English version

Вспоминая Баухаус

Можно ли выразить в архитектуре связь школы Баухаус и ее педагога Василия Кандинского? Работая над проектом ЖК с предельными показателями плотности, глубины и высоты, UNK project сделали такую попытку, вольно скомпоновав 12-этажные пластины в трех измерениях прибрежного пространства.

Автор текста:
Марина Новикова

mainImg
Архитектор:
Юлий Борисов
Проект:
ЖК «Кандинский Баухаус»
Россия, Москва, Причальный проезд, вл. 8

Авторский коллектив:
Ю.Борисов, Е.Галабурда, А.Колесникова, Т.Москаленко, А.Давыдова, А.Хохлатьева

2016

Заказчик: ООО «Анфилада»
Из-за близости Делового центра и активного строительства район, в котором проектируется «Кандинский Баухаус», получил название Большого Сити. Напротив, через реку, строится масштабный «Фили-Град»; жилой комплекс «Сердце столицы» примыкает к участку слева, с запада; с тыльной стороны участка находятся офисный центр и школа – по договоренности с городом девелопер будет ее расширять. И наконец, территория справа застроена в 1980-е типовыми панельными домами, которые не планируется сносить, а чуть поодаль на участок смотрят высотки Москвы-Сити.
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной © UNK project
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной © UNK project

Близость реки, безусловно, делает участок привлекательным – забегая вперед, скажем, что ЖК получит собственный фрагмент благоустроенной набережной. Но задача была крайне непростой с градостроительной точки зрения. Вдоль западной границы участка запланировано построить эстакаду с оживленным движением – она разделит территории «Сердца столицы» и «Кандинского». Планы строительства магистрали существенно уменьшили площадь возможной застройки. Кроме того, градрегламент ограничивает высоту застройки ста метрами при достаточно высоких ожиданиях заказчика относительно полезной площади проекта. Все это сделало проект сложным – до UNK project над ним работало несколько архитектурных команд, но ни одна концепция не получила развития.

Так что вызов был серьезным: требовалось найти выразительное, функциональное и экономически обоснованное решение. Спроектировать высокоплотную застройку, обладающую ценностью комфортной среды. Согласно заданию плотность застройки, считая часть территории, отведенную под эстакаду, должна была составлять 54 800 м2 на гектар – без «отрезанной» западной части плотность вырастает до 70 000 м2, что соответствует мегаполисам масштаба Нью-Йорка и Сингапура. Моделирование традиционных форматов организации пространства показало, что квартальная и микрорайонная планировки дают на этом участке слабую освещенность квартир, обращенных окнами внутрь квартала, темный двор, сильные сквозняки и недостаточный выход площадей. От обоих вариантов пришлось отказаться. Было найдено другое, остроумное решение, позволившее исключить недостатки первых двух и создать необычный архитектурный образ.
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной © UNK project

«Хотя квартальный тип застройки в принципе был способен ответить на многие требования инвестора, однако образующийся в рамках такого подхода двор-«колодец», большое количество квартир без видовых характеристик и гарантированные сквозняки в прогалах между домами заставили нас продолжить поиски решения. – говорит Юлий Борисов, руководитель UNK project. – В результате родилась идея супер-блоков. Их прототипом стали 12-этажные панельные дома, которыми застроена территория справа. Скомпоновав блоки асимметрично, практически разбросав их, как детские кубики, мы получили композицию из шести вертикальных объемов, еще один положили плашмя, и все разместили на общем стилобате».

Найденное решение позволило раскрыть двор на реку, практически все квартиры наделить видовыми характеристиками, и самое важное – 25 этажей при двухчастном делении по высоте выглядят как два раза по 12, что создает эффект сомасштабной человеку среды. Расположение блоков исключает и сквозняки – в больших, хорошо продуваемых арках скорость ветра не превышает комфортных значений.
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной © UNK project
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной © UNK project

Созданная пространственная структура, по словам Юлия Борисова, отсылает к эстетике Баухауса, основанной на простых, чистых формах, и подвижной абстрактной живописи Василия Кандинского. В то же время некоторая недосказанность и «деструктивность» архитектурного языка «Кандинский Баухаус», открытость структуры, которая выстраивает диалог с контекстом, сформированным в этой части города архитектурой новых построек и белыми пластинами жилых домов 1980-х – отсылают к японскому метаболизму: его модульности, ячеистости и мобильности. Чтобы убедиться в этом достаточно взглянуть, к примеру на Hotel Sofitel Tokio Кионори Кикутаке, Fuji Television Кендзо Танге, Nakagin Capsule Tower Кисё Курокава. При этом UNK project удалось развить идеи метаболистов, создав объемную, немного ироничную композицию, соединяющую архитектурное прошлое и настоящее Москвы.

Идею объединения нового и предшествующего поддерживают фасадные решения. При этом фасады у блоков разные. Один перекликается с аскетичным стилем Сергея Чобана в «Сердце столицы», другой намеком указывает на соседние панельные дома, остальные – визуально богаче, сложнее, эффектнее, они контрастируют с первыми двумя. Различие фасадных решений блоков напоминает то, что сделал Сергей Скуратов в «Садовых кварталах», раздав проектирование отдельных домов разным архитектурным мастерским, популярную в наше время многофасадность. Разница, пожалуй, в том, что фасады для «Кандинский Баухаус» проектировались архитекторами одной мастерской. Материалы на фасадах – фибробетон и стекло. Такую архитектуру нет надобности украшать, она и без дорогой обертки громко заявляет о себе.

По словам Юлия Борисова, замысел состоял в том, чтобы блоки-дома стояли как будто бы случайно, без видимой всякой логики. Для этого даже подсечки не подчиняются архитектурным законам, а выглядят так, будто их сделал ребенок. На самом деле случайность не случайна, она интерпретирует известный принцип вариативной целостности традиционного города, состоящего из зданий разных, построенных в разное время, но подчиненных общему подходу и близким материалам. В доме «Кандинский Баухаус» оси смещены, блоки живописно «разбросаны», и между тем их внутреннее подобие, также как и общая для всех «хаотичность» композиции становятся основой целостности результата.
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной © UNK project
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной © UNK project

Плашка по левой стороне участка служит экраном от шума будущей эстакады. Справа – VIP-блок, размещенный на горизонтальном офисном объеме. Кровля последнего служит еще одним, приватным, двором для VIP-обитателей. Под раздвижной крышей этого блока находится приватная же общественная зона с бассейном, совсем как в лучших домах того же Нью-Йорка и Сингапура. Жилые блоки внутри организованы вполне традиционно – часть из них секционные, другие имеют удлиненные коридоры. Двор получился не очень большим, зато уютным, своим, из него можно попасть на набережную: в парк, к реке.
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной © UNK project

Проект оказался сложным и в части конструктивных решений – большие пролеты, перепады рельефа и, как результат, непростая работа с парковкой и стрит-ритейлом, который размещается по периметру общего стилобата, где также будут находится предприятия обслуживания. В стилобате поместился и большой спортивный комплекс, включающий 25-метровый бассейн.

Кроме того, проект уникален по параметрам: его высота 111 м – предельно допустимая по ГПЗУ на данном участке, под зданиями – пять уровней подземной парковки, что потребовало заглубления больше чем на 15 м.

Заказчик «Кандинский Баухаус» только начинает работать на московском рынке жилого строительства, и для того, чтобы продавать успешно, был готов идти на эксперименты. Ну что же, в результате этого эксперимента в столице может появиться объект с необычной пространственной структурой, динамично интерпретирующий ее неуклонно растущий вверх силуэт. 
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной. Разрез 2-2 © UNK project
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной. Разрез 4-4 © UNK project
Жилой комплекс «Кандинский Баухаус» в районе Шелепихинской набережной. Разрез 5-5 © UNK project
Архитектор:
Юлий Борисов
Проект:
ЖК «Кандинский Баухаус»
Россия, Москва, Причальный проезд, вл. 8

Авторский коллектив:
Ю.Борисов, Е.Галабурда, А.Колесникова, Т.Москаленко, А.Давыдова, А.Хохлатьева

2016

Заказчик: ООО «Анфилада»

05 Марта 2018

Автор текста:

Марина Новикова
Группа компаний UNK: другие проекты
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Футуристическая сеть
Автомобильный мост как место для пешеходных прогулок и созерцания, сеть пешеходных артерий и капилляров, насыщенных зеленью и предназначенных для передвижения и общения. А также сеть «интеллектуальных устройств», помогающих человеку – проект “Linked city”.
Город Умный
Рассматриваем результаты конкурса на архитектурно-градостроительную концепцию территории «Рублево-Архангельское», где когда-то планировалось строить «Город миллионеров». Конкурс состоялся осенью 2018, победили три команды: Archea Associatii, Nikken Sekkei и Zaha Hadid Architects, их российские коллеги: ABD architects, UNK project и ТПО Прайд.
Принцип перископа
Юлий Борисов нашел нетривиальный образ, трансформировавший банальную «коробку» Дворца единоборств в Лужниках в иконическое здание, блестящее и современное, но наделенное контекстуальными аллюзиями и способное активно взаимодействовать с территорией и людьми.
Школа нового поколения
Какой должна быть школа, в которой нет места для скуки? Ответ на этот вопрос дало бюро UNK project в своем проекте образовательного комплекса в Южно-Сахалинске, который получил название «Нескучная школа».
10 аэропортов
В стране интенсивно строят и реконструируют здания аэропортов: российские и иностранные архитекторы, причем нередко интерьеры получаются интереснее наружности, а иногда и фасад неплох. Рассматриваем 7 построек и 3 проекта по следам круглого стола с Арх Москвы.
Крылатый образ Перми
В новом терминале аэропорта Перми бюро Асадова не только добилось баланса между технологичностью, безопасностью, комфортом и имиджевой составляющей, но и предложило новый символ для всего Прикамья.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Линза в духе Эшера
Архитекторы UNK project реанимировали неудобный, но перспективный участок рядом с метро «Проспект Вернадского», разместив на нем бизнес-центр «Академик». Продуманная функциональная программа, технологические новшества и особое внимание к формированию идентичности здания позволили успешно решить все проблемы.
Похожие статьи
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Стеклянное облако
На морском курорте Циньхуандао на северо-востоке Китая строится «Облачный центр» по проекту пекинского бюро MAD.
Путь света
В знаменитый дворец императора Нерона – «Золотой дом» в Риме – теперь ведет новый вход по проекту Stefano Boeri Architetti.
Импортная типология
Комплекс доступного жилья с начальной школой по проекту бюро Henley Halebrown в лондонском районе Хакни основан на «центральноевропейском» типе жилой башни.
Силуэт прошлого
Внутренний двор музея и библиотеки в Цзяшане на востоке Китая напоминает силуэтом традиционную печь для обжига керамики, которыми славился этот город.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Обратная пропорция
В Центре инноваций INES университета чилийской области Био-Био по замыслу архитекторов Pezo von Ellrichshausen пространства для совместной и индивидуальной работы обратно пропорциональны друг другу.
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Технологии и материалы
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.