инсталляциям красные линии лазеров. «Открытый город» 2019, Музей архитектуры
Фотография: Архи.ру

Представляем результаты нескольких воркшопов и одну из дипломных работ, защищенных на «Открытом городе».

Воркшопы по программе «Наследие 2:0»
Тема наследия на «Открытом городе» так масштабно заявлена впервые. Куратор Петр Кудрявцев (Citymakers), сокуратор Николай Переслегин (Kleinewelt Architekten). Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов во вступительном слове подчеркнул, что надо избегать двух крайностей в отношении к наследию в духе: «памятник – значит, ничего не трогать» и «не памятник – значит все снести». С наследием надо работать, в том числе продвигая информацию о нем в книгах и СМИ. К конференции ОГ-2019 приурочен специальный каталог по наследию. В нем анализируются зарубежные и российские большие проекты реконструкций (Зарядье, Гараж, Лужники, ГЭС-2, Новая Голландия) и результаты воркшопов, которые были представлены и на конференции.

Девять оттенков реконструкции
Руководители группы: Александр Цимайло, Ольга Сытник, Николай Ляшенко
Название проекта: ВосСоздание


Студенты проанализировали утраченное здание на Тверском бульваре, собрали информацию о нем, и каждый из них решил, что именно ценно, на что опереться при воссоздании. Это оказались: «оттиск времени» – монолитная стена со всеми деталями; «образ» – когда повторены пропорции и силуэт дома, но оконные проемы расширены до границ сандриков; «зрительная память» – декор обобщен и упрощен, но по сути сохранен профиль фасада; «перерождение» – на фасаде показана (как когда-то в бумажном проекте Михаила Филиппова) история окна, которое постепенно увеличивается и упрощается по декору; «внутри» – сохраняется каркас, стеклянные фасады раскрывают внутреннюю жизнь здания; «дом-призрак» – прозрачный объем с контуром бывшего здания; «память не может быть read» – эфемерный объем из стеклянных колонн. В инсталляции участники воркшопа выстроили градацию вариантов восстановления – от совершенно буквального до абстрактного, где световые стержни одновременно рисуют контур утраченного дома и служат для освещения библиотеки в его подвале.
  • zooming
    1 / 8
    Выставка по итогам воркшопа «ВосСоздание»
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 8
    Выставка по итогам воркшопа «ВосСоздание»
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 8
    Выставка по итогам воркшопа «ВосСоздание»
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 8
    Выставка по итогам воркшопа «ВосСоздание»
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 8
    Выставка по итогам воркшопа «ВосСоздание»
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 8
    Выставка по итогам воркшопа «ВосСоздание»
    Фотография © «Открытый город»
  • zooming
    7 / 8
    Воркшоп «ВосСоздание». Кураторы «Цимайло, Ляшенко и партнеры»
    Фотография © «Открытый город»
  • zooming
    8 / 8
    Выставка по итогам воркшопа «ВосСоздание»
    Фотография: Архи.ру

Что касается функции библиотеки, в некоторых случаях она сохранилась, а в других – ее убрали во двор или под землю.

Предмет охраны для рабочего поселка
Руководитель группы: Алексей Гинзбург
Название проекта: Архитектура авангарда 

Целью проекта было сформировать методологию исследования рабочих поселков на «незаезженном» материале рядового примера, которым никто еще пристально не занимался. Примером стал рабочий поселок «Дангауэровка», для которого, в частности, студенты описали предмет охраны – куда вошли, в частности, заполнения оконных и дверных проемов, кровельное покрытие.
Проект Архитектура авангарда, выставка «Открытого города», 2019
Фотография: Архи.ру

В результате выяснилось, что путем смещения нескольких перегородок в квартирах можно получить современное комфортное жилье; возродить стагнирущую территорию, сохранив дух места.

Новая жизнь старого доходника
Руководитель группы: Николай Переслегин
Название проекта: Архитектура доходных домов конца ХIХ – начала ХХ века


Николай Переслегин начал с того, что реставратор больше не бородатый аутсайдер. Реконструкция и развитие наследия сегодня – явный тренд современной архитектуры. Затем рассказал об актуальности доходных домов (они составляют основную массу красивой архитектуры исторического города, они пользуются спросом из-за высоких потолков и потрясающего декора); о типах доходных домов (барский, средней руки и коечно-каморочный); о рейтинге их архитекторов (причем, рекордсмен по числу построенных домов Жерихов оказался не самым известным): о структуре доходных домов, в которых торговые первые этажи и маленькие квартиры имеют общее с современными тенденциями.
Архитектура доходных домов конца ХIХ – начала ХХ века, выставка «Открытого города», 2019
Фотография: Архи.ру

В заключение была предложена модель сервиса аренды жилья от известного архитектора – сайт и мобильное приложение Live in Story, одновременно энциклопедия доходных домов и база по аренде. Тестовая картинка с интерьером доходного дома набрала в Инстаграме около 8000 подписчиков. Значит, сервис нужный, – заключают авторы.

Паспорт модернизма
Руководитель группы: бюро Wall
Название проекта: Советский архитектурный модернизм

Проект «Архитектура Модернизма», выставка «Открытого города», 2019
Фотография: Архи.ру

Архитектуру советского модернизма, как известно, трудно сохранять, поскольку у нее нет официальных статусов и законодательной защиты. Но иногда удается убедить заказчика не сносить здание, – уточнил Рубен Аракелян. Так было с Московским дворцом молодежи, которое реконструирует Wall. Студенты нашли около 200 зданий в Москве, выделили 65 наиболее ценных и составили паспорт по ним с данными по площади, функции, форме собственности, объекту охраны. Туда попали кинотеатр «Россия», московский Дворец пионеров и даже Первый гуманитарный корпус МГУ.



Воркшопы «Открытого города» на свободную тему: 

Чемодан кочевника 
Руководитель группы: Тотан Кузембаев
Название проекта: Тропой кочевника


Тотан Кузембаев, верный любимой им теме номадизма, работал со студентами над группой объектов на тему вечного путешествия.
  • zooming
    1 / 7
    Воркшоп «Тропой кочевника». Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева
    © «Открытый город»
  • zooming
    2 / 7
    Воркшоп «Открытый город», 2019 / группа Тотана Кузембаева
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 7
    Воркшоп «Открытый город», 2019 / группа Тотана Кузембаева
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 7
    Воркшоп «Открытый город», 2019 / группа Тотана Кузембаева
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 7
    Воркшоп «Тропой кочевника». Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева
    © «Открытый город»
  • zooming
    6 / 7
    Воркшоп «Тропой кочевника». Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева
    © «Открытый город»
  • zooming
    7 / 7
    Куратор воркшопа «Тропой кочевника» Тотан Кузембаев
    © «Открытый город»

На сцену вышли мальчики и девочки с чемоданами и достали оттуда арт-объекты для лэнд-парка в Переславле-Залесском. Это оказались быстро собираемые деревянные конструкции, корни деревьев, подсвеченные бумажные фигуры. Рукописные дневники из рогожки или картона вполне дизайнерского вида прилагались к арт-объектам. В них студенты записывали свои мысли и переживания на тему кочевой жизни. Оказалось, что у 18% людей в крови есть ген бродяги. У кого-то номадизм ассоциируется с танцами с бубнами, мантрами и шаманами, у кого-то с самолетами. В инсталляции группы Тотана Кузембаева всё было сделано из дерева или его производных. Цифровой мир «выпал» – Тотан, впрочем, пояснил, что выход в сеть планировался в виде дырочек в чемодане, но автор проекта в последний момент передумал. Члены жюри Елена Гонсалес и Рубен Аракелян высоко оценили результаты воркшопа. Было сказано, что поэзия и философия в работах – это как раз то, что нужно студентам, и при взгляде на объекты «душа отдыхает». Некоторые предметы к тому же живо напоминали, что скоро Новый год. 

Апгрейд не без грибов
Руководитель группы: Николай Лызлов
Название проекта: Архитектура апгрейда

Забегая вперед, скажу, что эта презентация вызвала бурю эмоций. Несколько девушек представили временные дома, от которых не остается мусора. Основой служит сеть коммуникаций, которая позволяет строить жилье где угодно: в лесу, в поле, в горах. Как пояснил Николай Лызлов (студенты об этом сказать забыли), это похоже на НЭР, это тоже новые элементы расселения, но система не линейная, а подобна грибнице. Это ризома, дом на ней, как гриб, вырастает и умирает, иногда удобряя собой почву. Студентки предложили модули из бетона, глины, грибных кирпичей (куда же без мицелия!) и переработанного пластика.
  • zooming
    1 / 5
    Воркшоп «Архитектура апгрейда»: инсталляция на выставке
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 5
    Воркшоп «Архитектура апгрейда»: инсталляция на выставке
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 5
    Воркшоп «Архитектура апгрейда»: инсталляция на выставке
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 5
    Куратор воркшопа «Архитектура апгрейда» Николай Лызлов
    © «Открытый город»
  • zooming
    5 / 5
    Воркшоп «Архитектура апгрейда»
    © «Открытый город»

После презентации Сергей Кузнецов закидал выступавших вопросами: Почему проект сделан в эстетике мусора, в стиле фильма Кин-Дза-Дза? Неужели интересна только экология? А красота? Да, стройка влияет на среду, но если уж вторглись, не лучше ли построить виллу Ротонда? Почему пластик и грибы? Неужели надо строить филиал ада на земле, плюс которого только в том, что всё это разложится само? Студенты в ответ повторили свои эко-аргументы. Член жюри Михаил Бейлин назвал проект «архитектурной Гретой Тунберг». Он сказал, что это правоверная эко-концепция, она не обязана нравиться, это эстетика другого порядка, и он лично снимает шляпу. Немного удивительно, что не было домов из дерева, ведь именно Николай Лызлов утверждал, что русские избы тают, как сахар в чае, то есть они вписываются в концепцию растворения, а с эстетикой у дерева дело обстоит веселее, чем у пластика. Но студентам была дана свобода, они сделали свой выбор.

Высотные страшилки
Руководитель группы: Тимур Башкаев
Название проекта: Образ города будущего


После этой презентации эмоций было еще больше. Будущие архитекторы представили концепцию микрополиса в мегаполисе. В существующем городе строятся сверхплотные гиперболизированные Манхэттены, похожие на Москва-Сити и футуристические проекты 1960-х. В них концентрируется человеческий капитал, а специалисты высокого класса оказываются близко друг к другу, – декларируют авторы.
  • zooming
    1 / 3
    Выставка по итогам воркшопа «Образ города будущего». Бюро Тимура Башкаева
    Фотография © «Открытый город»
  • zooming
    2 / 3
    Выставка по итогам воркшопа «Образ города будущего». Бюро Тимура Башкаева
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 3
    Воркшоп «Образ города будущего». Бюро Тимура Башкаева
    Фотография © «Открытый город»

Варианты микрополисов: busy-polis – для 50 000 жильцов и 100 000 работников. Co-polis для коммунитарного поколения с коливингами, ко-домами и ко-квартирами. High-polis – небоскребы с парками, где автомобили никогда не пересекаются с пешеходами, и Rank-polis, в котором жилые ячейки перемещают выше или ниже в зависимости от рейтинга эффективности жителей. Момент неравенства между простыми горожанами и крутыми обитателями микрополисов, а также рейтинг жилых ячеек – вызвали массу вопросов. Михаил Бейлин сказал, что рейтинг ячеек напоминает фильм «Черное зеркало», и лучше не заигрывать с черным зеркалом, а в целом проект элегантный, и защита блестящая. Сергей Кузнецов увидел в выступавших ораторский потенциал. «У нас идет реновация, нас критикуют за дома выше 20 этажей, а вы предлагаете стоэтажные небоскребы. Вы готовы убеждать людей жить в небоскребах? Когда у жителей начнется истерика, мы за вами пришлем», – сказал он.

Хотя, конечно, иронически-критичный «чернозеркальный» подтекст этой работы достаточно очевиден. 

Архитектор хуже некуда
Руководители группы: Филипп Якубчук, Михаил Шатров, Synthesis; МАРШ Лаб
Название проекта: Метаворкшоп Плохой плохой архитектор


Это было настоящее шоу, открывшееся портретами Ле Корбюзье и дона Корлеоне. Идея кураторов и студентов состояла в том, чтобы «сделать так хорошо, что плохо, и сделать так плохо, что хорошо». Авторы довели до абсурда расхожие суеверия городского строительства. Например, «Стена – универсальное средство защиты от безвкусицы, насилия и ублюдков». Не нравится здание – строим стену типа защиты от шума на автотрассе. Или тема «Москва – самый нуждающийся город». Проблема недостатка туалетов решается кластером туалетных кабинок в значимых местах, например по всему периметру Красной площади, которые выкрашены для гармонии с архитектурой золотой краской, а в Мытищах на стволах деревьев устанавливаются бюджетные писсуары. Раздел «Переосмысляя реновацию». Площадь реновации 24 000 км2. На них порядка 800 млн однокомнатных квартир. Вместо разборки хрущевок авторы их пересобирают в единую башню высотой 2 млн км. Чтобы подняться на верхний этаж, требуется 1586 лет.
Инсталляция проекта Bad architect: воркшоп МАРШ Лаб
Фотография: Архи.ру

Или проект «Перекатикремль – лотерея для регионов»: Кремль переезжает в выигравший регион со всем содержимым и дает старт развитию этого региона, пока Москва отдыхает. Также на Кремле предложено сделать медиа-фасад с меняющейся картинкой, чтобы таким образом установить связь власти с народом. Наконец, идея «Все круги «Ямы» предполагает, что амфитеатр «Яма» надо просто углубить до метро, тогда все людские пороки разместятся согласно тяжести в разных кругах ада: выпивание, драка, московские протесты, отчаянье, наконец, самый нижний круг ада – час пик в 5.40 в московском метро.
  • zooming
    1 / 10
    © МАРШ Лаб, предоставлено «Открытым городом»
  • zooming
    2 / 10
    © МАРШ Лаб, предоставлено «Открытым городом»
  • zooming
    3 / 10
    © МАРШ Лаб, предоставлено «Открытым городом»
  • zooming
    4 / 10
    МАРШ Лаб. Метаворкшоп «Плохой, плохой архитектор»
    © МАРШ Лаб, предоставлено «Открытым городом»
  • zooming
    5 / 10
    МАРШ Лаб. Метаворкшоп «Плохой, плохой архитектор»
    © МАРШ Лаб, предоставлено «Открытым городом»
  • zooming
    6 / 10
    МАРШ Лаб. Метаворкшоп «Плохой, плохой архитектор»
    © МАРШ Лаб, предоставлено «Открытым городом»
  • zooming
    7 / 10
    МАРШ Лаб. Метаворкшоп «Плохой, плохой архитектор»
    © МАРШ Лаб, предоставлено «Открытым городом»
  • zooming
    8 / 10
    МАРШ Лаб. Метаворкшоп «Плохой, плохой архитектор»
    © предоставлено «Открытым городом»
  • zooming
    9 / 10
    МАРШ Лаб. Метаворкшоп «Плохой, плохой архитектор»
    © предоставлено «Открытым городом»
  • zooming
    10 / 10
    МАРШ Лаб. Метаворкшоп «Плохой, плохой архитектор»
    © предоставлено «Открытым городом»

Сергей Кузнецов сказал, что авторы воркшопа даже не представляют, насколько они попали в точку. Так в Парке Зарядье по нормативам требовался именно что туалетный кластер, и он был спроектирован, но потом, к счастью, удалось обойтись без него. Главный архитектор был восхищен презентацией и позвал артистичных архитекторов на работу. А Михаил Бейлин был, по его словам «раздавлен крутостью кураторов».

Дипломные работы
Были презентованы в течение первого дня конференции; жюри конференции также оценивало презентацию и проекты выпускников. Вашему вниманию – один из презентованных и отмеченных проектов.

Дом домов
МАРШ, Дарья Кармазина

Проект поразил глубиной и серьезностью ответа на цивилизационные вызовы. Работа сделана в рамках мастерской Евгения Асса «Переосмысление гравитации» и навеяна жизнью в Бутове. Автор описывает состояние сенсорной депривации, возникающее от стандартных панельных квартир с их скупым пространственным опытом. «Современные квартиры обеднели в сценарном плане движения и покоя. Современная квартира притупляет эмоции и гасит переживания, превращая жизнь в ней в равномерный коматозный сон». Идея состоит в разработке квартир-домов с разными сценариями (дом-лестница, дом-кольцо, дом-атриум, дом-башня) и компоновке их в рыхлую узорчатую структуру «Дом домов».
  • zooming
    1 / 8
    Диплом «Дом домов». Мастерская Евгения Асса «Переосмысление гравитации»
    © Дарья Кармазина
  • zooming
    2 / 8
    Диплом «Дом домов». Мастерская Евгения Асса «Переосмысление гравитации»
    © Дарья Кармазина
  • zooming
    3 / 8
    Диплом «Дом домов». Мастерская Евгения Асса «Переосмысление гравитации»
    © Дарья Кармазина
  • zooming
    4 / 8
    Диплом «Дом домов». Мастерская Евгения Асса «Переосмысление гравитации»
    © Дарья Кармазина
  • zooming
    5 / 8
    Диплом «Дом домов». Мастерская Евгения Асса «Переосмысление гравитации»
    © Дарья Кармазина
  • zooming
    6 / 8
    Диплом «Дом домов». Мастерская Евгения Асса «Переосмысление гравитации»
    © Дарья Кармазина
  • zooming
    7 / 8
    Диплом «Дом домов». Мастерская Евгения Асса «Переосмысление гравитации»
    © Дарья Кармазина
  • zooming
    8 / 8
    Диплом «Дом домов». Мастерская Евгения Асса «Переосмысление гравитации»
    © Дарья Кармазина

Дом домов занимает квартал и больше всего напоминает пространства Пиранези. Квартиры соединены между собой лестницами, и перемещение внутри таких квартир и между ними действительно становится пространственным приключением (в принципе это бурное развитие того, что начал Моисей Гинзбург в двухуровневых квартирах Дома Наркомфина). Диплом очень тщательный. Дарья Кармазина проанализировала все алгоритмы перемещений и спроектировала всё вплоть до расстановки мебели. Также прописаны транспортные схемы, инфраструктура района, предложены конструкции (за исключением фундамента – деревянные). Пиранезианский «Дом домов» предназначен для Бутово в качестве альтернативного квартала. Соединение полета мысли и профессиональной тщательности проработки привели жюри в восторг. Сергей Кузнецов также отметил высокое качество графики и предложил подать ее на конкурс «Архиграфика». Также как и часть подачи, похвал удостоилось платье автора – тоже своего рода оригинальная архитектурная конструкция.
***

Список победителей «Открытого города» – 2019
  • Дарья Кармазина, МАРШ, защита диплома перед Архсоветом
  • Юлия Александровская, МАРШ презентация портфолио на Portfolio Review
  • Мария Тургенева, МАРХИ, воркшопы по архитектурной фотографии
  • София Жадкевич, МАРХИ, исследовательская программа «Наследие 2.0», студия «Советский архитектурный модернизм», куратор Рубен Аракелян
  • Даниил Наринский, МАРШ, воркшоп «Плохой, плохой архитектор»
  • Анна Черноярова, СПб ГАСУ, воркшоп «Плохой, плохой архитектор»
  • Наталья Калинина, МАРХИ, воркшоп Тимура Башкаева «Город будущего»
  • Диана Денисова, МАРХИ, воркшоп мастерской Тотана Кузембаева «Тропа кочевника».
  • Проект ленд-арт парка в Переславле-Залесском» и
  • Николая Лызлова «Архитектура апгрейда».
  • Софья Веселова, МАРХИ, воркшоп Николая Лызлова «Архитектура апгрейда»
  • Татьяна Данилова, МАРХИ, воркшоп партнера «Открытого города», Группы «Эталон» и AHR Architects Жилой остров Central park: набережные как элемент урбанистического планирования
  • Семен Селютин, МАРХИ, воркшоп партнера «Открытого города», СИТИ XIX век. Соучастное проектирование: Принципы проектирования пешеходного общественного пространства на примере миниполиса «Дивное»


11 Октября 2019

author pht

Автор текста:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градосвет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.