Праздник архитектуры, или как увидеть Лондон изнутри

Рассказ о «дне открытых дверей» городского масштаба – фестивале Open House.

Автор текста:
Евгения Буданова

mainImg
Open House проходит в Лондоне каждый сентябрь вот уже 21 год. Идея этого архитектурного праздника, когда два дня в году все желающие могут посетить самые разные здания, родилась в 1992 за кухонным столом Виктории Торнтон. Тогда в свои 30 с небольшим лет, издав в соавторстве архитектурный путеводитель по Лондону, Виктория с сожалением осознала, что примеров качественной современной архитектуры в столице немного, причем чаще всего они – эксклюзивные, недоступные для простых горожан объекты. И для того, чтобы просветить широкую публику, был придуман Open House. Его основная функция – ближе познакомить людей с шедеврами старой и новой архитектуры, куда они бы не смогли попасть при других обстоятельствах. Торнтон хотела дать людям возможность судить о зданиях по собственному опыту, поскольку невозможно понять архитектуру постройки, пока не войдешь внутрь. Ведь при том, что интересные здания окружают нас повсюду, для людей, далеких от архитектурной специальности, остаются загадкой самые базовые вопросы: как и из каких материалов эти сооружения построены, и как они устроены изнутри.

К первому Open House в 1992 Виктория Торнтон открыла двери 20 современных зданий. За прошедшие годы идея Торнтон получила широкое развитие, а сама она удостоилась Ордена Британской Империи (OBE) за вклад в дело архитектурного образования. Число зданий и пространств, участвующих в фестивале, увеличилось до 830 (на 2013 год), а количество посетителей колеблется в последнее время от 250 до 300 тысяч человек за фестиваль. За прошедшие два десятилетия Лондон сильно изменился, и многие городские пространства стали доступны для всех желающих, но Open House продолжает знакомить горожан с новыми постройками, позволяя людям заглянуть за самые разные – обычно запертые – двери (в том числе, конечно, и исторические).

Мероприятие бесплатно как для посетителей, так и для участников – владельцев или архитекторов зданий. Денежный взнос с последних взимается лишь за внесение названия их объекта в печатную продукцию фестиваля (включая каталог): Open House имеет немалый рекламный потенциал и способен привлечь, к примеру, новых заказчиков.

Open House проходит в уик-энд, поэтому никогда не нарушает рабочий процесс в постройках-«участницах». Но, несмотря на выходные, в дни фестиваля во многих его зданиях присутствуют их архитекторы, инженеры или же гиды, готовые ответить на любые интересующие посетителей вопросы. Чаще всего эти люди – фанаты своего дела, заряжающие энтузиазмом: после общения с ними хочется построить что-нибудь самому и участвовать в OH в следующем году.
Офис Cullinan Studio © Timothy Soar
zooming
Дом 10 по Даунинг-стрит. Фото: EPA via telegraph.co.uk

Для поддержания интереса публики в список участников фестиваля каждый год добавляют новые здания. Например, в 2013 открыли для посетителей знаменитый дом №10 по улице Даунинг-стрит, служащий резиденцией британских премьер-министров на протяжении последних трех веков. Этот дом в георгианском стиле, построенный в несколько этапов архитекторами Кристофером Реном и Уильямом Кентом в 1684–1735, собрал большую очередь из желающих посмотреть на быт нынешнего премьера.
zooming
Электростанция Бэттерси. Фото: Alberto Pascual via Wikimedia Commons

Не менее популярным объектом в 2013 стала величественная электростанция Баттерси (1929–1955), которую в этом году открыли первый и последний раз перед предстоящей реконструкцией: ее превратят в комплекс из жилья, офисов и магазинов, окруженных парком. На протяжении двух дней тысячи человек стояли в многокилометровой очереди для того, чтобы попасть на ее территорию.

На сегодняшний день, помимо признанных шедевров архитектуры и известных всему миру лондонских достопримечательностей (для посещения некоторых надо записываться заранее), Open House старается представить широкий спектр зданий, способных заинтересовать совершенно разных людей. Список открытых объектов состоит из четырех основных категорий: инженерия, ландшафтная архитектура, трансформация (реконструкция) и «постройки в гармонии с природой».
zooming
Башня 30 St Mary Axe. Фото: Dan Chung for The Guardian

Неважно, что вас больше интересует: знаменитые здания или просто недавно отреставрированный дом на соседней улице, готовы ли вы простоять в очереди 5 часов, забронировали визит заранее или просто решили прогуляться с семьей – все обойти невозможно, но можете быть уверены: вы обязательно найдете что-то интересное для себя. В среднем, при наличии большого энтузиазма и личного автомобиля, за выходные можно осмотреть от 4 до 10 мест. Но это при условии, что вы не будете стоять в очереди, чтобы попасть, например, в «Огурец» Нормана Фостера. Тем не менее, если изучить программу заранее и продумать маршрут, вы можете увидеть Лондон, каким его никогда не покажет вам ни один туристический путеводитель.

«Архи.ру» посетил несколько наиболее интересных – и необычных – объектов Open House–2013.

Linear House («Линейный дом»). Сlague Architects. 2005–2006
zooming
Linear House. Фото с сайта lavishlocations.com
 
На холме одного из престижных районов Лондона – Хайгейт, среди исторической застройки расположился современный дом для одной семьи – Linear House. Его невозможно увидеть с улицы, поскольку он встроен в склон холма и за счет перепада высот выглядит, как продолжение ландшафта. Его название «линейный» не случайно: большая часть объема состоит из одного этажа и выстроена по принципу длинной галереи с центральной 2-этажной частью. Главный вход ведет именно в эту галерею – центральную ось дома: она соединяет находящиеся на основном уровне несколько спален, кабинет, кухню, библиотеку и гостиную. Почти каждая из этих комнат имеет свой выход в сад с бассейном. На верхнем этаже расположена спальня хозяев дома, которая объединена с гостиной двусветным пространством.
Linear House. Фото: Евгения Буданова
Linear House. Фото: Евгения Буданова
zooming
Linear House. Фото с сайта lavishlocations.com
zooming
Linear House. Фото с сайта lavishlocations.com

В проекте дома применено много энергосберегающих технологий. Основной пассивной стратегией можно считать снижение теплопотерь: так, одна стена галереи запроектирована глухой и утоплена в землю. Чтобы «растворить» здание в ландшафте, кровля основного этажа засажена растениями (в том числе овощами), что тоже улучшает изоляцию. Внутри стены, полы и потолки дома выполнены из бетона, который за счет своей теплоемкости вбирает в себя избыточное тепло в жаркие летние дни, что позволяет снизить колебания температуры в интерьере.
zooming
Linear House. Фото с сайта lavishlocations.com
Linear House. Фото: Евгения Буданова
Linear House. Фото: Евгения Буданова
Linear House. Фото: Евгения Буданова

В доме также использованы активные системы: вентиляция с системой рекуперации тепла, которая вообще пользуется большим спросом в английских частных домах, солнечные батареи, тепловой насос и система переработки сточных вод. За удачное сочетание пассивных и активных стратегий энергоэффективности в этом проекте его авторы Сlague Architects были удостоены в 2008 престижной премии RIBA Downland Sustainability.


Офис архитектурного бюро Cullinan Studio. 2006–2012
 
Офис Cullinan Studio © Timothy Soar

Гуляя вдоль канала в районе Энджел, можно набрести на недавно отреставрированный литейный цех викторианской эпохи, в одной части которого теперь находится офис, а другую займут лофты с видом на воду. Открыли обновленное здание чуть менее года назад: после почти 20 лет ожидания архитекторы бюро Эдварда Каллинана (Edward Cullinan) наконец-то обзавелись долгожданным офисом стоимостью в 1,5 млн фунтов. Они переделывали здание под себя и теперь занимают первые два этажа нового комплекса Foundry. В дни фестиваля Open House они сами проводили там экскурсии и в красках рассказывали о процессе переделки, угощая всех желающих кофе и пирожными.
Офис Cullinan Studio © Timothy Soar
Офис Cullinan Studio © Timothy Soar
Офис Cullinan Studio © Timothy Soar

Один из фасадов цеха, представляющий историческую ценность, трогать было нельзя, но конфигурация оконных проемов не подходила для нового назначения здания: перекрытие между первым и вторым этажами делило огромное окно на две части, но маленького окна для офиса на 2-м этаже было недостаточно. Поэтому архитекторы решили обрезать перекрытие, чтобы не делить окно надвое. Получившееся в итоге двусветное пространство – уютное и светлое, однако у этого решения есть и недостаток: люди, работающие на верхнем уровне, слышат все разговоры внизу, что существенно мешает сосредоточиться.
Офис Cullinan Studio © Timothy Soar
zooming
Офис Cullinan Studio © Timothy Soar

Здание утеплено материалом Warmcell (это утеплитель из переработанной газетной бумаги, производимый с нулевым выбросом CO2). Толщина теплоизоляции в некоторых местах достигает 600 мм, поэтому здание очень теплое и летом склонно перегреваться, с чем не справляется система естественной вентиляции. Зимой здание отапливается при помощи встроенной в пол системы отопления, энергия для которой вырабатывается воздушным тепловым насосом. На кровле установлены солнечные батареи, которые позволили зданию вместо оценки «Очень хорошо» получить «Отлично» по системе BREEAM.

«Экологический класс» организации Growing Communities в районе Хакни. 2004
 
«Экологический класс» организации Growing Communities в районе Хакни. Фото: Евгения Буданова

Огород или даже ферму посреди парка можно встретить как на окраине, так и в центре Лондона. Однако энтузиасты Growing Communities, создавшие такой огород в районе Хакни, пошли дальше: их огород засажен всевозможными видами салата, душистыми травами и прочими съедобными растениями, здесь они с усердием выращивает урожай и отбивается от нашествий улиток и лис. Но ключевая цель их «органического» огорода – привлечь интерес жителей к здоровому питанию. Схема его «работы» предельно проста: за 8 фунтов в неделю (400 рублей) можно купить членство клуба и получать раз в неделю корзину свежих овощей и фруктов.

Но, помимо выращивания и продажи овощей, садовники также обучают своему ремеслу детей, а местные школы регулярно организуют в классной комнате, устроенной здесь же в огороде, учебные занятия.
«Экологический класс» организации Growing Communities в районе Хакни. Фото: Евгения Буданова

Классная комната примерно на 15 человек представляет собой деревянную конструкцию с озелененной крышей, поднятую на небольшие сваи, чтобы минимизировать ее воздействие на флору и фауну. С крыши собирается дождевая вода для бытовых нужд, внутри комнаты имеется туалет (compost toilet – «сельского типа»), а стены утеплены все тем же Warmcell. Таким образом, у садовников и школьников есть защищенное от непогоды пространство, не вредящее окружающей среде, а лишь дополняющее ее.


Лодочная коммуна в бухте Кингсланд-бэйсин на канале Риджентс-кэнел. 1984
 
Лодочная коммуна в бухте Кингсланд-бэйсин на канале Риджентс-кэнел. Фото: Евгения Буданова

До появления плотной сети железных дорог грузы по Англии перевозили на баржах, ходивших со средней скоростью в 5км/ч по развитой тогда системе каналов – от Южной Англии до Шотландии. Тогда на таких лодках в каюте площадью 3–4м2 могли ночевать до 6 человек, поскольку большая часть судна была отдана под размещение грузов. С появлением железных дорог эти узкие баржи и каналы забросили, но через многие годы интерес к ним вернулся, и люди, оставляя привычный образ жизни в домах, стали селиться в лодочных коммунах.
Лодочная коммуна в бухте Кингсланд-бэйсин на канале Риджентс-кэнел. Фото: Евгения Буданова
Лодочная коммуна в бухте Кингсланд-бэйсин на канале Риджентс-кэнел. Фото: Евгения Буданова
Лодочная коммуна в бухте Кингсланд-бэйсин на канале Риджентс-кэнел. Фото: Евгения Буданова
Лодочная коммуна в бухте Кингсланд-бэйсин на канале Риджентс-кэнел. Фото: Евгения Буданова

Во время фестиваля Open House можно было посетить подобную коммуну в бухте Кингсланд-бэйсин в районе Хакни. В небольшой бухте между новостроек расположились 20–30 лодок, часть из которых сломана и используется исключительно как жилье. Обычно жителям таких лодок приходиться «кочевать» по каналу в поисках причала, но уникальность коммуны в Кингсланд-бэйсин – в том, что лодки стоят там на приколе всегда, снабжены электро- и водоснабжением, системой переработки отходов, общим открытым пространством и даже плавучими садом и огородом. Отапливаются лодки небольшими печками, работающими на угле, а крыши некоторых судов оборудованы солнечными батареями.
Лодочная коммуна в бухте Кингсланд-бэйсин на канале Риджентс-кэнел. Фото: Евгения Буданова
Лодочная коммуна в бухте Кингсланд-бэйсин на канале Риджентс-кэнел. Фото: Евгения Буданова
Лодочная коммуна в бухте Кингсланд-бэйсин на канале Риджентс-кэнел. Фото: Евгения Буданова
Лодочная коммуна в бухте Кингсланд-бэйсин на канале Риджентс-кэнел. Фото: Евгения Буданова

Жители коммуны предпочли удобству современных квартир эти тесные лодки для того, чтобы жить в гармонии с собой в окружении таких же беззаботно счастливых людей. Здесь никто ни от кого не прячется, лодки часто стоят незапертыми, по ним бегают дети. От одной из жительниц коммуны мы узнали, что живет она здесь уже 13 лет, и все стеклянные новостройки вокруг бухточки были построены уже после того, как она и ее соседи там обосновались. Как она вспоминает, шум во время строительства стоял жуткий. Но у обитателей лодок есть право занимать бухту, и ни одна девелоперская компания не могла заставить их оттуда уйти, хотя понятно, что строить элитное жилье на берегу канала было бы удобней без 30 лодок под носом. Но этим свободным людям удалось сохранить свою бухту, также вернув жизнь никому не нужным лодкам.


***

За время своего существования лондонский Open House вдохновил многие другие города на организацию таких же фестивалей. На сегодняшний день около 20 городов ежегодно проводят похожие по формату праздники архитектуры. В 2013 к ним присоединился Буэнос-Айрес, а в 2014 его примеру последуют Афины, агломерация Гданьск-Сопот-Гдыня, Сан-Диего и Вена. Остается надеяться, что рано или поздно Open House доберется и до России.

12 Ноября 2013

Автор текста:

Евгения Буданова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.