«Тело. Чувство. Архитектура»

Проекты студентов школы МАРШ за второй семестр. Студия Евгения Асса.

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg
В начале июня в архитектурной школе МАРШ прошла защита проектов, выполненных студентами школы во втором семестре. Предлагаем вашему вниманию лучшие работы студии под руководством Евгения Асса. Напомним, что тема предложенная студентам этой студии звучала как «Тело. Чувства. Архитектура», а объектом проектирования были выбраны бани, они же термы.

О том, как проходила работа над проектами и о самих проектах рассказывает
Евгений Асс:
«Студентам было предложено спроектировать баню в Москве. Нам показалось, что баня в наибольшей степени соответствует заявленной теме «Тело. Чувства. Архитектура». Мы предложили на выбор несколько участков разного свойства и размера, но не ставили никаких ограничений в отношении программы проектирования. Ее разработка стала частью проекта. Работа началась с самых разных исследований и в первую очередь с исследования чувствительности самих студентов, их реакций и восприятий на те или иные события. Для них мы организовали поход в бани, целью которого было зафиксировать все свои переживания. После этого необходимо было изучить и проанализировать мировой опыт в области строительства бань. В обязательном порядке студенты исследовали римские термы и термы Петера Цумтора, также они могли ознакомиться с другими современными банями на свой выбор.

Тема «Тело. Чувства. Архитектура» была предложена мной еще и для того, чтобы попытаться преодолеть традиционное для архитекторов мышление чертежами и приблизиться к мышлению реальными пространствами, материалами и ощущениями от архитектуры. Конечно, полностью мы не смогли отказаться от чертежей, но большинство проектов в значительной степени сохранили свежесть восприятия и передачи потенциальных чувств. В результате мы получили несколько совершенно выдающихся проектов, хотя, конечно, интересными были все.

Например, одна из наших студенток, Аня Шевченко, сделала проект, в основе которого был образ традиционной бедной русской бани по-черному, где зола и сажа являлись главными атрибутами чистоты. Она придумала трехслойную баню. Первый уровень, подземный – это слой ада, где собственно сконцентрировано все черное, над ним располагается слой чистилища, где можно вымыться, а наверху – слой рая с открытым бассейном и возможностью созерцать мир и высокое небо. Аня сделала очень хорошие рисунки, которые в некотором смысле даже более содержательны, чем чертежи, потому что в них значительно больше эмоционального наполнения.

Очень необычную баню спроектировал Ваня Греков, превратив ее в чистый аттракцион. Это вертикальная баня, в которой нет ни одного горизонтального уровня, кроме уровня воды. Основной мотив проекта – конвекция и циркуляция воздуха, использованная как основа инженерного решения, отопления и вентиляции. Весь теплый воздух поднимается наверх, и посетители бани тоже поднимаются вверх по пандусам. И по мере подъема температура воздуха становится все выше. Спускаясь вниз, люди, наоборот, постепенно остывают. Это очень экстравагантная работа, но придуманная до конца, это не просто концепция, а проработанный до конструкций проект – экспериментальный, радикальный, но, как ни странно, он вполне мог бы быть реализован.

Отдельного упоминания заслуживает работа Маши Тюлькановой, которая начала со своих сибирских воспоминаний о баньках, одиноко стоящих посреди заснеженного поля под черным куполом неба. Этот образ она провела сквозь весь проект и, в конце концов, превратила его в гигантский закрытый атриум при спа-отеле, который расположился по периметру атриума. Таким образом, проект приобрел дополнительную функциональность. Предложена довольно странная, но увлекательная тема, когда из галереи гостиницы можно видеть бассейн с темной водой, облака пара и блуждающие среди них тени купающихся.

Также хочется отметить проект Ани Козловой, которая предложила построить баню на участке перед Лефортовским дворцом со стороны Яузы. Это место – пропащее и безнадежное. Придумать там что-то стоящее было довольно трудно. Но Аня нашла интересное, даже в общегородском плане, решение. Она организовала вход в баню по пандусу через Лефортовский дворец, в котором сейчас находится закрытое военное учреждение. Партер дворца по проекту обращен к благоустроенной площади с бассейном и зданием бани в виде большого цилиндра. Можно представить себе, как зимой из этого цилиндра валит красиво подсвеченный пар. А летом этот объем предполагается использовать как фонтан.

Максим Зуев, наш студент из Одессы, тоже удивил нас нестандартностью решений. Он придумал баню водных ощущений. Это большое единое пространство, в котором есть зоны дождя и тумана, а вода заполняет разноуровневые бассейны. Создана очень сложная водно-температурная среда, упакованная в мутный стеклянный ящик, который наполовину закопан в землю. У Максима получились очень красивые интерьеры, в которых в тумане и в мороси бродят неразличимые тени. Вначале его исследования он в качестве прототипов привел кадры из «Сталкера» и из фильмов Джорджа Лукаса, которым присуща похожая неопределенная дождливая атмосфера. И, мне кажется, что такая странная идея вполне могла бы стать предметом практического обсуждения.

За этот семестр студенты разработали много замечательных проектов. Во всяком случае, у нас не было ни одной бани как просто места для мытья. Баня рассматривалась в первую очередь как общественное пространство, иногда – культовое, баня как форум или баня как храм. Задача была сформулирована таким образом, чтобы создать пространство, в котором были бы предельно обострены все чувства и восприятия, тактильные, осязательные, обонятельные, температурные. И, как мне кажется, студенты с заданием справились. После защиты проектов я разговаривал со студентами, и одна из них высказала драгоценную для меня мысль, что никогда уже она не сможет проектировать иначе».

Мы попросили Евгения Асса назвать несколько наиболее удачных, на его взгляд, проектов, и публикуем их с авторскими комментариями.

Баня по-черному. Автор: Анна Шевченко
Участок расположен на Котельнической набережной, в 10 метрах от причала и неподалеку от станции метро «Таганская». Рельеф имеет значительный перепад высот. Баня Анны Шевченко представляет собой трехуровневый объем, состоящий из простых геометрических форм. В качестве прообраза автор выбрал русскую баню по-черному. И нижний, подземный уровень здания как раз обыгрывает данную тему – черные, обожженные стены, зола и металлические котлы для купания на горячих углях. Второй уровень занимает собственно баня, а наверху устроен открытый бассейн. Конструкция здания – железобетонная, обшитая панелями из обожжённого дерева. В виду дефицита зелени в рассматриваемом районе предлагается окружить баню небольшим зеленым садом.
Баня по-черному. Проект Анны Шевченко
Ситуация. Баня по-черному. Проект Анны Шевченко
Рабочий макет. Баня по-черному. Проект Анны Шевченко
Баня по-черному. Проект Анны Шевченко
Главный фасад. Баня по-черному. Проект Анны Шевченко
Фасад. Баня по-черному. Проект Анны Шевченко
Развертка. Баня по-черному. Проект Анны Шевченко
Планы. Баня по-черному. Проект Анны Шевченко
Разрез. Баня по-черному. Проект Анны Шевченко


Вертикальная баня. Автор: Иван Греков
Участок, выбранный для проектирования, расположен на Садовнической набережной. Баня Ивана Грекова имеет простую форму в виде вертикального стеклянного объема с двуслойным полупрозрачным фасадом и выведенным в верхушку «частоколом» конструктивного скелета. Вход в здание устроен со стороны набережной, а выход – в противоположной части, на Садовническую улицу. Основная идея проекта – вертикальное движение вверх и вниз, причем не только посетителей, путешествующих по рампе, но и воздуха, постоянно циркулирующего внутри за счет разницы температур. Конвекция – это основной формообразующий принцип в проекте. Схема расположения функциональных пространств, необходимых в современной бане (сухая баня с купелью, сауна, хамам, массажные комнаты, бассейны, парилки, горячие камни, ванные для релакса и т.п.), напоминает термометр, где вверху посетителя ожидают предельно горячие температуры, но по мере снижения становится все прохладнее.
Ситуация. Вертикальная баня. Проект Ивана Грекова
Схема построения пространства. Вертикальная баня. Проект Ивана Грекова
Вертикальная баня. Проект Ивана Грекова
Вертикальная баня. Проект Ивана Грекова
Ночной вид. Вертикальная баня. Проект Ивана Грекова
Интерьеры. Вертикальная баня. Проект Ивана Грекова
Вертикальная баня. Проект Ивана Грекова
Вертикальная баня. Проект Ивана Грекова


Баня-атриум в спа-отеле. Автор: Мария Тюльканова
Спа-отель занимает протяженный участок вдоль Водоотводного канала на Садовнической набережной. Это многослойный объем с перепадами от низкого к высокому, от узкого к широкому, от глухих простенков к открытым пространствам. Постоянно сменяется и фактура здания – от ребристого бетона к теплому дереву и прозрачному стеклу. Баня, по мысли автора, это центр аккумуляции энергии, погружающий в медитативное состояние. Основная тема проекта – мечта, греза, воспоминания из детства о теплой и ароматной деревенской бане с неярким светом. По-своему интерпретированное внутреннее пространство этой бани удивительным образом вмещается в атриум современного спа-отеля, становясь его главной составляющей, ядром.
Ситуация. Баня-атриум в спа-отеле. Проект Марии Тюлькановой
Макет. Баня-атриум в спа-отеле. Проект Марии Тюлькановой
Баня-атриум в спа-отеле. Проект Марии Тюлькановой
Отделка фасадов. Баня-атриум в спа-отеле. Проект Марии Тюлькановой
Фасад. Баня-атриум в спа-отеле. Проект Марии Тюлькановой
Планы. Баня-атриум в спа-отеле. Проект Марии Тюлькановой
Разрезы. Баня-атриум в спа-отеле. Проект Марии Тюлькановой


Lefortovo lighting bath. Автор: Анна Козлова
Анна Козлова разработала проект бани на территории Лефортовского дворца, центральный двор которого на сегодняшний день окружен складами и не доступен для посетителей. Автор предлагает открыть доступ на площадь через главную арку со стороны 2-й Баумановской улицы, а вокруг дворца разбить парк. Вход в баню, которая расположена ближе к Лефортовской набережной и большей частью находится под землей, предполагается осуществлять по пандусу, берущему свое начало прямо из центра дворцовой площади. Видимая над поверхностью земли часть бани имеет форму цилиндра, поставленного в центре большого прямоугольного бассейна. Однако выведенный на поверхность объем не позволяет составить полное представление о внутренней структуре всего здания, имеющего строгую прямоугольную в плане форму. Основной функциональный блок поделен на две половины – мужскую и женскую – и включает в себя все блага современной бани. Особая роль в формировании внутреннего пространства отведена свету.
Генплан. Lefortovo lighting bath. Проект Анны Козловой
Макет. Lefortovo lighting bath. Проект Анны Козловой
Lefortovo lighting bath. Проект Анны Козловой
Lefortovo lighting bath. Проект Анны Козловой
Lefortovo lighting bath. Проект Анны Козловой
План. Lefortovo lighting bath. Проект Анны Козловой
Разрезы. Lefortovo lighting bath. Проект Анны Козловой


Баня атмосферных явлений. Автор: Максим Зуев
Участок расположен на Котельнической набережной, на крутом рельефе. Объем бани посажен на рельеф, частью уходя под землю, а главным фасадом обращаясь к реке. Баня решена в виде стеклянного объема с прямыми углами. Фасад формируют крупные стеклянные блоки, различные по размеру, имитируя слоистую скальную фактуру. Основная идея проекта – представить внутри одного здания практически все атмосферные явления. Пространство поделено на зоны дождя, тумана, облачности, которые плавно перетекают из одной в другую. Вода представлена здесь почти во всех своих состояниях – в виде горячего и холодного пара, мелкой мороси, конденсата. На крыше расположен открытый бассейн с окружающей его общественной площадью, доступ на которую осуществляется по лестнице со стороны набережной.
Ситуация. Баня атмосферных явлений. Проект Максима Зуева
Баня атмосферных явлений. Проект Максима Зуева
Открытый бассейн на кровле бани. Проект Максима Зуева
Фрагмент фасада. Баня атмосферных явлений. Проект Максима Зуева
Интерьеры. Баня атмосферных явлений. Проект Максима Зуева
Баня атмосферных явлений. Проект Максима Зуева
План. Баня атмосферных явлений. Проект Максима Зуева
Разрез. Баня атмосферных явлений. Проект Максима Зуева


15 Июня 2013

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
В горах Сванетии
Шесть дипломных проектов ярославских студентов, посвященных возрождению альпинистских лагерей в Грузии.
Лаконизм и уместность
Шквал курсов и публикаций, посвященных качеству подачи портфолио архитектора, приносит плоды. Публикуем несколько позитивных примеров портфолио третьекурсников МАРХИ с комментариями авторов.
МАРХИ-2019: 11 лучших рисунков
Как изображать современную архитектуру? Ответ постарались найти участники конкурса рисунка, прошедшего в МАРХИ. Представляем результаты творческих поисков.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.