Осенний семестр в школе МАРШ откроется циклом лекций Александра Раппапорта «НАКАНУНЕ»

Интервью-анонс: Сергей Ситар беседует с Александром Раппапортом.

18 Сентября 2014
mainImg
zooming
Александр Раппапорт; Сергей Ситар © МАРШ
1. 
Сергей Ситар: 
– За пять лет существования блога «Башня и лабиринт» Вами было написано и опубликовано порядка двух тысяч статей по проблемам теории архитектуры, градостроительства, художественного восприятия, проектной методологии и архитектурного образования. Очевидно, что отправным пунктом для всех этих текстов послужило осознание того, что мировая культура вступает в принципиально новую фазу, требующую кардинального переосмысления миссии архитектуры, ее места среди других видов человеческой деятельности и ее исторического пути. Цикл из пяти Ваших лекций, запланированный на начало осеннего семестра в школе МАРШ, мыслится как своего рода «удар в набат» – энергичный профессиональный манифест, который, с одной стороны, подводит итог длительной и почти необозримой для стороннего взгляда теоретической работы, а с другой – переключает ее в более открытый, инклюзивный и дискуссионный формат. Не могли бы Вы, в порядке авторского анонса, осуществить и представить здесь предварительную содержательно-ориентирующую разметку Вашего выступления, намеченного на первую неделю октября? Прежде всего: в чем, с Вашей точки зрения, состоит сущностная специфика современной культурной ситуации, и изменилась ли Ваша оценка сложившегося положения дел с августа 2009 года – момента основания вашего блога?

Александр Раппапорт: 
– Действительно, предстоящие пять лекций или бесед («пять вечеров» в МАРШе) я бы хотел представить как итог предыдущих и в то же время программу дальнейших работ. Видимо, сам я стал чувствовать, что, работая в герметическом режиме блога, я теряю какую-то важную связь с коллегами по профессии и с тем, что можно было бы назвать самой ситуацией, сколько бы текстов я ей не посвящал.
 
Если попытаться в одном слове обрисовать основную мысль, или проблему, которая меня сейчас занимает, то это будет слово «магический».

Я прекрасно понимаю, что в наши дни репутация этого слова оказалось с сильно подмоченной. Бесконечные публикации в духе «Нью Эйдж» – гороскопы, гадания, целители, ясновидящие и предсказатели, забившие интернет и печать, ТВ и СМИ – у всех  здоровых людей вызывают оправданное  подозрение.

Тем не менее, я полагаю, что архитектура, запутавшаяся в своих теориях и хватающаяся, как утопающий за соломинку, за всякое новое слово в философии постструктурализма, синергетики, когнитивной психологии и т.п. – делает это не только потому, что ее собственный предмет и метод за последние 500 лет оказался размыт наукой и техникой, но и потому, что до сих пор не осознается природа архитектуры как именно магической практики. И эта магическая практика, сколько бы не пытались ее выставить в смешном виде – хоть в алхимии, хоть в эзотерике, хоть в интуитивизме – продолжает жить во всех сферах культуры, хотя именно в архитектуре она играет особенно существенную роль, так как  архитектура – наследница архаических магических практик. Хотя в наши дни эти практики  сместились с коллективных ритуалов в область индивидуальной творческой интуиции.
 
2. 
Сергей Ситар: 
– Почему именно с архитектурой вы связываете надежду на преодоление системного цивилизационного кризиса, в котором мы очутились? Почему, в частности, не с современным искусством, которому, как кажется, сама сегодняшняя международная культура делегирует роль своего принципиального диагноста и концептуального лидера? Как вы мыслите нынешнее и (гипотетически) оптимальное отношение между архитектурой и сферой современного искусства?

Александр Раппапорт: 
– Ответ на первый вопрос сам приводит к ответу на второй. Я вижу в архитектуре то звено культуры, которое в силу своей архаической отсталости, именно в силу этой своей рудиментарной магичности и может стать точкой роста совершено новых инициатив и по-новому осветить те цивилизационные проблемы, которые охватили ныне глобальное человечество, а именно вопросы о смысле жизни в системе планетарного существования. Эти чувства были пробуждены экологическим алармизмом Римского клуба в шестидесятые годы, но затем экологическая тема как-то утонула в коммуникативном взрыве, и новая волна этой планетарной совести начнет подниматься уже в нашем столетии.

Именно в этой связи мне хотелось бы рассматривать идею прогресса и ее тень – деградацию активности духа, выливающуюся в чувство урбанистической депрессии и породившей тогда же, на рубеже шестидесятых, Ситуационистский интернационал.
 
К сожалению, современное искусство в последнее время стало формой политической оппозиции бюрократии и превратилась в некую частную практику символического протестантизма.

Думаю, что такое искусство может исчезнуть так же быстро, как и архитектура. На место и архитектуры, и искусства приходит дизайн как институт новой потребительской цивилизации, и его стратегия обслуживания модного потребления становится новой угрозой для сохранения планетарной цивилизации. 

Поэтому вопрос о соотношении  архитектуры, искусства и дизайна остается в числе основных. Но решать его в каком-то отвлеченном виде бессмысленно. Решение может быть получено только в процессе интенсивного развития творческих инициатив всех трех сфер.
 
3. 
Сергей Ситар: 
– В одной из ваших ранних интернет-публикаций вы рискнули предположить, что ожидаемый глобальный архитектурный прорыв начнется именно в России – не из-за православия и наследия русского авангарда, а в качестве компенсации за ее неисчислимые страдания. Повлияли ли как-то на эту вашу надежду политические события, случившиеся в РФ за последние три года и особенно в первой половине года текущего?

Александр Раппапорт: 
– Шансы российской культуры в области новых идей сегодня растут по мере ослабевания творческой инициативы в иных странах. Западная архитектура, насколько я ее понимаю, в последние десятилетия оказалась должником постструктурализма и постмодернизма, но сама по себе в этих движениях никаких новых перспектив не нашла. Российская архитектура, идя по пути прямого включения западной архитектуры в свой ландшафт и западных идей в свои теории, практически проигрывает Западу. При этом продуктивное освоение западного опыта идет слишком медленно. Достаточно сказать, что у нас нет переводов таких  теоретиков архитектуры как  К. Александер, М. Тафури, Дж. Рикверт, М. Вигли и многих других. Но ликвидировать культурное отставание не достаточно. Необходимо начинать свой собственный прорыв, а мечтательство русского футуристического и космического авангарда заменить анализом сложившейся планетарной ситуации. Если Россия этого не сделает в ближайшие десятилетия, она окончательно упустит шанс, которым она смогла частично воспользоваться в начале XX века, но который затем почти выпал у нее из рук.

Восточные страны, такие как КНР, находятся сегодня на старте и, возможно, вскоре сумеют обратить свой тысячелетний философский и культурный потенциал на пользу новой архитектуре. Но в России, лежащей между Востоком и Западом, может сложиться та уникальная зона активного равновесия, которая станет питательной для самых далеко идущих программ. Молодой русский язык, сегодня с такой жадностью впитывающий  англицизмы, в XXI веке может породить новый  словарь понятий гуманитарной культуры, доступный в глобальном масштабе именно с помощью интернета. Но в еще большей степени российская  архитектурная интуиция, начавшая пробиваться в «бумажной  архитектуре» восьмидесятых годов – как бы эхом русского обэриутства, сможет создать и в теории, и в проектировании, и в практическом строительстве новые формы городской архитектуры и новые формы расселения.  

Разумеется, в такой перспективе внутренние междоусобные конфликты наших дней должны быть забыты как страшный сон, – важно, чтобы наша талантливая молодежь смогла отдавать все свои силы мирному постижению, проектированию и строительству новой планетарной цивилизации, не знающей границ.
***
 
Лекции Алексадра Раппопорта «Накануне» пройдут в МАРШ 1, 2, 3, 6 и 7 октября. 
Начало 1 октября в 16 часов, в остальные дни в 19 часов.
Дополнительную информацию смотрите на сайте МАРШ и на странице МАРШ в Фейсбуке
 


18 Сентября 2014

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Алгоритмы и экономия времени: архитектор Лео Штуккардт...
Лео Штуккардт, руководитель проектов в бюро MVRDV и выпускник программы «Новая норма» Института «Стрелка», приехал в Санкт-Петербург на международную конференцию In The City, где рассказал о своем новом проекте и объяснил, какими должны быть современные методы проектирования.
Пресса: Что хорошего в Москве оставила вполне шизофреническая...
Вчера не стало Юрия Лужкова. Двумя месяцами ранее ушел из жизни архитектор Александр Кузьмин. Он пробыл в должности главного архитектора Москвы с 1996 по 2012 год. Этот промежуток охватывает почти весь срок правления легендарного и противоречивого мэра.
МАРШ: Параметрическое проектирование
Курс «Параметрическое проектирование» призван восстановить связь между абстрактной геометрией, реальными материалами и производством. Представляем итоговые работы студентов, которые разработали фасады для паркинга – сложносочиненные, но не дорогие и удобные в монтаже.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».