«Тело. Чувство. Архитектура»

Проекты студентов школы МАРШ за второй семестр. Студия Евгения Асса.

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg
В начале июня в архитектурной школе МАРШ прошла защита проектов, выполненных студентами школы во втором семестре. Предлагаем вашему вниманию лучшие работы студии под руководством Евгения Асса. Напомним, что тема предложенная студентам этой студии звучала как «Тело. Чувства. Архитектура», а объектом проектирования были выбраны бани, они же термы.

О том, как проходила работа над проектами и о самих проектах рассказывает
Евгений Асс:
«Студентам было предложено спроектировать баню в Москве. Нам показалось, что баня в наибольшей степени соответствует заявленной теме «Тело. Чувства. Архитектура». Мы предложили на выбор несколько участков разного свойства и размера, но не ставили никаких ограничений в отношении программы проектирования. Ее разработка стала частью проекта. Работа началась с самых разных исследований и в первую очередь с исследования чувствительности самих студентов, их реакций и восприятий на те или иные события. Для них мы организовали поход в бани, целью которого было зафиксировать все свои переживания. После этого необходимо было изучить и проанализировать мировой опыт в области строительства бань. В обязательном порядке студенты исследовали римские термы и термы Петера Цумтора, также они могли ознакомиться с другими современными банями на свой выбор.

Тема «Тело. Чувства. Архитектура» была предложена мной еще и для того, чтобы попытаться преодолеть традиционное для архитекторов мышление чертежами и приблизиться к мышлению реальными пространствами, материалами и ощущениями от архитектуры. Конечно, полностью мы не смогли отказаться от чертежей, но большинство проектов в значительной степени сохранили свежесть восприятия и передачи потенциальных чувств. В результате мы получили несколько совершенно выдающихся проектов, хотя, конечно, интересными были все.

Например, одна из наших студенток, Аня Шевченко, сделала проект, в основе которого был образ традиционной бедной русской бани по-черному, где зола и сажа являлись главными атрибутами чистоты. Она придумала трехслойную баню. Первый уровень, подземный – это слой ада, где собственно сконцентрировано все черное, над ним располагается слой чистилища, где можно вымыться, а наверху – слой рая с открытым бассейном и возможностью созерцать мир и высокое небо. Аня сделала очень хорошие рисунки, которые в некотором смысле даже более содержательны, чем чертежи, потому что в них значительно больше эмоционального наполнения.

Очень необычную баню спроектировал Ваня Греков, превратив ее в чистый аттракцион. Это вертикальная баня, в которой нет ни одного горизонтального уровня, кроме уровня воды. Основной мотив проекта – конвекция и циркуляция воздуха, использованная как основа инженерного решения, отопления и вентиляции. Весь теплый воздух поднимается наверх, и посетители бани тоже поднимаются вверх по пандусам. И по мере подъема температура воздуха становится все выше. Спускаясь вниз, люди, наоборот, постепенно остывают. Это очень экстравагантная работа, но придуманная до конца, это не просто концепция, а проработанный до конструкций проект – экспериментальный, радикальный, но, как ни странно, он вполне мог бы быть реализован.

Отдельного упоминания заслуживает работа Маши Тюлькановой, которая начала со своих сибирских воспоминаний о баньках, одиноко стоящих посреди заснеженного поля под черным куполом неба. Этот образ она провела сквозь весь проект и, в конце концов, превратила его в гигантский закрытый атриум при спа-отеле, который расположился по периметру атриума. Таким образом, проект приобрел дополнительную функциональность. Предложена довольно странная, но увлекательная тема, когда из галереи гостиницы можно видеть бассейн с темной водой, облака пара и блуждающие среди них тени купающихся.

Также хочется отметить проект Ани Козловой, которая предложила построить баню на участке перед Лефортовским дворцом со стороны Яузы. Это место – пропащее и безнадежное. Придумать там что-то стоящее было довольно трудно. Но Аня нашла интересное, даже в общегородском плане, решение. Она организовала вход в баню по пандусу через Лефортовский дворец, в котором сейчас находится закрытое военное учреждение. Партер дворца по проекту обращен к благоустроенной площади с бассейном и зданием бани в виде большого цилиндра. Можно представить себе, как зимой из этого цилиндра валит красиво подсвеченный пар. А летом этот объем предполагается использовать как фонтан.

Максим Зуев, наш студент из Одессы, тоже удивил нас нестандартностью решений. Он придумал баню водных ощущений. Это большое единое пространство, в котором есть зоны дождя и тумана, а вода заполняет разноуровневые бассейны. Создана очень сложная водно-температурная среда, упакованная в мутный стеклянный ящик, который наполовину закопан в землю. У Максима получились очень красивые интерьеры, в которых в тумане и в мороси бродят неразличимые тени. Вначале его исследования он в качестве прототипов привел кадры из «Сталкера» и из фильмов Джорджа Лукаса, которым присуща похожая неопределенная дождливая атмосфера. И, мне кажется, что такая странная идея вполне могла бы стать предметом практического обсуждения.

За этот семестр студенты разработали много замечательных проектов. Во всяком случае, у нас не было ни одной бани как просто места для мытья. Баня рассматривалась в первую очередь как общественное пространство, иногда – культовое, баня как форум или баня как храм. Задача была сформулирована таким образом, чтобы создать пространство, в котором были бы предельно обострены все чувства и восприятия, тактильные, осязательные, обонятельные, температурные. И, как мне кажется, студенты с заданием справились. После защиты проектов я разговаривал со студентами, и одна из них высказала драгоценную для меня мысль, что никогда уже она не сможет проектировать иначе».

Мы попросили Евгения Асса назвать несколько наиболее удачных, на его взгляд, проектов, и публикуем их с авторскими комментариями.

Баня по-черному. Автор: Анна Шевченко
Участок расположен на Котельнической набережной, в 10 метрах от причала и неподалеку от станции метро «Таганская». Рельеф имеет значительный перепад высот. Баня Анны Шевченко представляет собой трехуровневый объем, состоящий из простых геометрических форм. В качестве прообраза автор выбрал русскую баню по-черному. И нижний, подземный уровень здания как раз обыгрывает данную тему – черные, обожженные стены, зола и металлические котлы для купания на горячих углях. Второй уровень занимает собственно баня, а наверху устроен открытый бассейн. Конструкция здания – железобетонная, обшитая панелями из обожжённого дерева. В виду дефицита зелени в рассматриваемом районе предлагается окружить баню небольшим зеленым садом.
Баня по-черному. Проект Анны Шевченко
Ситуация. Баня по-черному. Проект Анны Шевченко
Рабочий макет. Баня по-черному. Проект Анны Шевченко
Баня по-черному. Проект Анны Шевченко
Главный фасад. Баня по-черному. Проект Анны Шевченко
Фасад. Баня по-черному. Проект Анны Шевченко
Развертка. Баня по-черному. Проект Анны Шевченко
Планы. Баня по-черному. Проект Анны Шевченко
Разрез. Баня по-черному. Проект Анны Шевченко


Вертикальная баня. Автор: Иван Греков
Участок, выбранный для проектирования, расположен на Садовнической набережной. Баня Ивана Грекова имеет простую форму в виде вертикального стеклянного объема с двуслойным полупрозрачным фасадом и выведенным в верхушку «частоколом» конструктивного скелета. Вход в здание устроен со стороны набережной, а выход – в противоположной части, на Садовническую улицу. Основная идея проекта – вертикальное движение вверх и вниз, причем не только посетителей, путешествующих по рампе, но и воздуха, постоянно циркулирующего внутри за счет разницы температур. Конвекция – это основной формообразующий принцип в проекте. Схема расположения функциональных пространств, необходимых в современной бане (сухая баня с купелью, сауна, хамам, массажные комнаты, бассейны, парилки, горячие камни, ванные для релакса и т.п.), напоминает термометр, где вверху посетителя ожидают предельно горячие температуры, но по мере снижения становится все прохладнее.
Ситуация. Вертикальная баня. Проект Ивана Грекова
Схема построения пространства. Вертикальная баня. Проект Ивана Грекова
Вертикальная баня. Проект Ивана Грекова
Вертикальная баня. Проект Ивана Грекова
Ночной вид. Вертикальная баня. Проект Ивана Грекова
Интерьеры. Вертикальная баня. Проект Ивана Грекова
Вертикальная баня. Проект Ивана Грекова
Вертикальная баня. Проект Ивана Грекова


Баня-атриум в спа-отеле. Автор: Мария Тюльканова
Спа-отель занимает протяженный участок вдоль Водоотводного канала на Садовнической набережной. Это многослойный объем с перепадами от низкого к высокому, от узкого к широкому, от глухих простенков к открытым пространствам. Постоянно сменяется и фактура здания – от ребристого бетона к теплому дереву и прозрачному стеклу. Баня, по мысли автора, это центр аккумуляции энергии, погружающий в медитативное состояние. Основная тема проекта – мечта, греза, воспоминания из детства о теплой и ароматной деревенской бане с неярким светом. По-своему интерпретированное внутреннее пространство этой бани удивительным образом вмещается в атриум современного спа-отеля, становясь его главной составляющей, ядром.
Ситуация. Баня-атриум в спа-отеле. Проект Марии Тюлькановой
Макет. Баня-атриум в спа-отеле. Проект Марии Тюлькановой
Баня-атриум в спа-отеле. Проект Марии Тюлькановой
Отделка фасадов. Баня-атриум в спа-отеле. Проект Марии Тюлькановой
Фасад. Баня-атриум в спа-отеле. Проект Марии Тюлькановой
Планы. Баня-атриум в спа-отеле. Проект Марии Тюлькановой
Разрезы. Баня-атриум в спа-отеле. Проект Марии Тюлькановой


Lefortovo lighting bath. Автор: Анна Козлова
Анна Козлова разработала проект бани на территории Лефортовского дворца, центральный двор которого на сегодняшний день окружен складами и не доступен для посетителей. Автор предлагает открыть доступ на площадь через главную арку со стороны 2-й Баумановской улицы, а вокруг дворца разбить парк. Вход в баню, которая расположена ближе к Лефортовской набережной и большей частью находится под землей, предполагается осуществлять по пандусу, берущему свое начало прямо из центра дворцовой площади. Видимая над поверхностью земли часть бани имеет форму цилиндра, поставленного в центре большого прямоугольного бассейна. Однако выведенный на поверхность объем не позволяет составить полное представление о внутренней структуре всего здания, имеющего строгую прямоугольную в плане форму. Основной функциональный блок поделен на две половины – мужскую и женскую – и включает в себя все блага современной бани. Особая роль в формировании внутреннего пространства отведена свету.
Генплан. Lefortovo lighting bath. Проект Анны Козловой
Макет. Lefortovo lighting bath. Проект Анны Козловой
Lefortovo lighting bath. Проект Анны Козловой
Lefortovo lighting bath. Проект Анны Козловой
Lefortovo lighting bath. Проект Анны Козловой
План. Lefortovo lighting bath. Проект Анны Козловой
Разрезы. Lefortovo lighting bath. Проект Анны Козловой


Баня атмосферных явлений. Автор: Максим Зуев
Участок расположен на Котельнической набережной, на крутом рельефе. Объем бани посажен на рельеф, частью уходя под землю, а главным фасадом обращаясь к реке. Баня решена в виде стеклянного объема с прямыми углами. Фасад формируют крупные стеклянные блоки, различные по размеру, имитируя слоистую скальную фактуру. Основная идея проекта – представить внутри одного здания практически все атмосферные явления. Пространство поделено на зоны дождя, тумана, облачности, которые плавно перетекают из одной в другую. Вода представлена здесь почти во всех своих состояниях – в виде горячего и холодного пара, мелкой мороси, конденсата. На крыше расположен открытый бассейн с окружающей его общественной площадью, доступ на которую осуществляется по лестнице со стороны набережной.
Ситуация. Баня атмосферных явлений. Проект Максима Зуева
Баня атмосферных явлений. Проект Максима Зуева
Открытый бассейн на кровле бани. Проект Максима Зуева
Фрагмент фасада. Баня атмосферных явлений. Проект Максима Зуева
Интерьеры. Баня атмосферных явлений. Проект Максима Зуева
Баня атмосферных явлений. Проект Максима Зуева
План. Баня атмосферных явлений. Проект Максима Зуева
Разрез. Баня атмосферных явлений. Проект Максима Зуева




15 Июня 2013

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Архитектурное образование, Студенческие проекты

В горах Сванетии
Шесть дипломных проектов ярославских студентов, посвященных возрождению альпинистских лагерей в Грузии.
Лаконизм и уместность
Шквал курсов и публикаций, посвященных качеству подачи портфолио архитектора, приносит плоды. Публикуем несколько позитивных примеров портфолио третьекурсников МАРХИ с комментариями авторов.
МАРХИ-2019: 11 лучших рисунков
Как изображать современную архитектуру? Ответ постарались найти участники конкурса рисунка, прошедшего в МАРХИ. Представляем результаты творческих поисков.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Студентам от студентов
Подведены итоги конкурса на лучшую зону отдыха для московских вузов. Победили выпускницы МАРХИ с проектом для Московского авиационного технологического института. Представляем работы, занявшие призовые места.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Марина Игнатушко: «Наш рейтинг – не про абсолютные...
Говорим с куратором, организатором и вдохновителем Нижегородского архитектурного рейтинга – единственной российской архитектурной премии, которой удается сохранять несерьезность; ведь победившее здание съедают в виде торта.
Опалубка для экзоскелета
Жилая башня One Thousand Museum в Майами по проекту Zaha Hadid Architects получила вынесенную на фасад бетонную конструкцию с постоянной опалубкой из стеклофибробетона.
Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.