Стеклянный шар Хади Тегерани

12 ноября по инициативе кафедры архитектуры общественных зданий и компании ДОРМА Рус в МАрхИ с лекцией выступил архитектор Хади Тегерани. Тема мастер-класса была сформулирована весьма узкопрофильно – «Особенности исполнения структурного остекления современных фасадов», – но в итоге спикер ограничился представлением своих самых известных построек и новых проектов. В большинстве из них действительно активно используется масштабное остекление, однако архитектор предпочел не раскрывать «секрет фирмы».

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

16 Ноября 2009
mainImg

Архитектор:

Хади Техрани
Хади Тегерани – немецкий архитектор иранского происхождения, один из трех партнеров-основателей бюро BRT, которое сегодня считается одной из ведущих проектных компаний Германии, а также владелец собственной дизайнерской фирмы. Основные постройки Хади Тегерани расположены именно в Германии, а самые знаковые объекты находятся преимущественно в Гамбурге, где в построенном им же офисном здании Deichtor базируется и само бюро. Впрочем, и в России Хади Тегерани не проездом, а по делам: в Москве уже несколько лет существует представительство бюро – компания «БРТ Рус», созданная совместно с корпорацией «ИНТЕКО». Тегерани хоть и не звезда мировой величины, но проектирует объекты поистине звездного масштаба. И, вероятно, именно это в свое время привлекло к нему внимание стран с бурно развивающимся девелопментом, предпочитающим, как известно, строить грандиозно и дорого. Так, в докризисной Москве ИНТЕКО рассчитывало привлечь Тегерани к проектированию нового кольца высоток, а ОАЭ заказали архитектору сразу несколько многофункциональных комплексов.

Масштабность объектов Тегерани выражается не только в количестве квадратных метров, но и в значимости, «громкости» самого архитектурного высказывания. Каждая постройка BRT – это здание-событие, яркий и самодостаточный объект, претендующий на роль нового городского ориентира и статус достопримечательности. При этом все они действительно выполнены из стекла и благодаря этому не отгораживаются от внешнего мира, а, наоборот, активно взаимодействуют с окружающей средой. Взять хотя бы офисный комплекс Berliner Bogen – 36-метровая полностью остекленная арочная конструкция уже стала новым символом юго-восточной части центра Гамбурга. Мотив здания-моста в более крупном масштабе воспроизводится в конкурсном проекте жилого дома для Копенгагена – 130-метровая арка над водой включает в себя не только квартиры и сервисы, но и специальный лифт, позволяющий горожанам перебраться на другой берег.

Проекты, выполненные Тегерани для ОАЭ, и вовсе можно назвать новыми «чудесами света». Например, та же типология дома-моста в масштабах Абу-Даби разрастается до настоящего футуристического дворца на многочисленных опорах-колоннах. На верхних этажах  Water palace размещаются квартиры, а под ними – магазины, как будто подвешенные внутрь стеклянных сталактитов. Для того же Абу-Даби Тегерани спроектировал гигантское жилое здание Oyster, напоминающее то ли модернистское круглое кресло, то ли моллюска.

Впрочем, Хади Тегерани убежден: для того,  чтобы создать зрелищное здание, совершенно необязательно делать его очень большим. Можно, например, использовать прием прямой метафоры («corporate identity», как называет это сам архитектор) и для компании, производящей светильники, спроектировать дом-лампу. Именно так поступил  сам Тегерани, когда получил заказ на штаб-квартиру от Tobias Grau, одной из самых известных в Германии фабрики осветительных приборов. У этого необычного здания основание выполнено из бетона, несущий каркас – из клееных деревянных конструкций, а оболочка (играющая роль абажура «лампы») – из стекла и металла. Выстроенное еще в 1996 году, оно до сих пор выглядит очень современно.

Стеклом архитектор владеет поистине виртуозно и в своем творчестве стремится уйти «как можно дальше от грубых офисных стекляшек-параллелепипедов». Свой первый объект с применением стеклянного фасада с точечным креплением – автомобильный шоу-рум – Тегерани построил в Гамбурге в 1991 году.  А в 1993 году в городе Киль было закончено здание сберкассы, в котором  фойе с банкоматами трактовано как стеклянная коробка, подвешенная на металлических тросах, и именно после этого объекта об архитекторе впервые заговорили как о гуру современного стеклянного зодчества.

Наконец, еще одним важнейшим качеством архитектуры Тегерани можно назвать их экологичность и соответствие объекта исходным условиям участка. Архитектор глубоко убежден, что каждая будущая стройплощадка уже содержит в себе «оптимальный проект», который только надо распознать с помощью интуиции и анализа. А еще Тегерани обязательно привносит в свои проекты масштабное озеленение, развивая мотив зимнего сада до больших оазисов, размещаемых не только во внутренних дворах и атриумах, но и прямо на фасадах, в специально сделанных для этого выемках. Апофеозом использования этого приема можно считать офис компании Swiss Re в Мюнхене. Как охарактеризовал этот объект сам Тегерани: «Я поставил поле вертикально и внутрь встроил здание». Но, пожалуй, лучшим примером средовой архитектуры, созданной BRT, стоит признать небоскребы, которые стали частью проекта реконструкции старой гавани Кельна. Получив первое место на международном конкурсе еще в 1992 году, этот проект был реализован лишь недавно. Взяв за основу идею горизонтальных небоскребов Эля Лисицкого, Тегерани поднял их над старыми постройками наподобие портовых кранов, опорами для которых служат лифтовые шахты.
 
Нужно отметить, что Хади Тегерани вообще весьма деликатен при работе в исторической среде. Это, помимо Кельна, показала и выполненная им реконструкция немецкой пивоварни, а также один из московских проектов – предложения по реконструкции зданий Теплых торговых рядов на Ильинке. Архитектор предложил надстроить здания стеклянными «парниками», напоминающими перекрытия торговых пассажей, а пространства между рядами превратить в атриумы. Правда, другие московские проекты, созданные в рамках сотрудничества с ИНТЕКО, отличаются куда большим размахом. Достаточно вспомнить пирамидообразную высотку на Профсоюзной, которая в свое время вызвала резкую критику со стороны московского мэра, или бизнес-парк в долине реки Сетунь в виде пяти «летающих тарелок». Причем на лекции создалось отчетливое ощущение, что архитектор экспортирует в Москву собственные проекты 10-летней давности – тот же «Сетунь хиллс», скажем, очень похож на проект Центральной транспортной станции Дортмунда, выполненный в 1997 году. Впрочем, самого Тегерани этот факт ничуть не смущает – он убежден в том, что талантливый архитектор должен быть еще и хорошим бизнесменом.

И уж чего-чего, а деловой активности Хади Тегерани не занимать. Как уже говорилось, помимо BRT, он основал успешную дизайнерскую компанию, производящую предметы мебели и даже модные скворечники. Выступая в МАрхИ, Тегерани признался, что мечтает занять достойное место в ряду таких архитекторов-дизайнеров, как Ле Корбюзье, Мис ван дер Роэ и другие. Но есть у него и запасной вариант: в самом крайнем случае певец стеклянных фасадов войдет в историю как музыкант, ведь в свободное от профессиональной деятельности время архитектор записывает диски с композициями собственного сочинения.
zooming
Офисное здание над каналом, Гамбург, 1998-2001
Шоу-рум автомобилей, Габмург, 1990-91
zooming
Шоу-рум автомобилей, Габмург, 1990-91
Офисное здание собственной компании в Гамбурге, 2000-2002
Здание сберкассы, Киль, 1994-96
zooming
Здание сберкассы, Киль, 1994-96
zooming
Офис Swiss Re, Мюнхен, 1998-99
zooming
Офисное здание компании Tobias Grau, 1997
zooming
Офисное здание над каналом, Гамбург, 1998-2001
zooming
Порт в Гамбурге, 2004
zooming
Реконстукция старой гавани Кельна. Конкурс 1992 г.
zooming
Проект дома-моста в Копенгагене, 2008
zooming
Реконструкция здания пивоварни, 2000-2005
zooming
Офисное здание собственной компании в Гамбурге, 2000-2002
zooming
Проект комплекса апартаментов в Абу-Даби, 2006
zooming
Проект университета Zayed в Абу-Даби, 2009 (строится)
Oyster, Абу-Даби
zooming
Станция аэро-экспресса, Франкфурт, 1996-99
zooming
Небоскреб на Профсоюзной ул., Москва, 2006
Проект «Авиа-парк», Ходынское поле, Москва, 2008
zooming
Проект «Авиа-парк», Ходынское поле, Москва, 2008
zooming
Проект реконструкции Теплых торговых рядов на Ильинке, 2006
zooming
Проект офисного здания (рядом с гостиницей «Балчуг») Москва, 2006


Архитектор:

Хади Техрани

16 Ноября 2009

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратушей, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».