Синтез опыта

19 апреля архитектор Крис Босс из бюро LAVA прочел в московском Art Play лекцию об архитектуре будущего. Он рассказал об источниках и составных частях футуристического творчества этого молодого, но активного и амбициозного международного бюро.

Автор текста:
Наталия Волкова

03 Мая 2012
mainImg

Мастерская:

LAVA
Лекция, организованная брендом Lexus в рамках цикла Lexus Hybrid Art, называлась на русском и английском языке по-разному. В исходном варианте было «Digital cathedral and the city of the future», то есть буквально «Цифровой собор и город будущего», однако в русской версии собор куда-то делся и получилось: «Как построить город будущего». Впрочем, это не главное.
zooming
Центр города Масдара. Проект бюро LAVA, 2008. © LAVA
Крис Босс читает лекцию в Москве. Фотография Натальи Волковой

Бюро LAVA – The Laboratory for Visionary Architecture, что можно перевести как лаборатория визионерской (фантастической, нереальной и т.п.) архитектуры – основано в 2007 году. За прошедшие четыре с небольшим года оно прославилась несколькими громкими проектами. В 2008 бюро выиграло конкурс на проект гостиницы и выставочного комплекса в центре чудо-города Эмиратов Масдара, мастер-план которого делал Норман Фостер. Фостеру удалось там построить терракотовый волнистый кампус, а архитекторы из молодого, только что основанного бюро, раздвинули здания по краям участка, создав в центре площадь, на которой предложили расположить похожие на чудо механические цветы, солнечные зонтики, которые должны раскрываться днем и собираться в бутоны, открывая небо ночью.
Центр города Масдара. © LAVA

Другой известный проект LAVA – «башня-снежинка» в честь гонщика Михаила Шумахера, ее спроектировали в том же 2008 году для Дубаи, и планировалось построить семь таких башен по всему миру. Несложно заметить, что оба проекта появились перед кризисом; они пока не реализованы.
zooming
Башня Шумахера. © LAVA

Однако архитекторы не отчаиваются. Они активно проектируют, исследуют, создают инсталляции. Одна из них: светящиеся «цифровые тигры оригами» стали символом стала символом компании WWF в защиту тигров.
zooming
Инсталляция «Цифровые тигры оригами». © LAVA

Крис Босс (Chris Bosse) – директор тихоокеанского подразделения бюро LAVA в Австралии. Двое его коллег и друзей по учебе в университете Штутгарта: Тобиас Вальиссер и Александр Рик руководят вторым, равноправным офисом в Штутгарте. Архитекторы также открыли филиалы в Шанхае и Абу-Даби; их сайт работает на английском и китайском языке. Словом, молодая международная компания на трех континентах.

В своей лекции, посвященной архитектуре будущего, Крис Босс уделил немало внимания прошлому, а именно – тому опыту, который основатели бюро получили во время работы в крупных мастерских до основания собственного бюро. Так, сам Босс после переезда в Сидней работал в бюро PTW над проектом пекинского Олимпийского центра водных видов спорта WaterCube. В этом проекте использованы легкие мембранные конструкции, известные миру по Мюнхенскому Олимпийскому стадиону Фрая Отто (Крис Босс учился в «Институте легких конструкций» при университете Штутгарта, основанном Фраем Отто).
zooming
Олимпийский бассейн в Пекине. Проект, над которым Крис Босс работал в бюро RTW. © RTW

Тобиас Вальиссер в течение 10 лет до основания LAVA в 2007 года работал в UNStudio Бена ван Беркеля и участвовал в проектировании штутгартского музея Мерседес Бенц, одного из первых примеров применения цифровых технологий в реальном проектировании. Александр Рик, третий партнер молодого бюро, параллельно с работой в студии является профессором «Института производственной инженерии» Фраунгофера в Штутгарте. Его исследования, по словам Криса Босса, стали основой для внедрения интеллектуальных технологий в реальные проекты LAVA. Кроме того LAVA – официальный партнер этого института, так что многие исследования, составляющие базу для реальных проектов бюро, выполняются в рамках программ Института. В партнерстве с институтом, разрабатывались жилого элемента Отеля будущего в Дуисбурге (2008) или гибкого офисного модуля для Образовательного города в Доха (SIPCHEM PADC, в соавторстве с RMJM и др.).
zooming
Отель будущего в Дуисбурге. © LAVA
zooming
Гибкий офисный модуль для Образовательного города в Доха. © LAVA

Павильон Дома Будущего в Пекине (2011), который также проектировался в сотрудничестве с  Институтом Фраунгофера в Штутгарте, хотя и использует традиционную форму стеклянных геодезических куполов, но полностью трансформирует идею идеального экологичного жилища. Если в 80-х годах экологичный дом мог располагаться только в естественном  природном ландшафте, то пекинский павильон встроен в сложившийся ландшафт города – он расположен на крыше мебельного торгового центра, как своеобразное паразитическое образование на теле здания. Структура объема из трех врезанных куполов, их оболочек и плана использует возможности для трансформации шестигранной модульной сетки, создавая гибкое пространство. Внутри павильона расположено 15 различных жилых элементов, каждый из которых заключает в себе часть тропического сада – кухни совмещены с огородами,  спальни скрыты от глаз зеленью. Тесное взаимодейсвие с природой, возможность выращивать продукты питания на месте в сочетании с интеллектуальными системами управления и контроля над состоянием среды, производством энергии и утилизацией отходов создает внутри дома замкнутый жизненный цикл, который взаимодействует с окружающей средой посредством «умной» оболочки купола из ETFE-пластика, позволяющего пропускать больше света, но обеспечивающего изоляцию от внешней среды.  Автономный характер дома образует пригодную для жизни среду в любом климате и при любых внешних условиях, что придает ему характер мобильности и универсальности.
zooming
Дом будущего в Пекине. © LAVA
zooming
Дом будущего в Пекине. © LAVA

Так взаимодействие с исследовательскими институтами меняет роль архитектора в проектировании, что особенно значимо для молодых проектировщиков – считает Крис Босс. Если раньше, придя в мастерскую, они должны были долго работать под началом более опытных специалистов, прежде чем начать воплощать собственные идеи, то теперь у них появилась возможность сразу принять активное участие в самом процессе разработки, сочетая свой творческий потенциал со знаниями и опытом коллег. К слову, Крис Босс также не чужд преподавательской практике: в 2010 году он работал в сиднейском университете Технологий.

Представляя в Артплее как последние крупные проекты бюро, так и ранние небольшие эксперименты, Крис Босс особо подчеркивал футуристический и инновационный характер объектов и принадлежность его бюро к новому поколению в архитектуре. Синтезируя различный исторический, исследовательский и проектный опыт, архитекторы ориентируются, прежде всего, на принципы организации и структурообразования, заложенные в природе.

Смысл сохранения единства с природой заключается для LAVA  не только в использовании технологий, создании экологической среды и энергоэффективных зданий. Архитекторы стремятся создавать конструкции, близкие по характеру природным образованиям, это основа творческого кредо бюро. Природа становится источником вдохновения при разработке как конструкций, так и образов – Крис Босс показал это на примере проектов Green Void и Tower Skin.

Green Void, то есть «зеленая пустота» – это 20-метровая инсталляция в атриуме сиднейской таможни, здания XIX века, превращенного в культурный центр. Архитектор считает эту инсталляцию одной из лучших иллюстраций главного принципа бюро – more with less, создания многого малыми средствами. В данном случае они получили 300 кв метров поверхности, использовав для этого 40 килограммов зеленой лайкры. Действительно, глядя на то, как объект, похожий на выросшую до гигантских размеров микроводоросль, парит над головами посетителей культурного центра, можно порадоваться тому, что он весит так немного.
zooming
Green Void. © LAVA

Tower Skin (2009) – проект переодевания башни UTS в Сиднее путем натягивания на нее гибкой оболочки вместо масштабной и дорогой реконструкции. «Кожа» полупрозрачная, включает солнечные батареи, устройства для сбора дождевой воды, LED-ы, позволяющие ей работать как медиа-экран, обеспечивает вентиляцию, циркуляцию, доступ внутрь всего полезного и защиту от всего вредного (например, от солнечных лучей).  Этот проект, наверное, выглядит самым интересным и впечатляющим, он действительно удачно иллюстрирует принцип экономии энергии и материалов.
zooming
Tower Skin. © LAVA
zooming
Tower Skin. © LAVA

Несмотря на ассоциации с экспериментами Фрая Отто, оба проекта демонстрируют несколько иное понимание ткани. «Одев» башню в кокон, архитекторы провели прямую аналогию между архитектурой и модой, уподобив объем башни фигуре человека. Использование ткани как медиа фасада позволяет не только изменять внешность здания ночью, но и создает ощущение живой, легкой  поверхности.  Зеленые туннели Green Void еще ближе к человеческому масштабу – их можно коснуться, в них можно и заглянуть, они тоже воспринимаются как своего рода «одежда».

В работах LAVA изменяется и роль ограждающей поверхности – из статичной оболочки, обладающей раз и навсегда заданными функциями, она становится оперативным и интеллектуальным элементом здания, как, например, кожа проекта Tower Skin,  взаимодействующая и с людьми, и с природными факторами – светом, температурой. Изменяется и принцип формообразования гибких структур. Если в 80-е годы геометрия объема была относительно независимой от каркаса, то сейчас форма оболочки четко определена  его линейными элементами – ребрами фасада Tower Skin или кольцами крепления Green Void.

Архитектура LAVA тяготеет к конструктивной ясности форм в противовес барочному подходу их учителей, ориентированному на визуальную эффетность. Легкая выразительная форма, образованная мембраной, перестает быть самоцелью, а подается как результат моделирования и организации сложных процессов. А цифровые технологии, по словам архитектора, перестают быть только инструментом для достижения цели – они выражают саму логику мышления. «Например, создавая оболочку для Green Void, мы задавали только точки крепления – условия ограничения конструкции, а форма генерировалась программой исходя из этих данных», – говорит Крис Босс. В тоже время и Green Void, и Tower Skin продуманы так, что их вес оказывается значительно меньше веса обычных конструкций – модули, их которых они состоят, запросто могут перенести два человека. С использованием таких конструкций архитектура, а за ней и город становятся более легкими, вариативными, приобретают способность более гибко, чем раньше, реагировать на изменения внешних условий.

Можно даже сказать, что, опираясь на природные прототипы, архитекторы LAVA формируют некую «вторую природу», с искусственной, изолированной и независимой от внешних невзгод средой, как в городе Масдар или в павильоне Дома Будущего в Пекине. Такое пространство объединяет передовые технологии и законы природы, позволяя бюро создавать уникальные проекты, в которых разрабатываются универсальные методы, применимые в разнообразных ситуациях и условиях, синтезирующие и объединяющие различный повседневный и культурный опыт.


Мастерская:

LAVA

03 Мая 2012

Автор текста:

Наталия Волкова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.
Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.