Стеклянный шар Хади Тегерани

12 ноября по инициативе кафедры архитектуры общественных зданий и компании ДОРМА Рус в МАрхИ с лекцией выступил архитектор Хади Тегерани. Тема мастер-класса была сформулирована весьма узкопрофильно – «Особенности исполнения структурного остекления современных фасадов», – но в итоге спикер ограничился представлением своих самых известных построек и новых проектов. В большинстве из них действительно активно используется масштабное остекление, однако архитектор предпочел не раскрывать «секрет фирмы».

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

16 Ноября 2009
mainImg

Архитектор:

Хади Техрани
Хади Тегерани – немецкий архитектор иранского происхождения, один из трех партнеров-основателей бюро BRT, которое сегодня считается одной из ведущих проектных компаний Германии, а также владелец собственной дизайнерской фирмы. Основные постройки Хади Тегерани расположены именно в Германии, а самые знаковые объекты находятся преимущественно в Гамбурге, где в построенном им же офисном здании Deichtor базируется и само бюро. Впрочем, и в России Хади Тегерани не проездом, а по делам: в Москве уже несколько лет существует представительство бюро – компания «БРТ Рус», созданная совместно с корпорацией «ИНТЕКО». Тегерани хоть и не звезда мировой величины, но проектирует объекты поистине звездного масштаба. И, вероятно, именно это в свое время привлекло к нему внимание стран с бурно развивающимся девелопментом, предпочитающим, как известно, строить грандиозно и дорого. Так, в докризисной Москве ИНТЕКО рассчитывало привлечь Тегерани к проектированию нового кольца высоток, а ОАЭ заказали архитектору сразу несколько многофункциональных комплексов.

Масштабность объектов Тегерани выражается не только в количестве квадратных метров, но и в значимости, «громкости» самого архитектурного высказывания. Каждая постройка BRT – это здание-событие, яркий и самодостаточный объект, претендующий на роль нового городского ориентира и статус достопримечательности. При этом все они действительно выполнены из стекла и благодаря этому не отгораживаются от внешнего мира, а, наоборот, активно взаимодействуют с окружающей средой. Взять хотя бы офисный комплекс Berliner Bogen – 36-метровая полностью остекленная арочная конструкция уже стала новым символом юго-восточной части центра Гамбурга. Мотив здания-моста в более крупном масштабе воспроизводится в конкурсном проекте жилого дома для Копенгагена – 130-метровая арка над водой включает в себя не только квартиры и сервисы, но и специальный лифт, позволяющий горожанам перебраться на другой берег.

Проекты, выполненные Тегерани для ОАЭ, и вовсе можно назвать новыми «чудесами света». Например, та же типология дома-моста в масштабах Абу-Даби разрастается до настоящего футуристического дворца на многочисленных опорах-колоннах. На верхних этажах  Water palace размещаются квартиры, а под ними – магазины, как будто подвешенные внутрь стеклянных сталактитов. Для того же Абу-Даби Тегерани спроектировал гигантское жилое здание Oyster, напоминающее то ли модернистское круглое кресло, то ли моллюска.

Впрочем, Хади Тегерани убежден: для того,  чтобы создать зрелищное здание, совершенно необязательно делать его очень большим. Можно, например, использовать прием прямой метафоры («corporate identity», как называет это сам архитектор) и для компании, производящей светильники, спроектировать дом-лампу. Именно так поступил  сам Тегерани, когда получил заказ на штаб-квартиру от Tobias Grau, одной из самых известных в Германии фабрики осветительных приборов. У этого необычного здания основание выполнено из бетона, несущий каркас – из клееных деревянных конструкций, а оболочка (играющая роль абажура «лампы») – из стекла и металла. Выстроенное еще в 1996 году, оно до сих пор выглядит очень современно.

Стеклом архитектор владеет поистине виртуозно и в своем творчестве стремится уйти «как можно дальше от грубых офисных стекляшек-параллелепипедов». Свой первый объект с применением стеклянного фасада с точечным креплением – автомобильный шоу-рум – Тегерани построил в Гамбурге в 1991 году.  А в 1993 году в городе Киль было закончено здание сберкассы, в котором  фойе с банкоматами трактовано как стеклянная коробка, подвешенная на металлических тросах, и именно после этого объекта об архитекторе впервые заговорили как о гуру современного стеклянного зодчества.

Наконец, еще одним важнейшим качеством архитектуры Тегерани можно назвать их экологичность и соответствие объекта исходным условиям участка. Архитектор глубоко убежден, что каждая будущая стройплощадка уже содержит в себе «оптимальный проект», который только надо распознать с помощью интуиции и анализа. А еще Тегерани обязательно привносит в свои проекты масштабное озеленение, развивая мотив зимнего сада до больших оазисов, размещаемых не только во внутренних дворах и атриумах, но и прямо на фасадах, в специально сделанных для этого выемках. Апофеозом использования этого приема можно считать офис компании Swiss Re в Мюнхене. Как охарактеризовал этот объект сам Тегерани: «Я поставил поле вертикально и внутрь встроил здание». Но, пожалуй, лучшим примером средовой архитектуры, созданной BRT, стоит признать небоскребы, которые стали частью проекта реконструкции старой гавани Кельна. Получив первое место на международном конкурсе еще в 1992 году, этот проект был реализован лишь недавно. Взяв за основу идею горизонтальных небоскребов Эля Лисицкого, Тегерани поднял их над старыми постройками наподобие портовых кранов, опорами для которых служат лифтовые шахты.
 
Нужно отметить, что Хади Тегерани вообще весьма деликатен при работе в исторической среде. Это, помимо Кельна, показала и выполненная им реконструкция немецкой пивоварни, а также один из московских проектов – предложения по реконструкции зданий Теплых торговых рядов на Ильинке. Архитектор предложил надстроить здания стеклянными «парниками», напоминающими перекрытия торговых пассажей, а пространства между рядами превратить в атриумы. Правда, другие московские проекты, созданные в рамках сотрудничества с ИНТЕКО, отличаются куда большим размахом. Достаточно вспомнить пирамидообразную высотку на Профсоюзной, которая в свое время вызвала резкую критику со стороны московского мэра, или бизнес-парк в долине реки Сетунь в виде пяти «летающих тарелок». Причем на лекции создалось отчетливое ощущение, что архитектор экспортирует в Москву собственные проекты 10-летней давности – тот же «Сетунь хиллс», скажем, очень похож на проект Центральной транспортной станции Дортмунда, выполненный в 1997 году. Впрочем, самого Тегерани этот факт ничуть не смущает – он убежден в том, что талантливый архитектор должен быть еще и хорошим бизнесменом.

И уж чего-чего, а деловой активности Хади Тегерани не занимать. Как уже говорилось, помимо BRT, он основал успешную дизайнерскую компанию, производящую предметы мебели и даже модные скворечники. Выступая в МАрхИ, Тегерани признался, что мечтает занять достойное место в ряду таких архитекторов-дизайнеров, как Ле Корбюзье, Мис ван дер Роэ и другие. Но есть у него и запасной вариант: в самом крайнем случае певец стеклянных фасадов войдет в историю как музыкант, ведь в свободное от профессиональной деятельности время архитектор записывает диски с композициями собственного сочинения.
zooming
Офисное здание над каналом, Гамбург, 1998-2001
Шоу-рум автомобилей, Габмург, 1990-91
zooming
Шоу-рум автомобилей, Габмург, 1990-91
Офисное здание собственной компании в Гамбурге, 2000-2002
Здание сберкассы, Киль, 1994-96
zooming
Здание сберкассы, Киль, 1994-96
zooming
Офис Swiss Re, Мюнхен, 1998-99
zooming
Офисное здание компании Tobias Grau, 1997
zooming
Офисное здание над каналом, Гамбург, 1998-2001
zooming
Порт в Гамбурге, 2004
zooming
Реконстукция старой гавани Кельна. Конкурс 1992 г.
zooming
Проект дома-моста в Копенгагене, 2008
zooming
Реконструкция здания пивоварни, 2000-2005
zooming
Офисное здание собственной компании в Гамбурге, 2000-2002
zooming
Проект комплекса апартаментов в Абу-Даби, 2006
zooming
Проект университета Zayed в Абу-Даби, 2009 (строится)
Oyster, Абу-Даби
zooming
Станция аэро-экспресса, Франкфурт, 1996-99
zooming
Небоскреб на Профсоюзной ул., Москва, 2006
Проект «Авиа-парк», Ходынское поле, Москва, 2008
zooming
Проект «Авиа-парк», Ходынское поле, Москва, 2008
zooming
Проект реконструкции Теплых торговых рядов на Ильинке, 2006
zooming
Проект офисного здания (рядом с гостиницей «Балчуг») Москва, 2006


0

Архитектор:

Хади Техрани

16 Ноября 2009

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.