31.10.2014

Пятый элемент Архитектуры

Сергей Хачатуров – о выставке «Русское палладианство от барокко до модернизма» в Венеции.

информация:

Портрет Андреа ди Пьетро делла Гондола (Палладио). Частное собрание. Изображение предоставлено музейно-выставочным центром РОСИЗО
Портрет Андреа ди Пьетро делла Гондола (Палладио). Частное собрание. Изображение предоставлено музейно-выставочным центром РОСИЗОоткрыть большое изображение

Выставка расположилась в длиннющей анфиладе венецианского Музея Коррер. Она складывается в целый эпос со многими главами, подглавками, вставными новеллами. Ее инициаторы: музейно-выставочный центр РОСИЗО и Городские музеи Венеции. Проект вписан в программу года дружбы России – Италии. В нем участвуют двадцать российских музеев, включая частные коллекции.
Вид экспозиции с портретом Андреа Палладио кисти неизвестного художника XVI – XVII вв. из частного собрания. Фотография © Сергей Хачатуров
Вид экспозиции с портретом Андреа Палладио кисти неизвестного художника XVI – XVII вв. из частного собрания. Фотография © Сергей Хачатуров открыть большое изображение
Фотография предоставлена музейно-выставочным центром РОСИЗО
Фотография предоставлена музейно-выставочным центром РОСИЗОоткрыть большое изображение

Начало и конец плотно заселенной в основном архитектурными изображениями анфилады закреплены двумя, стоящими в центре первого и последнего залов макетами. В первом зале – модель виллы Ротонда Палладио. Не совсем обычная. Точнее, совсем необычная. Кустарного производства: в меру обтерханная, приблизительная. Однако простодушная, искренняя и выполненная с величайшим пиететом к оригиналу. Такую мог создать умелец из пролеткультовского кружка, сидючи после работы в каком-нибудь спроектированном авангардистом Мельниковым клубе. Смотрим экспликацию: и точно. Создал модель народный умелец Александр Любимов. Правда, работал он не в клубах московских профсоюзов, спроектированных Мельниковым, а в славном подмосковном Дмитрове. Имеется точная дата создания: июнь 1935 года. Хранится модель в санкт-петербургском музее Академии художеств.
Александр Любимов. Модель виллы Ротонда Андреа Палладио. 1935. Фотография предоставлена музейно-выставочным центром РОСИЗО
Александр Любимов. Модель виллы Ротонда Андреа Палладио. 1935. Фотография предоставлена музейно-выставочным центром РОСИЗОоткрыть большое изображение

В последнем зале: выполненный в 1997 году архитектором-концептуалистом Александром Бродским макет. Это сделанный из сырой глины на металлическом каркасе углом кренящийся как тонущий корабль дом советского архитектурного ампира тоталитарной эпохи. Авторства Жолтовского, скорее всего.
Вид экспозиции с работой Александра Бродского. Фотография © Сергей Хачатуров
Вид экспозиции с работой Александра Бродского. Фотография © Сергей Хачатуровоткрыть большое изображение
Вид экспозиции с работой Александра Бродского. Фотография предоставлена музейно-выставочным центром РОСИЗО
Вид экспозиции с работой Александра Бродского. Фотография предоставлена музейно-выставочным центром РОСИЗОоткрыть большое изображение

Эти два макета определяют две позиции трактовки палладианства в России и влияния его на судьбы русской архитектуры. Первый аспект: обаятельно косноязычный пиетет перед Палладио обеспечивает расцвет искусства. Причем не только архитектуры. Как пишет куратор выставки Аркадий Ипполитов, выкрашенный в белый (стены) и черный (крыша) макет Любимова (если посмотреть на него сверху) напоминает супрематические композиции Малевича и учеников: черный круг, вписанный в белый квадрат. Тут уместно вспомнить и пролеткультовские кружки, которые находились в цитаделях авангарда – клубах Мельникова, Голосова. В них могли работать умельцы, подобные Александру Любимову. Характерно, что, по всей видимости, Александр Любимов никогда не был в Италии и не видел Ротонду воочию. В этом он схож с десятком известных и безвестных архитекторов, украсивших домами в палладианском вкусе (портик с колоннами и треугольный фронтон) сотни усадеб по всей России в период Золотого, пушкинского века русской культуры.

Второй аспект: русское палладианство это Атлантида, культура утонувших империй. Что сталось с усадьбами Золотого века? Большинство разграблены, сожжены, уничтожены. Большой стиль советской тоталитарной неоклассики тоже канул в прошлое. Так что сюжет Палладио для России это еще и архитектурная меланхолия.

Такое, освященное именем вичентистского гения XVI века Андреа ди Пьетро делла Гондола (Палладио) напряжение между темами созидания образа российской культуры и его разрушения определяет всю драматургию и выставки, и великолепного каталога к ней (художник Ира Тарханова).

Прав Ипполитов: для российской архитектуры нового времени наследие Палладио действительно нечто священное, основа основ мысли о зодчестве начиная с государя императора Петра Алексеевича. 

На выставке представлены четыре исторических варианта перевода на русский язык знаменитых палладиевых «Четырех книг об архитектуре». Первый сделан как раз во время Великого Посольства Петра в западные державы. Он датируется 1699 годом и принадлежит молодому князю Долгорукому (какому именно – неизвестно), сподвижнику Петра I в Великом Посольстве. Это компиляция из разных архитектурных трактатов. Смысл ее в первом систематическом знакомстве россиян с правильной (читай: ордерной) архитектурой. Второй перевод принадлежит Петру Еропкину, архитектору-интеллектуалу, жертве интеллигентской фронды против мракобесия Анны Иоанновны и ее фаворита Бирона. Незадолго до казни в 1740 году Еропкин перевел Палладио, обозначив перспективы существования русской архитектуры во второй половине XVIII столетия. Третий представленный перевод принадлежит Николаю Львову – великому автодидакту, гениальному дилетанту, открывшему возможности устанавливать мультимедийные, как сказали бы сегодня, связи между различными видами и жанрами искусств: музыкой, стихосложением, архитектурой, театром. Его перевод одного тома «Четырех книг» впервые в истории вышел печатным тиражом. Четвертый перевод был создан в Серебряном веке (начало XX столетия) русской культуры архитектором-неоклассиком Иваном Жолтовским. Тогда, после полувекового забвения о Палладио вспомнили в связи с архитектурой дворянских усадеб и их призрачного, борисово-мусатовского счастья. Вышел же перевод в адском 1937 году. И это тоже соотносится с диалектикой судьбы наследия Палладио в России: тоталитарные режимы по-своему распоряжаются темой «правильной» архитектуры. Для них это архитектура порядка и тотального контроля, унификации жизни. Потому Палладио был мил и для Аракчеева (военные поселения), и для бюрократической николаевской России (за что палладианство в России невзлюбил Гоголь, противопоставляя ему свободу готического стиля), и для людоедского сталинизма.
РНБ, Палладио, перевод Жолтовского. Фотография предоставлена музейно-выставочным центром РОСИЗО
РНБ, Палладио, перевод Жолтовского. Фотография предоставлена музейно-выставочным центром РОСИЗОоткрыть большое изображение
Трактат Палладио в переводе на французский язык Ле Мюэта. Фотография предоставлена музейно-выставочным центром РОСИЗО
Трактат Палладио в переводе на французский язык Ле Мюэта. Фотография предоставлена музейно-выставочным центром РОСИЗОоткрыть большое изображение

Переводы Палладио – фундамент выставки. Вначале было Слово… Конструкция здания, в котором она располагается, абсолютно, по-палладиански классична. По-палладиански же предсказуема. И по-палладиански убедительна. Следующие друг за другом, выстроенные по хронологическому принципу разделы на материале многих памятников и документов показывают, как тема палладианства предчувствовалась в пилястровой петровской архитектуре, какую роль в смысле распространения идей архитектурного (производного от гражданского) либерализма сыграл Петр Еропкин, как воцарилось в России собственно палладианство в связи с приглашением в страну в 1779 году Кваренги и Камерона, как оно жило в русской усадьбе, каким пропагандистом его был Николай Александрович Львов, как странно и неожиданно возродилось оно в Серебряном веке, претерпело метаморфозы в авангарде, затем в стиле тоталитарного ар-деко, кануло в застойную лету, и заветным светом мерцает из исторического далека сегодня вновь.

В этом эпическом, дворцовом повествовании, имеются, конечно, свои парадные изобразительные сюжеты. Один из них – Камеронова галерея. Приглашенный Екатериной II Чарлз Камерон своей постройкой отметил подобие центра Вселенной российского палладианства. Во-первых, его проект галереи и терм в Царском Селе стал средоточием идей собственно Палладио в его исследовании античности. Ведь, следуя за Палладио, Камерон изучал античные постройки и в 1772 году опубликовал трактат «Термы римлян». Во-вторых, Камерон научил российских последователей тому, как архитектура XVI века может интерпретироваться не копийно, но современно. Ведь его собственный стиль это именно английская версия палладианства, насыщенная конструктивными и оптическими идеями века Просвещения. То есть Камерон (как и Кваренги) доказали, что Палладио современен всегда. В-третьих, от Камероновой галереи как от центра Вселенной, что обустроила для себя матушка Екатерина в Царском Селе, проходит луч к городу София. Проектировавшийся за оградой Царского Села город София предполагался быть сродни идеальным городам Ренессанса и освящать идею высшей Мудрости Греческого проекта Екатерины, согласно которому Россия провозглашалась наследницей православной Византии и Древней Эллады. А в центре несуществующего города София (затея оказалась утопичной) и поныне, слава Богу, стоит недавно отреставрированный Вознесенский собор. Он спроектирован Камероном, достроен Иваном Старовым, и сочетает в себе иконографию Софии Константинопольской и Виллы Ротонда. Все эти прихотливые связи великолепно прочерчены в отличном каталоге выставки, в текстах Дмитрия Швидковского, Аркадия Ипполитова. Жаль, что сложность экспозиционной драматургии их понять не дает.

Также жаль, что визуальный ряд мало откомментирован референциями в отношении к наследию собственно Палладио. Уместно вспомнить пример Музея Палладио в палаццо Барбаран да Порто в Виченце. Там огромное количество экспонатов, видеопроекций, наглядно демонстрирующих, каковы мельчайшие нюансы пластики палладианской архитектуры в сравнении, скажем, с архитектурой его последователя Винченцо Скамоцци. Целая стена музея отдана, например, стенду с силуэтами одних лишь профилей карнизов палладианской архитектуры. В случае с российским палладианством общекультурные темы оказываются предпочтительнее.
Ж.Б. де ла Траверс. Вид Сарскосельского сада и Большого крыльца (лестница Камероновой галереи). Изображение предоставлено музейно-выставочным центром РОСИЗО
Ж.Б. де ла Траверс. Вид Сарскосельского сада и Большого крыльца (лестница Камероновой галереи). Изображение предоставлено музейно-выставочным центром РОСИЗОоткрыть большое изображение
Дж.Кваренги. Казанский собор, проект. Главный фасад. ГМИСПб. Изображение предоставлено музейно-выставочным центром РОСИЗО
Дж.Кваренги. Казанский собор, проект. Главный фасад. ГМИСПб. Изображение предоставлено музейно-выставочным центром РОСИЗОоткрыть большое изображение
Николай Львов. МУАР. Изображение предоставлено музейно-выставочным центром РОСИЗО
Николай Львов. МУАР. Изображение предоставлено музейно-выставочным центром РОСИЗОоткрыть большое изображение
Алексей Куракин. Панорама имения Степановское-Волосово. 1839-1840. Государственный Исторический музей. Фотография © Сергей Хачатуров
Алексей Куракин. Панорама имения Степановское-Волосово. 1839-1840. Государственный Исторический музей. Фотография © Сергей Хачатуровоткрыть большое изображение

О тонкостях интерпретации собственно тезауруса палладианства в российской версии, его отличии от других версий, узнать нелегко. Особенно человеку неподготовленному, которому недостаточно посмотреть на чертеж Кваренги и сразу все понять. Опять-таки помогает каталог. В замечательной статье второго куратора Василия Успенского, посвященной Николаю Львову, подробнейшим способом разбираются конкретные особенности строения форм причудливых палладианских колоколен и церквей российского автодидакта. Делается убедительный вывод о важности для Львова освобождения от догм, формирования личной версии стиля. И весьма остроумно этот стиль сопоставляется Успенским с эпохой шестнадцативекового маньеризма (собственно, ее сыном, прожившим с 1508 по 1580 год, Палладио и был).

Уже не маньеристические, а скорее фантасмагорические выкрутасы палладианской темы предлагают проекты 1920 – 1950-х годов, от Александра Гегелло и Ивана Фомина до Андрея Бурова и Михаила Синявского. В этом, советском, разделе много премьер даже для российского зрителя.

Остается уповать, что исторического значения выставка прибудет в Россию. По словам организаторов, в Москве ее планируется разместить на двух площадках: в музее Царицыно и в Музее архитектуры.
Иван Фомин. МУАР. Изображение предоставлено музейно-выставочным центром РОСИЗО
Иван Фомин. МУАР. Изображение предоставлено музейно-выставочным центром РОСИЗОоткрыть большое изображение
М.М.Перетяткович. Проект павильона на международной выставке в Риме 1911 г. Изображение предоставлено музейно-выставочным центром РОСИЗО
М.М.Перетяткович. Проект павильона на международной выставке в Риме 1911 г. Изображение предоставлено музейно-выставочным центром РОСИЗОоткрыть большое изображение
Лев Руднев, Владимир Мунц, Леонид Сегал и другие. Дворец Советов в Ленинграде. Конкурсный проект. 1936. Музей истории Санкт-Петербурга. Фотография (пересъемка на выставке) © Сергей Хачатуров
Лев Руднев, Владимир Мунц, Леонид Сегал и другие. Дворец Советов в Ленинграде. Конкурсный проект. 1936. Музей истории Санкт-Петербурга. Фотография (пересъемка на выставке) © Сергей Хачатуровоткрыть большое изображение
Левинсон, Грушке. НИМРАХ. Фотография предоставлена музейно-выставочным центром РОСИЗО
Левинсон, Грушке. НИМРАХ. Фотография предоставлена музейно-выставочным центром РОСИЗОоткрыть большое изображение
Илья Голосов, 1924 год. Изображение предоставлено музейно-выставочным центром РОСИЗО
Илья Голосов, 1924 год. Изображение предоставлено музейно-выставочным центром РОСИЗОоткрыть большое изображение
Александр Гегелло. Страховая компания АРКОС. Проект 1924. Музей архитектуры имени А.В. Щусева. Фотография (пересъемка на выставке) © Сергей Хачатуров
Александр Гегелло. Страховая компания АРКОС. Проект 1924. Музей архитектуры имени А.В. Щусева. Фотография (пересъемка на выставке) © Сергей Хачатуровоткрыть большое изображение
Игорь Фомин. Проект Музея архитектуры. 1925. Музей академии художеств, Санкт-Петербург. Фотография (пересъемка на выставке) © Сергей Хачатуров
Игорь Фомин. Проект Музея архитектуры. 1925. Музей академии художеств, Санкт-Петербург. Фотография (пересъемка на выставке) © Сергей Хачатуровоткрыть большое изображение
МУАР, Гегелло, 1925-1927 гг. Изображение предоставлено музейно-выставочным центром РОСИЗО
МУАР, Гегелло, 1925-1927 гг. Изображение предоставлено музейно-выставочным центром РОСИЗОоткрыть большое изображение

Комментарии
comments powered by HyperComments

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Магда Кмита
  • Владимир Биндеман
  • Владимир Плоткин
  • Екатерина Кузнецова
  • Константин Ходнев
  • Александра Кузьмина
  • Татьяна Зульхарнеева
  • Юлий Борисов
  • Николай Миловидов
  • Сергей Переслегин
  • Лукаш Качмарчик
  • Олег Шапиро
  • Магда Чихонь
  • Валерий Лукомский
  • Сергей Скуратов
  • Евгений Герасимов
  • Полина Воеводина
  • Сергей Труханов
  • Андрей Гнездилов
  • Илья Машков
  • Арсений Леонович
  • Даниил Лоренц
  • Анатолий Столярчук
  • Павел Андреев
  • Никита Токарев
  • Левон Айрапетов
  • Наталья Сидорова
  • Сергей Чобан
  • Юлия Тряскина
  • Сергей  Орешкин
  • Всеволод Медведев
  • Олег Карлсон
  • Илья Уткин
  • Дмитрий Ликин
  • Андрей Асадов
  • Роман Леонидов
  • Сергей Кузнецов
  • Вера Бутко
  • Антон Надточий
  • Александр Асадов
  • Александр Скокан
  • Шимон Матковски
  • Никита Бирюков
  • Тотан Кузембаев
  • Александр Бровкин
  • Александр Попов
  • Олег Мединский
  • Наталия Шилова
  • Андрей Романов
  • Дмитрий Васильев
  • Владимир Ковалёв
  • Валерия Преображенская
  • Никита Явейн
  • Станислав Белых
  • Алексей Иванов
  • Николай Переслегин
  • Зураб Басария
  • Алексей Гинзбург
  • Игорь Шварцман
  • Карен Сапричян
  • Георгий Трофимов
  • Антон Лукомский
  • Михаил Канунников
  • Петр Фонфара
  • Екатерина Грень

Постройки и проекты (новые записи):

  • Проект многофункционального жилого квартала Homelands
  • Дом в Мельникове
  • Дом в Привалове
  • Проект дома из клееного бруса СП-250
  • Проект дома из клееного бруса СП-265
  • Музейно-выставочный комплекс «Оборона и блокада Ленинграда»
  • Дом в Завидове
  • Дом в Лайкове
  • Культурно-деловой комплекс «Большевик»

Технологии:

19.10.2017

Практика использования ARCHICAD при проектировании научно-образовательного комплекса в Австралии

Знаковым зданием для программы ARCHICAD 21 стал новый Центр Чарлза Перкинса при Университете Сиднея.
GRAPHISOFT
18.10.2017

Пещера в объеме

Рассказываем о том, как производство стеклофибробетона «Фиброль» вместе с проектировщиками переехало на стройку «Зарядья» и в экстремально короткие сроки удалось реализовать уникальные нелинейные фасады и интерьеры «Ледяной пещеры».
13.10.2017

Как сэкономить квадратные метры с помощью вентканалов CVENT?

Вентиляционная система Schiedel CVENT разработана специально для монолитно-каркасного многоквартирного жилья: это надежная гарантия естественного климата в квартире на долгие годы. А индивидуальные решения помогут архитектору при проектировании.
Schiedel
04.10.2017

Компания «Красные крыши» представляет кровлю из полиизобутилена: на российском рынке скатных и радиусных кровель это абсолютно новый продукт

Безогневой метод монтажа, полная имитация медного и стального фальца, неограниченные архитектурные возможности при проектировании кровель – это находка для любого проекта.
Компания «Красные крыши»
04.10.2017

Черепичная кровля: из Испании в Россию с любовью

Компания «Красные крыши» на эксклюзивных правах представляет в России коллекцию клинкерной черепицы от испанского производителя La Escandella.
Компания «Красные крыши»
другие статьи