Проекты МАРШ: Shelter+

Жилье для беженцев в швейцарском городе Лугано – тема нового проекта студентов Школы МАРШ из студии Ольги Алексаковой и Юлии Бурдовой.

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg
Студенты магистратуры первого года Школы МАРШ представили свои концепции на тему Shelter+, в которых они попытались найти ответ на вопрос – где селить и как интегрировать в общественную жизнь беженцев, массово прибывающих в Европу. Параллельно с ними эту тему под руководством Феликса Веттштайна и Лодовики Моло разрабатывали студенты швейцарской Высшей школы Люцерна. До 11 марта проекты россиян и швейцарцев представлены на выставке в Вилле Сароли в Лугано – городе, которому эти проекты посвящены.

Ольга Алексакова,
архитектурная мастерская Buromoscow,
руководитель студии школы МАРШ:

«Проект был выполнен в рамках сотрудничества МАРШ с Высшей школой Люцерна в Швейцарии. Это был не первый подобный опыт. В прошлом году наши студенты уже работали вместе со швейцарскими над концепцией средней школы School+. Проводились совместные воркшопы, встречи, обсуждения. В финале была организована общая выставка. Надо сказать, что наши студенты тогда справились с задачей не хуже швейцарских. Отличия были только в подходах. В МАРШ он более концептуальный, тогда как в Высшей школе Люцерна – скорее, технический.

Тему нового проекта предложили наши швейцарские коллеги. Вопрос расселения и интеграции беженцев для Швейцарии актуален уже очень давно. Но, начиная работу в прошлом мае, мы и не думали, что за лето эта тема станет настолько острой. В качестве площадки для проектирования нам был предложен район на окраине Лугано, застроенный преимущественно социальным жильем. На его базе предлагалось разместить полтысячи беженцев. Вопрос о сохранении либо сносе существующих на участке объектов студентам было предложено решить самостоятельно. При этом следовало учитывать, что на территории, кроме социального жилья начала 1970-х, находятся такие постройки, как здания архитектора Дольфа Шнебле и памятник архитектуры периода 1930-х гг., спроектированный Рино Тами. Все постройки сегодня находятся в крайне изношенном и даже аварийном состоянии и требуют, как минимум, ремонта".

Юлия Бурдова,
архитектурная мастерская Buromoscow,
руководитель студии школы МАРШ:

"Учебный процесс для нас начался с поездки в Швейцарию. На тот момент студенты Высшей школы Люцерна, которые на месяц раньше приступили к работе, уже подготовили вполне законченные концепции и предложения, и мы могли познакомиться с их идеями. Кроме того, сам опыт путешествия, знакомства со швейцарской архитектурой и их подходом к обучению и проектированию был, как мне кажется, очень полезным. По возвращении в течение двух недель мы занимались глубоким изучением темы и предложенного участка. В нашей стране этот вопрос крайне мало исследован и зачастую просто стыдливо замалчивается. Нет ни понимания проблемы, ни внятной государственной политики по ее решению.

Но, несмотря на все трудности, большинство наших студентов в итоге предложили довольно интересные и правильные идеи, по-разному интерпретировали тему. Сначала мы думали в основном о временных конструкциях и сооружениях, но быстро поняли, что в Швейцарии ничего временного нет. Для Лугано необходимо было проектировать хорошее социальное жилье, которое впоследствии будет использоваться городом. Многие студенты пытались решить, в первую очередь, вопрос интеграции и адаптации беженцев. Другие задумались о том, как сохранить и модернизировать существующие постройки. Третьи старались найти возможные точки соприкосновения между беженцами и местным населением».


Публикуем избранные проекты студентов Школы МАРШ и Высшей школы Люцерна на тему Shelter+.



Артём Польский (Школа МАРШ)
Проект Артёма Польского

В проекте осуществляется попытка восполнить те потери, которые пережил каждый беженец, средствами архитектуры. Достигается это путем совмещения характерной швейцарской архитектуры с традиционной исламской. На территории швейцарского города Лугано, в одном из его отдаленных районов автор предлагает возвести пять замкнутых жилых кварталов. Они займут место двух протяженных зданий Рино Тами, которые предполагается снести. Сохраняются лишь существующее социальное жилье более позднего периода и пожарное депо. Фасады, обращенные к городу, воспроизводят рядовую минималистичную архитектуру Лугано, в дворовой части активно использованы традиционные для городов Ближнего Востока приемы, знакомые и привычные большинству беженцев: колоннады, и открытые галереи по периметру этажей, большой внутренний двор, декоративные элементы. Промежутки между кварталами невелики, что также свойственно городской ткани исламских поселений. Что касается типологий квартир, то здесь автор обращается к стандартным планировкам социального жилья.

По замыслу Артёма, созданное таким образом пространство поможет беженцам быстрее и легче адаптироваться на новом месте, снизит уровень стресса и агрессии. Еще одна задача проекта – сблизить две абсолютно разные культуры. Решается она за счет организации в каждом дворе торговой площади или рынка национальных продуктов. Для создания безопасного и комфортного пространства внутри двора весь контур жилого квартала сделан проницаемым в уровне первого этажа.
Проект Артёма Польского
Проект Артёма Польского
Проект Артёма Польского
Проект Артёма Польского


Ольга Алексакова о проекте:
«Артём Польский предложил идею нового замкнутого квартала – швейцарского снаружи и мусульманского внутри. Проектируя, он опирался на свои собственные впечатления. Так, побывав в Милане, он понял, что ему очень комфортно в этом городе именно потому, что он чем-то похож на Москву. Тогда и появилась смелая идея совместить традиционную мусульманскую архитектуру с швейцарским минимализмом. Во внутреннем дворе Артём расположил торговую площадь, которая могла бы стать и местом приложения труда для беженцев, и хорошим поводом для взаимодействия с местным населением. Получился убедительный мультикультурный образ».




Анна Панова (Школа МАРШ)
Проект Анны Пановой

В проекте предлагается возвести новое здание для беженцев на месте старого социального жилья в Лугано. Здание займет центральную часть участка, примыкая к существующей пожарной части и жилому дому Дольфа Шнебле. Главная идея проекта – в насыщении нового пространства теми функциями, которые помогут беженцам быстрее адаптироваться в Лугано. Для этого вдоль улицы размещается одноэтажный протяженный блок, вмещающий языковую школу, детский сад с игровой площадкой, магазины и кафе. На его эксплуатируемой кровле, по мысли автора, можно организовать благоустроенное общественное пространство, способное объединить беженцев и горожан. Прямо над одноэтажным объемом возвышается крупный жилой комплекс с замкнутым внутренним двором. Основная часть здания – это жилье галерейного типа с небольшими квартирами, рассчитанными на размещение одиноких людей. Блок-секция, отнесенная вглубь участка, вмещает более комфортабельные квартиры для семей с детьми. Все квартиры соответствуют современным швейцарским стандартам, что позволит использовать их и после решения проблемы с беженцами.
Проект Анны Пановой
Проект Анны Пановой
Проект Анны Пановой
Проект Анны Пановой


Юлия Бурдова о проекте:
«Анна Панова помимо жилья, представленного в нескольких типологиях, предусмотрела целый комплекс функций интеграции – школа языков, детские сады, супермаркеты. В ее проекте продумана и концепция дальнейшего использования построек. Комнаты для одиноких людей, а среди беженцев их более 70%, можно использовать как студенческое общежитие, а квартиры для семей – как социальное жилье».




Юлия Дугинцева (Школа МАРШ)
Проект Юлии Дугинцевой

Жилье нового типа, способное вместить до 500 беженцев, в проекте предлагается построить на месте существующих построек Рино Тами. При этом план новых зданий точно воспроизводит план домов, определенных под снос: так решается вопрос преемственности. Получившаяся довольно плотная застройка – шесть объемов, объединенных по три и поставленных друг напротив друга – тем не менее, довольно мягко встраивается в окружение.

Основная мысль проекта состоит в разделении женщин, мужчин и семей с детьми. Для каждой категории отводится отдельный этаж. Так автор проекта пытается воспроизвести традиционный для исламских стран уклад жизни и одновременно решить проблему агрессивного поведения мужчин по отношению к женщинам. Помимо жилья предусмотрена и необходимая социальная инфраструктура: детский сад, начальная, средняя и языковая школы, конференц-зал, а также меджлис, где жители Лугано смогут приобщиться к культуре Востока.
Проект Юлии Дугинцевой
Проект Юлии Дугинцевой
Проект Юлии Дугинцевой
Проект Юлии Дугинцевой


Юлия Бурдова о проекте:
«Юлия Дугинцева в своей концепции сохранила лишь память места, вписав новые и более высокие здания в существующие пятна застройки. В ее жилых домах женщины, мужчины и семьи живут на разных этажах во избежание конфликтных ситуаций. Получился вполне сомасштабный окружению многофункциональный комплекс, который кроме жилья включает все необходимые объекты социальной инфраструктуры».




Поль Филипп Сонне-Фредериксен (Школа МАРШ)
Проект Поля Филиппа Сонне-Фредериксена

Цель данного проекта – понять, как архитектура может повлиять на преодоление сложного процесса помощи беженцам. Архитектор предлагает некий универсальный метод освоения пространства, применимый не только в Швейцарии. Для этого выработаны три основные стратегии. Первая – это интеграция: приспособление и реновация существующего здания. При этом границы между новым и старым размыты. Второй метод – уплотнение. В этом случае все преобразования касаются только внутреннего пространства. Автор проекта уверен, что грамотная перепланировка позволит увеличить плотность квартир. Третья стратегия – «оккупация». Здесь внимание сосредоточено на поиске любых неиспользуемых в городе площадей: крыши, пространства между домами и т.п.

Скорейшей интеграции беженцев, по мнению Поля, поспособствует активное вовлечение горожан. Для этого на территории «убежища» предлагается организовать всевозможные виды занятий – творческие мастерские, художественные галереи, танцевальные студии или театры.
Проект Поля Филиппа Сонне-Фредериксена. Ситуация
Проект Поля Филиппа Сонне-Фредериксена
Проект Поля Филиппа Сонне-Фредериксена
Проект Поля Филиппа Сонне-Фредериксена


Ольга Алексакова о проекте:
«Идея Поля состояла в сохранении всех существующих построек. Он разработал три стратегии: интеграция, уплотнение и «оккупация». Над домом Рино Тами он надстроил три дополнительных этажа. Аккуратно изменил планировки, соединил террасами новое и старое жилье. Во втором здании он реализовал стратегию уплотнения: полностью поменял планировки, увеличив количество квартир. В последнем случае Поль расположил на кровле бывшей пожарной части некое здание-паразит. Все решения удачно вписались в окружение. Получился очень заботливый архитектурный проект».




Михаэль Хурни (Высшая школа Люцерна)

Проект Михаэля Хурни




Патрик Хергер (Высшая школа Люцерна)

Проект Патрика Хергера

01 Марта 2016

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
В горах Сванетии
Шесть дипломных проектов ярославских студентов, посвященных возрождению альпинистских лагерей в Грузии.
Лаконизм и уместность
Шквал курсов и публикаций, посвященных качеству подачи портфолио архитектора, приносит плоды. Публикуем несколько позитивных примеров портфолио третьекурсников МАРХИ с комментариями авторов.
МАРХИ-2019: 11 лучших рисунков
Как изображать современную архитектуру? Ответ постарались найти участники конкурса рисунка, прошедшего в МАРХИ. Представляем результаты творческих поисков.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Студентам от студентов
Подведены итоги конкурса на лучшую зону отдыха для московских вузов. Победили выпускницы МАРХИ с проектом для Московского авиационного технологического института. Представляем работы, занявшие призовые места.
Полное погружение
Публикуем проекты студентов магистратуры МАРШ, разработанные в рамках студий «Ремонт ландшафта» и «Из Москвы в Никола-Ленивец».
Пресса: Хакеры в Беляеве, электрический мох и аквариумы в...
Что произойдёт, если на московской окраине появится независимая хакерская коммуна, а подземные переходы найдут новое применение в виде бань и кинотеатров? А если вокруг гигантских небоскрёбов, которые начинаются на морском дне, будут курсировать парки и дома на воздушной подушке? Strelka Magazine собрал самые необычные архитектурные решения, придуманные в 2017 году в лаборатории Shukhov Lab и на семинарах магистерской программы Advanced Urban Design.
Пресса: Отфутболили
На российском конкурсе архитектурных решений Sika Awards 2017 «Стадионы будущего» приз за первое, второе и третье места получили студенты, разработавшие проекты футбольных стадионов для Екатеринбурга, Уфы и Воронежа. "Мослента" решила разобраться, что в этих проектах хорошего.
Пресса: Архитектурные фантазии
Реставрация памятников Выборга – тема, которая объединяет дипломные работы выпускников архитектурных вузов, выставленных в Выборгском замке. На днях посетители этой выставки смогли познакомиться не только с проектами реставрации, но и с их авторами.
Пресса: Навстречу солнцу: какими будут стадионы будущего
В Москве назвали победителей Всероссийского конкурса инновационных архитектурных решений Sika Awards, который ежегодно проводится среди студентов архитектурных вузов. Тема конкурса в этом году — «Стадионы будущего».
Пресса: Слава Иванов: «К вам едет 600 архитекторов со всего...
Расспросили директора фестиваля EASA Denmark 2017 и одного из кураторов магистерской программы УТРО архитектурной школы МАРШ и РАНХиГС о том, как ничего не бояться, стать своим в чужом городе и провести в нем международный архитектурный фестиваль с мощной дизайн-интервенцией в городскую среду. Все узнали и вам рассказываем, чем молодые архитекторы ответили на запросы жителей и как помогли им обжить свой собственный город , как вернули людей на главную площадь, зачем поставили у мэрии инсталляцию из пластиковых труб и где закатили обед для 1000 горожан.
Пресса: Летаем над новой Плотинкой: студенты-архитекторы...
Плотина на реке Ольховке возле улицы Колмогорова – один из самых любопытных и в то же время малоизвестных памятников архитектуры Екатеринбурга. До недавнего времени ее подпорная стенка со стороны Ольховки даже видна была плохо – она утопала в дикой поросли. Но сейчас деревья и кусты вырубили, а саму стенку готовят к восстановлению: рядом растёт большой жилой комплекс, и Ольховский пруд стал частью его благоустройства. Вместе с этим плотина на реке Ольховке оказалась интересна молодым архитекторам. Так, студентка кафедры истории искусств и реставрации УрГАХУ Любовь Щербакова, изучив памятник и архивные материалы, разработала эскизный проект реставрации подпорной стенки плотины – и одновременно превращения самой заброшенной плотины в современное общественное пространство.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.