Речка на плацу

Проект благоустройства набережной Вологды, против которого выступили горожане, неясен, но судя по происходящему, если его реализовать, получится нечто среднее между николаевским плацем и сталинским каналом.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
В понедельник было объявлено о создании комитета «Река объединяет», в состав которого вошли сообщества градозащитников, архитекторов, урбанистов и активных горожан: «Урбан Вологда», «Настоящая Вологда», «​Хранители Вологды», а также вологодское отделение Союза архитекторов России (сайт; страница vk). Присоединиться может любой желающий, – говорится в заявлении.

Объединение произошло после митинга 24 июля на Кремлевской площади, для Вологды – очень многолюдного, несмотря на дождь пришло около тысячи человек. Собрание было посвящено протесту против укрепления берегов реки Вологды методом бетонирования, о котором социальные сети гудят уже не меньше месяца. На митинге приняли резолюцию с требованиями: остановить работы, разобрать бетонные плиты, скорректировать проект. Там же говорится, что Федеральное Агентство водных ресурсов готово к диалогу относительно корректировки. Метод укрепления предложено сменить на «​забутовку камнем с одернованием и посевом травы», высказано требование привлечь местных экспертов: реставраторов, архитекторов, гидрогеологов, ландшафтных архитекторов, и провести консультации с жителями. Петиция за изменение проекта укрепления берега на данный момент собрала около 7000 подписей.
Вологда, 2019. Набережная 6-й армии восточнее пешеходного Красного моста
Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    1 / 4
    Митинг против бетонирования набережной Вологды, 24.07.19
    Фотография © Александр Зенков. Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    2 / 4
    Митинг против бетонирования набережной Вологды, 24.07.19
    Фотография © Александр Зенков. Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    3 / 4
    Митинг против бетонирования набережной Вологды, 24.07.19
    Фотография © Александр Зенков. Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    4 / 4
    Митинг против бетонирования набережной Вологды, 24.07.19
    Фотография © Александр Зенков. Предоставлено: «Река объединяет»

Между тем после митинга работы на набережной не остановились, а лишь усилились втрое, сообщает издание 7х7. Активисты же запланировали серию мастер-классов, сбор пожеланий горожан и разработку альтернативного проекта. Первой станет открытая проектная мастерская «Какой должна стать набережная Вологды?», в субботу 3 августа в здании вологодского Союза архитекторов (Благовещенская улица, 44). [UPD: Видимо стремясь перехватить инициативу, администрация назначила другой воркшоп на час раньше, активисты перенесли, теперь в городе два воркшопа в одно время]. В сети жителям города предлагают заполнить анкету, предложив свое видение набережной и определив свои пожелания и потребности.

Сторонники набережной, по ощущениям – в основном люди лояльные городской и областной администрации, говорят о благоустройстве, велодорожках, подарке горожанам и неаккуратно заросших берегах, прибежище выпивающих компаний. Противники – о гидрологии, скрытности властей в отношении проекта, непрофессионализме работ и эстетике. Попробуем разобраться в ситуации чуть подробнее. 

Что происходит
Вологда. Набережная 6-й армии восточнее пешеходного Красного моста до бетонирования. Тот же участок изображен на первой иллюстрации в современном состоянии
Предоставлено: «Река объединяет»

Бороться с идеей бетонирования набережной в Вологде начали с осени 2018 года, когда начались первые работы. Создан сайт сопротивления: http://вологдарека.рф. Сейчас бетонируют левый берег реки, противоположный кремлевскому, и не у Софийского собора, а чуть восточнее, между пешеходным Красным мостом и автомобильным мостом 800-летия города. Но планируется распространить работы на 3 километра в центре, от одного поворота реки до другого. На фотографиях хорошо видно, что бетон заливают в опалубку по металлической арматуре, также видны бетонные плиты, в которые встраивают булыжник «губернской» внешности.
  • zooming
    1 / 6
    Вологда, 2019. Набережная 6-й армии восточнее пешеходного Красного моста в процессе бетонирования
    Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    2 / 6
    Вологда, 2019. Набережная 6-й армии, левый берег
    Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    3 / 6
    Работы по укреплению берегов, 2019, реальность
    Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    4 / 6
    Работы по укреплению берегов, 2019, реальность
    Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    5 / 6
    Работы по укреплению берегов, 2019, реальность
    Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    6 / 6
    Работы по укреплению берегов, 2019, реальность
    Предоставлено: «Река объединяет»

Образ 
Получается очень широкая полоса, не меньше 3 метров, со спотыкачестой поверхностью круглых камней, у которых не будет шанса уйти в почву из-за твердой бетонной основы. По словам мэра города Сергея Воропанова, в будущем проекте возможны «элементы дореволюционного вида»: представляешь себе, почему-то, прежде всего фонари из похожих на газовые, но, по-видимому, булыжник тоже призван тут работать на ретроспективный, имперски-ностальгический образ. С как минимум несколькими поправками: булыжник «переместился» с дороги на склон реки, произошла своего рода подмена эстетических понятий; полоса укрепления отмерена «по линейке» и нивелирует все берега; в дореволюционные времена берега не укрепляли ни бетоном, ни булыжником, а укрепляли сваями. Если мы посмотрим на фотографии берегов Вологды начала века, то увидим, что реку в то время использовали в основном прагматически: берега заполнены сплавленным лесом, к реке ведет множество тропинок и деревянных лестниц, на ней много пристаней и лодок. То есть, если говорить о новом образе реки, то не исключено, что нас ждет некая современная фантазия на тему губернского города, ретроспективная подделка, не похожая на город столетней давности, а похожая больше всего на костюмное кино, точнее даже на плохо запомненную картинку из какого-нибудь фильма «О бедном гусаре». 

Проект(ы)
Почему я говорю «не исключено»? – потому что проекта «никто не видел», ни дореволюционных элементов, ни малых форм. Он известен в основном со слов мэра о велодорожках, односторонней автомобильной улице и спусках к реке. Также упоминается деревянный пешеходный мост «в створе Софийского собора», «проект которого на одном из архитектурных конкурсов занял первое место в России» и кольцо пешеходных маршрутов от Красного моста до Красной площади. В каком именно конкурсе – пока понять не удалось.

Между тем изданию newsvo.ru, которому принадлежат самые частые и подробные репортажи о проблеме, удалось найти на сайте госзакупок проект «Благоустройство Набережной VI Армии от моста 800-летия до ул. Гоголя. 1 пусковой комплекс», 2011-2013 годов, стоимостью 2,8 млн рублей из городского бюджета, и доказать связь между разработчиком проекта ОАО «Вологодавтодор» и подрядчиком, который занимается сейчас реализацией укрепления берегов, ООО «Магистраль». В том же издании находим информацию о некорректном выполнении даже утвержденного проекта.

С утверждением авторов статьи, что «в утвержденном проекте не было сплошного бетонирования, на плане видны зеленые участки незатопляемой части берега», впрочем, можно поспорить, на плане как раз видна сплошная серая полоса берегоукрепления, а зеленые части расположены выше, так что не исключено, что это тот самый проект, о котором говорит бывший главный архитектор Вологды Николай Майоров, который в интервью градозащитникам, объясняя, откуда появился бетон: когда проект принесли на экспертизу, гидролог заявил о необходимости бетонной стенки на высоту 1,8 м – уровня затопления «раз в сто лет». После споров стенку убрали, поскольку речь о всего 3 км реки и от затопления такая стенка город никак спасти не может. Но авторы предложили укрепить берег резиновым габионом, на что гидрологи возразили, что его размоет первой весной, и укрепление превратилось в «бетонную подстилку с брусчаткой». До экспертизы, по словам Майорова, в техническом задании бетона не было. Бывший главный архитектор, однако, занимает двойственную позицию: градозащитникам он сказал, что сделал бы берега зелеными, поскольку это отвечает масштабу города и реки, но позиция вологодской областной экспертизы от него не зависит. Но на общественном совете 19.02.2019 выступил за реализацию нынешнего проекта бетонирования, а в прессе высказался уклончиво, вообще ушел от темы бетонных берегов и заговорил о реставрации зданий на набережной.

Мэр смещает в своих комментариях акцент на двухчастность проекта: сейчас реализуется укрепление берегов, затем появится проект благоустройства. Хотя найденный журналистами newsvo проект называется, несмотря на его крайне технический вид, проектом благоустройства.

Весной 2019 вологодское отделение САР провело конкурс на проект благоустройства набережной в центре города. Выбрали четырех финалистов, но после того, как администрация категорически отказалась менять план бетонного берегоукрепления, финалисты отказались от участия и результаты конкурса пропали втуне. Надо сказать, что для начала союз решил не выплачивать премии, ссылаясь на слабую проработанность проектов. 

Затопление, подтопление
и история укрепления берегов
Сейчас важнее не слабая возможность затопления, а постоянная опасность подтопления, – объясняет кандидат геологических наук Анатолий Труфанов: уровень грунтовых вод на левом берегу реки Вологды расположен высоко, а бетонный берег помешает им уходить в реку естественным образом, вода может начать скапливаться: «Строительство на левобережье армированной бетонной монолитной плиты – это фактически создание барража для разгружающихся в реку грунтовых вод. Это естественно приведёт к подпору грунтовых вод, и как следствие к активизации суффозии и последующих оползневых процессов. Есть еще одна опасность: проектируется по берегу не пешеходная дорога. При высоком уровне грунтовых вод и динамических нагрузках на водонасыщенный грунт от автомобильного транспорта, дисперсные водонасыщенные грунты могут перейти в плывунное состояние». Иными словами, если «запереть» грунтовую воду берега, а потом раскачивать там землю автомобильным движением, она может превратиться в этакий нестабильный кисель, опасный уже для фундаментов исторических зданий на набережной.

Среди аргументов сторонников проекта бетонных берегов – факты укрепления берегов в 30-е и 80-е: «по берегу вдоль памятников архитектуры забивали специальные сваи». Этот довод, заметим, легко опровергается – выше сказано, что активисты требуют не отказаться от укрепления вообще, а провести его методом каменной забутовки, способной пропускать воду и податливой для озеленения. Глава ООО «Магистраль» – подрядчика работ по укреплению бетоном, Павел Волков, дал интервью, в котором заявил, что «На фотографиях 60-х годов прошлого века четко видно, что берега реки Вологды выложены плитами. Просто со временем они ушли под землю, обросли разнотравьем, вот берег и приобрел «первобытный» вид». Укрепленный берег виден на фотографии 1960-х годов, и, к слову, видно, что к воде подходит укрепление камнем, по-видимому проницаемое, но уже в начале 1970-х заметно, что плиты заросли. По словам градозащитников, попытки укрепления берега плитами предпринимали на крутых склонах, на пологих – никогда.

О деньгах: сообщалось о 265 млн рублей, полностью или частично из федерального бюджета, но опять же в день митинга 24.07 губернатор области Олег Кувшинников заявил, что областной бюджет возьмет расходы на себя, если мэрия согласует окончательный вариант с жителями.

Великий Устюг губернатора
Тот же вологодский губернатор уже допустил в полемике два крайне неосторожных высказывания: во-первых, назвал оппонентов «диванными критиками», которых всего лишь 10% и мнение которых, как следует из высказывания губернатора, неважно. Но, пожалуй, хуже звучит идея губернатора сделать набережную Вологды по образцу Великого Устюга, что сразу же было замечено. Великий Устюг, как известно, город Вологодской области и входит в круг интересов губернатора. Его берега укрепляют (2012, 2017), но Устюг – совершенно другое дело, ширина реки напротив собора 500 метров, здесь встречаются три большие реки, Устюг страдает от сильных паводков, берега Сухоны весной выдерживают довольно страшный ледоход с гигантскими плитами ломаного льда.

Вологда, напротив – спокойная и небольшая река, ее ширина в центре – 90 метров, в пять раз меньше Сухоны. Невозможно подходить к тихой пейзажной Вологде, как к требующей укрощения Сухоне, странно губернатору этого не понимать.

Общество, власть и деньги
Интересно само по себе, что люди выходят на площадь ради эстетики набережной. Впрочем в Вологде это объяснимо и понятно, все же Вологда одна из первых в нашей стране областных столиц, где развилось движение партиципации – вовлечения горожан в разработку идей благоустройства. В Вологде проходил фестиваль «Дни архитектуры», во время которого город получал новые и модные, большие и деревянные, скамейки и амфитеатры. В Вологде работает «Проектная группа 8», ее архитекторы написали книгу о соучаствующем проектировании, а сооснователь группы Надежда Снигирева уже задала вопрос о бетонировании набережной реки президенту Путину. Но ничего не изменилось.

В общем-то достаточно очевидно, что администрация заняла «жесткую позицию», намереваясь сделать все по-своему, «диванных критиков» не слушая. Зачем, интересно? Первая мысль приходит в голову – о проявлении так называемых твердости и несгибаемости, в конце концов некое противостояние «фестивальному» и соучаствующему благоустройству в городе ощущается давно, например, когда разобрали «Красный пляж», построенный у Красного моста «группой 8». Может быть, это направление администрация ощущает как внешнее, чуждое и столичное? Не исключено. В публикациях «за-бетон» временами появляются замечания об «избытке иногородних экспертов».

Однако одно из требований градозащитников – именно привлечь местных экспертов, не чужих, не московских. Да и администрация ведет себя ровно наоборот: вот очередное сообщение о том, что вологодских специалистов не позвали на совещание мэра: «Сегодня в городе работает команда архитекторов из Санкт-Петербурга, Ярославля и других городов. Собрал ребят мой советник по архитектуре Алексей Комов», написал мэр в своем блоге 15.07.2019 (не исключено, что теперь мы можем догадываться о том, кто будет работать с проектом благоустройства). Так что надо думать, проблема именно в том, чтобы показательно не изменять принятого решения. Работы ускорились, по принципу Васьки, сразу после митинга, с надеждой перейти черту, после которой ломать уже будет бессмысленно. На этом фоне заявления мэра о диалоге с горожанами звучат как-то... демагогически, в лучшем случае – как попытка организовать альтернативное движение, противопоставить его критикам. То есть манипулировать мнением жителей, а не исследовать его. Что уж говорить о заявлениях губернатора области. Вот даже интересно, они помогут расколоть горожан на «диванных» и лояльных, или наоборот, консолидируют.

Но если говорить о разборке конструкций: не менее важным аргументом, чем нежелание уступать общественности как таковое, могут оказаться деньги. В набережную уже «закатано» некоторое количество бетона. Взламывать его отбойными молотками очень долго и сложно, – неудивительно, что даже при наличии предписания подрядчики разбирают лишний бетон не целиком. Словом, помимо амбиций власти, возможно, попросту обидно разбирать бетон. 

Эстетика
Уж просят и просят нас не писать про эстетику, а мы опять.

Для меня главное в этой истории – заросшая травой и кустами набережная Вологды очень красива, прямо дух захватывает. Высота ее берегов умеренная, река небольшая, кажется, до другой стороны рукой подать. Неожиданно и странно видеть в пусть историческом, но довольно крупном областном городе такую тихую и пасторальную реку, в самом центре. Скажу больше: пожалуй мало в каком историческом городе река так хороша, видна не свысока сверху, так что сложно подойти, как, скажем, в Рязани, Романове-Борисоглебске или Калуге (Алексей, вы там осторожнее с Калугой, а?) – а вот так, в зелени. Разве что река Кострома в Солигаличе выглядит похожим образом, но Солигалич много меньше Вологды, и по ощущениям столичного жителя выглядит как деревня. Так вот, это ощущение природы в городе не так легко «поймать», а в Вологде оно сложилось само по себе: река какая-то сама по себе укрощенная, не требует гранитных берегов, и расставленные по берегам дворцы и церкви мало где так хороши. Они давно романтизированы, годов с шестидесятых – даже если посмотреть на pasvu.com, можно найти много живописи и графики.

Увидеть, как все получится после реализации проекта, можно на вот этих фотовстройках:
  • zooming
    1 / 3
    Как предположительно будут выглядеть берега Вологды после бетонирования
    Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    2 / 3
    Как предположительно будут выглядеть берега Вологды после бетонирования
    Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    3 / 3
    Как предположительно будут выглядеть берега Вологды после бетонирования
    Предоставлено: «Река объединяет»

Совершенно ясно, что современное впечатление от реки сложилось не так давно, и ссылки на то, как она выглядела в 1913 или 1965 – на самом деле не так важны. Мы же сейчас не реконструируем вид реки на определенный период времени, да и незачем бы это делать. Казалось бы, очевидно – современному благоустройству следует исходить из современной эстетики. Вот это любование кустами на берегу – ее очевидная часть. Чтобы не ходить далеко за примерами, возьмем парк Зарядье, где искусственные пруды засажены ивняком. Или тульскую набережную, где архитекторы Wowhaus посадили деревья на противоположной стороне реки, куда ходить пока нельзя, но они даже сейчас неплохо оформляют реку, лучше будет когда разрастутся. Или проект Юрия Григоряна для Москвы-реки, победивший в конкурсе 2014 года, – он предполагал пасторальные пейзажи прямо-таки напротив московского Кремля. Да, вот такая живая и естественная зелень в городе – современной тренд, она позволяет формировать смену впечатлений, от камня к зелени, от строгой зарегулированности к некоторой диковатости, от французского парка к английскому, наконец. Поэтому есть ощущение, что проект устарел, еще не будучи реализован – лет так на пятьдесят. Просто в семидесятые, когда берега мостили плитами, которые затем резво съезжали в реку, возможностей залить все бетоном было меньше. С другой стороны, можно вспомнить и восьмидесятые-девяностые, когда возникло острое желание вернуться на 70 лет назад буквально, насытить нашу жизнь «дореволюционными элементами». Что, признаем, тоже здорово устарело.

И вот еще вольная аналогия: активисты нашли сходство между новым вариантом набережной Вологды и каналом в Лос-Анджелесе. Мне же она напоминает ровные каменные берега канала Москва-Волга. Вот может быть, каналом вдохновлялись.

Стремление к разнообразию эмоций свойственно постиндустриальному обществу. Желание прочертить все по линейке и залить в бетон, постоянный и почти не подлежащий разборке – свойство общества индустриального, то есть отжившей формации. В данном случае мы наблюдаем столкновение этих двух формаций. С одной стороны, общества для страны все еще нового – обсуждающего, анализирующего, настроенного на самостоятельную постановку задач и решение проблем; ему близка эстетика набережных с кустами, как, скажем, декабристам была мила красота английских парков с заросшими островами и готическими руинами. С другой стороны – общество жесткое, иерархическое, волевое. Вроде бы одно из них принадлежит современности, другое – 1970-м или 1930-м. Но удивительно, как хорошо эти две формации перекликаются с историческими прообразами: одна с романтизмом начала XIX века и пассеизмом начала XX-го, другая с николаевскими площадями. Две тенденции у нас с разным успехом существуют параллельно, но первая, увы, побеждает, только будучи поддержана сверху (см. истории от Екатерины II до парка Зарядье), вторая же властью поддерживается по статистике чаще. По линейке проще отмерять. А нам остается что? Только вот, петь губернатору.
 

31 Июля 2019

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градосвет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.