«Бумажники» эпохи Французской революции

Статья команды-победителя студенческого исследовательского воркшопа «Вторая жизнь бумажной архитектуры».

mainImg
Онлайн-воркшоп «Вторая жизнь бумажной архитектуры» был организован в конце января командой Future Architects совместно с проектом БУМ. У каждой команды был куратор – тоже из числа заинтересованных студентов. Участники разделились на пять команд и на протяжении нескольких дней исследовали одну из предложенных тем: «Авангардисты 20-х», «Москва 70-х», «Новосибирск 80-х», «Виртуальная бумажная архитектура современности» и «Бумажники эпохи Французской революции» – победителем назвали авторов последнего проекта.

Приводим ниже полный текст исследования команды-победителя.

Куратор: Мария Ашарина (МАрхИ, 2 курс)

Участники команды:
Лада Дмитриева (НовГУ, 5 курс)
Анна Рашидова (МАрхИ, 5 курс)
Атхам Обиджанов (МАрхИ, 2 курс)
Глория Пастухова (МАрхИ, 2 курс)
Александра Мархаева (НГУАДИ, 3 курс)
Исследование «Бумажная архитектура эпохи Великой французской революции XVIII-XIX Влияние на мировые тенденции в архитектуре»
Предоставлено Future Architects

Великая французская революция конца XVIII века. Почему великая?

В России ей уделялось особое внимание. Ленин писал:
«Возьмите великую французскую революцию. Она недаром называется великой. Для своего класса, для которого она работала, для буржуазии, она сделала так много, что весь XIX век, тот век, который дал цивилизацию и культуру всему человечеству, прошел под знаком французской революции. Он во всех концах мира только то и делал, что проводил, осуществлял по частям, доделывал то, что создали великие французские революционеры буржуазии...». На переворот во Франции в конце XVIII века повлиял политический, экономический и социальный кризис. Перемен требовали все: и представители буржуазии, и горожане, и простые рабочие и крестьяне.
Исследование «Бумажная архитектура эпохи Великой французской революции XVIII-XIX Влияние на мировые тенденции в архитектуре»
Предоставлено Future Architects

Под знаком этой революции трансформировалась и архитектура. Возникает новое движение во Франции в конце XVIII. Происходит накопление черт, отвечающих утилитарным требованиям нового уклада жизни. Основной стилевой системой остается классицизм, однако он проходит сложный путь развития в предреволюционный период: республиканский, консервативный и академический.

Стремление создать новую комбинацию элементов в композиции характеризуется поиском фантастичных решений, отказом от повседневной жизни и стремлением в далекое будущее. Хотя предпосылки ни в функциональном, ни в конструктивном развитии типов зданий еще не доведены до совершенства, но они оказывают значительное влияние на творчество консервативно настроенных архитекторов. Утопические попытки порождают склонность к мегаломании, новым композиционным приемам, чистой геометрии и т.д.

Нововведения переплетаются с традиционным классицизмом. Несмотря на его стилевую и художественную непоколебимость, начинают проявляться противоречия между архитектурными формами и назначениями зданий, между утилитарными требованиями и строгостью устоявшейся системы.
Исследование «Бумажная архитектура эпохи Великой французской революции XVIII-XIX Влияние на мировые тенденции в архитектуре»
Предоставлено Future Architects

Период интенсивной работы архитектурной мысли приходится на трех великих “бумажных” революционеров Франции – Клод-Николя Леду, Этье Луи-Булле и Жан-Жак Лекё.

Они понимают, что цель их архитектуры – воплощение концептуальной идеи, а не функции здания. Искусство классицизма является лишь отправной точкой в развитии утопических представлений.
Исследование «Бумажная архитектура эпохи Великой французской революции XVIII-XIX Влияние на мировые тенденции в архитектуре»
Предоставлено Future Architects

Работы архитекторов-рисовальщиков отражают предстоящий перелом в будущем архитектуры. Architecture parlante («говорящая архитектура») пропагандирует новую, чистую геометрию, свободу мысли, стремление в вечность и т.п. Эти постулаты продолжают направлять архитекторов на создание новых образов. Мир бумажной архитектуры оказал влияние на многие зародившиеся позднее стили.

Особое влияние «разговорчивая архитектура» оказывает на модернизм, брутализм, конструктивизм и деконструктивизм. Здесь кардинально меняется подход к формообразованию и эстетическому решению. В каждой из этих эпох архитектура очищает и развивает нового человека.
Исследование «Бумажная архитектура эпохи Великой французской революции XVIII-XIX Влияние на мировые тенденции в архитектуре»
Предоставлено Future Architects

Период модернизма XX века – дух романтизма, в котором возникают все те же идеи – идеи правды, поиск подлинной реальности, отличной от действительности. Интерес к вопросу мироздания человека и природы остается прежним. Модернизм преподносит новые архитектурно-строительные принципы, при этом обращается к искусству классической эпохи.

Брутализм середины XX века, «решительно широкобедрый и массивно бородатый», задумывается в качестве отхода от буржуазных элементов модернизма. Его отличие от модернизма и соответствие с «говорящей архитектурой» заключается в грубости и массивности, а также в экспрессионизме, исключающем функционализм.

Конструктивизм же в свою очередь является еще одним масштабным переломом в обществе. Перелом происходит ввиду стремительного научно-технического прогресса во второй половине XIX века. Грандиозные перемены проявляются не только в структуре семьи и могуществе технологий, но и в вере в безграничность человеческого разума. Формируются основные принципы современной архитектуры: утилитарность, отсутствие декора, строгая лаконичность форм. На смену утомительному академизму приходит радикальный разум науки. Точно так же, как и в XVIII веке на смену классицизму приходит «бумажная» архитектура, так и конструктивизм XX века приходит на смену академизму, тем самым завершая классическое искусство и его идеологию. Архитектура перерождается в ином, новом облике, продолжая отвечать потребностям современного общества.

Правила существуют, чтобы их нарушать. Так же считают последователи следующего стиля. Деконструктивизм конца XX века – направление постмодернистских архитектурных тенденций. Философия заключается в нарушении привычной человеческой мысли ради воплощения новой чистой формы. Несмотря на некую имитацию других направлений, деконструктивисты следуют своему правилу: «ломают» форму и представляют ее в другом свете. Так же, как и французские «бумажники» в своё время «сломали» представление о традиционном архитектурном сооружении. Буквальная острота и резкость – новая интерпретация данного направления. Архитектура ставит человека в замешательство, апеллируя двумя вещами: эмоциями и ассоциациями, пренебрегая функциональностью.
Исследование «Бумажная архитектура эпохи Великой французской революции XVIII-XIX Влияние на мировые тенденции в архитектуре»
Предоставлено Future Architects

Интересно и влияние на архитектурные сооружения в наши дни. Мы говорим о, своего рода, символизме. Уровень технологического прогресса на сегодняшний день позволил всячески экспериментировать и «заигрывать» с представлением об архитектуре. Таким образом появляются причудливые архитектурные сооружения в виде, например, слона, самолёта или кофемолки.Мы уверены, что авторы этих проектов хорошо знакомы с творчеством архитектора-фантазёра Жан-Жака Лекё. Речь идёт о воображаемом мире Лекё: Ворота перед охотничьими угодьями с бычьими головами, дом в виде быка, дом в виде слона в разрезе, проект «Замок». Современники этого мастера и предположить не могли, что такой подход к архитектуре когда-то может стать реальным.
Исследование «Бумажная архитектура эпохи Великой французской революции XVIII-XIX Влияние на мировые тенденции в архитектуре»
Предоставлено Future Architects

Важно отметить, что помимо проведенной нами аналогии между упомянутыми стилями и бумажной архитектурой эпохи французской революции, мы проследили особенное к ней отношение со стороны известного архитектора Ле Корбюзье. В своих осуществленных проектах Корбюзье «рассуждает» и объясняет процесс формообразования, исходя из философии французских «бумажников». Пристрастие к гигантомании, конструктивной и внешней гладкой безупречности является отсылкой к революционной архитектуре Леду, Булле и Лекё. А использование стекла архитектором в постройках делает их более просторным и открытыми. Благодаря исследованию Корбюзье мы можем проследить движение, прочувствовать объем и насладиться внешним обликом зданий. Это не большая, но яркая часть нашего архитектурного наследия.

Леду, Булле и Лекё – истинный эпатаж вне времени. Это пример безграничной фантазии, стремления к идеалу и свободе. Благодаря непризнанным гениям своего времени мы движемся вперед и становимся независимыми. Наверное, поэтому мы часто обращаемся именно к архитектуре и проблемам тех эпох, которые перерождали наш мир в стремлении к совершенству. Мы продолжаем искать, пытаться, пробовать, смотреть и видеть вновь и вновь, возвращаясь к началу. Мы идем по этому бесконечному кругу идей. Каким бы ни было начало, оно одно – бумага и карандаш, «бумажная» утопическая и такая противоречивая архитектура.

Библиография:

09 Февраля 2021

comments powered by HyperComments
В горах Сванетии
Шесть дипломных проектов ярославских студентов, посвященных возрождению альпинистских лагерей в Грузии.
Лаконизм и уместность
Шквал курсов и публикаций, посвященных качеству подачи портфолио архитектора, приносит плоды. Публикуем несколько позитивных примеров портфолио третьекурсников МАРХИ с комментариями авторов.
МАРХИ-2019: 11 лучших рисунков
Как изображать современную архитектуру? Ответ постарались найти участники конкурса рисунка, прошедшего в МАРХИ. Представляем результаты творческих поисков.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Студентам от студентов
Подведены итоги конкурса на лучшую зону отдыха для московских вузов. Победили выпускницы МАРХИ с проектом для Московского авиационного технологического института. Представляем работы, занявшие призовые места.
Полное погружение
Публикуем проекты студентов магистратуры МАРШ, разработанные в рамках студий «Ремонт ландшафта» и «Из Москвы в Никола-Ленивец».
Пресса: Хакеры в Беляеве, электрический мох и аквариумы в...
Что произойдёт, если на московской окраине появится независимая хакерская коммуна, а подземные переходы найдут новое применение в виде бань и кинотеатров? А если вокруг гигантских небоскрёбов, которые начинаются на морском дне, будут курсировать парки и дома на воздушной подушке? Strelka Magazine собрал самые необычные архитектурные решения, придуманные в 2017 году в лаборатории Shukhov Lab и на семинарах магистерской программы Advanced Urban Design.
Пресса: Отфутболили
На российском конкурсе архитектурных решений Sika Awards 2017 «Стадионы будущего» приз за первое, второе и третье места получили студенты, разработавшие проекты футбольных стадионов для Екатеринбурга, Уфы и Воронежа. "Мослента" решила разобраться, что в этих проектах хорошего.
Пресса: Архитектурные фантазии
Реставрация памятников Выборга – тема, которая объединяет дипломные работы выпускников архитектурных вузов, выставленных в Выборгском замке. На днях посетители этой выставки смогли познакомиться не только с проектами реставрации, но и с их авторами.
Пресса: Навстречу солнцу: какими будут стадионы будущего
В Москве назвали победителей Всероссийского конкурса инновационных архитектурных решений Sika Awards, который ежегодно проводится среди студентов архитектурных вузов. Тема конкурса в этом году — «Стадионы будущего».
Пресса: Слава Иванов: «К вам едет 600 архитекторов со всего...
Расспросили директора фестиваля EASA Denmark 2017 и одного из кураторов магистерской программы УТРО архитектурной школы МАРШ и РАНХиГС о том, как ничего не бояться, стать своим в чужом городе и провести в нем международный архитектурный фестиваль с мощной дизайн-интервенцией в городскую среду. Все узнали и вам рассказываем, чем молодые архитекторы ответили на запросы жителей и как помогли им обжить свой собственный город , как вернули людей на главную площадь, зачем поставили у мэрии инсталляцию из пластиковых труб и где закатили обед для 1000 горожан.
Пресса: Летаем над новой Плотинкой: студенты-архитекторы...
Плотина на реке Ольховке возле улицы Колмогорова – один из самых любопытных и в то же время малоизвестных памятников архитектуры Екатеринбурга. До недавнего времени ее подпорная стенка со стороны Ольховки даже видна была плохо – она утопала в дикой поросли. Но сейчас деревья и кусты вырубили, а саму стенку готовят к восстановлению: рядом растёт большой жилой комплекс, и Ольховский пруд стал частью его благоустройства. Вместе с этим плотина на реке Ольховке оказалась интересна молодым архитекторам. Так, студентка кафедры истории искусств и реставрации УрГАХУ Любовь Щербакова, изучив памятник и архивные материалы, разработала эскизный проект реставрации подпорной стенки плотины – и одновременно превращения самой заброшенной плотины в современное общественное пространство.
Пресса: Студенты показали главе Симферополя своё видение...
Студенты Академии строительства и архитектуры в Симферополе представили главе администрации столицы Крыма Игорю Лукашеву концепции будущей реконструкции и благоустройства города. Как сообщает корреспондент КИА, всего было представлено 12 работ.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха