Автор текста:
Н.В. Дубынин

Научные основы архитектурного проектирования: внедрение результатов

Статья была опубликована в журнале: «Архитектура и время» №3, 2010 г.

     Внедрение результатов прикладных исследований архитектурной науки в практику проектирования и строительства весьма актуально, но вместе с тем это сложный процесс, который требует специальных подходов. 

     П.Хилл, в своей книге «Методы проектирования, научное обоснование решения» приводит слова Эдисона, которые очень точно отражают практическую сторону данного вопроса: «Общество никогда не бывает готово к тому, чтобы принять какое-то изобретение. Каждая новая вещь встречает сопротивление, и изобретателю требуются годы, чтобы люди начали понимать его, и еще годы, чтобы внедрить это изобретение» [1, с. 10].


     Можно указать три основных фактора, обусловливающих успешное внедрение результатов научных исследований (новшеств) в практику: решение социальных проблем общества;  привлекательность для инвестора; четкое планирование и методическая отработка процесса внедрения. Рассмотрим их более подробно.


     Социальный фактор. Научные разработки приобретают смысл и мотивацию, если их внедрение помогает в решении проблем, которые имеют социальное значение для общества. Например, жилищных, транспортных, энергетических проблем, являющихся наиболее злободневными в настоящее время (рис. 1). В поиске и определении перспективных направлений исследований могут помочь социальные исследования, а также работы по прогнозированию развития архитектуры, как на ближайшие годы, так и на несколько десятилетий. Среди научных институтов, в работе которых прогнозирование уже давно приобрело особую актуальность можно назвать и ЦНИИЭП жилища [2], «Научно-исследовательский институт теории, истории и перспективных проблем советской архитектуры» и другие.


     Сегодня данная работа продолжена РААСН, так А.П.Кудрявцев отмечает, что «… в числе государственных функций РААСН, определяемых ее Уставом, должны быть: научно-техническое прогнозирование развития приоритетных направлений фундаментальной и прикладной науки, научно-исследовательских разработок; развитие, поддержка и обеспечение фундаментальных и прикладных исследований, научно-исследовательских работ…» [3].


     Так, определенные фундаментальными исследованиями перспективы развития общества, экономики и архитектуры должны формировать направления прикладных исследований, обосновывая уверенность в том, что планируемая работа не будет напрасной.


     Инвестиции. Как известно, без инвестиций исследования и внедрение разработанных новшеств невозможны. Новая идея должна быть рождена или поддержана инвестором. Но, как правило, заказчиком движет желание создать новую продукцию, которая будет востребована и обеспечит экономию или повысит престиж предприятия. Иными словами — сделать «ход», который принесет ему прибыль. Иногда это способствует решению какой-либо социальной проблемы (например, строительство социальных объектов), а иногда и нет (когда происходит вытеснение социальных объектов в пользу строительства коммерческих). Ученый должен учитывать это, и исходя из моральных и этических принципов, своей социальной позиции браться за работу или отклонять ее. В любом случае, чтобы инвестор поддержал идею, нужно иметь положительные ответы на следующие вопросы: соответствует ли она критериям инвестора, есть ли шансы на успех и можно ли ее реализовать при существующем развитии техники за приемлемый промежуток времени [1, с. 61].


     Планируя исследования по какой-либо проблеме, следует учитывать, что они имеют не малую цену и не могут проводиться наугад. Как избежать неоправданных затрат? «Повышение результативности научных исследований прикладного характера достигается обоснованным выбором тематики. В связи с этим следует проводить предварительные технико-экономические обоснования (ТЭО) целесообразности выполнения научных исследований и экспериментальных работ. В ТЭО должны рассматриваться следующие основные вопросы: техническая и экономическая целесообразность решения поставленной задачи; рациональные пути проведения исследований, опытно конструкторских и других работ; намечаемое использование в практике строительства результатов исследований и связанные с этим расходы; гарантируемые в итоге внедрения разработанных новшеств технико-экономические показатели» [4, с. 144].


     Методический подход. Проектирование распространенного типа объекта: жилых, офисных, гостиничных зданий, магазинов и т.п. представляет собой отработанный процесс. Проектировщик, чтобы внести в него изменения, предполагаемые новатором, должен убедиться, что это действительно нужно и полезно сделать. Принятию положительного решения мешает консервативное мышление, а также неудобства и трудности, связанные с реорганизацией уже налаженной работы. Как облегчить их преодоление? Очевидно, что проектировщики смогут быстрее и эффектнее реагировать на предложения ученых, если будут уделять больше внимания науке, знать о ее роли и возможностях и представлять результаты реализации конкретного предложения.


     Особая роль в процессе внедрения научных разработок в практику проектирования и строительства принадлежит эксперименту. Допустим, ученые разработали новый тип здания или каких-либо помещений. Но это не означает, что разработка может быть сразу же без проблем и с положительным результатом осуществлена в массовом строительстве. Внедрение в архитектуре должно происходить поэтапно, на основе эксперимента... Ещё А.К.Буров в своей книге «Об архитектуре» писал: «В авиа- и авто-строении делают не экспериментальные проекты, а экспериментальные модели, являющиеся равнодействующей между современными материалами, технологией и экономикой. А до того, как построить экспериментальную модель, строят макет самолета в натуральную величину, со всеми деталями, проверяют их взаимодействие, удобство, видимость. Проверяют все. Работают над таким макетом иногда год, и только после этого переходят к модели. Мы же редко строим даже макеты квартир в натуральную величину.


     Не будем портить бумагу — не бывает экспериментальных проектов, не опирающихся на экспериментальный завод (на котором можно сделать экспериментальную модель). Не будем ждать чуда от проекта без эксперимента ни в смысле «образа», ни в смысле «экономии»; проект в лучшем случае может сэкономить несколько процентов – строительный метод может удешевить стоимость в несколько раз». [5, с. 105].
Да, сегодня у нас есть компьютерная техника, которая на основе трехмерной графики позволяет строить многочисленные перспективы, делать анимацию, разрезы и т.п. Но картинка, даже очень близкая к реальности, не позволяет полностью ее осознать и оценить. Какая-то граница на этом пути все же остается не преодоленной.


     Стул, какой бы красивый он не был и как бы вы его не осматривали, не стоит покупать не присев на него, не ощутив, соответствует ли эргономика его спинки вашей спине. И автомобиль лучше купить после так называемого «драйв теста», почувствовав как он ведет себя в движении. Так стоит  ли рисковать и вкладывать деньги в здание, не проверив его. Ведь оно стоит значительно дороже стула, автомобиля, любого другого предмета.
Поэтому «Экспериментальное строительство должно стать непременным этапом проверки результатов научных исследований, направленных на изыскание новых и совершенствование существующих решений, применяемых при проектировании и строительстве зданий и сооружений» [4, с. 143].


     Данный метод уже не раз был проверен в нашей стране. Например, ЦНИИЭП жилища строил дома-представители новых серий в различных городах страны, а затем использовал накопленный опыт при экспериментальном проектировании новых городов, строившихся почти с «нуля» и требующих больших масштабов строительства (Тольятти и Набережные Челны — важнейшие стройки девятой пятилетки, рис. 2) [6,.с. 7–8].


     Методика проведения исследований и разработка предложений новых архитектурных решений, их апробация в эксперименте, а потом и в массовом строительстве, способствующая быстрейшему внедрению в производство результатов научных исследований. стала основой типового проектирования. Так были созданы типовые проекты для гражданского строительства в масштабе страны.


     Задачи отработки новшеств на экспериментальных объектах, а также постоянной доработки в процессе серийного производства (повторного строительства) всегда успешно решались комплексными институтами, имеющими в составе научные, проектно-конструкторские и производственные подразделения. Может быть, и в настоящее время наиболее удачная форма, в которой могут существовать научные организации — это «научно-исследовательский и проектный институт». Внутри такого учреждения можно создать хорошие связи между наукой и практикой, обеспечив исследования финансированием, а проектирование — научной базой, и расширить возможности экспериментального строительства. Конечно, исследования не будут такими масштабными,  как при государственной поддержке, но, по крайней мере, это обеспечит их жизнеспособность и даст проектировщикам хорошие перспективы на самые привлекательные заказы. Как отмечает А.П.Кудрявцев: «Целесообразность создания ступенчатой системы в виде единства фундаментальных, прикладных и проектно-экспериментальных исследований… становится все очевиднее» [2].


     В то же время в таких организациях есть возможности за счет существования полноценно действующего научного подразделения не просто иметь, но и соответствовать названию «научно-исследовательский и проектный институт», что, безусловно, обеспечивает повышение имиджа. При этом окупаемость работы отдельного подразделения в данном случае должна рассчитываться не в узких рамках квартала, полугодия, а с учетом перспектив развития всей организации.


     Практика функционирования комплексных научно-исследовательских и проектных институтов доказала, что в целях ускорения разработки документации с внедрением результатов исследований для массового использования в строительстве, следует шире практиковать сотрудничество научных, проектных, конструкторских и производственных организации. Особое внимание следует уделять творческому содружеству научно-исследовательских институтов со строительными организациями и предприятиями строительной индустрии, с учетом строительной специфики смелее идти на создание научно-производственных объединений. Целесообразно расширить в строительных организациях и на предприятиях сеть опорных пунктов научно-исследовательских институтов для проведения исследований и испытаний новых решений в условиях производства и строительства. В этой работе должны принимать участие специалисты-производственники (рис. 3, 4). [4, с. 143]


     В современных экономических условиях далеко не все строительные и проектные организации заботятся о внедрении научных разработок.  В связи с этим для ускорения технического прогресса в строительстве необходимо, с одной стороны, направить деятельность научных организаций на решение актуальных проблем капитального строительства, а с другой — создать условия, которые побуждали бы проектные, строительные организации и предприятия строительной индустрии использовать новейшие разработки отечественных ученых (рис. 5) [4, с. 143]


     Еще одним направлением внедрения результатов прикладных исследований является их учет при разработке нормативных документов, множества общих и специальных технических регламентов [7, с. 5]. Очевидно, что данная работа должна строиться на базе новшеств, которые уже отработаны при внедрении их в практику проектирования и строительства.


     Таким образом, проблемы внедрения результатов научных исследований в практику проектирования и строительства требуют скорейшего решения для обеспечения базы развития отечественной архитектуры. При этом приоритетные шансы на успех имеют научные разработки, решающие социальные задачи, и имеющие четкие технико-экономические обоснования. Непременным условием работы также является проработанный метод внедрения. Важную роль в этом могут сыграть комплексные научно-исследовательские и проектные институты, имеющие базу для прикладных исследований, экспериментального проектирования и строительства, а также взаимосвязи с другими проектными и строительными организациями, имеющие широкие возможности обмена информации, прямой и обратной связи всех звеньев строительного производства от ученого до строителя.

 

Библиография:
1. Хилл П. Методы проектирования, научное обоснование решения: Пер. с англ. Е.Г.Коваленко / Под ред. В.Ф.Венды — М.: Мир, 1973. —.264 с.: ил.
2. Кудрявцев. РААСН: синтез архитектурно-строительной науки и практики, традиций и новаторства. // «ПГС», 2004, № 6.
3. Дубынин Н.В. Архитектурная наука и  практика: архитектурное проектирование. // «Архитектура и время», 2010, № 2. — С. 8–10.
4. Новиков И.Т. Научно-технический прогресс в строительстве. — М.: Стройиздат, 1977. — 199 с.: ил.
5. Буров А.К. Об архитектуре. —  М.: Госстройиздат, 1960. — 147 с.: ил.
6. Рубаненко Б. Наука–эксперимент–практика. // «Архитектура СССР», 1973, № 7. —  С. 2–9.
7. Хайт В.Л. Фундаментальная наука и жилище будущего. // «Жилищное строительство», 2004,  № 10. —  С. 4–5. 

1. Жилище бедных слоев населения во многих странах, в том числе и развитых, требует принципиального пересмотра подходов к его строительству, эксплуатации и принятию мер по повышению архитектурных качеств, что должно стать приоритетной задачей общества, государственной политики и архитектурной науки. Фото: © Николай Дубынин
2. Набережные Челны — город автостроителей. Начало проектирования и строительства 1970 г. ЦНИИЭП жилища, ЦНИИП градостроительства и другие институты. Авторы Б.Р.Рубаненко, В.А.Шквариков, Л.С.Ламанов, Р.Е.Патеев, Ю.П.Бочаров, Л.В.Станишевский, В.В.Анкина, Т.М.Колоярцева и др. Город является примером градостроительного и объемного проектирования на научной основе с учетом перспектив развития и роста населения. Так, сегодня, благодаря грамотной планировке, заложенной около 40 лет назад, предусматривающей широкие улицы, удобные развязки, Набережные Челны не испытывает транспортных проблем, которые присущи другим городам с таким же населением. Фото: www.nabchelny.ru
Набережные Челны. Фото: www.nabchelny.ru
Набережные Челны. Фото: www.nabchelny.ru
Набережные Челны. Фото: www.nabchelny.ru
3. Гостиница «Украина». Москва, Кутузовский проспект, 1955 г. Архитекторы: А.Г. Мордвинов, В.К. Олтаржевский, В.Г. Калиш. Семь высотных зданий Москвы стали смелым экспериментом советских зодчих на базе архитектурной и строительной науки. При этом был получен важный опыт по организации и координации усилий ученых, проектировщиков, строителей, предприятий продукция которых требовалась для комплексного решения уникальных интерьеров, оборудования и меблировки. Фото: © Николай Дубынин
4. Останкинская телебашня. Москва, ул. Академика Королева, 1967 г. Архитекторы: Л.И. Баталов, Д.И. Бурдин, М.А. Шкуд, Л.И. Щипакин; инженеры: Н.В. Никитин, Б.А. Злобин и др. Данное сооружение стоит в ряду значимых экспериментальных проектов в разработке и строительстве которого принимали участие 33 проектные организации (в том числе НИИ), 40 специализированных строительно-монтажных управлений и десятки заводов-изготовителей со своими конструкторскими бюро. Фото: © Николай Дубынин
5. «Многофункциональный жилой комплекс с развитой инфраструктурой и подземной автостоянкой», Москва, ул. Русаковская, вл. 37-39, 2006-2008 гг. Проект выполнен ООО «Дирекция Капитального Строительства». Современное проектирование и строительство многофункциональных и высотных зданий, являющихся уникальными, предусматривает научное сопровождение. Оно включает разработку специальных технических условий, а также мониторинг в процессе эксплуатации, которые выполняются ведущими научно-исследовательскими институтами страны. Фото: © Николай Дубынин

16 Ноября 2010

Автор текста:

Н.В. Дубынин
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Крепости «Красной Вены»
Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.
Макеты в масштабе 1:1
Поселок Веркбунда в Вене, идеальное социальное жилье, построенное ведущими европейскими архитекторами для выставки 1932 года – в фотографиях Дениса Есакова.
Будущее вчера и сегодня
Публикуем статью Александра Скокана, впервые появившуюся в прошедшем году в Академическом сборнике РААСН: о Будущем, как его видели в 1960-е, о НЭР, и о том будущем, которое наступило.
Руины Лондона. Часть II
Продолжаем публикацию эссе историка архитектуры Александра Можаева, посвященного практике сохранения остатков старинных зданий в Лондоне. На этот раз речь о средневековье.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.