В ожидании деревянных городов

Изучаем семь проектов «центральной модели» конкурса стандартного жилья АИЖК, вышедших в финал. Среди них два рассчитаны на деревянный конструктив и отражают ожидание скорого изменения нормативов – разрешения многоэтажного строительства из дерева в РФ. Уже в июле, говорят знающие люди.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
О проектах среднеэтажной и малоэтажной застройки, вышедших в финал конкурса стандартного жилья АИЖК, также как и о конкурсном задании, мы уже рассказывали. Напоминаем, что второй тур интернет-голосования, на котором можно выразить свое предпочтение проектам в то время как их авторы заняты доработкой, открыто на сайте «Стрелки» – выбирайте, выбирайте… Пока же изучим проекты так называемой «центральной» модели.

Ее название – самое загадочное, а причины две. Во-первых, очевидно, что организаторы не хотели акцентировать слово «высотная», столь дискредитированное московскими и замкадовскими стройками, во-вторых – согласно заданию параметры не столь уж зашкаливают и более чем деликатны: никаких 25 этажей. Этажность основной застройки в этой модели – до девяти, всего на 2 этажа выше максимальной высотности «средней» модели, и, в общем-то, соответствует советским микрорайонам начала 1970-х. Башни-акценты – до 18 этажей, более чем скромно по представлениям современного москвича. Рекомендуемая согласно стандарту плотность – 18 000–25 000 м2/га, что прямо соответствует большинству пилотных проектов реновации. Из чего заключаем: то, что по стандартам, предлагаемым всей стране – модель застройки центра, для Москвы немного, Москва вся, если рассуждать в этих категориях – в некотором роде центр, и 25 000 м2/га для нее скорее мало, чем много.
Параметры центральной модели из конкурсного задания © АИЖК + КБ «Стрелка»
zooming
Фронт застройки и формирование границ. Схемы центральной модели из конкурсного задания © АИЖК + КБ «Стрелка»

От проектов центральной модели по заданию требовалось: создать замкнутый контур периметральной застройки квартала, потому что в центре города, как можно было понять, не слишком безопасно, много функций и людей. Вместо детского сада спроектировать школу. Функции распределить по возможности вертикально. Использовать кровли для озеленения и, в частности, для прогулочных площадок школ: все это немного диссонирует с заданной высотой в 9 этажей и звучит как задание по уплотнению Манхеттена; ощущение такое, что авторы задания то ли говорят «девять», в уме же держат «девятнадцать», или же – не будем развивать теорий заговора – просто перестраховываются. Приоритет здесь рекомендуется отдать пешему передвижению, машиномест в задании до обидного мало – одно на 6 человек, то есть на 2-3 семьи с одним ребенком или без детей. Или одна машина на семью из 5-6 человек. Очень по-сингапурски для 9-этажной высотности. Впрочем, всегда можно предположить надземную многоярусную парковку в соседнем квартале.
zooming
Хозяйственная инфраструктура и озеленение. Схемы центральной модели из конкурсного задания © АИЖК + КБ «Стрелка»

Здесь из типологического ряда изъят «малоэтажный дом», так называемая urban villa, присутствующая в двух других моделях, вместо нее появилась «башня», отличие – в высотности до 18 этажей.
Три типа домов. Схемы центральной модели из конкурсного задания © АИЖК + КБ «Стрелка»

Рассмотрим проекты, в «центральной» модели их семь.

DA Project: пазл
Россия
Центральная модель застройки © DA Project

Приватность двух дворов обеспечена одноярусными перемычками между домами с террасами на их кровлях. Восьмиэтажной высоты арки, ведущие во дворы, кажутся перевернутыми перемычками и частью объемной головоломки; в них спокойно может войти пешеход, но ведь «от чужих» всегда можно поставить решетки. Окна модным приемом соединены в вертикали по 2 и по 4. Шестнадцатиэтажная башня похожа на донжон: она несколько толще секционных и галерейных домов, отчего вторгается углом в свой двор. Два квартала примерно одинаковых пропорций разделены внутренним проездом и сдвинуты, освобождая у внешнего контура место для школы, игровой площадки школьников и наземной парковки. Под школьной игровой намечена подземная парковка на 50 мест, плюс 65 наземных по периметру, всего 115, меньше, чем 150 указанных в задании.

Проект предполагает ряд «фишек», к примеру, освещение дворов фонарями, подвешенными на растяжках между домами – они выглядят довольно уютно, а также: частные террасы на крыше почему-то только одного из домов, и заглубленные мусорные контейнеры.
Центральная модель застройки © DA Project
Центральная модель застройки © DA Project
Центральная модель застройки. Фасады © DA Project
Центральная модель застройки © DA Project
Центральная модель застройки. Фасады © DA Project
Центральная модель застройки. Фасады © DA Project
Центральная модель застройки. Фасады © DA Project
***

Бюро ARD: южный квартал
Россия
Центральная модель застройки © бюро ARD

По словам архитекторов, их проект основан на исследовании городов Южного федерального округа, рассчитан на их условия и климат, и противопоставлен, таким образом, безразличию как советского типового, так и позднейшего коммерческого проектирования. Авторы предлагают ряд модулей, связанных с разными функциями, – их разная компоновка должна обеспечить разнообразие. ARD также позаботились о максимуме комфорта для квартир первых и последних этажей, для них запланированы палисадники и террасы на кровлях; этот же подход заставил разбить все объемы на три части по высоте.
Центральная модель застройки © бюро ARD

Прямоугольный участок здесь также продольно поделен на две половины; на одном торце территории собраны башня, стоящая насколько это возможно «на отшибе», то есть отделенная от соседних домов сквером и площадью, и школа с внутренним двором. В здешней башне – 18 максимальных этажей и 70 м высоты, она выглядит стройной доминантой, а не донжоном; пять нижних этажей стеклянные, вверху башню украшают глубоко вынесенные балконы. Галерейные дома здесь 5-этажные, в секционных – 9 этажей; впрочем секции стыкуются только по одному разу – с галерейными домами, в основном же расставлены отдельно, с проходами между ними, и никакого замкнутого «контура безопасности» (или страха?) здесь нет. Помимо школы нашлось место для ДОУ. Подземные парковки есть под всеми домами, под башней – даже 2 яруса. Дворы – террасные, в несколько уровней.
Центральная модель застройки © бюро ARD
Центральная модель застройки © бюро ARD
Центральная модель застройки © бюро ARD
Центральная модель застройки © бюро ARD
Центральная модель застройки © бюро ARD
***

BOLD Collective: модуль деревянного каркаса 
Нидерланды
Центральная модель застройки © BOLD Collective

Проект голландцев Bold называется супер-каркас: superframe, он основан на каркасном модуле. Все фасады объединены сеткой тонкой клетчатой разгранки, совершенно одинаковой, но предполагающей разнообразие внутри клеток. Что довольно изящно и предполагает много стекла, а значит, стеклопакетов, а значит, проект не может быть бюджетным, – комментируют пользователи сайта «Стрелки». Квадратно-кубический модуль присущ проект в целом : на нем построены, делая его довольно гибким, и объемы с их волнистой высотностью. Предполагается, что фасадные модули будут изготавливать на заводе.
Центральная модель застройки © BOLD Collective
Центральная модель застройки © BOLD Collective
Центральная модель застройки © BOLD Collective
Центральная модель застройки © BOLD Collective

Два квартала целиком замкнуты – как и просили в задании, внутри приватные дворы, снаружи по контуру первых этажей помещения для коммерческой аренды. В первых этажах нарисовано прямо очень много кафе. Школа встроена в первый этаж большего квартала. Все кровли зеленые, кроме террас там предусмотрены солнечные панели. Внутри каждой секции предусмотрены места для общения жильцов – «коммуналки», впрочем, голландцы пишут в ошибкой – «комунэлка», что простительно для неживших в СССР, и даже обаятельно-литературно. Эти общественные пространства снабжены большим окном – в 4 модуля, и похожи на hole, которые нередко проделывает MVRDV в теле своих зданий.
Центральная модель застройки © BOLD Collective
Центральная модель застройки © BOLD Collective

Башня – этакий разновысотный гриб, 5-12-15-18 этажей, 18 на внешнем углу, 5 внутри, – отнесена, как и в предыдущем проекте, на дальний угол, отделена проездом и площадью. Ее фасады подчинены той же модульно-квадратной сетке, что и у кварталов. Площадь – подчеркнуто городская, и вообще этот проект подает себя как отчетливо-городской, в нем есть чувство именно городской среды без попыток засадить окрестности притворной зеленью, что импонирует. Кроме того проект красив сам по себе – подчеркнутой модульностью кубиков, очевидной гибкостью решений, прозрачностью, легкими контурами, ясной логикой. Глядя на него, остро ощущаешь контраст с работами российских коллег, более, простите меня, скованных в визуальной части.
Центральная модель застройки © BOLD Collective
Центральная модель застройки © BOLD Collective
Центральная модель застройки © BOLD Collective
Центральная модель застройки © BOLD Collective

И да: авторы предлагают каркас домов – всех, включая башню, – из клееного бруса. Каждый кубометр клееного дерева, из которого мы строим, – это тонна CO2, утверждают архитекторы Bold. Вспоминая о деревянном прошлом российских городов, они указывают на возможность передового экологичного будущего ее строительства, поскольку наша страна к тому же обладает наибольшими запасами дерева. Их бы устами. Но это и не единственный проект с деревянным каркасом, предложенный на конкурсе: в частности, команда Boustany–Suphasidh–Desfonds+A2OM в среднеэтажной модели тоже предлагала конструктив из клееного бруса. В скобках заметим, что дома с деревянным каркасом – это прошлое скорее фахверковой Голландии, чем бревенчатой России, ну да и ладно.

Помимо каркасного, фасадного и планировочного модуля авторы предлагают, как и в предыдущем проекте, модуль функциональный, вписывая его в кубики своего каркаса.
Модули функций. Центральная модель застройки © BOLD Collective

Еще одна особенность: почему-то иностранные участники в большей степени стремятся объяснить свой проект и упорно описывают свою концепцию на планшетах. Наши сограждане по-видимому убеждены, что читать «в наше время никто не будет», и обходятся картинками. А все же зря они такого мнения о своих зрителях. 
***

Sara Simoska: практичный квартал с супермаркетом
Македония
Центральная модель застройки © Sara Simoska

В отличие от голландцев, архитекторы из Македонии предпочли не описывать свой проект. Участок здесь не разделен на две-три соподчиненных площадки, а трактован как единое целое: 4 корпуса окружают двор, довольно сильно отступая от контура территории, засаженного строем деревьев и превращенного в бульвар. Здесь как-то все по-максимуму: в башне 18 этажей, в остальных домах по 9. Подковообразное подземное пространство обеспечивает парковку домам и супермаркету – да-да, здесь запланирован именно супермаркет, а не магазинчики в первых этажах. Все это удобно и практично, хотя не очень модно; кажется, что проект отличается от других большим реализмом, так что хочется заподозрить, что авторы вынесли на конкурс что-то из своих не пошедших в дело работ. Довольно неожиданно преобладание галерейных домов: их два из четырех, что придает предложению, также как и каменные фасады, «южный» привкус.
Центральная модель застройки © Sara Simoska
Центральная модель застройки © Sara Simoska
Центральная модель застройки © Sara Simoska
Центральная модель застройки © Sara Simoska
Центральная модель застройки © Sara Simoska
Центральная модель застройки © Sara Simoska
zooming
Центральная модель застройки © Sara Simoska
***

Luis Eduardo Calderón García: парк ацтеков
Колумбия
Центральная модель застройки © Luis Eduardo Calderón García

Колумбийские архитекторы называют свой район «парковым» и делают акцент на сети больших и маленьких парков. Впрочем, впечатлившись русской зимой, они рисуют свои парки заснеженными, да еще и ночью, надо думать, где-нибудь в начале января – вот уж не-южный вариант, стеклянные верхние этажи выглядят глыбами снега и льда, и все вообще несколько мрачновато, рассчитано на суровые русские души – что, по контрасту с легкими футуристическими «деревянными городами» голландцев особенно брутально. Зато здесь предусмотрены теплые внутренние проходы в уровне первого этажа и общественные пространства с зимними садами – для нас, несчастных, вынужденных жить все время в зиме.
Центральная модель застройки © Luis Eduardo Calderón García

Подкупает то, что Calderón García рассматривают свой квартал как часть модульного целого и сразу планируют большой фрагмент города с соподчинением пространств, улиц, площадей, несколько выходя за рамки конкурсного задания, предполагающего один квартал. В отличие от других участников архитекторы сразу рисуют свой urban block частью симметричной композиции из четырех таких, делящих, или, как сейчас говорят, шерящих один общий сквер. У их квартала нет жестких контуров-улиц.
Центральная модель застройки © Luis Eduardo Calderón García
Центральная модель застройки © Luis Eduardo Calderón García

Планировки похожи на ацтекские символы, архитектура домов тяготеет к тяжеловесности классического послевоенного модернизма. Башни в таком массиве едва читаются.
Центральная модель застройки © Luis Eduardo Calderón García
Центральная модель застройки © Luis Eduardo Calderón García
***

Pole Design: город деревянный и модульный
Россия
Центральная модель застройки © Pole Design

Жилые дома Екатерины Шорниковой и Владимира Кузьмина рассчитаны на деревянные конструкции с использованием CLT-панелей: каркас, перекрытия, перегородки. По информации, которую архитекторы приводят со ссылкой на Ассоциацию деревянного домостроения, новые стандарты, разрешающие строительство зданий из клееного бруса, планируется утвердить в России уже в июле 2018. Из достоинств деревянного строительства, помимо ограничения выбросов СО2 и возобновляемости ресурса, авторы называют: возможность изготавливать больше элементов заводским способом и собирать в любое время года, меньший вес здания, увеличение скорости сборки в 3-4 раза, уменьшение стройплощадки и количества людей на стройке. Фасады запланированы вентилируемые из практически любых материалов: от фиброцементных, керамических, стеклянных – до собственно деревянных.
Центральная модель застройки © Pole Design

Модульность квартир в проекте основана на шаге опор 6,6 х 3,3 м, что позволяет варьировать и «набирать» необходимые планировки квартир.

Кроме того, так же как и колумбийцы, Поле-Дизайн рассматривают свой квартал не автономно, а как часть более крупного образования – урбан-блок квартала, если пользоваться новой московской терминологией. Получается 6 базовых блоков с минимальной площадью 0,6 га, их можно комбинировать, причем набор в каждом квартале тоже может быть разным – от наиболее полного, со школой и ритейлом, до ограниченного только жильем и пользующегося инфраструктурой соседнего квартала. Где-то посередине в списке элементов набора возникает парковка – не под землей, а в стилобате под двором. Дворы, разумеется, а как же, без машин, с «микро-огородами», небольшие.
Центральная модель застройки © Pole Design
Центральная модель застройки © Pole Design
Центральная модель застройки © Pole Design
Центральная модель застройки © Pole Design

Между собой «базовые модули» стыкуются пешеходно-велосипедным «бульваром-парком» – сюда, в относительно безопасное, но в то же время открытое пространство, вынесены, школы, сады, площадки детские и спортивные и общественные пространства. Их пересекают «жилые улицы» (living streets) – внутренние проезды с небольшим движением. Наружу, к автомобильным городским трассам, кварталы обращены фронтом красной линии.

Проект, таким образом, рассчитан на широкое понимание модульности, от внутренней, связанной с каркасом и вариантами планировок квартир, до городской. Его взгляд – несколько шире собственно конкурного задания, что позволяет авторам преодолеть затесненность предложенного «моделью» участка. Подобный модульный подход в среднеэтажной модели мы наблюдали в предложении ДНК аг, и надо сказать, несмотря на то, что модульность и вариативность были среди требований конкурсного задания, эта тема оказалась, по-видимому, одной из сложных и развита далеко не во всех проектах. Проект Поле-Дизайн – один из них.
Центральная модель застройки © Pole Design
Центральная модель застройки © Pole Design
Сечение и фасады © Pole Design
Центральная модель застройки. План первого и типового этажа © Pole Design
***
Archifellows («Товарищи архитекторы»)
Россия
Центральная модель застройки © Archifellows («Товарищи архитекторы»)

Товарищи с девизом «Жить ярко» предлагают квартал с довольно-таки разнообразной, узнаваемой архитектурой: «авангардным» галерейным домом, «сталинскими» ризалитами и кирпичом, «чикагской» башней, модернистскими стеклянными дугами и цилиндрами, и прочими стилевыми намеками и изысками, призванными создать город кажущейся разновременности. С одной стороны, это может показаться стилизаторством, но с другой – внимание к архитектурной составляющей и ее «типологическая» мотивация скорее подкупает.
Центральная модель застройки © Archifellows («Товарищи архитекторы»)
Центральная модель застройки © Archifellows («Товарищи архитекторы»)
Центральная модель застройки © Archifellows («Товарищи архитекторы»)

Приватный двор отделен стекляшкой-перемычкой, на кровле вторых этажей секционного возникают просторные террасы. Но верхние кровли не эксплуатируемые, зато на них появляются солнечные батареи. Жестко замкнутого контура тут нет, зато два двора делятся на приватный – куда можно войти лишь через небольшой разрыв фронта застройки, и городскую площадь, или сквер, между жилыми домами и школой. Вторая городская площадь на углу еще более открыта – таким образом возникает довольно-таки стройная иерархия трех общественных пространств.
Центральная модель застройки © Archifellows («Товарищи архитекторы»)
Модульные типы квартир © Archifellows («Товарищи архитекторы»)
Модульные типы квартир © Archifellows («Товарищи архитекторы»)
Модульные типы квартир © Archifellows («Товарищи архитекторы»)
***
Модульные типы квартир © Archifellows («Товарищи архитекторы»)


01 Марта 2018

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Пресса: Консерватизм и холод. Что думают иностранные архитекторы,...
Россия — родина одного из самых амбициозных проектов по созданию жилой среды. Однако сегодня пришло время переосмыслить советское наследие и найти современную альтернативу существующему массовому жилью. Strelka Magazine пообщался с приехавшими в Москву иностранными архитекторами — финалистами Открытого международного конкурса архитектурных концепций стандартного жилья и жилой застройки. Их проекты, возможно, изменят то, как будут выглядеть подъезды, дворы и квартиры сотен тысяч россиян.
Пресса: Новые стандарты: архитекторы — о будущем массового...
Пока в Минстрое еще только разрабатывают новые требования к типовому жилью, архитекторы его уже проектируют. Первого февраля стали известны финалисты международного конкурса стандартного жилья. О том, каким оно должно быть, портал Ради Дома PRO поговорил с членами жюри и авторами лучших проектов.
Пресса: Как выбирают новое массовое жильё в России
1 февраля станет известно, на что будет похоже новое стандартное жильё. 20 лучших проектов Открытого международного конкурса стандартного жилья и жилой застройки выберет жюри, в состав которого входят мировые архитекторы Жан-Поль Вигье, Рикардо Девеса, Хелле Джуль, Джованна Карневали, исследователь Харальд Мооль, а также архитектор Елена Еременко, первый заместитель председателя Правительства РФ Игорь Шувалов, министр строительства и ЖКХ Михаил Мень, архитектор и член Союза немецких архитекторов Сергей Чобан, начальник аналитического отдела уральской палаты недвижимости в Екатеринбурге Михаил Хорьков и генеральный директор АИЖК Александр Плутник.
Пресса: Однушки вышли в тираж
Для нового жилья в России появится правило «один человек — одна комната», а высота потолков поднимется на 30 см. Снизится и доля однокомнатных квартир в многоквартирных домах с более чем 50 до 40% — это позволит разнообразить жилые форматы. Минстрой России и АИЖК разрабатывают подходы к стандартному жилью будущего. Они появятся после проведения конкурса на разработку его проектов. «Известия» ознакомились с техническим заданием конкурса, а также с наработками по стандарту, которые совсем скоро оформятся в рекомендации к застройщикам и муниципалитетам России.
Технологии и материалы
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Сейчас на главной
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.