Никита Явейн: Время рисования фасадов прошло

Руководитель «Студии 44» о конкурсах, новых объектах и стилях, в которых больше нельзя проектировать.

author pht

Беседовала:
Анна Мартовицкая

23 Декабря 2013
mainImg

Архитектор:

Никита Явейн

Мастерская:

Студия 44
Архи.ру:
Никита Игоревич, последний раз мы с Вами общались два года назад, и одной из центральных тем разговора тогда стали только что отгремевшие конкурсы на проекты реконструкции Новой Голландии и Политехнического музея, результаты которых Вас, мягко говоря, изумили. Насколько тема конкурсов актуальна для «Студии 44» сейчас?

Никита Явейн:
– В конкурсах мы по-прежнему очень активно участвуем, считая этот способ получения заказов одним из самых интересных с профессиональной точки зрения. В этом году, в частности, приняли участие в нескольких больших конкурсах на объекты в Астане – на «Экспо», на министерство обороны (пока вышли в финал, итоги еще не подведены) и на Дворец молодежи (выиграли).  Несколько знаковых конкурсов состоялось и в Петербурге, например, на жилой комплекс на набережной Карповки и концепцию застройки района на Октябрьской набережной, которые мы выиграли,  и на «Судебный квартал», в котором проиграли. Вообще мы выбрали для себя такую тактику: разрабатывая концепцию, вкладываемся в нее по максимуму, но не изменяем своим принципам. В частности, мы никогда не делаем ставку на «вау-эффект» и не работаем «в стилях». 
Никита Явейн © «Студия 44»
zooming
Архитектурная концепция «Регулярный город» © «Студия 44»

– Мне кажется, вы только что назвали две самых беспроигрышных стратегии выигрывания конкурсов.

– Мне вообще кажется, что сегодня проводится все больше конкурсов, итоги которых очень легко предсказать заранее. И это меня чрезвычайно беспокоит и удручает. Города продолжают заполняться псевдоархитектурой, откровенным китчем, хотя еще недавно, казалось бы, была надежда на то, что эта тема навсегда осталась в 2000-х… Нет, я вполне понимаю американцев, которые искренне считают, что Венеция в Лас-Вегасе лучше настоящей Венеции – чище, аккуратнее, дешевле, пахнет лучше, и гондольеры вежливее, но зачем из настоящего многослойного исторического города делать Лас-Вегас?..

– Не секрет, что для очень многих, по крайней мере в России, проектирование «в стилях» по-прежнему является синонимом сохранения исторического города.

– Это обман, причем бесстыдный! По моим наблюдениям, именно такие проекты наносят городу наибольший урон. И дело не только в искажении подлинной исторической ткани – уверяю вас, этими высокими материями обеспокоены единицы, – а в том, что именно прикрываясь «классицизмом», проще и быстрее сносятся ценные средовые объекты, у архитектора и девелопера как бы развязываются руки: мол, подумаешь, построим то же самое. А вот современная архитектура входит в город более осторожно и ответственно, что, на мой взгляд, вдвойне хорошо ее характеризует.
Олимпийский вокзал в Сочи © «Студия 44»
Олимпийский вокзал в Сочи. Интерьер. © «Студия 44»

– Лишь в части конкурсов побеждает то или иное архитектурное решение, гораздо чаще архитекторы сегодня вынуждены «меряться» стоимостью своих услуг, как это, например, произошло с Апраксиным двором, в последнем тендере на разработку концепции реконструкции которого победило бюро Тимура Башкаева, предложившее смехотворно низкую цену. Как, на Ваш взгляд, сложится судьба этой площадки?

– На моей памяти было разработано уже около десяти проектов реконструкции Апраксина двора, в том числе самыми именитыми иностранцами. Эти предложения можно разделить на два типа: первые полностью игнорировали охранное законодательство, вторые – соображения окупаемости. Это все были очень красивые концепции, но складывалось ощущение, что их авторы уверены: все делается за бюджет и кому-то дарится. Что касается Тимура Башкаева, то я глубоко уважаю его как архитектора, но пока не очень понимаю, как он собирается заниматься этой многострадальной площадкой – насколько я знаю, у его мастерской нет лицензии на работу с памятниками. Та работа, что уже выполнена, пока вряд ли может называться проектом, скорее, это схема функционального зонирования, и экономика в ней отсутствует. А ведь с учетом расселения стоимость квадратного метра жилья составит там не меньше 100-120 тысяч рублей, а то и все 170 тысяч. Кто купит себе квартиру за такие деньги, особенно в доме без парковки и с рестораном на первом этаже? Может быть, в Москве такие чудеса и возможны, но в Петербурге они никогда не станут массовым явлением – доходы у горожан не те, увы! Так что, мне кажется, ставить точку в истории поиска оптимального сценария развития Апраксина двора пока рано. Думаю, что в итоге если какой-то проект и будет реализован, то тот, что совместит требования по охране памятников с минимальной рентабельностью. Все остальные разработки умрут собственной смертью.

– А прямых заказов, когда застройщик обращается в мастерскую напрямую, у вас сейчас много?

– Да, достаточно много. Я думаю, это следствие наработанного опыта и хорошей репутации – мы умеем доводить проекты до реализации и делаем это качественно, а потому заказчики обращаются к нам снова и снова. И поскольку в нашей стране этот бизнес по-прежнему во многом строится на доверии, мы очень ценим заказчиков, которые к нам возвращаются, и вообще, если совсем честно, сейчас стараемся работать преимущественно с теми из них, с кем уже прошли проверку «в бою».

Сейчас у нас идет ряд крупных реставрационных проектов – Александровский дворец, «Михайловская дача», приспособление Первого кадетского корпуса под нужды Санкт-Петербургского университета. Есть крупные объекты нового строительства – район «Галактика» за Варшавским вокзалом, офисный комплекс около Сытного рынка, Железнодорожный музей. Уже достроен Олимпийский вокзал в Сочи. Сейчас начинаем работу над третьей очередью Академии Эйфмана.
zooming
Александровский дворец © «Студия 44»
zooming
Академия балета © «Студия 44»

– В одном из недавних интервью Вы сказали, что считаете Академию балета одной из лучших построек за всю свою карьеру.

– Я очень горжусь этим объектом, правда. На стесненном участке, в очень непростых градостроительных условиях нам удалось создать не просто комплекс, функционально отвечающий поставленной задаче, но целый особый мир, все архитектурно-интерьерные элементы которого, я надеюсь, будут способствовать творческому развитию учащихся. Третья очередь академии разместится в расположенной рядом школе 1930-х годов постройки. Ее внешние габариты и фасады мы сохраняем, а вот внутри перестраиваем, продолжая тему придуманного нами «детского мира» – системы камерных террас, атриумов, площадок. А во дворе школы будет построен зрительный зал, который с основным зданием будет соединен переходом.

– Этот проект действительно подкупает своим изяществом и филигранностью проработки всех мельчайших деталей. Совсем другой характер «Студия 44» придала жилому комплексу на Карповке – проекту, который вызвал шквал критики за свою монументальность и брутальность.

– Я думаю, что бы мы там ни сделали, это вызвало бы споры, слишком уж ответственное место. Но то, что там сейчас, разрыв угла, тоже ужасно, и понятно, что это нужно исправлять. Мы продолжаем дорабатывать наш проект, и, возможно, мы слегка поторопились опубликовать первоначальные эскизы – сейчас силуэт, пластика, фасады проработаны гораздо глубже, и мы надеемся, что этот комплекс станет достойной частью «фасада» набережной. Это, конечно, очень зависит еще и от качества реализации, которое сейчас, увы, слишком часто оставляет желать лучшего… Пожалуй, это единственное, в чем я завидую московским коллегами: себестоимость строительства у нас гораздо ниже, чем в Москве, но на качестве это сказывается колоссально. Заказчик просто не может позволить себе дорогие материалы и опытных подрядчиков. Особенно комфорт-класс «проседает», конечно. Компенсировать это мы пытаемся градостроительными средствами, создавая продуманную и комфортную среду обитания, например, как в «Идеальном городе». Вообще градостроительные проекты мне сейчас интереснее – мне кажется, время рисования фасадов прошло, и добиться принципиально иного качества среды можно только с помощью градостроительных стратегий в макро-масштабе.

– Таким макро-масштабом для Вас является и работа в Астане?

– Там что ни проект, то эксперимент. Сейчас работаем над Дворцом молодежи, и это настолько грандиозный объект, что я даже с трудом могу его осознать. И ведь он продолжает расти! Сейчас к нему, например, еще добавили дворец бракосочетания. Думаю, нигде в мире больше нет объекта, в котором бы в одном объеме сочеталось столько коммерческих и некоммерческих функций. И мне искренне хочется посмотреть на ту компанию, которая будет им управлять. Впрочем, у меня и про Дворец школьников были похожие опасения, но я был там недавно, все живет и работает, хотя я приехал неожиданно и никто «картинку» для меня не готовил.
zooming
Дворец молодежи в Астане © «Студия 44»

– Не собираетесь ли вы открывать в Казахстане офис «Студии 44», раз там так много заказов?

– Не думаю, что он нужен. Там работает компания «Базис» – девелоперско-строительно-проектная организация, наш надежный партнер и союзник, – и все проекты мы делаем вместе с ними. Завоевывать казахский рынок в одиночку «Студия 44» не будет.
zooming
Дворец школьников в Астане © «Студия 44»

– А вообще за последние годы в мастерской появилось много новых сотрудников?

– Строго говоря, мастерская за эти годы превратилась в бюро, в состав которого входят целых три мастерских. Одна занимается реставрацией и приспособлением памятников, вторая ведет крупные жилищные проекты, а третья, которую лично я больше всего курирую, отвечает за экспериментальные, зарубежные и общественные объекты. С точки зрения творчества нынешняя структура «Студии 44» даже несколько крупновата – у нас все чаще случаются объекты, которые идут абсолютно параллельно друг другу. Думаю, не за горами тот день, когда часть выросших в наших стенах сотрудников откроет собственное дело – я всячески им в этом помогу, хотя далеко отпускать единомышленников не собираюсь.
Железнодорожный музей © «Студия 44»
Железнодорожный музей. Интерьер. © «Студия 44»


Архитектор:

Никита Явейн

Мастерская:

Студия 44

23 Декабря 2013

author pht

Беседовала:

Анна Мартовицкая

Поставщики, технологии

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.
Живой дизайн для фасадов
Скучные однообразные фасадные решения уходят в прошлое с появлением новых дизайнерских решений от RHEINZINK: с разнообразием привлекательных вариантов дизайна любая поверхность теперь становится многомерным, несомненно, привлекающим внимание, зрелищем.

Сейчас на главной

«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.
Разворот к красоте
Первый приз конкурса Таллинской биеннале на концепцию ревитализации промышленной зоны получила команда российских архитекторов. Авторы разработали генплан, вдохновляясь железнодорожным поворотным кругом, и предложили застройку с «градиентом» приватных и общественных пространств.
Дорога к парку
«Братеевские телепортеры» – навес, который позволил оформить и защитить вход в одноименный парк, и получил недавно спецприз жюри АРХИWOOD. Рассматриваем проект и отчасти – дискуссию экспертов премии вокруг него.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.
На реке
Любопытный пример освоения «хипстерской» стилистки в ресторане-дебаркадере, расположенном в центре Ростова-на-Дону: сравнительно лаконичный фасад и крайне насыщенный интерьер.
Как в фотокамере
Недалеко от Осло по проекту BIG построен изогнутый музей-мост – в дополнение к самому крупному в Северной Европе парку скульптур.
Пресса: Как город соединит виртуальное с реальным
Интернет, как мы уже тут неоднократно обсудили, лишает город многих его преимуществ перед не-городом, но он же сделает города центрами своего всевластия и всеведения.
Холм в кольце
Смотровая терраса по проекту архитекторов WaterScales у средневекового замка на юге Испании помещает посетителей в контекст исторического ландшафта.
Савинкин & Кузьмин: «Оставить указатели, но убрать...
С 17 по 19 октября в Гостином дворе пройдёт XXVII Международный архитектурный фестиваль «Зодчество’19», главной темой которого в этом году стала «Прозрачность». О нынешней концепции и опыте организации фестиваля мы поговорили с его кураторами Владиславом Савинкиным и Владимиром Кузьминым.
Архи-события: 23–29 сентября
Открытие лекционного сезона в Музее архитектуры, мероприятия «Открытого города», новый учебный год в Ре-школе и экскурсия на курорт «ПИРогово».