Автор текста:
Н.В. Дубынин

Научные основы архитектурного проектирования: внедрение результатов

Статья была опубликована в журнале: «Архитектура и время» №3, 2010 г.

0

     Внедрение результатов прикладных исследований архитектурной науки в практику проектирования и строительства весьма актуально, но вместе с тем это сложный процесс, который требует специальных подходов. 

     П.Хилл, в своей книге «Методы проектирования, научное обоснование решения» приводит слова Эдисона, которые очень точно отражают практическую сторону данного вопроса: «Общество никогда не бывает готово к тому, чтобы принять какое-то изобретение. Каждая новая вещь встречает сопротивление, и изобретателю требуются годы, чтобы люди начали понимать его, и еще годы, чтобы внедрить это изобретение» [1, с. 10].


     Можно указать три основных фактора, обусловливающих успешное внедрение результатов научных исследований (новшеств) в практику: решение социальных проблем общества;  привлекательность для инвестора; четкое планирование и методическая отработка процесса внедрения. Рассмотрим их более подробно.


     Социальный фактор. Научные разработки приобретают смысл и мотивацию, если их внедрение помогает в решении проблем, которые имеют социальное значение для общества. Например, жилищных, транспортных, энергетических проблем, являющихся наиболее злободневными в настоящее время (рис. 1). В поиске и определении перспективных направлений исследований могут помочь социальные исследования, а также работы по прогнозированию развития архитектуры, как на ближайшие годы, так и на несколько десятилетий. Среди научных институтов, в работе которых прогнозирование уже давно приобрело особую актуальность можно назвать и ЦНИИЭП жилища [2], «Научно-исследовательский институт теории, истории и перспективных проблем советской архитектуры» и другие.


     Сегодня данная работа продолжена РААСН, так А.П.Кудрявцев отмечает, что «… в числе государственных функций РААСН, определяемых ее Уставом, должны быть: научно-техническое прогнозирование развития приоритетных направлений фундаментальной и прикладной науки, научно-исследовательских разработок; развитие, поддержка и обеспечение фундаментальных и прикладных исследований, научно-исследовательских работ…» [3].


     Так, определенные фундаментальными исследованиями перспективы развития общества, экономики и архитектуры должны формировать направления прикладных исследований, обосновывая уверенность в том, что планируемая работа не будет напрасной.


     Инвестиции. Как известно, без инвестиций исследования и внедрение разработанных новшеств невозможны. Новая идея должна быть рождена или поддержана инвестором. Но, как правило, заказчиком движет желание создать новую продукцию, которая будет востребована и обеспечит экономию или повысит престиж предприятия. Иными словами — сделать «ход», который принесет ему прибыль. Иногда это способствует решению какой-либо социальной проблемы (например, строительство социальных объектов), а иногда и нет (когда происходит вытеснение социальных объектов в пользу строительства коммерческих). Ученый должен учитывать это, и исходя из моральных и этических принципов, своей социальной позиции браться за работу или отклонять ее. В любом случае, чтобы инвестор поддержал идею, нужно иметь положительные ответы на следующие вопросы: соответствует ли она критериям инвестора, есть ли шансы на успех и можно ли ее реализовать при существующем развитии техники за приемлемый промежуток времени [1, с. 61].


     Планируя исследования по какой-либо проблеме, следует учитывать, что они имеют не малую цену и не могут проводиться наугад. Как избежать неоправданных затрат? «Повышение результативности научных исследований прикладного характера достигается обоснованным выбором тематики. В связи с этим следует проводить предварительные технико-экономические обоснования (ТЭО) целесообразности выполнения научных исследований и экспериментальных работ. В ТЭО должны рассматриваться следующие основные вопросы: техническая и экономическая целесообразность решения поставленной задачи; рациональные пути проведения исследований, опытно конструкторских и других работ; намечаемое использование в практике строительства результатов исследований и связанные с этим расходы; гарантируемые в итоге внедрения разработанных новшеств технико-экономические показатели» [4, с. 144].


     Методический подход. Проектирование распространенного типа объекта: жилых, офисных, гостиничных зданий, магазинов и т.п. представляет собой отработанный процесс. Проектировщик, чтобы внести в него изменения, предполагаемые новатором, должен убедиться, что это действительно нужно и полезно сделать. Принятию положительного решения мешает консервативное мышление, а также неудобства и трудности, связанные с реорганизацией уже налаженной работы. Как облегчить их преодоление? Очевидно, что проектировщики смогут быстрее и эффектнее реагировать на предложения ученых, если будут уделять больше внимания науке, знать о ее роли и возможностях и представлять результаты реализации конкретного предложения.


     Особая роль в процессе внедрения научных разработок в практику проектирования и строительства принадлежит эксперименту. Допустим, ученые разработали новый тип здания или каких-либо помещений. Но это не означает, что разработка может быть сразу же без проблем и с положительным результатом осуществлена в массовом строительстве. Внедрение в архитектуре должно происходить поэтапно, на основе эксперимента... Ещё А.К.Буров в своей книге «Об архитектуре» писал: «В авиа- и авто-строении делают не экспериментальные проекты, а экспериментальные модели, являющиеся равнодействующей между современными материалами, технологией и экономикой. А до того, как построить экспериментальную модель, строят макет самолета в натуральную величину, со всеми деталями, проверяют их взаимодействие, удобство, видимость. Проверяют все. Работают над таким макетом иногда год, и только после этого переходят к модели. Мы же редко строим даже макеты квартир в натуральную величину.


     Не будем портить бумагу — не бывает экспериментальных проектов, не опирающихся на экспериментальный завод (на котором можно сделать экспериментальную модель). Не будем ждать чуда от проекта без эксперимента ни в смысле «образа», ни в смысле «экономии»; проект в лучшем случае может сэкономить несколько процентов – строительный метод может удешевить стоимость в несколько раз». [5, с. 105].
Да, сегодня у нас есть компьютерная техника, которая на основе трехмерной графики позволяет строить многочисленные перспективы, делать анимацию, разрезы и т.п. Но картинка, даже очень близкая к реальности, не позволяет полностью ее осознать и оценить. Какая-то граница на этом пути все же остается не преодоленной.


     Стул, какой бы красивый он не был и как бы вы его не осматривали, не стоит покупать не присев на него, не ощутив, соответствует ли эргономика его спинки вашей спине. И автомобиль лучше купить после так называемого «драйв теста», почувствовав как он ведет себя в движении. Так стоит  ли рисковать и вкладывать деньги в здание, не проверив его. Ведь оно стоит значительно дороже стула, автомобиля, любого другого предмета.
Поэтому «Экспериментальное строительство должно стать непременным этапом проверки результатов научных исследований, направленных на изыскание новых и совершенствование существующих решений, применяемых при проектировании и строительстве зданий и сооружений» [4, с. 143].


     Данный метод уже не раз был проверен в нашей стране. Например, ЦНИИЭП жилища строил дома-представители новых серий в различных городах страны, а затем использовал накопленный опыт при экспериментальном проектировании новых городов, строившихся почти с «нуля» и требующих больших масштабов строительства (Тольятти и Набережные Челны — важнейшие стройки девятой пятилетки, рис. 2) [6,.с. 7–8].


     Методика проведения исследований и разработка предложений новых архитектурных решений, их апробация в эксперименте, а потом и в массовом строительстве, способствующая быстрейшему внедрению в производство результатов научных исследований. стала основой типового проектирования. Так были созданы типовые проекты для гражданского строительства в масштабе страны.


     Задачи отработки новшеств на экспериментальных объектах, а также постоянной доработки в процессе серийного производства (повторного строительства) всегда успешно решались комплексными институтами, имеющими в составе научные, проектно-конструкторские и производственные подразделения. Может быть, и в настоящее время наиболее удачная форма, в которой могут существовать научные организации — это «научно-исследовательский и проектный институт». Внутри такого учреждения можно создать хорошие связи между наукой и практикой, обеспечив исследования финансированием, а проектирование — научной базой, и расширить возможности экспериментального строительства. Конечно, исследования не будут такими масштабными,  как при государственной поддержке, но, по крайней мере, это обеспечит их жизнеспособность и даст проектировщикам хорошие перспективы на самые привлекательные заказы. Как отмечает А.П.Кудрявцев: «Целесообразность создания ступенчатой системы в виде единства фундаментальных, прикладных и проектно-экспериментальных исследований… становится все очевиднее» [2].


     В то же время в таких организациях есть возможности за счет существования полноценно действующего научного подразделения не просто иметь, но и соответствовать названию «научно-исследовательский и проектный институт», что, безусловно, обеспечивает повышение имиджа. При этом окупаемость работы отдельного подразделения в данном случае должна рассчитываться не в узких рамках квартала, полугодия, а с учетом перспектив развития всей организации.


     Практика функционирования комплексных научно-исследовательских и проектных институтов доказала, что в целях ускорения разработки документации с внедрением результатов исследований для массового использования в строительстве, следует шире практиковать сотрудничество научных, проектных, конструкторских и производственных организации. Особое внимание следует уделять творческому содружеству научно-исследовательских институтов со строительными организациями и предприятиями строительной индустрии, с учетом строительной специфики смелее идти на создание научно-производственных объединений. Целесообразно расширить в строительных организациях и на предприятиях сеть опорных пунктов научно-исследовательских институтов для проведения исследований и испытаний новых решений в условиях производства и строительства. В этой работе должны принимать участие специалисты-производственники (рис. 3, 4). [4, с. 143]


     В современных экономических условиях далеко не все строительные и проектные организации заботятся о внедрении научных разработок.  В связи с этим для ускорения технического прогресса в строительстве необходимо, с одной стороны, направить деятельность научных организаций на решение актуальных проблем капитального строительства, а с другой — создать условия, которые побуждали бы проектные, строительные организации и предприятия строительной индустрии использовать новейшие разработки отечественных ученых (рис. 5) [4, с. 143]


     Еще одним направлением внедрения результатов прикладных исследований является их учет при разработке нормативных документов, множества общих и специальных технических регламентов [7, с. 5]. Очевидно, что данная работа должна строиться на базе новшеств, которые уже отработаны при внедрении их в практику проектирования и строительства.


     Таким образом, проблемы внедрения результатов научных исследований в практику проектирования и строительства требуют скорейшего решения для обеспечения базы развития отечественной архитектуры. При этом приоритетные шансы на успех имеют научные разработки, решающие социальные задачи, и имеющие четкие технико-экономические обоснования. Непременным условием работы также является проработанный метод внедрения. Важную роль в этом могут сыграть комплексные научно-исследовательские и проектные институты, имеющие базу для прикладных исследований, экспериментального проектирования и строительства, а также взаимосвязи с другими проектными и строительными организациями, имеющие широкие возможности обмена информации, прямой и обратной связи всех звеньев строительного производства от ученого до строителя.

 

Библиография:
1. Хилл П. Методы проектирования, научное обоснование решения: Пер. с англ. Е.Г.Коваленко / Под ред. В.Ф.Венды — М.: Мир, 1973. —.264 с.: ил.
2. Кудрявцев. РААСН: синтез архитектурно-строительной науки и практики, традиций и новаторства. // «ПГС», 2004, № 6.
3. Дубынин Н.В. Архитектурная наука и  практика: архитектурное проектирование. // «Архитектура и время», 2010, № 2. — С. 8–10.
4. Новиков И.Т. Научно-технический прогресс в строительстве. — М.: Стройиздат, 1977. — 199 с.: ил.
5. Буров А.К. Об архитектуре. —  М.: Госстройиздат, 1960. — 147 с.: ил.
6. Рубаненко Б. Наука–эксперимент–практика. // «Архитектура СССР», 1973, № 7. —  С. 2–9.
7. Хайт В.Л. Фундаментальная наука и жилище будущего. // «Жилищное строительство», 2004,  № 10. —  С. 4–5. 

1. Жилище бедных слоев населения во многих странах, в том числе и развитых, требует принципиального пересмотра подходов к его строительству, эксплуатации и принятию мер по повышению архитектурных качеств, что должно стать приоритетной задачей общества, государственной политики и архитектурной науки. Фото: © Николай Дубынин
2. Набережные Челны — город автостроителей. Начало проектирования и строительства 1970 г. ЦНИИЭП жилища, ЦНИИП градостроительства и другие институты. Авторы Б.Р.Рубаненко, В.А.Шквариков, Л.С.Ламанов, Р.Е.Патеев, Ю.П.Бочаров, Л.В.Станишевский, В.В.Анкина, Т.М.Колоярцева и др. Город является примером градостроительного и объемного проектирования на научной основе с учетом перспектив развития и роста населения. Так, сегодня, благодаря грамотной планировке, заложенной около 40 лет назад, предусматривающей широкие улицы, удобные развязки, Набережные Челны не испытывает транспортных проблем, которые присущи другим городам с таким же населением. Фото: www.nabchelny.ru
Набережные Челны. Фото: www.nabchelny.ru
Набережные Челны. Фото: www.nabchelny.ru
Набережные Челны. Фото: www.nabchelny.ru
3. Гостиница «Украина». Москва, Кутузовский проспект, 1955 г. Архитекторы: А.Г. Мордвинов, В.К. Олтаржевский, В.Г. Калиш. Семь высотных зданий Москвы стали смелым экспериментом советских зодчих на базе архитектурной и строительной науки. При этом был получен важный опыт по организации и координации усилий ученых, проектировщиков, строителей, предприятий продукция которых требовалась для комплексного решения уникальных интерьеров, оборудования и меблировки. Фото: © Николай Дубынин
4. Останкинская телебашня. Москва, ул. Академика Королева, 1967 г. Архитекторы: Л.И. Баталов, Д.И. Бурдин, М.А. Шкуд, Л.И. Щипакин; инженеры: Н.В. Никитин, Б.А. Злобин и др. Данное сооружение стоит в ряду значимых экспериментальных проектов в разработке и строительстве которого принимали участие 33 проектные организации (в том числе НИИ), 40 специализированных строительно-монтажных управлений и десятки заводов-изготовителей со своими конструкторскими бюро. Фото: © Николай Дубынин
5. «Многофункциональный жилой комплекс с развитой инфраструктурой и подземной автостоянкой», Москва, ул. Русаковская, вл. 37-39, 2006-2008 гг. Проект выполнен ООО «Дирекция Капитального Строительства». Современное проектирование и строительство многофункциональных и высотных зданий, являющихся уникальными, предусматривает научное сопровождение. Оно включает разработку специальных технических условий, а также мониторинг в процессе эксплуатации, которые выполняются ведущими научно-исследовательскими институтами страны. Фото: © Николай Дубынин

16 Ноября 2010

Автор текста:

Н.В. Дубынин
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
Технологии и материалы
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Сейчас на главной
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
Нет плохой погоды
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает для сибирского города Мегион всесезонный парк и необычные элементы благоустройства, отвечающие суровому климату: источники витамина D, укрытия от холода и непогоды и преобразователи ветра.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
На крутом берегу
После вручения премии АрхиWOOD 2021 начинаем вспоминать о победителях прошлого года и проектах шорт-листа этого года. Жизнь показывает, что один из основных трендов – черный или серый цвет фасадов.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Преемственность силуэта
Доходный дом «Астория» в центре Стокгольма реконструирован архитекторами 3XN, которые добавили к нему новый корпус со схожим профилем кровли.
От контраста к контексту
Herzog & de Meuron расширили музей Кюпперсмюле в Дуйсбурге – комплекс индустриальной мельницы, который они сами приспособили для устройства экспозиций еще в 1999.