«Бумажники» эпохи Французской революции

Статья команды-победителя студенческого исследовательского воркшопа «Вторая жизнь бумажной архитектуры».

mainImg
Онлайн-воркшоп «Вторая жизнь бумажной архитектуры» был организован в конце января командой Future Architects совместно с проектом БУМ. У каждой команды был куратор – тоже из числа заинтересованных студентов. Участники разделились на пять команд и на протяжении нескольких дней исследовали одну из предложенных тем: «Авангардисты 20-х», «Москва 70-х», «Новосибирск 80-х», «Виртуальная бумажная архитектура современности» и «Бумажники эпохи Французской революции» – победителем назвали авторов последнего проекта.

Приводим ниже полный текст исследования команды-победителя.

Куратор: Мария Ашарина (МАрхИ, 2 курс)

Участники команды:
Лада Дмитриева (НовГУ, 5 курс)
Анна Рашидова (МАрхИ, 5 курс)
Атхам Обиджанов (МАрхИ, 2 курс)
Глория Пастухова (МАрхИ, 2 курс)
Александра Мархаева (НГУАДИ, 3 курс)
Исследование «Бумажная архитектура эпохи Великой французской революции XVIII-XIX Влияние на мировые тенденции в архитектуре»
Предоставлено Future Architects

Великая французская революция конца XVIII века. Почему великая?

В России ей уделялось особое внимание. Ленин писал:
«Возьмите великую французскую революцию. Она недаром называется великой. Для своего класса, для которого она работала, для буржуазии, она сделала так много, что весь XIX век, тот век, который дал цивилизацию и культуру всему человечеству, прошел под знаком французской революции. Он во всех концах мира только то и делал, что проводил, осуществлял по частям, доделывал то, что создали великие французские революционеры буржуазии...». На переворот во Франции в конце XVIII века повлиял политический, экономический и социальный кризис. Перемен требовали все: и представители буржуазии, и горожане, и простые рабочие и крестьяне.
Исследование «Бумажная архитектура эпохи Великой французской революции XVIII-XIX Влияние на мировые тенденции в архитектуре»
Предоставлено Future Architects

Под знаком этой революции трансформировалась и архитектура. Возникает новое движение во Франции в конце XVIII. Происходит накопление черт, отвечающих утилитарным требованиям нового уклада жизни. Основной стилевой системой остается классицизм, однако он проходит сложный путь развития в предреволюционный период: республиканский, консервативный и академический.

Стремление создать новую комбинацию элементов в композиции характеризуется поиском фантастичных решений, отказом от повседневной жизни и стремлением в далекое будущее. Хотя предпосылки ни в функциональном, ни в конструктивном развитии типов зданий еще не доведены до совершенства, но они оказывают значительное влияние на творчество консервативно настроенных архитекторов. Утопические попытки порождают склонность к мегаломании, новым композиционным приемам, чистой геометрии и т.д.

Нововведения переплетаются с традиционным классицизмом. Несмотря на его стилевую и художественную непоколебимость, начинают проявляться противоречия между архитектурными формами и назначениями зданий, между утилитарными требованиями и строгостью устоявшейся системы.
Исследование «Бумажная архитектура эпохи Великой французской революции XVIII-XIX Влияние на мировые тенденции в архитектуре»
Предоставлено Future Architects

Период интенсивной работы архитектурной мысли приходится на трех великих “бумажных” революционеров Франции – Клод-Николя Леду, Этье Луи-Булле и Жан-Жак Лекё.

Они понимают, что цель их архитектуры – воплощение концептуальной идеи, а не функции здания. Искусство классицизма является лишь отправной точкой в развитии утопических представлений.
Исследование «Бумажная архитектура эпохи Великой французской революции XVIII-XIX Влияние на мировые тенденции в архитектуре»
Предоставлено Future Architects

Работы архитекторов-рисовальщиков отражают предстоящий перелом в будущем архитектуры. Architecture parlante («говорящая архитектура») пропагандирует новую, чистую геометрию, свободу мысли, стремление в вечность и т.п. Эти постулаты продолжают направлять архитекторов на создание новых образов. Мир бумажной архитектуры оказал влияние на многие зародившиеся позднее стили.

Особое влияние «разговорчивая архитектура» оказывает на модернизм, брутализм, конструктивизм и деконструктивизм. Здесь кардинально меняется подход к формообразованию и эстетическому решению. В каждой из этих эпох архитектура очищает и развивает нового человека.
Исследование «Бумажная архитектура эпохи Великой французской революции XVIII-XIX Влияние на мировые тенденции в архитектуре»
Предоставлено Future Architects

Период модернизма XX века – дух романтизма, в котором возникают все те же идеи – идеи правды, поиск подлинной реальности, отличной от действительности. Интерес к вопросу мироздания человека и природы остается прежним. Модернизм преподносит новые архитектурно-строительные принципы, при этом обращается к искусству классической эпохи.

Брутализм середины XX века, «решительно широкобедрый и массивно бородатый», задумывается в качестве отхода от буржуазных элементов модернизма. Его отличие от модернизма и соответствие с «говорящей архитектурой» заключается в грубости и массивности, а также в экспрессионизме, исключающем функционализм.

Конструктивизм же в свою очередь является еще одним масштабным переломом в обществе. Перелом происходит ввиду стремительного научно-технического прогресса во второй половине XIX века. Грандиозные перемены проявляются не только в структуре семьи и могуществе технологий, но и в вере в безграничность человеческого разума. Формируются основные принципы современной архитектуры: утилитарность, отсутствие декора, строгая лаконичность форм. На смену утомительному академизму приходит радикальный разум науки. Точно так же, как и в XVIII веке на смену классицизму приходит «бумажная» архитектура, так и конструктивизм XX века приходит на смену академизму, тем самым завершая классическое искусство и его идеологию. Архитектура перерождается в ином, новом облике, продолжая отвечать потребностям современного общества.

Правила существуют, чтобы их нарушать. Так же считают последователи следующего стиля. Деконструктивизм конца XX века – направление постмодернистских архитектурных тенденций. Философия заключается в нарушении привычной человеческой мысли ради воплощения новой чистой формы. Несмотря на некую имитацию других направлений, деконструктивисты следуют своему правилу: «ломают» форму и представляют ее в другом свете. Так же, как и французские «бумажники» в своё время «сломали» представление о традиционном архитектурном сооружении. Буквальная острота и резкость – новая интерпретация данного направления. Архитектура ставит человека в замешательство, апеллируя двумя вещами: эмоциями и ассоциациями, пренебрегая функциональностью.
Исследование «Бумажная архитектура эпохи Великой французской революции XVIII-XIX Влияние на мировые тенденции в архитектуре»
Предоставлено Future Architects

Интересно и влияние на архитектурные сооружения в наши дни. Мы говорим о, своего рода, символизме. Уровень технологического прогресса на сегодняшний день позволил всячески экспериментировать и «заигрывать» с представлением об архитектуре. Таким образом появляются причудливые архитектурные сооружения в виде, например, слона, самолёта или кофемолки.Мы уверены, что авторы этих проектов хорошо знакомы с творчеством архитектора-фантазёра Жан-Жака Лекё. Речь идёт о воображаемом мире Лекё: Ворота перед охотничьими угодьями с бычьими головами, дом в виде быка, дом в виде слона в разрезе, проект «Замок». Современники этого мастера и предположить не могли, что такой подход к архитектуре когда-то может стать реальным.
Исследование «Бумажная архитектура эпохи Великой французской революции XVIII-XIX Влияние на мировые тенденции в архитектуре»
Предоставлено Future Architects

Важно отметить, что помимо проведенной нами аналогии между упомянутыми стилями и бумажной архитектурой эпохи французской революции, мы проследили особенное к ней отношение со стороны известного архитектора Ле Корбюзье. В своих осуществленных проектах Корбюзье «рассуждает» и объясняет процесс формообразования, исходя из философии французских «бумажников». Пристрастие к гигантомании, конструктивной и внешней гладкой безупречности является отсылкой к революционной архитектуре Леду, Булле и Лекё. А использование стекла архитектором в постройках делает их более просторным и открытыми. Благодаря исследованию Корбюзье мы можем проследить движение, прочувствовать объем и насладиться внешним обликом зданий. Это не большая, но яркая часть нашего архитектурного наследия.

Леду, Булле и Лекё – истинный эпатаж вне времени. Это пример безграничной фантазии, стремления к идеалу и свободе. Благодаря непризнанным гениям своего времени мы движемся вперед и становимся независимыми. Наверное, поэтому мы часто обращаемся именно к архитектуре и проблемам тех эпох, которые перерождали наш мир в стремлении к совершенству. Мы продолжаем искать, пытаться, пробовать, смотреть и видеть вновь и вновь, возвращаясь к началу. Мы идем по этому бесконечному кругу идей. Каким бы ни было начало, оно одно – бумага и карандаш, «бумажная» утопическая и такая противоречивая архитектура.

Библиография:

09 Февраля 2021

comments powered by HyperComments
В горах Сванетии
Шесть дипломных проектов ярославских студентов, посвященных возрождению альпинистских лагерей в Грузии.
Лаконизм и уместность
Шквал курсов и публикаций, посвященных качеству подачи портфолио архитектора, приносит плоды. Публикуем несколько позитивных примеров портфолио третьекурсников МАРХИ с комментариями авторов.
МАРХИ-2019: 11 лучших рисунков
Как изображать современную архитектуру? Ответ постарались найти участники конкурса рисунка, прошедшего в МАРХИ. Представляем результаты творческих поисков.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Студентам от студентов
Подведены итоги конкурса на лучшую зону отдыха для московских вузов. Победили выпускницы МАРХИ с проектом для Московского авиационного технологического института. Представляем работы, занявшие призовые места.
Полное погружение
Публикуем проекты студентов магистратуры МАРШ, разработанные в рамках студий «Ремонт ландшафта» и «Из Москвы в Никола-Ленивец».
Пресса: Хакеры в Беляеве, электрический мох и аквариумы в...
Что произойдёт, если на московской окраине появится независимая хакерская коммуна, а подземные переходы найдут новое применение в виде бань и кинотеатров? А если вокруг гигантских небоскрёбов, которые начинаются на морском дне, будут курсировать парки и дома на воздушной подушке? Strelka Magazine собрал самые необычные архитектурные решения, придуманные в 2017 году в лаборатории Shukhov Lab и на семинарах магистерской программы Advanced Urban Design.
Пресса: Отфутболили
На российском конкурсе архитектурных решений Sika Awards 2017 «Стадионы будущего» приз за первое, второе и третье места получили студенты, разработавшие проекты футбольных стадионов для Екатеринбурга, Уфы и Воронежа. "Мослента" решила разобраться, что в этих проектах хорошего.
Пресса: Архитектурные фантазии
Реставрация памятников Выборга – тема, которая объединяет дипломные работы выпускников архитектурных вузов, выставленных в Выборгском замке. На днях посетители этой выставки смогли познакомиться не только с проектами реставрации, но и с их авторами.
Пресса: Навстречу солнцу: какими будут стадионы будущего
В Москве назвали победителей Всероссийского конкурса инновационных архитектурных решений Sika Awards, который ежегодно проводится среди студентов архитектурных вузов. Тема конкурса в этом году — «Стадионы будущего».
Пресса: Слава Иванов: «К вам едет 600 архитекторов со всего...
Расспросили директора фестиваля EASA Denmark 2017 и одного из кураторов магистерской программы УТРО архитектурной школы МАРШ и РАНХиГС о том, как ничего не бояться, стать своим в чужом городе и провести в нем международный архитектурный фестиваль с мощной дизайн-интервенцией в городскую среду. Все узнали и вам рассказываем, чем молодые архитекторы ответили на запросы жителей и как помогли им обжить свой собственный город , как вернули людей на главную площадь, зачем поставили у мэрии инсталляцию из пластиковых труб и где закатили обед для 1000 горожан.
Пресса: Летаем над новой Плотинкой: студенты-архитекторы...
Плотина на реке Ольховке возле улицы Колмогорова – один из самых любопытных и в то же время малоизвестных памятников архитектуры Екатеринбурга. До недавнего времени ее подпорная стенка со стороны Ольховки даже видна была плохо – она утопала в дикой поросли. Но сейчас деревья и кусты вырубили, а саму стенку готовят к восстановлению: рядом растёт большой жилой комплекс, и Ольховский пруд стал частью его благоустройства. Вместе с этим плотина на реке Ольховке оказалась интересна молодым архитекторам. Так, студентка кафедры истории искусств и реставрации УрГАХУ Любовь Щербакова, изучив памятник и архивные материалы, разработала эскизный проект реставрации подпорной стенки плотины – и одновременно превращения самой заброшенной плотины в современное общественное пространство.
Пресса: Студенты показали главе Симферополя своё видение...
Студенты Академии строительства и архитектуры в Симферополе представили главе администрации столицы Крыма Игорю Лукашеву концепции будущей реконструкции и благоустройства города. Как сообщает корреспондент КИА, всего было представлено 12 работ.
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.