Никита Явейн: Время рисования фасадов прошло

Руководитель «Студии 44» о конкурсах, новых объектах и стилях, в которых больше нельзя проектировать.

author pht

Беседовала:
Анна Мартовицкая

23 Декабря 2013
mainImg

Архитектор:

Никита Явейн

Мастерская:

Студия 44
Архи.ру:
Никита Игоревич, последний раз мы с Вами общались два года назад, и одной из центральных тем разговора тогда стали только что отгремевшие конкурсы на проекты реконструкции Новой Голландии и Политехнического музея, результаты которых Вас, мягко говоря, изумили. Насколько тема конкурсов актуальна для «Студии 44» сейчас?

Никита Явейн:
– В конкурсах мы по-прежнему очень активно участвуем, считая этот способ получения заказов одним из самых интересных с профессиональной точки зрения. В этом году, в частности, приняли участие в нескольких больших конкурсах на объекты в Астане – на «Экспо», на министерство обороны (пока вышли в финал, итоги еще не подведены) и на Дворец молодежи (выиграли).  Несколько знаковых конкурсов состоялось и в Петербурге, например, на жилой комплекс на набережной Карповки и концепцию застройки района на Октябрьской набережной, которые мы выиграли,  и на «Судебный квартал», в котором проиграли. Вообще мы выбрали для себя такую тактику: разрабатывая концепцию, вкладываемся в нее по максимуму, но не изменяем своим принципам. В частности, мы никогда не делаем ставку на «вау-эффект» и не работаем «в стилях». 
Никита Явейн © «Студия 44»
zooming
Архитектурная концепция «Регулярный город» © «Студия 44»

– Мне кажется, вы только что назвали две самых беспроигрышных стратегии выигрывания конкурсов.

– Мне вообще кажется, что сегодня проводится все больше конкурсов, итоги которых очень легко предсказать заранее. И это меня чрезвычайно беспокоит и удручает. Города продолжают заполняться псевдоархитектурой, откровенным китчем, хотя еще недавно, казалось бы, была надежда на то, что эта тема навсегда осталась в 2000-х… Нет, я вполне понимаю американцев, которые искренне считают, что Венеция в Лас-Вегасе лучше настоящей Венеции – чище, аккуратнее, дешевле, пахнет лучше, и гондольеры вежливее, но зачем из настоящего многослойного исторического города делать Лас-Вегас?..

– Не секрет, что для очень многих, по крайней мере в России, проектирование «в стилях» по-прежнему является синонимом сохранения исторического города.

– Это обман, причем бесстыдный! По моим наблюдениям, именно такие проекты наносят городу наибольший урон. И дело не только в искажении подлинной исторической ткани – уверяю вас, этими высокими материями обеспокоены единицы, – а в том, что именно прикрываясь «классицизмом», проще и быстрее сносятся ценные средовые объекты, у архитектора и девелопера как бы развязываются руки: мол, подумаешь, построим то же самое. А вот современная архитектура входит в город более осторожно и ответственно, что, на мой взгляд, вдвойне хорошо ее характеризует.
Олимпийский вокзал в Сочи © «Студия 44»
Олимпийский вокзал в Сочи. Интерьер. © «Студия 44»

– Лишь в части конкурсов побеждает то или иное архитектурное решение, гораздо чаще архитекторы сегодня вынуждены «меряться» стоимостью своих услуг, как это, например, произошло с Апраксиным двором, в последнем тендере на разработку концепции реконструкции которого победило бюро Тимура Башкаева, предложившее смехотворно низкую цену. Как, на Ваш взгляд, сложится судьба этой площадки?

– На моей памяти было разработано уже около десяти проектов реконструкции Апраксина двора, в том числе самыми именитыми иностранцами. Эти предложения можно разделить на два типа: первые полностью игнорировали охранное законодательство, вторые – соображения окупаемости. Это все были очень красивые концепции, но складывалось ощущение, что их авторы уверены: все делается за бюджет и кому-то дарится. Что касается Тимура Башкаева, то я глубоко уважаю его как архитектора, но пока не очень понимаю, как он собирается заниматься этой многострадальной площадкой – насколько я знаю, у его мастерской нет лицензии на работу с памятниками. Та работа, что уже выполнена, пока вряд ли может называться проектом, скорее, это схема функционального зонирования, и экономика в ней отсутствует. А ведь с учетом расселения стоимость квадратного метра жилья составит там не меньше 100-120 тысяч рублей, а то и все 170 тысяч. Кто купит себе квартиру за такие деньги, особенно в доме без парковки и с рестораном на первом этаже? Может быть, в Москве такие чудеса и возможны, но в Петербурге они никогда не станут массовым явлением – доходы у горожан не те, увы! Так что, мне кажется, ставить точку в истории поиска оптимального сценария развития Апраксина двора пока рано. Думаю, что в итоге если какой-то проект и будет реализован, то тот, что совместит требования по охране памятников с минимальной рентабельностью. Все остальные разработки умрут собственной смертью.

– А прямых заказов, когда застройщик обращается в мастерскую напрямую, у вас сейчас много?

– Да, достаточно много. Я думаю, это следствие наработанного опыта и хорошей репутации – мы умеем доводить проекты до реализации и делаем это качественно, а потому заказчики обращаются к нам снова и снова. И поскольку в нашей стране этот бизнес по-прежнему во многом строится на доверии, мы очень ценим заказчиков, которые к нам возвращаются, и вообще, если совсем честно, сейчас стараемся работать преимущественно с теми из них, с кем уже прошли проверку «в бою».

Сейчас у нас идет ряд крупных реставрационных проектов – Александровский дворец, «Михайловская дача», приспособление Первого кадетского корпуса под нужды Санкт-Петербургского университета. Есть крупные объекты нового строительства – район «Галактика» за Варшавским вокзалом, офисный комплекс около Сытного рынка, Железнодорожный музей. Уже достроен Олимпийский вокзал в Сочи. Сейчас начинаем работу над третьей очередью Академии Эйфмана.
zooming
Александровский дворец © «Студия 44»
zooming
Академия балета © «Студия 44»

– В одном из недавних интервью Вы сказали, что считаете Академию балета одной из лучших построек за всю свою карьеру.

– Я очень горжусь этим объектом, правда. На стесненном участке, в очень непростых градостроительных условиях нам удалось создать не просто комплекс, функционально отвечающий поставленной задаче, но целый особый мир, все архитектурно-интерьерные элементы которого, я надеюсь, будут способствовать творческому развитию учащихся. Третья очередь академии разместится в расположенной рядом школе 1930-х годов постройки. Ее внешние габариты и фасады мы сохраняем, а вот внутри перестраиваем, продолжая тему придуманного нами «детского мира» – системы камерных террас, атриумов, площадок. А во дворе школы будет построен зрительный зал, который с основным зданием будет соединен переходом.

– Этот проект действительно подкупает своим изяществом и филигранностью проработки всех мельчайших деталей. Совсем другой характер «Студия 44» придала жилому комплексу на Карповке – проекту, который вызвал шквал критики за свою монументальность и брутальность.

– Я думаю, что бы мы там ни сделали, это вызвало бы споры, слишком уж ответственное место. Но то, что там сейчас, разрыв угла, тоже ужасно, и понятно, что это нужно исправлять. Мы продолжаем дорабатывать наш проект, и, возможно, мы слегка поторопились опубликовать первоначальные эскизы – сейчас силуэт, пластика, фасады проработаны гораздо глубже, и мы надеемся, что этот комплекс станет достойной частью «фасада» набережной. Это, конечно, очень зависит еще и от качества реализации, которое сейчас, увы, слишком часто оставляет желать лучшего… Пожалуй, это единственное, в чем я завидую московским коллегами: себестоимость строительства у нас гораздо ниже, чем в Москве, но на качестве это сказывается колоссально. Заказчик просто не может позволить себе дорогие материалы и опытных подрядчиков. Особенно комфорт-класс «проседает», конечно. Компенсировать это мы пытаемся градостроительными средствами, создавая продуманную и комфортную среду обитания, например, как в «Идеальном городе». Вообще градостроительные проекты мне сейчас интереснее – мне кажется, время рисования фасадов прошло, и добиться принципиально иного качества среды можно только с помощью градостроительных стратегий в макро-масштабе.

– Таким макро-масштабом для Вас является и работа в Астане?

– Там что ни проект, то эксперимент. Сейчас работаем над Дворцом молодежи, и это настолько грандиозный объект, что я даже с трудом могу его осознать. И ведь он продолжает расти! Сейчас к нему, например, еще добавили дворец бракосочетания. Думаю, нигде в мире больше нет объекта, в котором бы в одном объеме сочеталось столько коммерческих и некоммерческих функций. И мне искренне хочется посмотреть на ту компанию, которая будет им управлять. Впрочем, у меня и про Дворец школьников были похожие опасения, но я был там недавно, все живет и работает, хотя я приехал неожиданно и никто «картинку» для меня не готовил.
zooming
Дворец молодежи в Астане © «Студия 44»

– Не собираетесь ли вы открывать в Казахстане офис «Студии 44», раз там так много заказов?

– Не думаю, что он нужен. Там работает компания «Базис» – девелоперско-строительно-проектная организация, наш надежный партнер и союзник, – и все проекты мы делаем вместе с ними. Завоевывать казахский рынок в одиночку «Студия 44» не будет.
zooming
Дворец школьников в Астане © «Студия 44»

– А вообще за последние годы в мастерской появилось много новых сотрудников?

– Строго говоря, мастерская за эти годы превратилась в бюро, в состав которого входят целых три мастерских. Одна занимается реставрацией и приспособлением памятников, вторая ведет крупные жилищные проекты, а третья, которую лично я больше всего курирую, отвечает за экспериментальные, зарубежные и общественные объекты. С точки зрения творчества нынешняя структура «Студии 44» даже несколько крупновата – у нас все чаще случаются объекты, которые идут абсолютно параллельно друг другу. Думаю, не за горами тот день, когда часть выросших в наших стенах сотрудников откроет собственное дело – я всячески им в этом помогу, хотя далеко отпускать единомышленников не собираюсь.
Железнодорожный музей © «Студия 44»
Железнодорожный музей. Интерьер. © «Студия 44»


Поставщики, технологии

Архитектор:

Никита Явейн

Мастерская:

Студия 44

23 Декабря 2013

author pht

Беседовала:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.