Чтобы было, куда человеку пойти

Конкурс на стандартное жилье, проведенный АИЖК и КБ «Стрелка», должен поменять без преувеличения весь ландшафт современной России. Исследуем проекты финалистов малоэтажного жилья.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

mainImg
О проектах среднеэтажной модели конкурса АИЖК на стандартное жилье мы уже рассказывали. Здесь рассмотрим проекты малоэтажных кварталов – их в финал конкурса вышло пять. Малоэтажность предполагает высоту до 4 этажей, участок – самый крупный из всех, 2–4 га, с максимальной стороной до 300 м; ключевой особенностью квартала организаторы называют его вытянутую форму, позволяющую выстроить дома в ряд. Заданная плотность застройки 4000–6000 м2 / га, ширина улицы от 6 до 20 м, большинство домов согласно заданию имеют участки – до 500 м2, меньше шести соток. Жителей на тестовом участке запланировано от 100 до 320 человек, парковок – 1 машина на 2-3 человека, то есть от 37 до 120.

Из инфраструктуры, как и в среднеэтажной модели, требовалось спроектировать детский сад. Фронт застройки должен был быть открытым, проницаемым для пешехода, – с другой стороны, не стоит думать, что формат совсем уж пригородный – скорее уж он соответствует историческим российским «малым городам» с учетом их советского уплотнения. Собственно, одна из задач, озвученных организаторами – предложить комфортный, но компактный тип застройки. Типы домов, предложенные конкурсантам: индивидуальный дом с собственным участком, блокированные дома, таунхаусы и «малоквартирный» дом с одним входом, до 4 этажей в высоту – по-английски он назван urban villa.
Схема малоэтажной модели в задании © АИЖК + КБ «Стрелка»
Типы домов малоэтажной модели в задании © АИЖК + КБ «Стрелка»
***

Чего не хватает поселкам городского типа и деревням, унаследованным от советского времени? Чтобы было, куда человеку пойти (перефразируя Достоевского с новым смыслом). Доводилось наблюдать подмосковные села: хаотичная, небрежная среда, люди собираются смотреть ЧМ по футболу в блинную на сетевой автозаправке, до которой около километра от крайнего дома. И вдруг появляется кафе с многозначительным названием «Рай», которое предлагает бизнес-ланчи по 150 руб. Одно на несколько тысяч человек. Но оно востребовано не столько местным населением, сколько строительными рабочими и торговцами, которые обслуживают растущие вокруг коттеджные поселки. Местное же население встречается и обменивается новостями в супермаркете.
***

Grupo H d.o.o. Европейский городок
Словения
Малоэтажная модель застройки © Grupo H d.o.o. (Словения)

Цель – сформировать невысокой плотности поселение как смесь городской и природной среды. Деревенский квартал в проекте Grupo H имеет правильную квадратную форму со стороной около 300 м. Он ограничен главной автомобильной улицей и местными, более узкими. В планировке используется не ортогональная сетка, а более свободная, чтобы увеличить естественность и разнообразие среды. Все площади неправильной формы. К ним ведут неширокие пешеходные улицы, но больше 3,5 м, что соответствует ширине пожарных проездов.
Малоэтажная модель застройки © Grupo H d.o.o. (Словения)

Есть ощущение естественно складывавшегося веками поселения, причем скорее средневекового европейского городка, чем русской деревни. Домики с двускатными крышами сбиты в группы, чередующиеся с деревьями. Проницаемость природной и архитектурной среды выглядит хорошо, но моментально возникает вопрос: кто будет ухаживать за мини-рощицами между домами? Жители или нанятые ими службы? Пока это не работает даже в дачной местности.

Человеческий масштаб задают двухэтажные домики со скатной крышей и неширокими фасадами. Частные дома выходят на красную линию улицы, равно как и симпатичные деревянные сарайчики. Это, кроме прочего, остроумный способ борьбы с заборами, которые так любят в России. Дом и сарай загораживают собой вид на участок, поэтому есть надежда, что заборы не потребуются. Для таунхаусов предусмотрены мини-садики в английском стиле со стороны улицы. Для проекта характерна модульность, из отдельных блоков можно собрать разные типы домов и даже торговые здания. Типология жилья, которая была дана в конкурсном задании: частные дома, блокированные по два, таунхаусы и урбанистические виллы на несколько квартир, перемешана в пространстве, чтобы избежать сегрегации богатых и бедных.
Малоэтажная модель застройки © Grupo H d.o.o. (Словения)
Малоэтажная модель застройки © Grupo H d.o.o. (Словения)

В центре – две площади неправильной, живописной формы. Возникает вопрос, как там сформируется общественная жизнь? Вокруг стоят жилые домики под разными углами, образуя очень размытые границы. Будет ли место восприниматься как уютное и защищенное со всех сторон, как бывает в маленьких европейских городках? И какие функции будут привлекать туда народ? Возможно, детский сад, как в данном проекте. В реальном селе обычно есть супермаркет, клуб, место для ярмарки и церковь. Площадь стихийно образуется около этих функций, чаще у супермаркета. В проекте Grupo H есть въездная площадь с магазинами на границе с дорогой. Скорее всего, именно она станет главной. Остальные будут хороши, если благоустройство сделают такое же привлекательное, как на картинке в проекте. Хочется верить, что на одной из них появится кафе «Рай» с ланчами по 150 р. И что смотреть футбольные матчи люди будут там.
zooming
Малоэтажная модель застройки © Grupo H d.o.o. (Словения)
zooming
Малоэтажная модель застройки © Grupo H d.o.o. (Словения)
zooming
Малоэтажная модель застройки © Grupo H d.o.o. (Словения)
zooming
Малоэтажная модель застройки © Grupo H d.o.o. (Словения)
zooming
Малоэтажная модель застройки © Grupo H d.o.o. (Словения)
Малоэтажная модель застройки © Grupo H d.o.o. (Словения)

Для сблокированных по два домов очень любопытно выглядят веранды, которые называются солнечными комнатами – стеклянные домики под скатными крышами, нечто среднее между теплицей и зимним садом. Не совсем понятно, как эта штука функционирует зимой, но выглядит красиво. А вот витражное окно в гостиной, граничащей с садом, которое есть в большинстве домов, – вещь в нашем климате реальная: энергосберегающие стеклопакеты сохраняют жилую температуру, а сколько удовольствия от таких окон, знают все. Сады рядом с домами-кластерами – открытые, поэтому взаимодействие между жителями предполагается очень тесное. Либо тут будут жить друзья-родственники, либо люди молодые, западного плана. Вариант «в купальнике на грядке» тут не пройдет. В целом проект предполагает довольно тесную коммунальную жизнь европейского типа, основанную на высокой сознательности и развитой учтивости. У нас же ментальность населения меняется медленно: учтивость растет, но остается на втором месте после нежелания здороваться с соседом.

Из особенностей планировки: у каждого частного дома на семью из четырех человек есть три спальни наверху, два санузла там же, гостиная внизу вокруг лестничного блока и третьего санузла. Три санузла на четверых – высокий для России стандарт жизни. Интересна планировка однокомнатной квартиры 39 м2 в урбан-вилле: санузел находится внутри закрытого блока, а блок – в центре квадратной комнаты. Этот блок и зонирует пространство: загораживает входящему вид на кровать (некоторая степень интимности достигнута) и разделяет комнату на гардеробный угол, кухонный угол, столовый угол, гостиный угол.
***

PPA Arquitetura. Почти то, что есть сейчас
Бразилия
Малоэтажная модель застройки © PPA Arquitetura (Бразилия)

Архитекторы предлагают среду, на первый взгляд близкую той, что существует сейчас в поселках городского типа: среди одно-двух-этажных двускатных домиков ИЖС возвышается несколько 4-5-этажных жилых зданий, визуально сходных с панельными. Но внутри этой схемы много всего придумано. Квартал имеет максимальный размер 4 га, на 556 жителей 200 парковок (пропорция, как в задании).

В пояснительной записке архитекторы уверяют, что их интересовало исследование коллективного жилья в традициях модернизма. То есть обобществление быта, но, конечно не в тех утопических формах, что сто лет назад. Отдельные участки около частных домов есть, но очень небольшие. Коммунальные огороды образуются на территории, окруженной несколькими домами. Сама территория выглядит уютной, безопасной, и мне кажется, ее лучше было бы использовать для детских игр. Дети на ней могли бы гулять, не выходя за границы двора, под присмотром взрослых, даже если родители смотрят всего лишь из окон.
Малоэтажная модель застройки © PPA Arquitetura (Бразилия)
Малоэтажная модель застройки © PPA Arquitetura (Бразилия)
Малоэтажная модель застройки © PPA Arquitetura (Бразилия)
Малоэтажная модель застройки © PPA Arquitetura (Бразилия)

Второй принцип, заметный в проекте: много вариаций стандартных элементов.

«Проект продиктован желанием создать поэтичное и красивое скорее, чем простое и рациональное», – пишут архитекторы. Видимо, именно этим желанием объясняются диагональные смещения от прямоугольного плана поселения. Они, на мой взгляд, не производят впечатления логичных и затрудняют ориентацию. В то же время именно в проекте PPA есть настоящие улицы с фронтом фасадов, хотя из архитектурного оформления домов не вполне очевидно, что они могут быть использованы для стрит-ритейла. Сообщение внутри квартала обеспечивают проезды и велодорожки. Общественное пространство в центре с футбольным полем и общественным зданием – понятно и привычно, оно не городское по характеру, а именно рекреационное, скорее для спорта, чем для кафе. Торговый центр расположен на краю поселения.

Видимо, тем же стремлением к живописности, что и диагональная ориентация центральной площади, объясняется уход от ортогональности в планах домов и квартир: например, в урбан-вилле большинство комнат – не прямоугольной, неправильной формы. В сдвоенных кластерных домах пространство под скатной крышей использовано для дополнительного антресольного этажа.

В проекте акцентирована экологическая составляющая. Сбор дождевой воды и частично зеленые кровли, а также продуманный наклон кровли на тот случай, если захочется поставить солнечную батарею для нагрева воды, – все это приметы экологической архитектуры. Собирать воду логично, а зеленые кровли в сельской местности, где хватает природных поверхностей, едва ли будут востребованы.
***

T.A.R.I. Architects. Большие и маленькие
Италия
Малоэтажная модель застройки © T.A.R.I-Architects (Италия)

Следуя конкурсному заданию, архитекторы подчеркнули в своем проекте разнообразие, услышав в английском слове diversity слово city. В результате проект назван Divercity и даже имеет соответствующий логотип. Суть идеи в том, чтобы от стандартизации и безликости советской массовой застройки перейти к домам, которые помогут самовыражению владельцев. Архитектура понимается как пространство индивидуальной свободы. Использован модульный принцип, а типологию дома, форму, цвет, размер и материал человек может выбрать сам. Это похоже на автомобильную линейку предложений. То есть дом может оказаться деревянным, а может, если судить по визуализациям, и стеклянным.
Малоэтажная модель застройки © T.A.R.I-Architects (Италия)
Малоэтажная модель застройки © T.A.R.I-Architects (Италия)
Малоэтажная модель застройки © T.A.R.I-Architects (Италия)
Малоэтажная модель застройки © T.A.R.I-Architects (Италия)
Малоэтажная модель застройки © T.A.R.I-Architects (Италия)
Малоэтажная модель застройки © T.A.R.I-Architects (Италия)

В концепции авторов размер имеет значение. В пояснении к проекту показано, что вместо нарезки квартала на крупные лоты с помощью проездов и заполнения лотов одинаковыми пластинами панельных домов, как то было в советское время, использован принцип, названный «принципом плитки»: каждый из крупных лотов разделен на несколько прямоугольных кусочков разного размера (они так и помечены XS, S, M, L, XL). А на них уже размещены дома, общественные функции, общественные пространства и зелень. Причем все это разного размера: например, есть большой общественный парк на краю урбан-блока, а есть зеленые проулки; есть большая площадь со спортплощадкой и амфитеатром, а есть малюсенькая, для близлежащих домов; есть большая торговая улица и зона мелких уличных торговцев. Есть общественный сад и частные садики (private hortus). И так далее.

Две главные улицы пересекаются под прямым углом, но не по центру квартала, остальные проезды делят урбан-блок на крупные лоты. А внутри, действительно, образуется много маленьких уютных и разнообразных зон, границы которых созданы где-то фасадами, где-то высаженными в ряд деревьями, где-то покрытием. То есть оформленность и обустроенность среды становится в разы выше, чем это свойственно в наши дни среде малых городов и поселков.
***

Akhmadullin architects
Россия
Малоэтажная модель застройки © Akhmadullin Architects (Россия)

В проекте два акцента. Первый – современное благоустройство, улучшающее среду при любой планировке. Второй – модульность. Планировка квартала, вытянутого в длину, кажется довольно обычной. Улицы и пешеходные дорожки пересекаются под прямым углом, причем главные улицы не выделены, все они более или менее одной ширины, все, кроме одной, – короткие, очевидно, чтобы машины не разгонялись и пешеходам было комфортно. В центре расположены площадь и парк, разделенные протяженным общественным центром с башенкой, что придает ему сходство с церковью, а с другой стороны парка – детский сад. Тщательно продумано благоустройство: мягкое разделение на автомобильные зоны и мощеные пешеходные дорожки с помощью невысокого тротуара, парковочные карманы.

Второй акцент – модульность. Индивидуальный дом может быть выполнен в четырех вариантах: с террасой/без террасы, с двускатной/односкатной крышей, с мансардными окнами/без них. Соответственно, когда эти варианты блокируются в два или несколько домов, требуемое разнообразие фронта фасадов достигается автоматически. Урбанистическая вилла, напротив, представляет собой единый кубический блок.
Малоэтажная модель застройки © Akhmadullin Architects (Россия)
Малоэтажная модель застройки © Akhmadullin Architects (Россия)
Малоэтажная модель застройки © Akhmadullin Architects (Россия)
Малоэтажная модель застройки © Akhmadullin Architects (Россия)
Малоэтажная модель застройки © Akhmadullin Architects (Россия)
Малоэтажная модель застройки © Akhmadullin Architects (Россия)
Малоэтажная модель застройки © Akhmadullin Architects (Россия)

Визуализации домов со сплошной кирпичной кожей, покрывающей и стены, и крышу, выглядят модно. В России такое встретишь разве что на знаменитом московском клубном Арт-хаусе Сергея Скуратова. На большинстве крыш заметны мансардные окна, то есть в большинстве домов используется чердачное пространство, в чем можно увидеть установление новой нормы для русского климата (раньше холодный чердак был нужен как буферная зона, при современных технологиях это не обязательно). В большинстве планировок кухня совмещена с гостиной – так называемый евро-вариант. Отсюда ощущение двух полноценных пространств – двух комнат – создается даже в однокомнатной квартире.
***

Проектная группа «Пионер». Пекарня и улей
Россия
Малоэтажная модель застройки © проектная группа «Пионер» (Россия)

Авторы написали прочувствованный текст о малых городах, исчезающих и страдающих от хаотичной и заброшенной среды, образованной панельной застройкой. Основной потенциал архитекторы видят в соединении частного малоэтажного дома с приусадебным участком и привлекательной городской среды, то есть в совмещении бонусов деревни и города. «В малые города больше не вторгнется уродующая их высотная панель, – пишут авторы. – Малый город останется малоэтажным с высотными доминантами в виде колоколен и старых заводских труб».

Благоустройство внимательно ранжировано: по периметру квартала идут улицы с разделенным транспортным и пешеходным потоками, в центре спроектированы проезды для совместного использования, а проходы к общественным зонам – строго пешеходные. Как заправские урбанисты, архитекторы рисуют профиль улицы (внутреннего проезда) совместного, пешеходно-автомобильного использования.

В рисунках а ля комиксы авторы представляют несколько утопическую, но, в общем, реализуемую картину провинциального обихода: семья живет в своем доме, дышит чистым воздухом, до работы 7 минут пешком, по дороге с работы заходят в пекарню за свежим хлебом, едят продукты со своего огорода, а у главы семейства на участке устроен улей. Большинство параметров этой жизни и сейчас есть в малых городах, кроме, пожалуй, пекарни и благоустройства.
Малоэтажная модель застройки © проектная группа «Пионер» (Россия)
Малоэтажная модель застройки. Схема устройства кварталов © проектная группа «Пионер» (Россия)
Малоэтажная модель застройки © проектная группа «Пионер» (Россия)
Малоэтажная модель застройки © проектная группа «Пионер» (Россия)
Малоэтажная модель застройки. Стилистические наборы/скины © проектная группа «Пионер» (Россия)

Интересно, что в иллюстрации к проекту авторы встроили свои малоэтажные дома и общественные пространства в реальный город с хрущевками. И указали в примечании, что проект подготовлен на примере города Спокойный. Это означает, что архитекторы готовы улучшить существующую рыхлую городскую среду, а не только строить все с чистого листа.

Размер квартала всего 1 га, но на 100 жителей предусмотрено целых 60 парковочных мест. Это довольно много, в других проектах их чуть больше трети, как в конкурсном задании. Гуманность по отношению к автомобилистам людям бы понравилась. В России, тем более в провинции, трудно жить без автомобиля.
***


Таким образом, во всех проектах присутствуют гибкость, разнообразие, модульность, двускатные крыши, общественные пространства и функции, развитое благоустройство. Но остаются вопросы, как дальше работать с населением. Оно ведь склонно портить вид заборами из профлиста и белыми стеклопакетами, и ждать, что вкус разовьется, наивно. Люди они везде люди. Например, в образцовом городе Паундбери в Дорсете (Великобритания), спроектированном по всем правилам Нового Урбанизма, есть спецкод, который запрещает в строительстве домов все материалы, кроме местного кирпича определенной кладки, уродливые пластиковые вывески и вообще весь пластик, антенны на крышах, мусорные контейнеры со стороны улицы. Автомобиль должен быть спрятан за домом, улицы узкие, чтобы машины не разгонялись больше 10 км в час и так далее. Жители ворчат, но правила соблюдают. И успех затеи доказан: город существует с 1993 года, строятся новые очереди, цена на недвижимость растет, а народ из окрестных деревень специально приезжает в Паундбери погулять. То есть коммерческий успех эстетических усилий, вложенных в среду, очевиден.

26 Февраля 2018

author pht

Автор текста:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments
Пресса: Консерватизм и холод. Что думают иностранные архитекторы,...
Россия — родина одного из самых амбициозных проектов по созданию жилой среды. Однако сегодня пришло время переосмыслить советское наследие и найти современную альтернативу существующему массовому жилью. Strelka Magazine пообщался с приехавшими в Москву иностранными архитекторами — финалистами Открытого международного конкурса архитектурных концепций стандартного жилья и жилой застройки. Их проекты, возможно, изменят то, как будут выглядеть подъезды, дворы и квартиры сотен тысяч россиян.
В ожидании деревянных городов
Изучаем семь проектов «центральной модели» конкурса стандартного жилья АИЖК, вышедших в финал. Среди них два рассчитаны на деревянный конструктив и отражают ожидание скорого изменения нормативов – разрешения многоэтажного строительства из дерева в РФ. Уже в июле, говорят знающие люди.
Пресса: Новые стандарты: архитекторы — о будущем массового...
Пока в Минстрое еще только разрабатывают новые требования к типовому жилью, архитекторы его уже проектируют. Первого февраля стали известны финалисты международного конкурса стандартного жилья. О том, каким оно должно быть, портал Ради Дома PRO поговорил с членами жюри и авторами лучших проектов.
Пресса: Как выбирают новое массовое жильё в России
1 февраля станет известно, на что будет похоже новое стандартное жильё. 20 лучших проектов Открытого международного конкурса стандартного жилья и жилой застройки выберет жюри, в состав которого входят мировые архитекторы Жан-Поль Вигье, Рикардо Девеса, Хелле Джуль, Джованна Карневали, исследователь Харальд Мооль, а также архитектор Елена Еременко, первый заместитель председателя Правительства РФ Игорь Шувалов, министр строительства и ЖКХ Михаил Мень, архитектор и член Союза немецких архитекторов Сергей Чобан, начальник аналитического отдела уральской палаты недвижимости в Екатеринбурге Михаил Хорьков и генеральный директор АИЖК Александр Плутник.
Пресса: Однушки вышли в тираж
Для нового жилья в России появится правило «один человек — одна комната», а высота потолков поднимется на 30 см. Снизится и доля однокомнатных квартир в многоквартирных домах с более чем 50 до 40% — это позволит разнообразить жилые форматы. Минстрой России и АИЖК разрабатывают подходы к стандартному жилью будущего. Они появятся после проведения конкурса на разработку его проектов. «Известия» ознакомились с техническим заданием конкурса, а также с наработками по стандарту, которые совсем скоро оформятся в рекомендации к застройщикам и муниципалитетам России.
Технологии и материалы
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой (DNK ag), Алексея Козыря, Михаила Бейлина(Citizenstudio) и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом «Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Сейчас на главной
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.