Олег Карлсон: «Когда я посмотрел сериал с Хью Лори, то понял, что тоже лечу, только не людей, а дома»

Архитектор – о своем фейсбук-проекте, где он рассказывает о частых случаях «излечения» частных домов, спроектированных с ошибками разной степени тяжести.

Беседовала:
Марина Новикова

mainImg

Архитектор:

Олег Карлсон

Мастерская:

АСБ Карлсон & К
Загородный дом – это особый архитектурный жанр, которым, как показывает жизнь, владеют далеко не все его создатели. Многие дома требуют переделки, лечения, часто хирургическим вмешательством. Олег Карлсон придумал интернет-проект #ДокторHouse: материалы исправленных им проектов домов в формате «было-стало» он выкладывает в Facebook на страницах бюро «АСБ Карлсон и К» и своей личной.

Как начиналась история вашего «Доктора Хауса»?

Долгими зимними вечерами, гуляя по просторам интернета, можно найти много разного, в том числе про проектирование домов. Коллеги выкладывают планы, застройщики, рекламируя загородные поселки, показывают проекты домов. А иногда с проектом приходят дизайнеры, не понимают, как делать интерьеры в доставшейся планировке.

К сожалению, большинство построенных по подобным проектам домов подлежат реконструкции или сносу. А пока дом не построен, все еще можно исправить. И вот разглядываешь такой проект, хватаешься за карандаш, исправляешь очевидные недостатки планировок. Или берешь геоподоснову, планы и переделываешь проект – сажаешь дом на оси, применяешь модульный принцип проектирования.

Так в фейсбуке появилась страница «Было – стало», куда мы выкладывали материалы исходного проекта и переработанного, а с авторами начиналась переписка, чтобы поделиться опытом, показать, как делать правильно, научить принципам проектирования.

А когда я посмотрел сериал с Хью Лори, то понял, что я тоже лечу, только не людей, а дома. «Доктор Хаус» «выходит» уже тридцать (вопрос Олегу, что считается сезоном??) сезонов. Каждый год мы «лечим» 20-30 проектов. У нас есть цель исправить недостатки проекта до начала строительства, сохранив тем самым деньги, время и нервы заказчика.
Олег Карлсон © АСБ Карлсон & К
Фасады загородного дома: было-стало © АСБ Карлсон & К
План 1 этажа: было-стало © АСБ Карлсон & К
План 2 этажа: было-стало © АСБ Карлсон & К


В чем недостатки проектов, которые вы беретесь переделывать?

Самая распространенная ошибка – когда при большой общей площади в доме много бесполезных площадей: коридоров, транзитных зон, не включенных в сценарий жизни дома, огромных топочных. К этому добавляются неудобные и небезопасные лестницы – крутые или узкие, темные, без окон, санузлы. Отдельная тема – второй свет. Не может быть второго света в домах до 300 метров, он «ворует» площадь у спален. Скажите, зачем переезжать из тесной городской квартиры в собственный дом со спальнями 10-12 квадратных метров?

Это внутри. А снаружи – открытые балконы и входные группы, засыпаемые снегом, плоские кровли, которые каждую весну начинают течь, требуя ежегодного ремонта.

Много ошибок по посадке домов на участках: окна жилых комнат выходят на заборы, а вспомогательных помещений в сады. Гостиные выходят на юг, а спальни на север, и это в нашем климате, где иногда неделями не появляется солнце.

Однажды меня пригласила программа 1 канала «Идеальный ремонт» в дом Сергея Юрского и его жены Натальи Теняковой. Вот где был почти весь набор ошибок проектирования! Начиная с неправильной посадки дома на участке, в результате чего дом повернут на участок тыльным фасадом, а окна спален выходят на заборы. Телевизионный формат оставил за кадром и другое: как при спальне на втором этаже появился не предусмотренный первоначальным проектом санузел, как была переделана лестница, по которой теперь можно спускаться взявшись за руки и без риска скатиться вниз.

В чем, по-вашему, причины неудачных проектов?

Заказчики у нас не готовы платить архитектору. Часто даже очень богатые люди ищут, как бы заплатить за проект как можно меньше, приглашают «архитекторов», которые берутся спроектировать дом по 800 рублей за квадратный метр. Ну и получают то, с чем потом приходят к нам.

Не всегда гарантирует качество проекта и готовность заказчика платить. Приходилось переделывать, к примеру, за американцами, построившими дом в стиле Райта. Дома Райта – это железная логика, основанная на модульном принципе проектирования. Но эту логику еще необходимо адаптировать к нашим климатическим условиям, начиная с организации тамбура, которого нет в проектах Райта.

Еще одна причина, и это то, с чем я категорически не согласен, – убеждение некоторых коллег, что желание заказчика – закон. Заказчик приходит к архитектору как к профессионалу. Задача архитектора расспросить, каким он видит свой дом, какая у него семья, какой образ жизни ведет, выслушать, предложить свой вариант и убедить в его преимуществах. Желание заказчика не может оправдать плохой проект.

А что вы можете сказать о ваших заказчиках? В силу достатка и высокого положения это очевидно авторитарные люди, которым невозможно возражать.

Со временем ты зарабатываешь свой собственный авторитет, и когда к тебе приходят очень состоятельные заказчики, они понимают, что приходят к авторитетному профессионалу. Эти заказчики умеют слушать профессионалов и прислушиваться к нашему мнению.
Вилла «Светлана»: было-стало © АСБ Карлсон & К
Вилла «Светлана», план первого этажа: было-стало © АСБ Карлсон & К
Вилла «Светлана», план второго этажа: было-стало © АСБ Карлсон & К


Можно ли сказать, что российские заказчики предпочитают какой-то один стиль?

Больше популярны дома в классике, она понятнее нашим заказчикам. Здесь проблема только в том, что заказчик часто хочет на 30-40 сотках сделать дворец, усадьбу, не понимая, что дворец и усадьба предполагает вокруг пространство.

Дома в современной стилистике заказчики просят проектировать нечасто. Чтобы захотеть построить современный дом необходимо пройти, прожить классику. Заказчик должен вырасти до современной архитектуры, понять в чем кайф ее форм, технологий и материалов. Так что чаще мы играем в классику.

Взять наш поселок Сокол – дома, которые были построены здесь в самом начале. Кто-то говорит, что это скучная и неинтересная архитектура. А на самом деле сделано красиво, грамотно и масштабно.
Фасад загородного дома: было-стало © АСБ Карлсон & К
План этажа: было-стало © АСБ Карлсон & К
План 1-2 этажей © АСБ Карлсон & К


Что делать тем, кто только начинает проектировать самостоятельно, как научиться делать хорошие проекты?

Это раньше были только журналы, и тех очень мало. В институте нам выдавали их под роспись. А сегодня есть интернет, который открывает весь мировой опыт. Ищите, смотрите, берите, пользуйтесь, но пользуйтесь вдумчиво. Через тот же интернет из проекта в проект кочуют неправильные планировки. А ведь много хороших проектов, и придумывать ничего не надо, все уже придумано.

А еще надо учиться объяснять заказчику преимущества грамотных архитектурных решений, и тогда хороших проектов будет больше, а у архитекторов больше поводов гордиться результатами своей работы.

Интернет все больше становится ведущим образовательным ресурсом. Планируется ли развивать проект «Доктор Хаус»?

Сейчас знания, полученные при проектировании и строительстве индивидуальных домов, понимание архитектуры идеального дома – это только наш опыт и наши знания, о которых мы немного рассказываем на странице «Доктор Хаус».

В ближайших планах – запустить свой канал на youtube. Мы и сейчас уже выкладываем в сети видео-ролики, где я рассказываю, как надо делать планировку дома. На канале новые ролики будут появляться каждые две недели: с рассказами о новых проектах на бумаге и во время выездов к заказчикам. Так что будем и дальше делиться опытом и мечтаем, чтобы «Доктор Хаус» занимался не лечением, а обучением.

Архитектор:

Олег Карлсон

Мастерская:

АСБ Карлсон & К

04 Октября 2018

Беседовала:

Марина Новикова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.