English version

Никита Явейн: Время рисования фасадов прошло

Руководитель «Студии 44» о конкурсах, новых объектах и стилях, в которых больше нельзя проектировать.

Анна Мартовицкая

Беседовала:
Анна Мартовицкая

23 Декабря 2013
mainImg
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
0 Архи.ру:
Никита Игоревич, последний раз мы с Вами общались два года назад, и одной из центральных тем разговора тогда стали только что отгремевшие конкурсы на проекты реконструкции Новой Голландии и Политехнического музея, результаты которых Вас, мягко говоря, изумили. Насколько тема конкурсов актуальна для «Студии 44» сейчас?

Никита Явейн:
– В конкурсах мы по-прежнему очень активно участвуем, считая этот способ получения заказов одним из самых интересных с профессиональной точки зрения. В этом году, в частности, приняли участие в нескольких больших конкурсах на объекты в Астане – на «Экспо», на министерство обороны (пока вышли в финал, итоги еще не подведены) и на Дворец молодежи (выиграли).  Несколько знаковых конкурсов состоялось и в Петербурге, например, на жилой комплекс на набережной Карповки и концепцию застройки района на Октябрьской набережной, которые мы выиграли,  и на «Судебный квартал», в котором проиграли. Вообще мы выбрали для себя такую тактику: разрабатывая концепцию, вкладываемся в нее по максимуму, но не изменяем своим принципам. В частности, мы никогда не делаем ставку на «вау-эффект» и не работаем «в стилях». 
Никита Явейн © «Студия 44»
zooming
Архитектурная концепция «Регулярный город» © «Студия 44»

– Мне кажется, вы только что назвали две самых беспроигрышных стратегии выигрывания конкурсов.

– Мне вообще кажется, что сегодня проводится все больше конкурсов, итоги которых очень легко предсказать заранее. И это меня чрезвычайно беспокоит и удручает. Города продолжают заполняться псевдоархитектурой, откровенным китчем, хотя еще недавно, казалось бы, была надежда на то, что эта тема навсегда осталась в 2000-х… Нет, я вполне понимаю американцев, которые искренне считают, что Венеция в Лас-Вегасе лучше настоящей Венеции – чище, аккуратнее, дешевле, пахнет лучше, и гондольеры вежливее, но зачем из настоящего многослойного исторического города делать Лас-Вегас?..

– Не секрет, что для очень многих, по крайней мере в России, проектирование «в стилях» по-прежнему является синонимом сохранения исторического города.

– Это обман, причем бесстыдный! По моим наблюдениям, именно такие проекты наносят городу наибольший урон. И дело не только в искажении подлинной исторической ткани – уверяю вас, этими высокими материями обеспокоены единицы, – а в том, что именно прикрываясь «классицизмом», проще и быстрее сносятся ценные средовые объекты, у архитектора и девелопера как бы развязываются руки: мол, подумаешь, построим то же самое. А вот современная архитектура входит в город более осторожно и ответственно, что, на мой взгляд, вдвойне хорошо ее характеризует.
Олимпийский вокзал в Сочи © «Студия 44»
Олимпийский вокзал в Сочи. Интерьер. © «Студия 44»

– Лишь в части конкурсов побеждает то или иное архитектурное решение, гораздо чаще архитекторы сегодня вынуждены «меряться» стоимостью своих услуг, как это, например, произошло с Апраксиным двором, в последнем тендере на разработку концепции реконструкции которого победило бюро Тимура Башкаева, предложившее смехотворно низкую цену. Как, на Ваш взгляд, сложится судьба этой площадки?

– На моей памяти было разработано уже около десяти проектов реконструкции Апраксина двора, в том числе самыми именитыми иностранцами. Эти предложения можно разделить на два типа: первые полностью игнорировали охранное законодательство, вторые – соображения окупаемости. Это все были очень красивые концепции, но складывалось ощущение, что их авторы уверены: все делается за бюджет и кому-то дарится. Что касается Тимура Башкаева, то я глубоко уважаю его как архитектора, но пока не очень понимаю, как он собирается заниматься этой многострадальной площадкой – насколько я знаю, у его мастерской нет лицензии на работу с памятниками. Та работа, что уже выполнена, пока вряд ли может называться проектом, скорее, это схема функционального зонирования, и экономика в ней отсутствует. А ведь с учетом расселения стоимость квадратного метра жилья составит там не меньше 100-120 тысяч рублей, а то и все 170 тысяч. Кто купит себе квартиру за такие деньги, особенно в доме без парковки и с рестораном на первом этаже? Может быть, в Москве такие чудеса и возможны, но в Петербурге они никогда не станут массовым явлением – доходы у горожан не те, увы! Так что, мне кажется, ставить точку в истории поиска оптимального сценария развития Апраксина двора пока рано. Думаю, что в итоге если какой-то проект и будет реализован, то тот, что совместит требования по охране памятников с минимальной рентабельностью. Все остальные разработки умрут собственной смертью.

– А прямых заказов, когда застройщик обращается в мастерскую напрямую, у вас сейчас много?

– Да, достаточно много. Я думаю, это следствие наработанного опыта и хорошей репутации – мы умеем доводить проекты до реализации и делаем это качественно, а потому заказчики обращаются к нам снова и снова. И поскольку в нашей стране этот бизнес по-прежнему во многом строится на доверии, мы очень ценим заказчиков, которые к нам возвращаются, и вообще, если совсем честно, сейчас стараемся работать преимущественно с теми из них, с кем уже прошли проверку «в бою».

Сейчас у нас идет ряд крупных реставрационных проектов – Александровский дворец, «Михайловская дача», приспособление Первого кадетского корпуса под нужды Санкт-Петербургского университета. Есть крупные объекты нового строительства – район «Галактика» за Варшавским вокзалом, офисный комплекс около Сытного рынка, Железнодорожный музей. Уже достроен Олимпийский вокзал в Сочи. Сейчас начинаем работу над третьей очередью Академии Эйфмана.
zooming
Александровский дворец © «Студия 44»
zooming
Академия балета © «Студия 44»

– В одном из недавних интервью Вы сказали, что считаете Академию балета одной из лучших построек за всю свою карьеру.

– Я очень горжусь этим объектом, правда. На стесненном участке, в очень непростых градостроительных условиях нам удалось создать не просто комплекс, функционально отвечающий поставленной задаче, но целый особый мир, все архитектурно-интерьерные элементы которого, я надеюсь, будут способствовать творческому развитию учащихся. Третья очередь академии разместится в расположенной рядом школе 1930-х годов постройки. Ее внешние габариты и фасады мы сохраняем, а вот внутри перестраиваем, продолжая тему придуманного нами «детского мира» – системы камерных террас, атриумов, площадок. А во дворе школы будет построен зрительный зал, который с основным зданием будет соединен переходом.

– Этот проект действительно подкупает своим изяществом и филигранностью проработки всех мельчайших деталей. Совсем другой характер «Студия 44» придала жилому комплексу на Карповке – проекту, который вызвал шквал критики за свою монументальность и брутальность.

– Я думаю, что бы мы там ни сделали, это вызвало бы споры, слишком уж ответственное место. Но то, что там сейчас, разрыв угла, тоже ужасно, и понятно, что это нужно исправлять. Мы продолжаем дорабатывать наш проект, и, возможно, мы слегка поторопились опубликовать первоначальные эскизы – сейчас силуэт, пластика, фасады проработаны гораздо глубже, и мы надеемся, что этот комплекс станет достойной частью «фасада» набережной. Это, конечно, очень зависит еще и от качества реализации, которое сейчас, увы, слишком часто оставляет желать лучшего… Пожалуй, это единственное, в чем я завидую московским коллегами: себестоимость строительства у нас гораздо ниже, чем в Москве, но на качестве это сказывается колоссально. Заказчик просто не может позволить себе дорогие материалы и опытных подрядчиков. Особенно комфорт-класс «проседает», конечно. Компенсировать это мы пытаемся градостроительными средствами, создавая продуманную и комфортную среду обитания, например, как в «Идеальном городе». Вообще градостроительные проекты мне сейчас интереснее – мне кажется, время рисования фасадов прошло, и добиться принципиально иного качества среды можно только с помощью градостроительных стратегий в макро-масштабе.

– Таким макро-масштабом для Вас является и работа в Астане?

– Там что ни проект, то эксперимент. Сейчас работаем над Дворцом молодежи, и это настолько грандиозный объект, что я даже с трудом могу его осознать. И ведь он продолжает расти! Сейчас к нему, например, еще добавили дворец бракосочетания. Думаю, нигде в мире больше нет объекта, в котором бы в одном объеме сочеталось столько коммерческих и некоммерческих функций. И мне искренне хочется посмотреть на ту компанию, которая будет им управлять. Впрочем, у меня и про Дворец школьников были похожие опасения, но я был там недавно, все живет и работает, хотя я приехал неожиданно и никто «картинку» для меня не готовил.
zooming
Дворец молодежи в Астане © «Студия 44»

– Не собираетесь ли вы открывать в Казахстане офис «Студии 44», раз там так много заказов?

– Не думаю, что он нужен. Там работает компания «Базис» – девелоперско-строительно-проектная организация, наш надежный партнер и союзник, – и все проекты мы делаем вместе с ними. Завоевывать казахский рынок в одиночку «Студия 44» не будет.
zooming
Дворец школьников в Астане © «Студия 44»

– А вообще за последние годы в мастерской появилось много новых сотрудников?

– Строго говоря, мастерская за эти годы превратилась в бюро, в состав которого входят целых три мастерских. Одна занимается реставрацией и приспособлением памятников, вторая ведет крупные жилищные проекты, а третья, которую лично я больше всего курирую, отвечает за экспериментальные, зарубежные и общественные объекты. С точки зрения творчества нынешняя структура «Студии 44» даже несколько крупновата – у нас все чаще случаются объекты, которые идут абсолютно параллельно друг другу. Думаю, не за горами тот день, когда часть выросших в наших стенах сотрудников откроет собственное дело – я всячески им в этом помогу, хотя далеко отпускать единомышленников не собираюсь.
Железнодорожный музей © «Студия 44»
Железнодорожный музей. Интерьер. © «Студия 44»

Поставщики, технологии

Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru

23 Декабря 2013

Анна Мартовицкая

Беседовала:

Анна Мартовицкая
Похожие статьи
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Технологии и материалы
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Связь сквозь века
Новый бизнес-центр органично интегрирован в историческую застройку московского переулка благодаря фасадам, облицованным HPL-панелями Fundermax с фактурой натуральной неокрашенной древесины. Наличники окон, разработанные по историческим эскизам из различных регионов России, дополнили образ старинного особняка.
Плитка в городе
Рассказываем, какую роль тротуарная плитка способна играть в создании комфортной городской среды.
Сейчас на главной
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Расскажи мне про Австралию
Способны ли волнистые линии на белом фоне перенести клиентов московского кафе на побережье Австралии? Напомнить о просторе, морском воздухе, волнах? На этот вопрос попытались ответить в своем проекте авторы интерьера кафе WaterFront.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Прохлада в степи
Многоуровневая вилла в Ростовской области, отвечающая аскетичному природному окружению чистыми формами, слепящим белым и зеркалом воды.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Уйти в книги
Издательство «Поляндрия» открыло представительство на первом этаже романтического доходного дома в центре Москвы. Пространство Letters, наполненное авторской мебелью, светом и музыкой, совмещает книжную лавку и кофейню.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Смена образа мыслей
Премией Мис ван дер Роэ – главной архитектурной наградой Евросоюза отмечен корпус Кингстонского университета в Лондоне бюро Grafton. Как работу молодых архитекторов при этом наградили жилищный кооператив La Borda в Барселоне мастерской Lacol.
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Место памяти
Первое место в конкурсе на концепцию развития парка Победы в Мурманске занял консорциум Мастерской Лызлова и бюро Свобода. Рассказываем об итогах конкурса и публикуем проекты пяти финалистов.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Река и фабрика
Благоустройство набережной возвращает Клязьме, некогда питавшей крупную мануфактуру Орехово-Зуево, важную роль, но на этот раз общественную: теперь отдыхать у реки, заниматься спортом или любоваться видами можно даже во время паводков.
Игра на повышение
Концепция жилого комплекса в Самаре от T+T Architects: новая доминанта в городском ландшафте, вид на Жигулевские горы и VR-технологии.
Градсовет Петербурга 26.04.2022
Градсовет обсудил два масштабных проекта северной столицы: застройку второй половины намыва Васильевского острова жилыми кварталами и перенос основной части Санкт-Петербургского государственного университета в город Пушкин.