Вспомнить все

Об итогах конкурса на проект нового использования нижегородской Стрелки, прошедшего в рамках фестиваля САР «Эко-берег».

author pht

Автор текста:
Марина Игнатушко

mainImg
В Нижнем Новгороде прошел фестиваль «Эко-берег», придуманный Союзом архитекторов России в 2010. Ежегодно в бархатный сезон (или бабье лето) друзья Союза собираются у воды, обсуждают берега, читают друг другу доклады, знакомятся с местностью, много и плотно общаются. Об этом можно было бы и не упоминать – и так все все понимают! – но важен конкурс под флагом фестиваля. В этот раз – конкурс на нижегородскую Стрелку, о судьбе которой в городе идут самые ожесточенные споры. Со Стрелки убрали порт, сейчас готовят к ЧМ 2018, что будет после футбола – неизвестно, но, по мнению устроителей конкурса, 56 проектов из шести стран (России, Литвы, Италии, Германии, Сербии, Китая) могут прояснить ситуацию.

И помимо этого конкурса проекты на Стрелку копятся десятилетиями. После ликвидации нижегородской ярмарки в конце 20-х прошлого века пристани вдоль Оки и Волги опустели, обветшал и храм Александра Невского, построенный купцами, приезжавшими в Нижний в ярмарочный сезон. В начале 30-х храм предлагали использовать как основание под гигантскую статую Ленина. Построили порт. С 1970-х новые микрорайоны усложнили коммуникацию порта с железной дорогой, решено было перенести его на другое место, на Стрелке опять рисовали ярмарку, деловой центр, парк. Но теперь достраивают стадион, и все окрестности заполнят дорогами и заборами, а места с лучшими панорамными видами на город выделили под парковки.

Однако все эти проекты на Стрелке погоды не делали. Территория была 70 лет закрытой, горожане привыкли и не удивлялись, что и проектирование ведется тоже за закрытыми дверями, а результат однажды покажут в СМИ. Однако в 2015 году любознательная общественность во время экскурсии в бывший порт сделала важное открытие (впоследствии подтвержденное архивными документами), что возбудило к этой территории самый широкий интерес и показало: стандартные решения здесь не годятся. А что годится? Однозначного быстрого ответа нет. И быть не может. Общественная организация «Открытая Стрелка» вместе с ЦПУ провела несколько воркшопов, организовала архивные исследования объектов на Стрелке, с друзьями и союзниками самого разного ранга провела научную конференцию «Культурные коды Стрелки», выставки, акции, с социологами – опросы горожан. А когда узнала о проведении архитектурного конкурса в рамках «Эко-берега», постучалась в Союз архитекторов (благо, среди «стрелочников» – члены СА) с предложением о сотрудничестве.
АБ «Гор-проект» (Сочи). Принципиально новые вводные по Стрелке – коробка стадиона. Масштаб стал иным. Авторы проекта решили показать, кто тут главный: стадион или собор?

Но, похоже, вопрос взаимодействия с общественностью «Эко-берегом» не предусмотрен – только со спонсорами, а местный СА вообще пугает, – так что сотрудничество не состоялось. Все вводные к конкурсу готовил Департамент градостроительного развития, исходя, вероятно, из соображения, что архитекторы, в основном, живущие вдали от Нижнего Новгорода, на основании норм, правил и исторической справки могут лучше придумать, что нам на Стрелке нужно. На основании их идей один самый умный нижегородский архитектор скомпилирует проект, пригодный уже для процедурных обсуждений. Или самый умный – выберет, назначит, договориться с тем, кто «обобщит» итоги конкурса. Про чрезвычайный ум здесь нет никакой иронии: если современные урбанисты утверждают, что город – сложная, многослойная система, требующая совместных усилий специалистов из разных сфер, значит тот, кто готов взять на себя ответственность за принятие решения – супермен. Имеет точное представление о профессиональном содержании проекта конверсии и развития территории.
Если же участники «Эко-берега» не придумают – ничего страшного: никто ничего никому не обещал, и во время конкурса на Стрелке срочно снесли железобетонные пакгаузы по Оке, хотя их судьбу конкурсанты могли решить на свое усмотрение. Однако слово «судьба» не совсем уместно, если говорить об «Эко-береге»: на его сайте вообще не сохраняются проекты старше года.
Архитектурная творческая мастерская «Сошников/Аристовы – архитекторы» (Липецк)

Не судьба – так сумма: некоторая сумма архитектурных видений – разной степени проработки, с разным горизонтом планирования – получилась у «Эко-берега». Практический смысл есть: по сумме этих видений (хотя количество все-таки не достаточно для репрезентативного показателя) можно судить о пропорциях нового наполнения пространства, акцентах, зонах. Или, как высказывались в кулуарах фестиваля, «наконец-то увидеть то, что нам точно не надо».
AM-ARCHITECT (Санкт-Петербург). Похоже, хождение по кругу – популярная тема не только для столицы

Однако сумма эта – неполная без сценария проживания пространства, точного представления, кому и зачем туда важно попасть и что там делать, кроме обычного функционирования в качестве праздной публики. Подход один: что в Зарядье, что на Стрелке. В проектах – некое архитектурное оформление пространства, модели возможного поведения и представление о насущных потребностях горожан – остались за рамками конкурса. Конечно, их трудно просчитать, отчасти поэтому во многих городах, где инвесторы жирнее нижегородских, пропускают такие территории через джентрификацию, раскручивая стоимость территории за счет активности креативных индустрий. Позволяют горожанам понять, что это – их место.
Mario Cucinella (Италия). Стрелку накрыло

Жюри конкурса – Сергей Скуратов (Президент компании «Сергей Скуратов Architects»), Борис Бернаскони (Руководитель архитектурного бюро Bernaskoni), Николай Лызлов (Руководитель АМ Лызлова), Олег Романов (Президент Санкт-Петербургского Союза архитекторов), Николос Абашидзе (Заместитель Председателя Правления Союза архитекторов Грузии), Александр Корбут (Президент Союза архитекторов республики Беларусь), Александр Бодриевский (Директор департамента градостроительного развития территории Нижегородской области)

Вторая премия
Архитекторы Асс
Евгений Асс, Ольга Аистова, Екатерина Демина, Екатерина Тинякова, Алиса Бунятова

По мнению общественной организации «Открытая Стрелка», это – лучший проект конкурса: предполагается сохранение всех объектов порта и, следовательно, постепенное, эволюционное освоение территории, с включением минимальных, но эффектных аттрактивных нововведений.
zooming
«Архитекторы Асс». Вторая премия

Красный шар, наполненный гелием, с диаметром 50 метров, поднимает платформу со зрителями на высоту 300 метров, откуда открывается фантастическая панорама волжских и окских далей. Шар, таким образом, становится не только монументальным символом места, но и познавательным инструментом, а также главным нижегородским аттракционом, видимым из любой точки города.
«Архитекторы Асс». Вторая премия

Спуск к воде достраивается к существующим набережным, образуя острие Стрелки. Сужающаяся книзу треугольная лестница позволяет в одиночку или вдвоем приблизиться к самой кромке воды и постоять в точке непосредственного смыкания великих рек.
«Архитекторы Асс». Вторая премия
«Архитекторы Асс». Вторая премия

Устройство прогулочного трамвайного маршрута в парке. Через всю территорию парка прокладывается кольцевая трамвайная линия, связанная с маршрутами городского транспорта. Трамвай в парке – это не только средство передвижения, но и часть экспозиции искусства и техники, элемент экскурсионной образовательной программы и, одновременно, аттракцион.


Проект Сергея Туманина не отмечен на конкурсе. Проблема – он предполагает жилье на Стрелке. По условиям конкурса, здесь не живут! Как тогда говорить о «новом городском подцентре» (формулировка с сайта «Эко-берега»), если вечером и ночью здесь – никого? Тема жилья – один из подводных камней конкурса «Эко-берег». Никто не давал обоснований эффективного использования территории.
Архитектор Сергей Туманин.
Архитектор Сергей Туманин.
Архитектор Сергей Туманин.

Архитектор Сергей Туманин. Пакгаузы по Волге – те самые, с арочными металлическими конструкциями с Всероссийских промышленно-художественных выставок 1882 и 1896 годов, превращены в музей.
Архитектор Сергей Туманин предложил создать апарт–отель в железобетонных пакгаузах вдоль Оки. Это мог быть один из возможных вариантов их использования. Жаль, в августе от этой недвижимости избавились в пользу парковки для ЧМ 2018


На 56 проектах – немало цитат. От Захи Хадид до Часовни тишины в Хельсинки.
Архитектурная мастерская «Скала»


Третья премия
Проектное бюро «БАДР 5»
Авторский коллектив: Сергей Мичурин, Петр Васильев, при участии
Натальи Носовой, Екатерины Капатун
zooming
Проектное бюро «БАДР 5». Третья премия

Музей Волги.
Кстати, почему Музей – Волги? Стрелка – место слияния двух великих рек: Оки и Волги.

Первая премия
Архитектурное бюро «Архслон»
Авторский коллектив: Татьяна Осецкая, Александр Салов, Ксения Ваучская, Татьяна Юдина
Архитектурное бюро «Архслон». Первая премия

Первое место в конкурсе. Авторы решили вернуть Стрелке первоначальный природный вид – с песчаным берегом. Но как это сделать, если порт – гидротехническое сооружение, рассчитанное на подъем воды волжских водохранилищ, и подпорные стенки – часть этого комплекса?

Диплом
Массимо Беллотти, Михаил Дуцев, Клаудио Фаццини, Пьер Фередико Кальяри, Карола Джентилини, Аличе Боттелли, Джузеппе Донати, Ида Лиа Руссо, Флорин Дан Андресан (Италия – Россия – Румыния)

Авторский коллектив: Массимо Беллотти, Михаил Дуцев, Клаудио Фаццини, Пьер Фередико Кальяри, Карола Джентилини, Аличе Боттелли, Джузеппе Донати, Ида Лиа Руссо, Флорин Дан Андресан (Италия – Россия – Румыния)
 
Проект НПО «Архстрой». Нижегородцы настолько бережны к контексту, что оставили не только конструкции пакгаузов, но и каменную избушку – диспетчерскую на берегу Оки. За такие нежности простишь даже чрезмерное декорирование берегов.


17 Сентября 2017

author pht

Автор текста:

Марина Игнатушко
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.