English version

Вспоминая Баухаус

Можно ли выразить в архитектуре связь школы Баухаус и ее педагога Василия Кандинского? Работая над проектом ЖК с предельными показателями плотности, глубины и высоты, UNK project сделали такую попытку, вольно скомпоновав 12-этажные пластины в трех измерениях прибрежного пространства.

Автор текста:
Марина Новикова

mainImg
Архитектор:
Юлий Борисов
Мастерская:
UNK https://unk.ltd/
Проект:
ЖК «Кандинский Баухаус»
Россия, Москва, Причальный проезд, вл. 8

Авторский коллектив:
Ю.Борисов, Е.Галабурда, А.Колесникова, Т.Москаленко, А.Давыдова, А.Хохлатьева

2016

Заказчик: ООО «Анфилада»
0 Из-за близости Делового центра и активного строительства район, в котором проектируется «Кандинский Баухаус», получил название Большого Сити. Напротив, через реку, строится масштабный «Фили-Град»; жилой комплекс «Сердце столицы» примыкает к участку слева, с запада; с тыльной стороны участка находятся офисный центр и школа – по договоренности с городом девелопер будет ее расширять. И наконец, территория справа застроена в 1980-е типовыми панельными домами, которые не планируется сносить, а чуть поодаль на участок смотрят высотки Москвы-Сити.
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной
© UNK project
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной
© UNK project

Близость реки, безусловно, делает участок привлекательным – забегая вперед, скажем, что ЖК получит собственный фрагмент благоустроенной набережной. Но задача была крайне непростой с градостроительной точки зрения. Вдоль западной границы участка запланировано построить эстакаду с оживленным движением – она разделит территории «Сердца столицы» и «Кандинского». Планы строительства магистрали существенно уменьшили площадь возможной застройки. Кроме того, градрегламент ограничивает высоту застройки ста метрами при достаточно высоких ожиданиях заказчика относительно полезной площади проекта. Все это сделало проект сложным – до UNK project над ним работало несколько архитектурных команд, но ни одна концепция не получила развития.

Так что вызов был серьезным: требовалось найти выразительное, функциональное и экономически обоснованное решение. Спроектировать высокоплотную застройку, обладающую ценностью комфортной среды. Согласно заданию плотность застройки, считая часть территории, отведенную под эстакаду, должна была составлять 54 800 м2 на гектар – без «отрезанной» западной части плотность вырастает до 70 000 м2, что соответствует мегаполисам масштаба Нью-Йорка и Сингапура. Моделирование традиционных форматов организации пространства показало, что квартальная и микрорайонная планировки дают на этом участке слабую освещенность квартир, обращенных окнами внутрь квартала, темный двор, сильные сквозняки и недостаточный выход площадей. От обоих вариантов пришлось отказаться. Было найдено другое, остроумное решение, позволившее исключить недостатки первых двух и создать необычный архитектурный образ.
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной
© UNK project

«Хотя квартальный тип застройки в принципе был способен ответить на многие требования инвестора, однако образующийся в рамках такого подхода двор-«колодец», большое количество квартир без видовых характеристик и гарантированные сквозняки в прогалах между домами заставили нас продолжить поиски решения. – говорит Юлий Борисов, руководитель UNK project. – В результате родилась идея супер-блоков. Их прототипом стали 12-этажные панельные дома, которыми застроена территория справа. Скомпоновав блоки асимметрично, практически разбросав их, как детские кубики, мы получили композицию из шести вертикальных объемов, еще один положили плашмя, и все разместили на общем стилобате».

Найденное решение позволило раскрыть двор на реку, практически все квартиры наделить видовыми характеристиками, и самое важное – 25 этажей при двухчастном делении по высоте выглядят как два раза по 12, что создает эффект сомасштабной человеку среды. Расположение блоков исключает и сквозняки – в больших, хорошо продуваемых арках скорость ветра не превышает комфортных значений.
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной
© UNK project
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной
© UNK project

Созданная пространственная структура, по словам Юлия Борисова, отсылает к эстетике Баухауса, основанной на простых, чистых формах, и подвижной абстрактной живописи Василия Кандинского. В то же время некоторая недосказанность и «деструктивность» архитектурного языка «Кандинский Баухаус», открытость структуры, которая выстраивает диалог с контекстом, сформированным в этой части города архитектурой новых построек и белыми пластинами жилых домов 1980-х – отсылают к японскому метаболизму: его модульности, ячеистости и мобильности. Чтобы убедиться в этом достаточно взглянуть, к примеру на Hotel Sofitel Tokio Кионори Кикутаке, Fuji Television Кендзо Танге, Nakagin Capsule Tower Кисё Курокава. При этом UNK project удалось развить идеи метаболистов, создав объемную, немного ироничную композицию, соединяющую архитектурное прошлое и настоящее Москвы.

Идею объединения нового и предшествующего поддерживают фасадные решения. При этом фасады у блоков разные. Один перекликается с аскетичным стилем Сергея Чобана в «Сердце столицы», другой намеком указывает на соседние панельные дома, остальные – визуально богаче, сложнее, эффектнее, они контрастируют с первыми двумя. Различие фасадных решений блоков напоминает то, что сделал Сергей Скуратов в «Садовых кварталах», раздав проектирование отдельных домов разным архитектурным мастерским, популярную в наше время многофасадность. Разница, пожалуй, в том, что фасады для «Кандинский Баухаус» проектировались архитекторами одной мастерской. Материалы на фасадах – фибробетон и стекло. Такую архитектуру нет надобности украшать, она и без дорогой обертки громко заявляет о себе.

По словам Юлия Борисова, замысел состоял в том, чтобы блоки-дома стояли как будто бы случайно, без видимой всякой логики. Для этого даже подсечки не подчиняются архитектурным законам, а выглядят так, будто их сделал ребенок. На самом деле случайность не случайна, она интерпретирует известный принцип вариативной целостности традиционного города, состоящего из зданий разных, построенных в разное время, но подчиненных общему подходу и близким материалам. В доме «Кандинский Баухаус» оси смещены, блоки живописно «разбросаны», и между тем их внутреннее подобие, также как и общая для всех «хаотичность» композиции становятся основой целостности результата.
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной
© UNK project
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной
© UNK project

Плашка по левой стороне участка служит экраном от шума будущей эстакады. Справа – VIP-блок, размещенный на горизонтальном офисном объеме. Кровля последнего служит еще одним, приватным, двором для VIP-обитателей. Под раздвижной крышей этого блока находится приватная же общественная зона с бассейном, совсем как в лучших домах того же Нью-Йорка и Сингапура. Жилые блоки внутри организованы вполне традиционно – часть из них секционные, другие имеют удлиненные коридоры. Двор получился не очень большим, зато уютным, своим, из него можно попасть на набережную: в парк, к реке.
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной
© UNK project

Проект оказался сложным и в части конструктивных решений – большие пролеты, перепады рельефа и, как результат, непростая работа с парковкой и стрит-ритейлом, который размещается по периметру общего стилобата, где также будут находится предприятия обслуживания. В стилобате поместился и большой спортивный комплекс, включающий 25-метровый бассейн.

Кроме того, проект уникален по параметрам: его высота 111 м – предельно допустимая по ГПЗУ на данном участке, под зданиями – пять уровней подземной парковки, что потребовало заглубления больше чем на 15 м.

Заказчик «Кандинский Баухаус» только начинает работать на московском рынке жилого строительства, и для того, чтобы продавать успешно, был готов идти на эксперименты. Ну что же, в результате этого эксперимента в столице может появиться объект с необычной пространственной структурой, динамично интерпретирующий ее неуклонно растущий вверх силуэт. 
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной
© UNK project
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной
© UNK project
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной
© UNK project
Архитектор:
Юлий Борисов
Мастерская:
UNK https://unk.ltd/
Проект:
ЖК «Кандинский Баухаус»
Россия, Москва, Причальный проезд, вл. 8

Авторский коллектив:
Ю.Борисов, Е.Галабурда, А.Колесникова, Т.Москаленко, А.Давыдова, А.Хохлатьева

2016

Заказчик: ООО «Анфилада»

05 Марта 2018

Автор текста:

Марина Новикова
UNK: другие проекты
Кольцевое построение
Проект UNK interiors, победивший в конкурсе на метро «Загорье», модульностью и простотой формы созвучен идеям индустриальной жилой застройки ближайшего окружения. В то же время станция «вся металлическая», в чем откликается на название Липецкой улицы, поскольку Липецк – центр металлургии. Казалось бы, авторы могли увлечься брутальными образами проката и домны, но проект получился лаконичным и легким – изучаем, почему.
Функция треугольника
Экстравагантная форма расширяющейся кверху тонкой пластины – не формальный жест, а отклик архитекторов UNK на требования участка и ТЭПы. Решения по-модернистски рациональны, экономны и функциональны. Дом галерейный, торцы подчеркнуты «пластинчатым» сдвигом, а широкие фасады составлены из треугольных эркеров.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Супер-пергола
Новый бизнес-центр на Пресне, в 1-м Земельном переулке, совмещает технологичность и эко-ориентированность. Его обтекаемые формы и белая диагональная решетка фасадов сочетаются с новой версией вертикального озеленения: отстоящей от фасада зеленью дикого винограда, которая не спорит с решеткой-«перголой», но лишь оттеняет ее.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Футуристическая сеть
Автомобильный мост как место для пешеходных прогулок и созерцания, сеть пешеходных артерий и капилляров, насыщенных зеленью и предназначенных для передвижения и общения. А также сеть «интеллектуальных устройств», помогающих человеку – проект “Linked city”.
Город Умный
Рассматриваем результаты конкурса на архитектурно-градостроительную концепцию территории «Рублево-Архангельское», где когда-то планировалось строить «Город миллионеров». Конкурс состоялся осенью 2018, победили три команды: Archea Associatii, Nikken Sekkei и Zaha Hadid Architects, их российские коллеги: ABD architects, UNK project и ТПО Прайд.
Принцип перископа
Юлий Борисов нашел нетривиальный образ, трансформировавший банальную «коробку» Дворца единоборств в Лужниках в иконическое здание, блестящее и современное, но наделенное контекстуальными аллюзиями и способное активно взаимодействовать с территорией и людьми.
Школа нового поколения
Какой должна быть школа, в которой нет места для скуки? Ответ на этот вопрос дало бюро UNK project в своем проекте образовательного комплекса в Южно-Сахалинске, который получил название «Нескучная школа».
Похожие статьи
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Здесь будет город-сад
Институт Генплана работает над проектом-исследованием территории площадью больше тысячи га в районе Вороново. Результат сравним с идеальным городом, причем идеи «города-сада» и компактной урбанизированной, но малоэтажной застройки с красными линиями, улицами, площадями пешеходной доступностью функций он совмещает в равных пропорциях.
Рыбий мост
Пешеходный и велосипедный мост в пригороде Сиднея по проекту Sam Crawford Architects вдохновлен местной фауной и традициями аборигенов.
Логика жизни
Световая инсталляция, установленная Андреем Перличем в атриуме башен «Федерации», балансирует на грани между математическим порядком построения и многообразием вариантов восприятия в ракурсах.
«Отшлифованный образ»
Завод по переработке овса по проекту бюро IDOM стоит среди живописного пейзажа Наварры и потому получил «отполированный» облик, не нарушающий окружение.
Зеленые углы
Офисная башня NION во Франкфурте по проекту UNStudio станет одним из самых экологичных зданий Германии.
Культура каменной кладки
Словацкое бюро BEEF Architekti попробовало переосмыслить типологию классической средиземноморской виллы, основываясь на исторических строительных технологиях и традиционных материалах.
Церемониальный вок
Свадебная часовня «Парящий занавес» по проекту say architects эксплуатирует форму приподнятых полукруглых ручек вока, характерную для традиционной жилой архитектуры Китая.
На стыке двух миров
Небольшое здание муниципального бассейна в чешском Лоуни бюро dkarchitekti представило как «живую рекламную витрину» водных видов спорта и отдыха.
Три в одном
Дом на Тележной улице, построенный по проекту мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» всего в паре шагов от Невского проспекта, визуально делится на три самостоятельных объекта. Так архитекторы сохраняют масштаб исторической улицы и преодолевают недостатки вытянутого участка.
Эстетика гусиного пуха
В объемном рисунке фасадов новой штаб-квартиры компании BSH в Шаосине архитекторы бюро Greater Dog Architects визуально отразили специфику деятельности заказчика — производство подушек и одеял из гусиного пуха.
Коридор над водой
Деревянный мост, спроектированный бюро LUO studio, соединил две части водного курорта «Береговая линия Гулоу». Его защищенное металлическими пластинами внутреннее пространство носит торжественный, почти сакральный характер.
Рыжие арки
Проект виллы в индийском штате Раджастан по проекту Sanjay Puri Architects учитывает крайне жаркий и сухой местный климат.
Коллекция домиков
Вилла в штате Мичиган продолжает местную традицию «многосоставных» сельских домов. Авторы проекта – Iannuzzi Studio.
Игра с восприятием
Детский сад на западе Индии по проекту Shanmugam Associates кажется крупнее благодаря продуманно расположенным «карнизам», которые также помогают затенять фасад.
Лес энергоэффективности
Сегодня, 22 августа, в Берлине официально открывается новая штаб-квартира энергетической компании Vattenfall, офисный комплекс EDGE. Один из двух его корпусов – самое большое деревогибридное здание в Германии. Это означает, что его несущий каркас – выполнен из клееного бруса, но в нужных местах дерево сотрудничает с металлом, железобетоном и стеклофибробетоном. Рассказываем, как устроено это не только экологически прогрессивное, но и эффектное строение.
Торжество балконов
Жилой комплекс из обычных и социальных квартир по проекту CoBe Architecture et Paysage появился на месте центра сортировки почты в Бордо.
Квартиры вместо контор
Бюро Qarta Architektura разработало проект превращения памятника чешского функционализма – бывшего здания Пенсионного управления в Праге – в жилой комплекс.
Изнутри наружу: павильоны вечности
Реконструкция пакгаузов нижегородской Стрелки – они открылись в начале июня как концертный и выставочный залы – стала, без преувеличения, событием года в области как культуры, так и архитектуры. Их история кажется нам образцовой с точки зрения обнаружения, исследования и охраны памятника инженерной мысли XIX века. В то же время решение по приспособлению и экспонированию конструкций пакгаузов, предложенное Сергеем Чобаном – очень смелое, нетривиальное и актуальное. На грани временного, временнОго и вечного.
Островок тишины
На курорте Циньхуандао открылся еще один музей – теперь по проекту Wutopia Lab. Он служит «островком тишины» на оживленном морском побережье.
Паркинг – ворота
Пекинское бюро MAD спроектировало «перехватывающий» гараж на 1500 машин для инновационного района Милана. Строительство начнется в этом сентябре.
Голова героя
В центре Тираны началось строительство жилой башни в форме бюста национального героя Албании Скандерберга. Авторы проекта – MVRDV.
Технологии и материалы
5 лайфхаков типового проекта загородного дома
Руководитель отдела R&D компании Good Wood Елена Дубовенко рассказывает, как архитектору избежать ошибок и создать успешный типовой продукт на примере каменного барнхауса площадью 176 кв. м для семьи из четырех человек.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Сейчас на главной
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.
Маяк на сопке
Смотровая площадка, построенная в рамках проекта «Мой залив», дает жителям Мурманска возможность насладиться природой родного края, поймать северное солнце или укрыться от непогоды.
Рыбий мост
Пешеходный и велосипедный мост в пригороде Сиднея по проекту Sam Crawford Architects вдохновлен местной фауной и традициями аборигенов.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Здесь будет город-сад
Институт Генплана работает над проектом-исследованием территории площадью больше тысячи га в районе Вороново. Результат сравним с идеальным городом, причем идеи «города-сада» и компактной урбанизированной, но малоэтажной застройки с красными линиями, улицами, площадями пешеходной доступностью функций он совмещает в равных пропорциях.
Логика жизни
Световая инсталляция, установленная Андреем Перличем в атриуме башен «Федерации», балансирует на грани между математическим порядком построения и многообразием вариантов восприятия в ракурсах.
«Отшлифованный образ»
Завод по переработке овса по проекту бюро IDOM стоит среди живописного пейзажа Наварры и потому получил «отполированный» облик, не нарушающий окружение.
Избушка волонтера
Микродом, придуманный бюро Архдвор для людей, готовых совмещать путешествия с участием в восстановлении заброшенных деревень и памятников архитектуры. Первые Izbushk′и установлены в деревне Астошово и уже принимают гостей.
Магистры и бакалавры Академии Глазунова 2022: кафедра...
Публикуем дипломы архитектурного факультета Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Это проекты реставрации и приспособления Спасо-Вифанской семинарии в Сергиевом Посаде, суконной фабрики в Павловской слободе, завода «Кристалл» в Калуге и мануфактуры Зиминых в Орехово-Зуево.
Зеленые углы
Офисная башня NION во Франкфурте по проекту UNStudio станет одним из самых экологичных зданий Германии.
Алексей Курков: «Суть навигации – в диалоге с пространством...
Одна из специализаций бюро «Народный архитектор» – навигационные системы в общественных пространствах. Алексей Курков рассказал о том, почему это направление – серьезная архитектурная задача, решение которой позволяет не только сделать место понятным и комфортным, но и сохранить его память или добавить новую ценность.
Культура каменной кладки
Словацкое бюро BEEF Architekti попробовало переосмыслить типологию классической средиземноморской виллы, основываясь на исторических строительных технологиях и традиционных материалах.
Пятидворье
Для микропарка в исторической части города Кукмор архитекторы Citizenstudio выбрали масштаб двора и создали систему камерных пространств с разными функциями и настроением, которые возвращают месту центральную роль в городе.
Пресса: 20 главных зданий России XXI века
За последние 20 лет города России радикально изменились, хотя иногда и казалось, что это не так. У нас появились школы, офисы и парки мирового уровня. «Афиша Daily» выбрала 20 главных архитектурных объектов, построенных в России в XXI веке.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.