Речка на плацу

Проект благоустройства набережной Вологды, против которого выступили горожане, неясен, но судя по происходящему, если его реализовать, получится нечто среднее между николаевским плацем и сталинским каналом.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
В понедельник было объявлено о создании комитета «Река объединяет», в состав которого вошли сообщества градозащитников, архитекторов, урбанистов и активных горожан: «Урбан Вологда», «Настоящая Вологда», «​Хранители Вологды», а также вологодское отделение Союза архитекторов России (сайт; страница vk). Присоединиться может любой желающий, – говорится в заявлении.

Объединение произошло после митинга 24 июля на Кремлевской площади, для Вологды – очень многолюдного, несмотря на дождь пришло около тысячи человек. Собрание было посвящено протесту против укрепления берегов реки Вологды методом бетонирования, о котором социальные сети гудят уже не меньше месяца. На митинге приняли резолюцию с требованиями: остановить работы, разобрать бетонные плиты, скорректировать проект. Там же говорится, что Федеральное Агентство водных ресурсов готово к диалогу относительно корректировки. Метод укрепления предложено сменить на «​забутовку камнем с одернованием и посевом травы», высказано требование привлечь местных экспертов: реставраторов, архитекторов, гидрогеологов, ландшафтных архитекторов, и провести консультации с жителями. Петиция за изменение проекта укрепления берега на данный момент собрала около 7000 подписей.
Вологда, 2019. Набережная 6-й армии восточнее пешеходного Красного моста
Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    1 / 4
    Митинг против бетонирования набережной Вологды, 24.07.19
    Фотография © Александр Зенков. Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    2 / 4
    Митинг против бетонирования набережной Вологды, 24.07.19
    Фотография © Александр Зенков. Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    3 / 4
    Митинг против бетонирования набережной Вологды, 24.07.19
    Фотография © Александр Зенков. Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    4 / 4
    Митинг против бетонирования набережной Вологды, 24.07.19
    Фотография © Александр Зенков. Предоставлено: «Река объединяет»

Между тем после митинга работы на набережной не остановились, а лишь усилились втрое, сообщает издание 7х7. Активисты же запланировали серию мастер-классов, сбор пожеланий горожан и разработку альтернативного проекта. Первой станет открытая проектная мастерская «Какой должна стать набережная Вологды?», в субботу 3 августа в здании вологодского Союза архитекторов (Благовещенская улица, 44). [UPD: Видимо стремясь перехватить инициативу, администрация назначила другой воркшоп на час раньше, активисты перенесли, теперь в городе два воркшопа в одно время]. В сети жителям города предлагают заполнить анкету, предложив свое видение набережной и определив свои пожелания и потребности.

Сторонники набережной, по ощущениям – в основном люди лояльные городской и областной администрации, говорят о благоустройстве, велодорожках, подарке горожанам и неаккуратно заросших берегах, прибежище выпивающих компаний. Противники – о гидрологии, скрытности властей в отношении проекта, непрофессионализме работ и эстетике. Попробуем разобраться в ситуации чуть подробнее. 

Что происходит
Вологда. Набережная 6-й армии восточнее пешеходного Красного моста до бетонирования. Тот же участок изображен на первой иллюстрации в современном состоянии
Предоставлено: «Река объединяет»

Бороться с идеей бетонирования набережной в Вологде начали с осени 2018 года, когда начались первые работы. Создан сайт сопротивления: http://вологдарека.рф. Сейчас бетонируют левый берег реки, противоположный кремлевскому, и не у Софийского собора, а чуть восточнее, между пешеходным Красным мостом и автомобильным мостом 800-летия города. Но планируется распространить работы на 3 километра в центре, от одного поворота реки до другого. На фотографиях хорошо видно, что бетон заливают в опалубку по металлической арматуре, также видны бетонные плиты, в которые встраивают булыжник «губернской» внешности.
  • zooming
    1 / 6
    Вологда, 2019. Набережная 6-й армии восточнее пешеходного Красного моста в процессе бетонирования
    Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    2 / 6
    Вологда, 2019. Набережная 6-й армии, левый берег
    Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    3 / 6
    Работы по укреплению берегов, 2019, реальность
    Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    4 / 6
    Работы по укреплению берегов, 2019, реальность
    Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    5 / 6
    Работы по укреплению берегов, 2019, реальность
    Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    6 / 6
    Работы по укреплению берегов, 2019, реальность
    Предоставлено: «Река объединяет»

Образ 
Получается очень широкая полоса, не меньше 3 метров, со спотыкачестой поверхностью круглых камней, у которых не будет шанса уйти в почву из-за твердой бетонной основы. По словам мэра города Сергея Воропанова, в будущем проекте возможны «элементы дореволюционного вида»: представляешь себе, почему-то, прежде всего фонари из похожих на газовые, но, по-видимому, булыжник тоже призван тут работать на ретроспективный, имперски-ностальгический образ. С как минимум несколькими поправками: булыжник «переместился» с дороги на склон реки, произошла своего рода подмена эстетических понятий; полоса укрепления отмерена «по линейке» и нивелирует все берега; в дореволюционные времена берега не укрепляли ни бетоном, ни булыжником, а укрепляли сваями. Если мы посмотрим на фотографии берегов Вологды начала века, то увидим, что реку в то время использовали в основном прагматически: берега заполнены сплавленным лесом, к реке ведет множество тропинок и деревянных лестниц, на ней много пристаней и лодок. То есть, если говорить о новом образе реки, то не исключено, что нас ждет некая современная фантазия на тему губернского города, ретроспективная подделка, не похожая на город столетней давности, а похожая больше всего на костюмное кино, точнее даже на плохо запомненную картинку из какого-нибудь фильма «О бедном гусаре». 

Проект(ы)
Почему я говорю «не исключено»? – потому что проекта «никто не видел», ни дореволюционных элементов, ни малых форм. Он известен в основном со слов мэра о велодорожках, односторонней автомобильной улице и спусках к реке. Также упоминается деревянный пешеходный мост «в створе Софийского собора», «проект которого на одном из архитектурных конкурсов занял первое место в России» и кольцо пешеходных маршрутов от Красного моста до Красной площади. В каком именно конкурсе – пока понять не удалось.

Между тем изданию newsvo.ru, которому принадлежат самые частые и подробные репортажи о проблеме, удалось найти на сайте госзакупок проект «Благоустройство Набережной VI Армии от моста 800-летия до ул. Гоголя. 1 пусковой комплекс», 2011-2013 годов, стоимостью 2,8 млн рублей из городского бюджета, и доказать связь между разработчиком проекта ОАО «Вологодавтодор» и подрядчиком, который занимается сейчас реализацией укрепления берегов, ООО «Магистраль». В том же издании находим информацию о некорректном выполнении даже утвержденного проекта.

С утверждением авторов статьи, что «в утвержденном проекте не было сплошного бетонирования, на плане видны зеленые участки незатопляемой части берега», впрочем, можно поспорить, на плане как раз видна сплошная серая полоса берегоукрепления, а зеленые части расположены выше, так что не исключено, что это тот самый проект, о котором говорит бывший главный архитектор Вологды Николай Майоров, который в интервью градозащитникам, объясняя, откуда появился бетон: когда проект принесли на экспертизу, гидролог заявил о необходимости бетонной стенки на высоту 1,8 м – уровня затопления «раз в сто лет». После споров стенку убрали, поскольку речь о всего 3 км реки и от затопления такая стенка город никак спасти не может. Но авторы предложили укрепить берег резиновым габионом, на что гидрологи возразили, что его размоет первой весной, и укрепление превратилось в «бетонную подстилку с брусчаткой». До экспертизы, по словам Майорова, в техническом задании бетона не было. Бывший главный архитектор, однако, занимает двойственную позицию: градозащитникам он сказал, что сделал бы берега зелеными, поскольку это отвечает масштабу города и реки, но позиция вологодской областной экспертизы от него не зависит. Но на общественном совете 19.02.2019 выступил за реализацию нынешнего проекта бетонирования, а в прессе высказался уклончиво, вообще ушел от темы бетонных берегов и заговорил о реставрации зданий на набережной.

Мэр смещает в своих комментариях акцент на двухчастность проекта: сейчас реализуется укрепление берегов, затем появится проект благоустройства. Хотя найденный журналистами newsvo проект называется, несмотря на его крайне технический вид, проектом благоустройства.

Весной 2019 вологодское отделение САР провело конкурс на проект благоустройства набережной в центре города. Выбрали четырех финалистов, но после того, как администрация категорически отказалась менять план бетонного берегоукрепления, финалисты отказались от участия и результаты конкурса пропали втуне. Надо сказать, что для начала союз решил не выплачивать премии, ссылаясь на слабую проработанность проектов. 

Затопление, подтопление
и история укрепления берегов
Сейчас важнее не слабая возможность затопления, а постоянная опасность подтопления, – объясняет кандидат геологических наук Анатолий Труфанов: уровень грунтовых вод на левом берегу реки Вологды расположен высоко, а бетонный берег помешает им уходить в реку естественным образом, вода может начать скапливаться: «Строительство на левобережье армированной бетонной монолитной плиты – это фактически создание барража для разгружающихся в реку грунтовых вод. Это естественно приведёт к подпору грунтовых вод, и как следствие к активизации суффозии и последующих оползневых процессов. Есть еще одна опасность: проектируется по берегу не пешеходная дорога. При высоком уровне грунтовых вод и динамических нагрузках на водонасыщенный грунт от автомобильного транспорта, дисперсные водонасыщенные грунты могут перейти в плывунное состояние». Иными словами, если «запереть» грунтовую воду берега, а потом раскачивать там землю автомобильным движением, она может превратиться в этакий нестабильный кисель, опасный уже для фундаментов исторических зданий на набережной.

Среди аргументов сторонников проекта бетонных берегов – факты укрепления берегов в 30-е и 80-е: «по берегу вдоль памятников архитектуры забивали специальные сваи». Этот довод, заметим, легко опровергается – выше сказано, что активисты требуют не отказаться от укрепления вообще, а провести его методом каменной забутовки, способной пропускать воду и податливой для озеленения. Глава ООО «Магистраль» – подрядчика работ по укреплению бетоном, Павел Волков, дал интервью, в котором заявил, что «На фотографиях 60-х годов прошлого века четко видно, что берега реки Вологды выложены плитами. Просто со временем они ушли под землю, обросли разнотравьем, вот берег и приобрел «первобытный» вид». Укрепленный берег виден на фотографии 1960-х годов, и, к слову, видно, что к воде подходит укрепление камнем, по-видимому проницаемое, но уже в начале 1970-х заметно, что плиты заросли. По словам градозащитников, попытки укрепления берега плитами предпринимали на крутых склонах, на пологих – никогда.

О деньгах: сообщалось о 265 млн рублей, полностью или частично из федерального бюджета, но опять же в день митинга 24.07 губернатор области Олег Кувшинников заявил, что областной бюджет возьмет расходы на себя, если мэрия согласует окончательный вариант с жителями.

Великий Устюг губернатора
Тот же вологодский губернатор уже допустил в полемике два крайне неосторожных высказывания: во-первых, назвал оппонентов «диванными критиками», которых всего лишь 10% и мнение которых, как следует из высказывания губернатора, неважно. Но, пожалуй, хуже звучит идея губернатора сделать набережную Вологды по образцу Великого Устюга, что сразу же было замечено. Великий Устюг, как известно, город Вологодской области и входит в круг интересов губернатора. Его берега укрепляют (2012, 2017), но Устюг – совершенно другое дело, ширина реки напротив собора 500 метров, здесь встречаются три большие реки, Устюг страдает от сильных паводков, берега Сухоны весной выдерживают довольно страшный ледоход с гигантскими плитами ломаного льда.

Вологда, напротив – спокойная и небольшая река, ее ширина в центре – 90 метров, в пять раз меньше Сухоны. Невозможно подходить к тихой пейзажной Вологде, как к требующей укрощения Сухоне, странно губернатору этого не понимать.

Общество, власть и деньги
Интересно само по себе, что люди выходят на площадь ради эстетики набережной. Впрочем в Вологде это объяснимо и понятно, все же Вологда одна из первых в нашей стране областных столиц, где развилось движение партиципации – вовлечения горожан в разработку идей благоустройства. В Вологде проходил фестиваль «Дни архитектуры», во время которого город получал новые и модные, большие и деревянные, скамейки и амфитеатры. В Вологде работает «Проектная группа 8», ее архитекторы написали книгу о соучаствующем проектировании, а сооснователь группы Надежда Снигирева уже задала вопрос о бетонировании набережной реки президенту Путину. Но ничего не изменилось.

В общем-то достаточно очевидно, что администрация заняла «жесткую позицию», намереваясь сделать все по-своему, «диванных критиков» не слушая. Зачем, интересно? Первая мысль приходит в голову – о проявлении так называемых твердости и несгибаемости, в конце концов некое противостояние «фестивальному» и соучаствующему благоустройству в городе ощущается давно, например, когда разобрали «Красный пляж», построенный у Красного моста «группой 8». Может быть, это направление администрация ощущает как внешнее, чуждое и столичное? Не исключено. В публикациях «за-бетон» временами появляются замечания об «избытке иногородних экспертов».

Однако одно из требований градозащитников – именно привлечь местных экспертов, не чужих, не московских. Да и администрация ведет себя ровно наоборот: вот очередное сообщение о том, что вологодских специалистов не позвали на совещание мэра: «Сегодня в городе работает команда архитекторов из Санкт-Петербурга, Ярославля и других городов. Собрал ребят мой советник по архитектуре Алексей Комов», написал мэр в своем блоге 15.07.2019 (не исключено, что теперь мы можем догадываться о том, кто будет работать с проектом благоустройства). Так что надо думать, проблема именно в том, чтобы показательно не изменять принятого решения. Работы ускорились, по принципу Васьки, сразу после митинга, с надеждой перейти черту, после которой ломать уже будет бессмысленно. На этом фоне заявления мэра о диалоге с горожанами звучат как-то... демагогически, в лучшем случае – как попытка организовать альтернативное движение, противопоставить его критикам. То есть манипулировать мнением жителей, а не исследовать его. Что уж говорить о заявлениях губернатора области. Вот даже интересно, они помогут расколоть горожан на «диванных» и лояльных, или наоборот, консолидируют.

Но если говорить о разборке конструкций: не менее важным аргументом, чем нежелание уступать общественности как таковое, могут оказаться деньги. В набережную уже «закатано» некоторое количество бетона. Взламывать его отбойными молотками очень долго и сложно, – неудивительно, что даже при наличии предписания подрядчики разбирают лишний бетон не целиком. Словом, помимо амбиций власти, возможно, попросту обидно разбирать бетон. 

Эстетика
Уж просят и просят нас не писать про эстетику, а мы опять.

Для меня главное в этой истории – заросшая травой и кустами набережная Вологды очень красива, прямо дух захватывает. Высота ее берегов умеренная, река небольшая, кажется, до другой стороны рукой подать. Неожиданно и странно видеть в пусть историческом, но довольно крупном областном городе такую тихую и пасторальную реку, в самом центре. Скажу больше: пожалуй мало в каком историческом городе река так хороша, видна не свысока сверху, так что сложно подойти, как, скажем, в Рязани, Романове-Борисоглебске или Калуге (Алексей, вы там осторожнее с Калугой, а?) – а вот так, в зелени. Разве что река Кострома в Солигаличе выглядит похожим образом, но Солигалич много меньше Вологды, и по ощущениям столичного жителя выглядит как деревня. Так вот, это ощущение природы в городе не так легко «поймать», а в Вологде оно сложилось само по себе: река какая-то сама по себе укрощенная, не требует гранитных берегов, и расставленные по берегам дворцы и церкви мало где так хороши. Они давно романтизированы, годов с шестидесятых – даже если посмотреть на pasvu.com, можно найти много живописи и графики.

Увидеть, как все получится после реализации проекта, можно на вот этих фотовстройках:
  • zooming
    1 / 3
    Как предположительно будут выглядеть берега Вологды после бетонирования
    Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    2 / 3
    Как предположительно будут выглядеть берега Вологды после бетонирования
    Предоставлено: «Река объединяет»
  • zooming
    3 / 3
    Как предположительно будут выглядеть берега Вологды после бетонирования
    Предоставлено: «Река объединяет»

Совершенно ясно, что современное впечатление от реки сложилось не так давно, и ссылки на то, как она выглядела в 1913 или 1965 – на самом деле не так важны. Мы же сейчас не реконструируем вид реки на определенный период времени, да и незачем бы это делать. Казалось бы, очевидно – современному благоустройству следует исходить из современной эстетики. Вот это любование кустами на берегу – ее очевидная часть. Чтобы не ходить далеко за примерами, возьмем парк Зарядье, где искусственные пруды засажены ивняком. Или тульскую набережную, где архитекторы Wowhaus посадили деревья на противоположной стороне реки, куда ходить пока нельзя, но они даже сейчас неплохо оформляют реку, лучше будет когда разрастутся. Или проект Юрия Григоряна для Москвы-реки, победивший в конкурсе 2014 года, – он предполагал пасторальные пейзажи прямо-таки напротив московского Кремля. Да, вот такая живая и естественная зелень в городе – современной тренд, она позволяет формировать смену впечатлений, от камня к зелени, от строгой зарегулированности к некоторой диковатости, от французского парка к английскому, наконец. Поэтому есть ощущение, что проект устарел, еще не будучи реализован – лет так на пятьдесят. Просто в семидесятые, когда берега мостили плитами, которые затем резво съезжали в реку, возможностей залить все бетоном было меньше. С другой стороны, можно вспомнить и восьмидесятые-девяностые, когда возникло острое желание вернуться на 70 лет назад буквально, насытить нашу жизнь «дореволюционными элементами». Что, признаем, тоже здорово устарело.

И вот еще вольная аналогия: активисты нашли сходство между новым вариантом набережной Вологды и каналом в Лос-Анджелесе. Мне же она напоминает ровные каменные берега канала Москва-Волга. Вот может быть, каналом вдохновлялись.

Стремление к разнообразию эмоций свойственно постиндустриальному обществу. Желание прочертить все по линейке и залить в бетон, постоянный и почти не подлежащий разборке – свойство общества индустриального, то есть отжившей формации. В данном случае мы наблюдаем столкновение этих двух формаций. С одной стороны, общества для страны все еще нового – обсуждающего, анализирующего, настроенного на самостоятельную постановку задач и решение проблем; ему близка эстетика набережных с кустами, как, скажем, декабристам была мила красота английских парков с заросшими островами и готическими руинами. С другой стороны – общество жесткое, иерархическое, волевое. Вроде бы одно из них принадлежит современности, другое – 1970-м или 1930-м. Но удивительно, как хорошо эти две формации перекликаются с историческими прообразами: одна с романтизмом начала XIX века и пассеизмом начала XX-го, другая с николаевскими площадями. Две тенденции у нас с разным успехом существуют параллельно, но первая, увы, побеждает, только будучи поддержана сверху (см. истории от Екатерины II до парка Зарядье), вторая же властью поддерживается по статистике чаще. По линейке проще отмерять. А нам остается что? Только вот, петь губернатору.
 

31 Июля 2019

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.
Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.