Авангард – в массы

Никита и Всеволод Медведевы познакомили широкую публику с русским авангардом в монументальном оформлении станции метро Хорошевская. Известные всему миру имена и мотивы супрематизма и конструктивизма теперь можно увидеть прямо на потолке.

mainImg
Архитектор:
Николай Шумаков
Никита Медведев
Всеволод Медведев
Мастерская:
Метрогипротранс
Проект:
Станция метро «Хорошевская»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н.И. Шумаков, А.Ю. Орлов, В.С. Волович, Н.В. Расстегняева, В.О. Сычева, Д.С. Рзянин, Т.Ю. Солдатов
Декоративно-художественное оформление вестибюлей:
Художники: Никита Всеволодович Медведев (Заслуженный художник РФ, член-корреспондент РАХ), Всеволод Никитич Медведев

2016 — 2017 / 2017 — 2.2018
Станция метро Хорошевская – часть грандиозных планов московского правительства по развитию метро. Она входит в третий пересадочный контур, в первый его отрезок: Савеловская – Шелепиха. Все станции устроены по одному принципу: большепролетная колонная станция, центральный зал островного типа с двумя платформами. Разница – в цвете мрамора и оформлении потолка. Но монументальные композиции по мотивам русского авангарда придали архитектуре станции необщее выражение.

Компания «Метрогипротранс» уже много лет работает над Большой кольцевой линией Московского метро. «Поскольку многие исторические станции метро стали памятниками архитектуры, мы хотели достичь вневременности с помощью художественного оформления, – говорит Всеволод Медведев. – Для участия в конкурсе были приглашены ведущие мастера современного монументального искусства, художники Никита Медведев и Василий Бубнов. Около двух лет они занимались эскизами. Медведев работал над станциями Хорошевская и Нижняя Масловка, а Бубнов над станциями Петровский парк и ЦСКА.

Тема декоративно-художественного оформления Хорошевской возникла не случайно. Мой отец сразу решил, что темой станут важнейшие течения XX века Конструктивизм и Супрематизм, ведь в Москве нет ни одной станции метро, посвященной художникам и архитекторам. Уникальный русский авангард является символом русского искусства, открывшим безграничные возможности для творчества. Это вклад России в мировую культуру, а у нас пока нет даже музея Малевича в Немчиновке».
Восточный вестибюль «Супрематизм». Схема © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм». Фрагмент © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм»
© Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение

Действительно, нет пророка в своем отечестве, и очереди в Третьяковку стоят на Серова, а Малевич и его «Черный квадрат» вниманием населения не избалованы. Едва ли люди на улицах назовут художников и архитекторов русского авангарда. И хотя порыв в будущее и в космос несомненно присущ русскому авангарду, а ощущение «И увидел я новое Небо, и новую Землю» захватывает, до сих пор даже среди исследователей нет ясности, что это за небо и земля, не говоря о простых гражданах. Словом, перед авторами стояла не только декоративная, но и просветительская задача.

Восточный вестибюль посвящен супрематизму, а западный – конструктивизму. Потолки кассовых залов и спусков над эскалаторами покрыты монументальными росписями, более строгими, ортогональными там, где речь об архитекторах, более динамичными в случае с художниками. Мы видим на потолке знакомые мотивы, в том числе увеличенный во много раз черный квадрат Малевича и надписи «Супрематизм», «Экстер», «Родченко». Надписи выполнены аутентичными шрифтами, супрематическими или конструктивистскими, в западном, архитектурном, вестибюле – как будто взятыми из журнала СА. Расчет, в частности, был на то, что люди заинтересуются, посмотрят в интернете.
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение

В «архитектурном» вестибюле представлен авангардный Олимп: Мельников, Леонидов, Гинзбург, Голосов, братья Веснины. В композиции угадываются обобщенные фрагменты лестниц, стен и окон, воспринимаемые снизу в остром ракурсе на фоне голубого неба. Небеса в метро в мозаиках или ином варианте встречаются и на исторических станциях, например Маяковской и Октябрьской, так что здесь можно увидеть продолжение традиции.
Западный вестибюль. Схема © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение

Поскольку финансирования было меньше, чем предполагалось, не удалось воплотить идею прозрачных светящихся витражных лайт-боксов, на которых должна была запечатлеться фактура живописных мазков. Пришлось все поверхности сделать алюминиевыми.

А задумана была идея ручной живописи, чтобы видна была рука художника, чтобы ощущались и рельеф, и текстура красок, и многослойные лессированные поверхности. По мнению Всеволода Медведева, монументальное искусство индивидуализирует дизайн, вносит человеческое измерение. При невысокой по сравнению со строительством цене отдача от монументального искусства чрезвычайно высока, и его воздействие длится многие годы, – мы можем видеть это на примере мозаик и витражей исторических станций.
Западный вестибюль «Конструктивизм»
© Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм». Станция «Хорошевская»
© Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм». Фрагмент © Четвертое измерение

Архитектурные мотивы конструктивизма и живопись супрематизма предстали в необычных, сезанновских тонах. Всеволод Медведев объясняет этот смягченный колорит тем, что русский авангард с его интенсивным цветом, увеличенный до таких огромных размеров, был бы слишком агрессивным и подавляющим. Надо сказать, что там, где в живописи возникают сломы плоскостей, углы и прорывы в глубину, иллюзия метаморфоз поверхности очень велика. То есть плоскость прорывается, плющится и ломается по полной. Если добавить туда открытый цвет, у пассажиров и впрямь, пожалуй, может закружиться голова.
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение

Основная задача состояла в том, чтобы композиционно совместить живописные мотивы авангарда и лаконичное, строгое пространство станции. То, что все это размещено над эскалатором, на изломе плоскостей и воспринимается в движении, добавляет и без того энергичным композициям дополнительную динамику.

И черный мрамор с белыми звездочками и прожилками, подобный ночному небу, пришелся очень кстати. Авангард помещен в новое пространство, где его космические порывы обостряются, клинья врезаются в окружности, летят и падают, – аллегорически демонстрируют космические войны, близкие по духу современному человеку.
Архитектор:
Николай Шумаков
Никита Медведев
Всеволод Медведев
Мастерская:
Метрогипротранс
Проект:
Станция метро «Хорошевская»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н.И. Шумаков, А.Ю. Орлов, В.С. Волович, Н.В. Расстегняева, В.О. Сычева, Д.С. Рзянин, Т.Ю. Солдатов
Декоративно-художественное оформление вестибюлей:
Художники: Никита Всеволодович Медведев (Заслуженный художник РФ, член-корреспондент РАХ), Всеволод Никитич Медведев

2016 — 2017 / 2017 — 2.2018

25 Октября 2018

Метрогипротранс: другие проекты
Памяти Александра Некрасова
Он известен как автор нескольких реализованных станций метро, многие – с заметной, яркой, запоминающейся архитектурой. Одним из последних проектов Некрасова стала станция Физтех.
Лучшее, худшее, новое, старое: архитектурные заметки...
«Что такое традиции архитектуры московского метро? Есть мнения, что это, с одной стороны, индивидуальность облика, с другой – репрезентативность или дворцовость, и, наконец, материалы. Наверное всё это так». Вашему вниманию – вторая серия архитектурных заметок Александра Змеула о БКЛ, посвященная его художественному оформлению, но не только.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Похожие статьи
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.
Яуза towers
В столице не так много зданий и проектов Никиты Явейна и «Студии 44». Представляем вашему вниманию концепцию большого многофункционального комплекса на Яузе, между двумя парками, с набережной, перекрестьем пешеходных улиц, развитым общественным пространством и оригинальным пластическим решением. Оно совмещает сложную, асимметричную, как пятнашки, сетку фасадов и смелые заострения верхних частей, полностью скрывающее техэтажи и вылепливающее силуэт.
И опять о птицах
Завершается строительство первого аэропорта в китайском городе Лишуй. Архитекторы пекинского бюро MAD выбрали для своего проекта самый очевидный визуальный прототип – серебристо-белую птицу.
Офисы с «ленточкой»
В Берлине началось строительство офисного (и немного жилого) «кампуса» LXK по проекту MVRDV. Проект связан с развитием района Восточного вокзала.
Венец из пентхаусов
Первое многоэтажное здание Монако, жилая башня Le Schuylkill, получит после реконструкции по проекту Zaha Hadid Architects завершение из шести пентхаусов.
Вплотную к демократии
Конкурс на проект реконструкции зданий датского парламента выиграли бюро Cobe, Arcgency и Drachmann совместно с конструкторами Sweco. Цель трансформации – позволить любому гражданину приблизиться вплотную к оплоту демократии.
Парк архитектуры и отдыха
Для подмосковного гостиничного комплекса, предполагающего разные форматы отдыха, бюро T+T Architects предложило несколько типов жилья: от классического «стандарта» в общем корпусе до «пещеры в холме» и «домика на дереве». Дополнительной задачей стала интеграция в «архитектурно-лесной» парк существующих на территории резиденций, построенных в классическом стиле.
Лирически-энергетическая архитектура
Здание поста управления солнечной электростанцией Kalyon Karapınar SPP по проекту Bilgin Architects в Центральной Анатолии служит «пользовательским интерфейсом» для бесконечного поля солнечных батарей.
Энергетически нейтральный квадрат
На территории кампуса Университета Тилбуга открылся новый учебный корпус имени государственной деятельницы, первой женщины-министра Нидерландов Марги Кломпе. Авторы проекта – Powerhouse Company.
Творческий ужин
Элитный ресторан AIR по проекту архитекторов OMA в Сингапуре включает в себя лабораторию для исследования ингредиентов, сад и огород, кулинарную школу.
Черное и белое
Отдельно рассказываем об интерьерах павильона Атом на ВДНХ. Их решение – важная часть общего замысла, так что точность и аккуратность реализации были очень важны для архитекторов. Руководитель UNK interiors Юлия Тряскина делится частью наработок.
Квартиры в деревне
Жилой комплекс по проекту Karnet architekti на западе Чехии учитывает свое расположение в деревне и контекст бывшей промзоны.
В оттенках зеленого
Бюро Tsing-Tien Making реконструировало дом просветителя Чжан Тайяня в Сучжоу, превратив его в культурный центр и книжный магазин «Гу У Сюань». В отделке использовали три изысканных оттенка: пепельно-зеленый, нефритовый и яркий фруктовый зеленый.
Технологии и материалы
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Сейчас на главной
Корабль
Следующий проект из череды предложений конкурса на павильон России на EXPO 2025 в Осаке, – напомним, результаты конкурса не были подведены – авторства ПИО МАРХИ и АМ «Архимед», решен в образе корабля, и вполне буквально. Его абрис плавно расширяется кверху, у него есть трап, палубы, а сбоку – стапеля, с которых, метафорически, сходит этот корабль.
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Перезапуск
Блог Анны Мартовицкой перезапустился как видеожурнал архитектурных новостей при поддержке с АБ СПИЧ. Обещают новости, особенно – выставки, на которые можно пойти в архитектурным интересом.
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.