Размещено на портале Архи.ру (www.archi.ru)

25.10.2018

Авангард – в массы

Объект:
Станция метро «Хорошевская»
Адрес:
Россия, Москва.
Архитектор:
Всеволод Медведев
Мастерская:
ОАО "Метрогипротранс"
Авторский коллектив:
Архитекторы: Н.И. Шумаков, А.Ю. Орлов, В.С. Волович, Н.В. Расстегняева, В.О. Сычева, Д.С. Рзянин, Т.Ю. Солдатов
Декоративно-художественное оформление вестибюлей:
Художник: Никита Всеволодович Медведев (Заслуженный художник РФ, член-корреспондент РАХ),
Архитектор: Всеволод Никитич Медведев

Никита и Всеволод Медведевы познакомили широкую публику с русским авангардом в монументальном оформлении станции метро Хорошевская. Известные всему миру имена и мотивы супрематизма и конструктивизма теперь можно увидеть прямо на потолке.

Восточный вестибюль «Супрематизм». Схема © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм». Схема © Четвертое измерение

Станция метро Хорошевская – часть грандиозных планов московского правительства по развитию метро. Она входит в третий пересадочный контур, в первый его отрезок: Савеловская – Шелепиха. Все станции устроены по одному принципу: большепролетная колонная станция, центральный зал островного типа с двумя платформами. Разница – в цвете мрамора и оформлении потолка. Но монументальные композиции по мотивам русского авангарда придали архитектуре станции необщее выражение.

Компания «Метрогипротранс» уже много лет работает над Большой кольцевой линией Московского метро. «Поскольку многие исторические станции метро стали памятниками архитектуры, мы хотели достичь вневременности с помощью художественного оформления, – говорит Всеволод Медведев. – Для участия в конкурсе были приглашены ведущие мастера современного монументального искусства, художники Никита Медведев и Василий Бубнов. Около двух лет они занимались эскизами. Медведев работал над станциями Хорошевская и Нижняя Масловка, а Бубнов над станциями Петровский парк и ЦСКА.

Тема декоративно-художественного оформления Хорошевской возникла не случайно. Мой отец сразу решил, что темой станут важнейшие течения XX века Конструктивизм и Супрематизм, ведь в Москве нет ни одной станции метро, посвященной художникам и архитекторам. Уникальный русский авангард является символом русского искусства, открывшим безграничные возможности для творчества. Это вклад России в мировую культуру, а у нас пока нет даже музея Малевича в Немчиновке».
Восточный вестибюль «Супрематизм». Фрагмент © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм». Фрагмент © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение

Действительно, нет пророка в своем отечестве, и очереди в Третьяковку стоят на Серова, а Малевич и его «Черный квадрат» вниманием населения не избалованы. Едва ли люди на улицах назовут художников и архитекторов русского авангарда. И хотя порыв в будущее и в космос несомненно присущ русскому авангарду, а ощущение «И увидел я новое Небо, и новую Землю» захватывает, до сих пор даже среди исследователей нет ясности, что это за небо и земля, не говоря о простых гражданах. Словом, перед авторами стояла не только декоративная, но и просветительская задача.

Восточный вестибюль посвящен супрематизму, а западный – конструктивизму. Потолки кассовых залов и спусков над эскалаторами покрыты монументальными росписями, более строгими, ортогональными там, где речь об архитекторах, более динамичными в случае с художниками. Мы видим на потолке знакомые мотивы, в том числе увеличенный во много раз черный квадрат Малевича и надписи «Супрематизм», «Экстер», «Родченко». Надписи выполнены аутентичными шрифтами, супрематическими или конструктивистскими, в западном, архитектурном, вестибюле – как будто взятыми из журнала СА. Расчет, в частности, был на то, что люди заинтересуются, посмотрят в интернете.
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение
Восточный вестибюль «Супрематизм» © Четвертое измерение

В «архитектурном» вестибюле представлен авангардный Олимп: Мельников, Леонидов, Гинзбург, Голосов, братья Веснины. В композиции угадываются обобщенные фрагменты лестниц, стен и окон, воспринимаемые снизу в остром ракурсе на фоне голубого неба. Небеса в метро в мозаиках или ином варианте встречаются и на исторических станциях, например Маяковской и Октябрьской, так что здесь можно увидеть продолжение традиции.
Западный вестибюль. Схема © Четвертое измерение
Западный вестибюль. Схема © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение

Поскольку финансирования было меньше, чем предполагалось, не удалось воплотить идею прозрачных светящихся витражных лайт-боксов, на которых должна была запечатлеться фактура живописных мазков. Пришлось все поверхности сделать алюминиевыми.

А задумана была идея ручной живописи, чтобы видна была рука художника, чтобы ощущались и рельеф, и текстура красок, и многослойные лессированные поверхности. По мнению Всеволода Медведева, монументальное искусство индивидуализирует дизайн, вносит человеческое измерение. При невысокой по сравнению со строительством цене отдача от монументального искусства чрезвычайно высока, и его воздействие длится многие годы, – мы можем видеть это на примере мозаик и витражей исторических станций.
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм». Станция «Хорошевская»
Западный вестибюль «Конструктивизм». Станция «Хорошевская»
© Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм». Фрагмент © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм». Фрагмент © Четвертое измерение

Архитектурные мотивы конструктивизма и живопись супрематизма предстали в необычных, сезанновских тонах. Всеволод Медведев объясняет этот смягченный колорит тем, что русский авангард с его интенсивным цветом, увеличенный до таких огромных размеров, был бы слишком агрессивным и подавляющим. Надо сказать, что там, где в живописи возникают сломы плоскостей, углы и прорывы в глубину, иллюзия метаморфоз поверхности очень велика. То есть плоскость прорывается, плющится и ломается по полной. Если добавить туда открытый цвет, у пассажиров и впрямь, пожалуй, может закружиться голова.
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение
Западный вестибюль «Конструктивизм» © Четвертое измерение

Основная задача состояла в том, чтобы композиционно совместить живописные мотивы авангарда и лаконичное, строгое пространство станции. То, что все это размещено над эскалатором, на изломе плоскостей и воспринимается в движении, добавляет и без того энергичным композициям дополнительную динамику.

И черный мрамор с белыми звездочками и прожилками, подобный ночному небу, пришелся очень кстати. Авангард помещен в новое пространство, где его космические порывы обостряются, клинья врезаются в окружности, летят и падают, – аллегорически демонстрируют космические войны, близкие по духу современному человеку.