English version

Сергей Эстрин: «Сложные задачи способствуют появлению остроумных и неожиданных решений»

Основатели и совладельцы бюро АМСЭ Сергей Эстрин и Константин Левин: о драйве и росте, чувствах заказчика и архитектурной пластике, нежелании работать в духе классики и конкурсах.

Юлия Тарабарина

Беседовала:
Юлия Тарабарина

04 Сентября 2014
mainImg
Мастерская:
Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
0 Архитектурной мастерской Сергея Эстрина (АМСЭ) – двенадцать лет: еще не время подводить итоги, но можно поговорить о достигнутом, проанализировать результаты и попытаться прогнозировать будущее. Мы задали несколько вопросов Сергею Эстрину и его партнеру, сооснователю бюро Константину Левину.
zooming

Сергей Эстрин; Константин Левин © АМСЭ

Архи.ру:
– Двенадцать лет работы мастерской – время достаточное для того, чтобы начать делить свою историю на этапы. Какой этап у вас сейчас?

Сергей Эстрин: 
– Первый этап был временем работы с резко разбогатевшими клиентами, каждый из которых хотел ярко показать себя, продемонстрировать свой успех, неограниченные возможности денег и фантазии. И мы с удовольствием включились в процесс. С профессиональной точки зрения – невероятно интересное и творчески безграничное время.

Потом наступил период работы с корпоративными клиентами и международными заказчиками – этап профессиональной организованной работы: стабильные заказы и стабильные доходы от них. Мастерская вырастила своих ГАПов и менеджеров проектов. Знание ими рынка, производителей стройматериалов, подрядчиков и поставщиков позволяет сегодня браться практически за любые задачи и укладываться в любые сроки. Яркий пример тому – работа для группы компаний РЖД: 22 000 м2 – от эскизного проекта, в который вошло почти 70 визуализаций, – до «рабочки», включающей в себя инженерию. Всё – за пять недель.

Сейчас мы хотим двигаться дальше: кроме продолжения работы в интерьерах, активнее работать в объемах, сохраняя вектор, направленный на образность и эмоциональность наших проектов. И такое движение приносит свои плоды: готов к строительству жилой комплекс в Новороссийске, уже получивший в Лондоне награду Best Architecture Multiple Residence Russia; мы также недавно сделали концепцию жилого комплекса в Астане и очень нестандартную концепцию городского района в Новороссийске. В работе индивидуальные жилые дома под Москвой и на юге России.
zooming
Жилой комплекс в Новороссийске, 2011
© Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
МФК в Астане © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Частный дом в Горках © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Градостроительная концепция, Калужская область; 2013. Административный корпус © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Градостроительная концепция, Калужская область; 2013. Вид сверху © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина

Константин Левин: 
– За двенадцать лет и мы выросли, и рынок стал более профессиональным, а выросший с ним заказчик – более искушенным. Заказчика, с одной стороны, стало трудно удивить: он многое видел, с другой – он перестал бояться смелых решений, знает, чего хочет, и доверяет архитектору. А доверяя, получает проект, идеально скроенный под его персональные нужды.

– В вашем портфолио все больше крупных проектов: зданий, планировок. Это результат намеренного желания расширить специализацию или просто обстоятельства так складываются?

С.Э.: Это – намеренное желание держать уровень интереса работы в мастерской на высоте. Именно оно побуждает нас двигаться вперед. Так было всегда: мы проектировали и частные дома, и интерьеры, и синагогу, и исследовательский центр, и институт глазных болезней, и интерьер частного самолета, и комплекс с казино. И практически у каждого проекта масса особенностей: от необходимой сертификации объекта (так было с институтом глазных болезней) или сертификации материалов (для самолета), до физической невозможности реализации в заданные сроки и за заданные деньги (каждый из пентхаусов). И еще ты постоянно должен учитывать самые разнообразные факторы, даже, например, такие, как эффект от продажи квартир в Астане. Казалось бы, он не имеет прямого отношения к нашей работе, но мы вынуждены с ним считаться, и он сильно влияет на результат проектирования. Но все условия и ограничения всегда идут на пользу… За годы работы мы не раз убеждались в том, что безвыходных ситуаций не бывает, а сложные задачи способствуют появлению остроумных и неожиданных решений.

– Между тем, количество масштабных корпоративных интерьеров, которыми славится ваше бюро, меньше не стало. Как Вы все успеваете?

С.Э.: Нас стало больше. Выросли новые амбициозные ГАПы… А времени мне всегда не хватало. Его не хватает и тогда, когда немного работы и ты ищешь ее, не хватает и тогда, когда нашел и уже должен ее выполнять.
Офисные помещения компании Nord Star Development © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Представительство компании Diageo © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина

– Сергей, Вы задаете главную тему в каждом проекте? Или у Вас уже есть соавторы, ГАПы которым Вы уже доверяете «насвистеть мелодию»? Насколько ваша мастерская «моно»?

С.Э.: Я участвую в разработке идей каждого проекта. Часто придумываю и прорисовываю идею сам.

К.Л.: У нас авторская мастерская, и именно Сергей определяет то, каким будет проект. Потом подключаюсь я. Есть жесткая отработанная последовательность реализации проекта: каждый этап требует работы определенных людей и их взаимодействия. Все участники, задействованные в процессе проектирования, должны вовремя включаться в работу. Любой недосмотр может привести к финансовым потерям. А мы работаем с крупными капиталовложениями, поэтому в бюро не может существовать принцип свободного доверия: проработал шесть лет и все, мы тебе верим, делай, что хочешь.

С.Э.: Тем не менее, я всегда даю возможность ГАПам сделать свое предложение. И, конечно, все интересное идет в работу.

– В какой стадии сейчас строительство жилого комплекса в Новороссийске? Удалось ли вам найти материалы и технологии, подходящие для его реализации?

С.Э.: Это один из самых наших любимых и интересных проектов за последние несколько лет. Экспертиза проведена, «рабочка» выполнена. Ждем начала строительства. Не хочется упоминать политическую ситуацию и кризис, но конечно, они не могут не повлиять на проект. Мы только надеемся, что наш комплекс, вопреки ситуации, будет востребован и построен. Мы все вступаем в период смещения приоритетов. Можно предположить, что люди замкнутся и перестанут тратить деньги вообще. А можно предположить, что внимание переключится на «себя любимого», и все неминуемо придут к необходимости создания символов местной гордости внутри России…

– Вы определенно не боитесь сложных форм, взять хотя бы вихрь в атриуме на 1-й Брестской, или аквариум в виде волны в квартире г-на Ш.; стойку ресепшна в виде глаза в институте Johnson&Johnson… Чего вы добиваетесь, экспериментируя с фактурой и формой?

С.Э.: Наш принцип работы в интерьерах – найти яркий образ, выразительный пластичный, скульптурный, какой угодно, но свой для конкретного места и конкретного клиента – как подарок лично ему. Получение чего-то личного, что продолжает нравиться долгие годы, сегодня очень востребовано заказчиком. Современный интерьер – это создание эмоционально насыщенного пространства. Мы не говорим про декорирование, мы говорим про архитектурный интерьер или про интерьер, решенный архитектурными средствами. И если при создании волны мы использовали современную форму, асимметричную композицию и современные технологии, то в вихре на Брестской – классическая композиция, готические в сечении колонны и даже материал очень традиционный – армированный гипс.
zooming
«Лучший дизайн интерьера частных апартаментов» Пентхауз г-на Ш. в «Москва Сити» © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
zooming
Общественные зоны башни в Москва-Сити, участок 12. 2014 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
zooming
Johnson&Johnson Visual Care Institute 2. 2013 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Интерьер входной зоны офисного центра «Капитал Тауэр»
© Архитектурная мастерская Сергея Эстрина

– В вашем портфолио также есть примеры проектов в духе классической архитектуры: в Жуковке 2007-го, в Краснодаре 2011-го. Позже эта тема не развивалась. Почему?

С.Э.: Мы сознательно не идем на проектирование в духе классической архитектуры. Все, что нами сделано в классике, сделано по настоянию заказчика, которому мы не смогли отказать. Нам нравится делать для современных заказчиков современную архитектуру. С заказчиком важно быть честным. Мы часто «ведем» заказчика, «заводим» его. Высшее удовольствие – работать, когда заказчик увлечен проектом, ждет с нетерпением, что же мы ему покажем, потом видит нечто неожиданное для себя и говорит, что надо подумать… А потом возвращается уже, как будто перешагнувший какой-то внутренний барьер, готовый на новый подход, прыжок. Начинается драйв, который часто приводит к классным результатам. Так было с Астаной и с Новороссийском. А когда заказчик начинает говорить о том, что привык к классическому стилю (когда же? он во дворце вырос?), и нам нужно собирать архитектуру для «графа Заказчика», что-то не очень верится в его происхождение и потребность именно в классическом окружении. А придумывать архитектуру для несуществующих «благородных» и создавать «родовые гнезда и усадьбы» не очень-то честно и очень неинтересно…

Хотя в поездках мне в первую очередь интересно смотреть старую архитектуру. Сколько умного и красивого сделано!

– Вы много проектируете для Новороссийска: в портфолио есть дом 2007 года, затем – этот непростой объем в криволинейной «сетке», теперь целый район невысоких кварталов. Почему там?

С.Э.: Все проекты идут от одного заказчика. Нам интересно то, что он задумывает и планирует. Мы, видимо, ему интересны своим опытом в бизнес-архитектуре и творческим подходом. Как раз тот случай, о котором мы говорили: у человека драйв, он живет этими проектами, у него на волне проектирования рождаются свои новые бизнес идеи, и процесс идет дальше. Здесь всё вместе: и бизнес расчет, и амбиции, и жажда нового, и технический интерес, да и философский подход, в конце концов.
Городской район в Новороссийске © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Городской район в Новороссийске © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина

– Сейчас стало очень популярным работать с общественными пространствами, благоустройством, раскраской фасадов и прочим «архитектурным моудингом». У вас был опыт такой работы в 2011 году для Ведис-груп, вы там нарисовали молнию на фасаде панельного дома. А теперь вы как будто не принимаете участия в общем увлечении благоустройством… Почему?

С.Э.: Благоустройство – отдельная и чрезвычайно интересная тема. Кроме работы для Ведис-груп, мы делали реконструкцию фасадов для Ланита. Еще мы работали над фасадным образом-знаком для зданий, построенных Капитал Груп. Мы с удовольствием возьмемся за благоустройство и в рамках нашего проекта в Астане. Но как отдельное направление работы нашей мастерской мы его не рассматриваем.
Концепция решения фасадов для жилого комплекса Ведис-групп © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Концепция решения фасадов для жилого комплекса Ведис-групп © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
zooming
Ланит – концепция фасада здания в Мурманском проезде. 2011 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Жилой комплекс для Капитал Груп. 2004 © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина

– Каковы ваши впечатления от участия в конкурсе ГЦСИ? Планируете ли продолжать эту практику, ведь участие в конкурсах дело хотя и интересное, но затратное?

С.Э.: И затратное, и эмоционально очень выматывающее. Делать конкурс без хорошей, яркой идеи – потеря времени, рождение идеи – чаще всего мучительный процесс, вырывающий тебя на какое-то время из жизни. Нужна предельная концентрация. А тут вокруг – регулярная работа с ее постоянными вопросами, проблемами. Но конкурсы делать будем. Только нужно идти в конкурс с идеей. Что касается нашего конкурса на ГЦСИ – я доволен результатом. Он честный – это наше отношение конкретно к заявленной теме современного российского искусства – у хоздвора крупного торгового центра. И образ, и получившаяся острая среда вокруг, на мой взгляд, удачны.
Музей ГЦСИ. Конкурсный проект © Архитектурная мастерская Сергея Эстрина
Мастерская:
Архитектурная мастерская Сергея Эстрина

04 Сентября 2014

Юлия Тарабарина

Беседовала:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
О сохранении владимирского вокзала: мнения экспертов
Продолжаем разговор о сохранении здания вокзала: там и проект еще не поздно изменить, и даже вопрос постановки на охрану еще не решен, насколько нам известно, окончательно. Задали вопрос экспертам, преимущественно историкам архитектуры модернизма.
Фандоринский Петербург
VFX продюсер компании CGF Роман Сердюк рассказал Архи.ру, как в сериале «Фандорин. Азазель» создавался альтернативный Петербург с блуждающими «чикагскими» небоскребами и капсульной башней Кисе Курокавы.
2022: что говорят архитекторы
Мы долго сомневались, но решили все же провести традиционный опрос архитекторов по итогам 2022 года. Год трагический, для него так и напрашивается определение «слов нет», да и ограничений много, поэтому в опросе мы тоже ввели два ограничения. Во-первых, мы попросили не докладывать об успехах бюро. Во-вторых, не говорить об общественно-политической обстановке. То и другое, как мы и предполагали, очень сложно. Так и получилось. Главный вопрос один: что из архитектурных, чисто профессиональных, событий, тенденций и впечатлений вы можете вспомнить за год.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.
Архитектор в метаверс
Поговорили с участниками фестиваля креативных индустрий G8 о том, почему метавселенные – наша завтрашняя повседневность, и каким образом архитекторы могут влиять на нее уже сейчас.
Арсений Афонин: «Полученные знания лучше сразу применять...
Яндекс Кью проводит бесплатную онлайн-конференцию «Архитектура, город, люди». Мы поговорили с авторами докладов, которые могут быть интересны архитекторам. Первое интервью – с руководителем Софт Культуры. Вебинар о лайфхаках по самообразованию, в котором он участвует – в среду.
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Технологии и материалы
Свет для будущих поколений
Компания SWG | Светодиодное освещение оборудовала специализированную учебную лабораторию при Московском государственном строительном университете и запустила совместную с вузом программу обучения профессионалов интерьерного освещения.
Благородный металл
Сегодня парадные лобби жилых комплексов – это отдельное произведение дизайнерского искусства. Рассказываем, как в их оформлении используется продукция компании HÖGER – производителя уникальных интерьерных деталей из металла
Компания Hilti усиливает локальное производство
Øglaend System, подразделение группы компаний Hilti, производит кабеленесущие системы, которые можно использовать на объектах любой сложности: от нефтяных платформ до торговых центров. Генеральный директор Дмитрий Клименко рассказал Архи.ру о расширении производства в Санкт-Петербурге и запуске новых линеек для фасадных систем Hilti.
Скрафтить площадку
На примере игровых комплексов «Хоббики» – лидера в производстве уличной мебели – рассказываем, в чем преимущества крафтового подхода к оборудованию детских площадок
Приглашение на танец
Компания «Новые Горизонты» разработала несколько серий игровых комплексов, которые можно адаптировать под особенности той или иной площадки. Рассказываем о гибкости решений на примере комплекса «Танцующие домики».
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
ROCKWOOL: высокий стандарт на всех континентах
Использование изоляционных материалов компании ROCKWOOL при строительстве зданий и сооружений по всему миру является показателем их качества и надежности.
Как применяется каменная вата в знаковых объектах для решения нетривиальных задач – читайте в нашем обзоре.
Кирпичное узорочье
Один из самых влиятельных и узнаваемых стилей в русской архитектуре – Узорочье XVII века – до сих пор не исчерпало своей вдохновляющей силы для тех, кто работает с кирпичом
NEVA HAUS – узорчатые шкатулки на Неве
Отличительной особенностью комплекса NEVA HAUS являются необычные фасады из кирпича: кирпич от «ЛСР. Стеновые» стал материалом, который подчеркивает индивидуальность каждого из корпусов нового комплекса, делая его уникальным.
Керамические блоки Porotherm – 20 лет в России
С 2023 года Wienerberger отказывается от зонтичного бренда в России и сосредотачивает свои усилия на развитии бренда Porotherm. О перспективах рынка и особенностях строительства из керамических блоков в интервью Архи.ру рассказал генеральный директор ООО «Винербергер Кирпич» и «Винербергер Куркачи» Николай Троицкий
Латунный трек
Компания ЦЕНТРСВЕТ активно развивает свою премиальную трековую систему освещения AUROOM, полностью выполненную из благородной латуни.
Живая сталь для архитектуры
Компания «Северсталь» запустила производство атмосферостойкой стали под брендом Forcera. Рассказываем о российском аналоге кортена и расспрашиваем архитекторов: Сергея Скуратова, Сергея Чобана и других – о востребованности и возможностях окисленного металла как такового. Приводим примеры: с ним и сложно, и интересно.
Нестандартные решения для HoReCa и их реализация в проектах...
Каким бы изысканным ни был интерьер в отеле или ресторане, вся обстановка в прямом смысле слова померкнет, если освещение организовано неграмотно или использованы некачественные источники света. Решения от бренда Arlight полностью соответствуют этим требованиям.
Инновации Baumit для защиты фасадов
Австрийский бренд Baumit, эксперт в области фасадных систем, штукатурок и красок, предлагает комплексные системы фасадной теплоизоляции, сочетающие технологичность и широкие дизайнерские возможности
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Сейчас на главной
Звездчатый полиэдр
В пригороде Парижа открылся новый корпус медицинского факультета Университетского госпиталя Кремлен-Бисетр. Архитектор Жан-Филипп Паргад выбрал для здания необычную многогранную форму и ленточные фасады из белого алюминия.
Каменная рубашка
Градсовет Петербурга рассмотрел корректировку фасадов дома «Студии 44» на углу Карповки и Каменноостровского проспекта. Проекту исполнилось 10 лет, строительство в самом разгаре, а эксперты обсуждали изменение окон, кровли, материала облицовки и некоторые другие детали – например, перпендикулярность курдонеров.
Архсовет Москвы – 79
Архсовет Москвы поддержал проект ЖК «Обручев» от группы KAMEN Ивана Грекова. Две жилые башни высотой 159.3 и 199.3 м, общей площадью 127 978.5 м2 и расчетным числом жителей порядка 2000 человек, расположены на юго-западе Москвы между метро Беляево и Новаторской, по адресу Обручева, 30А. Заказчик – Группа ЛСР.
Концептуальный максимализм
Спортивный клуб Gympa создавался по заветам lagom и agile, то есть он минималистичный и гибкий, но в то же время уютный и эффективный. Главная изюминка места – зал с кварцевым песком и освещением, настроенным под циркадные ритмы.
Алмазный палимпсест
Римское бюро Labics завершило реконструкцию значимого ренессансного памятника Палаццо деи-Диаманти в Ферраре. Дворец получил удобные, современные выставочные пространства, комфортные общественные зоны и четко организованную структуру.
Лучшее, худшее, новое, старое: архитектурные заметки...
«Что такое традиции архитектуры московского метро? Есть мнения, что это, с одной стороны, индивидуальность облика, с другой – репрезентативность или дворцовость, и, наконец, материалы. Наверное всё это так». Вашему вниманию – вторая серия архитектурных заметок Александра Змеула о БКЛ, посвященная его художественному оформлению, но не только.
Архитектура ДК
В «Манеже» до 2 апреля работает выставка «Дом культуры СССР». Один из кураторов, Ксения Кокорина, рассказывает о значимых проектах прошлого столетия.
Акулы и лава
Бюро MERA Makers придумало и построило игровой комплекс для детского сада в Сарове. Восемь модулей из фанеры и цветного оргстекла, придуманных после обсуждения с детьми, соединяются в остров, который предлагает разные сценарии игры и богатый сенсорный опыт.
Резервуар для искусства
В музейном квартале Бангалора, столицы Южной Индии, открылось новое здание музея MAP – Музея изобразительного искусства и фотографии. Основа фондов – коллекция предпринимателя Абхишека Поддара, он же заказчик архитектурного проекта, авторы здания – местное архбюро Mathew and Ghosh Architects.
Ферма в каждый дом
На воркшопе Архитектура+FOODTECH архитектурная лаборатория SA lab вместе студентами придумала новый тип вертикальных ферм и прошла путь от концепции до реализации. Прототип напечатан на 3D-принтере из переработанного пластика и выращивает 136 растений.
Школа хвойных пород
Для проекта средней школы Port Marianne в Монпелье архитекторы местного бюро A+Architecture выбрали особый безопасный для экологии бетон в сочетании с конструкциями из местной Севеннской ели и эффектной отделкой из Дугласовой пихты.
Иван Фомин и Иосиф Лангбард: на пути к классике 1930-х
Новая статья Андрея Бархина об упрощенном ордере тридцатых – на основе сравнения архитектуры Фомина и Лангбарда. Текст был представлен 17 мая 2022 года в рамках Круглого стола, посвященного 150-летию Ивана Фомина.
Совместный досуг
Центр «Поле» выполняет роль третьего места в спальном районе Москвы. На площади меньше 30 квадратных метров студия дизайна D создала пространство, где дети и взрослые могут проводить время вместе: играть, работать, встречаться с друзьями, заниматься спортом и творчеством.
Сады и искусство
Петербургское ландшафтное бюро МОХ открыло в Москве представительство, напоминающее арт-галерею: пространство формата white box служит фоном для цветочных композиций, объектов искусства и дизайна
Белые одежды
Парижский архитектор Жан-Пьер Лотт спроектировал и построил для Университета Страсбурга новый учебный корпус Le Studium, который задуман прежде всего как так называемое «третье место».
Пресса: Самые важные архитектурные утраты Петербурга за последние...
«Cобака.ru» попросила архитектурного критика и автора телеграм-канала «Город, говори» Марию Элькину, основателя архитектурного бюро «Хвоя» Георгия Снежкина, искусствоведа и автора телеграм-канала «Русский камамбер» Александра Семенова, архитектора-градопланировщика бюро MLA+ Даниила Веретенникова и члена градостроительного совета города, руководителя архитектурного бюро «Студии 44» Никиту Явейна выделить главные городские утраты и возможные в скором времени потери, начиная с нулевых, и рассказывает историю этих мест.
Три из четырех
Рассказываем об итогах прошлогоднего конкурса на оформление четырех станций метро в Казани. Победителей трое – публикуем их проекты. Для последней станции проект выбрать не удалось.
Дворец воды
Дворец водных видов спорта строился в Екатеринбурге в рамках подготовки к Универсиаде-2023. Комплекс включает три бассейна, рассчитан на 5000 зрителей, соответствует требованиям FISU и предполагает интенсивное использование вне крупных спортивных мероприятий.
Мечта о танце
Пекинское бюро MAD превратит старый склад в бывшем порту Роттердама в Центр танцевального искусства с амфитеатром под открытым небом.
Пресса: Юлий Борисов: «Успех не в компромиссе, а в гармонии»
В интервью «Строительному Еженедельнику» Юлий Борисов признается, что не любит использовать слово «компромисс», так как оно предполагает, что кто-то из участников процесса остается неудовлетворенным.
Многоликий
В интерьере ресторана Cult в Калининграде архитектор Дарья Белецкая разворачивает историю, родившуюся из размышлений о тревожности. Ощутить равновесие и спокойствие помогает созерцание полуторатонного валуна, мерцание воды, маски, отсылающие к «Тысячеликому герою» Джозефа Кэмпбелла и общая атмосфера полумрака и тишины.
Мост-аттракцион
Пешеходный мост по проекту архитектора Томаса Рэндалла-Пейджа и конструктора Тима Лукаса в историческом лондонском доке перекатывается «вверх ногами» с помощью двух ручных лебедок, чтобы пропускать проходящие суда.
Дом учителя
В Нинбо в родном доме ведущего экономиста КНР Дун Фужэна открылся музей. Авторы реконструкции – пекинское бюро WIT Design & Research.
Медная корона
Дом, построенный по проекту мастерской Михаила Мамошина рядом с новой сценой Малого драматического театра, прячется во дворах, но вопреки этому, а может и благодаря, интерпретирует традиционную застройку конца XIX века более смело, чем это принято в Петербурге.
Куб в оазисе
Еврейский культурный центр Сочи расположится в доступной части города и станет центром общественной жизни: помимо синагоги он вместит образовательный центр, кошерный ресторан и музей, рядом появится благоустроенный сквер.
О сохранении владимирского вокзала: мнения экспертов
Продолжаем разговор о сохранении здания вокзала: там и проект еще не поздно изменить, и даже вопрос постановки на охрану еще не решен, насколько нам известно, окончательно. Задали вопрос экспертам, преимущественно историкам архитектуры модернизма.