Вспоминая Баухаус

Можно ли выразить в архитектуре связь школы Баухаус и ее педагога Василия Кандинского? Работая над проектом ЖК с предельными показателями плотности, глубины и высоты, UNK project сделали такую попытку, вольно скомпоновав 12-этажные пластины в трех измерениях прибрежного пространства.

Автор текста:
Марина Новикова

mainImg

Архитектор:

Юлий Борисов

Мастерская:

UNK project

Проект:

ЖК «Кандинский Баухаус»
Россия, Москва, Причальный проезд, вл. 8

Авторский коллектив:
Ю.Борисов, Е.Галабурда, А.Колесникова, Т.Москаленко, А.Давыдова, А.Хохлатьева

2016

Заказчик: ООО «Анфилада»
Из-за близости Делового центра и активного строительства район, в котором проектируется «Кандинский Баухаус», получил название Большого Сити. Напротив, через реку, строится масштабный «Фили-Град»; жилой комплекс «Сердце столицы» примыкает к участку слева, с запада; с тыльной стороны участка находятся офисный центр и школа – по договоренности с городом девелопер будет ее расширять. И наконец, территория справа застроена в 1980-е типовыми панельными домами, которые не планируется сносить, а чуть поодаль на участок смотрят высотки Москвы-Сити.
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной © UNK project
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной © UNK project

Близость реки, безусловно, делает участок привлекательным – забегая вперед, скажем, что ЖК получит собственный фрагмент благоустроенной набережной. Но задача была крайне непростой с градостроительной точки зрения. Вдоль западной границы участка запланировано построить эстакаду с оживленным движением – она разделит территории «Сердца столицы» и «Кандинского». Планы строительства магистрали существенно уменьшили площадь возможной застройки. Кроме того, градрегламент ограничивает высоту застройки ста метрами при достаточно высоких ожиданиях заказчика относительно полезной площади проекта. Все это сделало проект сложным – до UNK project над ним работало несколько архитектурных команд, но ни одна концепция не получила развития.

Так что вызов был серьезным: требовалось найти выразительное, функциональное и экономически обоснованное решение. Спроектировать высокоплотную застройку, обладающую ценностью комфортной среды. Согласно заданию плотность застройки, считая часть территории, отведенную под эстакаду, должна была составлять 54 800 м2 на гектар – без «отрезанной» западной части плотность вырастает до 70 000 м2, что соответствует мегаполисам масштаба Нью-Йорка и Сингапура. Моделирование традиционных форматов организации пространства показало, что квартальная и микрорайонная планировки дают на этом участке слабую освещенность квартир, обращенных окнами внутрь квартала, темный двор, сильные сквозняки и недостаточный выход площадей. От обоих вариантов пришлось отказаться. Было найдено другое, остроумное решение, позволившее исключить недостатки первых двух и создать необычный архитектурный образ.
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной © UNK project

«Хотя квартальный тип застройки в принципе был способен ответить на многие требования инвестора, однако образующийся в рамках такого подхода двор-«колодец», большое количество квартир без видовых характеристик и гарантированные сквозняки в прогалах между домами заставили нас продолжить поиски решения. – говорит Юлий Борисов, руководитель UNK project. – В результате родилась идея супер-блоков. Их прототипом стали 12-этажные панельные дома, которыми застроена территория справа. Скомпоновав блоки асимметрично, практически разбросав их, как детские кубики, мы получили композицию из шести вертикальных объемов, еще один положили плашмя, и все разместили на общем стилобате».

Найденное решение позволило раскрыть двор на реку, практически все квартиры наделить видовыми характеристиками, и самое важное – 25 этажей при двухчастном делении по высоте выглядят как два раза по 12, что создает эффект сомасштабной человеку среды. Расположение блоков исключает и сквозняки – в больших, хорошо продуваемых арках скорость ветра не превышает комфортных значений.
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной © UNK project
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной © UNK project

Созданная пространственная структура, по словам Юлия Борисова, отсылает к эстетике Баухауса, основанной на простых, чистых формах, и подвижной абстрактной живописи Василия Кандинского. В то же время некоторая недосказанность и «деструктивность» архитектурного языка «Кандинский Баухаус», открытость структуры, которая выстраивает диалог с контекстом, сформированным в этой части города архитектурой новых построек и белыми пластинами жилых домов 1980-х – отсылают к японскому метаболизму: его модульности, ячеистости и мобильности. Чтобы убедиться в этом достаточно взглянуть, к примеру на Hotel Sofitel Tokio Кионори Кикутаке, Fuji Television Кендзо Танге, Nakagin Capsule Tower Кисё Курокава. При этом UNK project удалось развить идеи метаболистов, создав объемную, немного ироничную композицию, соединяющую архитектурное прошлое и настоящее Москвы.

Идею объединения нового и предшествующего поддерживают фасадные решения. При этом фасады у блоков разные. Один перекликается с аскетичным стилем Сергея Чобана в «Сердце столицы», другой намеком указывает на соседние панельные дома, остальные – визуально богаче, сложнее, эффектнее, они контрастируют с первыми двумя. Различие фасадных решений блоков напоминает то, что сделал Сергей Скуратов в «Садовых кварталах», раздав проектирование отдельных домов разным архитектурным мастерским, популярную в наше время многофасадность. Разница, пожалуй, в том, что фасады для «Кандинский Баухаус» проектировались архитекторами одной мастерской. Материалы на фасадах – фибробетон и стекло. Такую архитектуру нет надобности украшать, она и без дорогой обертки громко заявляет о себе.

По словам Юлия Борисова, замысел состоял в том, чтобы блоки-дома стояли как будто бы случайно, без видимой всякой логики. Для этого даже подсечки не подчиняются архитектурным законам, а выглядят так, будто их сделал ребенок. На самом деле случайность не случайна, она интерпретирует известный принцип вариативной целостности традиционного города, состоящего из зданий разных, построенных в разное время, но подчиненных общему подходу и близким материалам. В доме «Кандинский Баухаус» оси смещены, блоки живописно «разбросаны», и между тем их внутреннее подобие, также как и общая для всех «хаотичность» композиции становятся основой целостности результата.
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной © UNK project
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной © UNK project

Плашка по левой стороне участка служит экраном от шума будущей эстакады. Справа – VIP-блок, размещенный на горизонтальном офисном объеме. Кровля последнего служит еще одним, приватным, двором для VIP-обитателей. Под раздвижной крышей этого блока находится приватная же общественная зона с бассейном, совсем как в лучших домах того же Нью-Йорка и Сингапура. Жилые блоки внутри организованы вполне традиционно – часть из них секционные, другие имеют удлиненные коридоры. Двор получился не очень большим, зато уютным, своим, из него можно попасть на набережную: в парк, к реке.
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной © UNK project

Проект оказался сложным и в части конструктивных решений – большие пролеты, перепады рельефа и, как результат, непростая работа с парковкой и стрит-ритейлом, который размещается по периметру общего стилобата, где также будут находится предприятия обслуживания. В стилобате поместился и большой спортивный комплекс, включающий 25-метровый бассейн.

Кроме того, проект уникален по параметрам: его высота 111 м – предельно допустимая по ГПЗУ на данном участке, под зданиями – пять уровней подземной парковки, что потребовало заглубления больше чем на 15 м.

Заказчик «Кандинский Баухаус» только начинает работать на московском рынке жилого строительства, и для того, чтобы продавать успешно, был готов идти на эксперименты. Ну что же, в результате этого эксперимента в столице может появиться объект с необычной пространственной структурой, динамично интерпретирующий ее неуклонно растущий вверх силуэт. 
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной. Разрез 2-2 © UNK project
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной. Разрез 4-4 © UNK project
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной. Разрез 5-5 © UNK project


Архитектор:

Юлий Борисов

Мастерская:

UNK project

Проект:

ЖК «Кандинский Баухаус»
Россия, Москва, Причальный проезд, вл. 8

Авторский коллектив:
Ю.Борисов, Е.Галабурда, А.Колесникова, Т.Москаленко, А.Давыдова, А.Хохлатьева

2016

Заказчик: ООО «Анфилада»

05 Марта 2018

Автор текста:

Марина Новикова

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.