Олег Шапиро: «На примере Выксы мы хотим проверить, как культура развивает город»

В середине июня в Выксе пройдет ежегодный фестиваль новой городской культуры ART OVRAG, куратором которого с этого года выступает архитектурное бюро Wowhaus. О том, как и зачем это мероприятие может изменить город, Архи.ру поговорил с Олегом Шапиро.

author pht

Беседовала:
Анна Мартовицкая

mainImg
Архитектор:
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS
Фестиваль ART OVRAG в г. Выкса © ART OVRAG
Фестиваль ART OVRAG в г. Выкса © ART OVRAG

Архи.ру: 
– Wowhaus хорошо известно своими проектами преобразования городской среды, однако до сих пор вы делали это сугубо архитектурными средствами. Как возникла идея сделать бюро куратором целого фестиваля и зачем это вам?
 
Олег Шапиро: 
– Понимаете, это не просто фестиваль, а фестиваль городской культуры, причем уже с определенной историей. Мероприятие проводится с 2011 года, на него съезжаются российские и зарубежные артисты самых разных жанров – танцоры, художники, скульпторы, музыканты, и их пребывание там, скажем так, напрямую влияет на город. Например, на фасадах домов остаются граффити, а в городском парке и на улицах – арт-объекты. Иными словами, лицо города после каждого фестиваля ощутимо меняется, и в этом смысле его тематика и направленность нам очень близки. Другое дело, что до сих пор подобная арт-экспансия осуществлялась довольно хаотично, и те же арт-объекты, например, стоят в случайных местах, ржавеют, требуют ремонта. Все это не вызывает у местных жителей ни понимания, ни тем более восторга, фестиваль фактически существовал параллельно жизни города и не слишком учитывал реальные потребности его обитателей, и именно поэтому его организаторы – Объединенная металлургическая компания (ОМК) – пригласили нас как-то структурировать арт-десант и направить его усилия в мирное русло, сделать полезными для Выксы. 
Фестиваль ART OVRAG в г. Выкса © ART OVRAG
– Что это вообще такое – фестиваль ART OVRAG?
 
– Давайте начнем с того, что такое Выкса. Вы слышали раньше о таком городе? Я, признаться, до этого года даже не слышал. А между тем это довольно благополучный город в Нижегородской области, с населением примерно 70 тысяч человек, основная часть которого работает на Выксунском металлургическом заводе, входящем в ОМК. Живут люди в Выксе неплохо: в городе представлены почти все сети продуктовых магазинов, есть гостиницы, два или три автомобильных салона, по-моему, около 20 кафе и ресторанов. Но при этом город довольно сильно оторван от цивилизации: до ближайшей станции нужно ехать 30-40 минут, а до Нижнего Новгорода 2 часа. И в силу подобной изолированности вся жизнь в городе сегодня вертится вокруг металлургической отрасли. Во многом именно поэтому там и возник фестиваль: город остро нуждался в событии, которое бы создавало некую альтернативную реальность. На мой взгляд – крайне удачное решение: именно культура может изменить качество жизни и наполнить ее новым содержанием. Собственно, нас данный проект заинтересовал именно этим: на примере Выксы мы хотим проверить, как культура развивает город.
 
– Разве это возможно проверить за один год?
 
– Конечно, нет. И это было одним из основных условий нашего участия в проекте: бюро Wowhaus будет куратором фестиваля, как минимум, в течение трех лет, а возможно, и всех пяти. Также невозможно оказать существенное влияние на городскую жизнь, если фестиваль длится всего несколько дней, а затем всякая активность замирает на целый год, поэтому вторым нашим обязательным условием стало сопровождение фестиваля развернутой внефестивальной программой, которая начинается за несколько месяцев до самого мероприятия и затем продолжается после его закрытия. Более того, самих фестивальных событий в течение года будет несколько – одно летом, одно на новый год, еще одно, например, осенью. Иными словами, под видом фестиваля мы хотим привнести в Выксу культурную политику, которая будет воздействовать на город постоянно. 
 
– Это ваш первый опыт подобного культуртрегерства?
 
– У нас был похожий опыт в Тихвине. Там тоже есть завод и несколько прогрессивных компаний, которые привлекают к себе на работу высококвалифицированных специалистов и очень заинтересованы в том, что те захотели остаться там жить. Задача очень сложная, и мы, признаться, тогда так и не смогли нащупать беспроигрышный вариант. Нас попросили изменить фрагмент городской среды, с тем чтобы он стал более привлекательным и чтобы вокруг него закипела жизнь. Но как создать принципиально новую среду? Сделать новую улицу, парк, возвести несколько показательных кафе? Фестиваль в этом смысле по определению более жизнеспособная модель программирования среды. 
Фестиваль ART OVRAG в г. Выкса © ART OVRAG
– Каковы основные принципы предлагаемого вами «переформатирования» фестиваля?
 
– В идеале мы хотели бы сделать фестиваль синонимом городской жизни, ее сутью. Именно поэтому, кстати, мы решили его переименовать, назвав Фестивалем новой городской культуры, а не просто новой культуры, как было раньше. Если же говорить о принципах формирования его программы, то я бы выделил несколько общих моментов. Прежде всего, рациональность. Эффективность выбранных инструментов при достижении цели важнее, чем личный вкус куратора и других участников процесса. Во-вторых, преемственность – для нас очень важно то, что мы начинаем не с нуля, и мы намерены поддерживать как уже сложившиеся традиции, так и ряд созданных в рамках предыдущих фестивалей арт-объектов. Например, уже заложили в смету такую статью расхода, как реставрация граффити и ряда парковых скульптур. Ну и конечно, гибкость и практичность: умение отказаться от принятых решений, если они не работают, и не столько развлекать, сколько приносить реальную пользу городу. Главная задача фестиваля – развитие городского пространства за счет создания условий для образования и реализации социальных инициатив жителей города, которые из пассивных зрителей должны превратиться в активных соучастников.
 
– Не секрет, что в той же Перми в инициативы арт-десанта из Москвы если и были вовлечены, то только молодые люди. Остальные жители всех этих инноваций так и не поняли. 
 
– Мы очень хотели бы избежать эффекта Перми. Собственно, предыдущие три года фестиваль именно по такому сценарию и развивался. Сейчас мы пытаемся найти точки соприкосновения с городом – неофициальное название новой концепции так и звучит «Выход в люди». Одним из первых практических шагов в этом направлении стал уже стартовавший конкурс «Арт-двор», куратором которого выступает архитектор Анна Щетинина. В течение месяца сами выксунцы выбирают дворы, которые хотели бы обустроить, затем кураторы собирают эти предложения и жюри выбирает из них два двора, которые затем в течение двух месяцев благоустраиваются архитекторами совместно с жителями. Также мы пригласили бюро «Поле-Дизайн» – архитекторы Влад Савинкин и Владимир Кузьмин создадут многофункциональный средовой объект, назначение, площадь и расположение которого также определят сами жители города. «Про.Движение» выполнит несколько объектов из металла, призванных напомнить о том, что в Выксе стоит одна из шуховских башен, а Оскар Мамлеев проведет в городе выездной семинар по изучению среды, по итогам которого молодые архитекторы подготовят выставку о стратегиях возможного развития города. 
А как собственно архитектурное бюро Wowhaus в Выксе что-то сделает? 
 
Пока свою основную задачу видим в том, чтобы аккумулировать в городе разные творческие силы. Именно поэтому собрали сокураторов по всем направлениям фестиваля – музыка, архитектура, стрит-арт, танцы, стрит-еда. Впрочем, благоустройством одного из дворов в рамках конкурса «Арт-двор» руководит архитектор из нашего бюро. Наши же сотрудники разрабатывают детскую программу в рамках фестиваля. Со временем, конечно, мы сделаем и несколько конкретных предложений по перепрограммированию городской среды. Например, уже не раз упомянутые мной арт-объекты очевидно нуждаются в соединении неким прогулочным маршрутом. А еще в Выксе есть прекрасные пруды, но их берега заброшены, и мы, конечно, собираемся подумать, что можно с ними сделать. Вообще я очень надеюсь, что со временем все больше сотрудников нашего бюро будет вовлекаться в преображение Выксы. Впрочем, идеальный сценарий развития Фестиваля новой городской культуры в том, что в будущем кураторы из Москвы не понадобятся вовсе. 


Архитектор:
Олег Шапиро
Мастерская:
WOWHAUS

17 Апреля 2014

author pht

Беседовала:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.