Сергей Цыцин: «Мы должны поймать музыку пространства»

Разговор с петербургским архитектором Сергеем Цыциным: о градостроительном регулировании, работе в историческом контексте, а также – о различии между бюрократическими препонами и системным подспорьем.

Беседовала:
Ирина Бембель

19 Февраля 2016
mainImg

Архитектор:

Сергей Цыцин

Мастерская:

Архитектурная мастерская Цыцина
Архи.ру:
– Как вы пришли в архитектуру?

Сергей Цыцин:
– В архитектуру я пришёл очень просто: мой отец, Виктор Николаевич Цыцин, был архитектором, он окончил сначала художественную школу, а затем Академию художеств. Мы с братом (художник Никита Викторович Цыцин) с детства рисовали, поэтому выбор профессии произошёл абсолютно естественно. После школы я поступил в Академию Художеств, где учился в мастерской Игоря Ивановича Фомина. Это был аристократ в архитектуре, и важнее всего, пожалуй, было общение с ним как с личностью. Другим моим педагогом был Александр Владимирович Жук, с которым у меня сложились очень тёплые отношения. Кроме того, сами стены Академии и её уникальный дух воспитывали нас не меньше, чем учителя. Очень важным моментом было также свободное общение между студентами разных курсов, мы учились и друг у друга.

– В те годы у вас уже формировались какие-то приоритеты, профессиональные ориентиры в архитектуре?

Может быть, я нетипичный вариант, но в годы учёбы я просто впитывал всё, что слышал от учителей. При этом я часто задавал вопросы, и иногда педагоги удивлялись, признаваясь, что никогда не задумывались о вещах, которые меня интересовали.

– Как складывалась ваша профессиональная жизнь после окончания института?

– Я советовался с коллегами и в итоге сознательно выбрал для себя Ленгражданпроект. Во-первых, мне всегда нравилось и нравится всё, что связано с градостроительством, с формированием пространства, с функциональными зонами, соотношением искусственной и натуральной среды. Кроме того, к тому времени у меня уже были выработаны определённые позиции, связанные с дезурбанизацией. Мне повезло: ко времени моего прихода в институте был организован конкурс на посёлок Имоченицы, рядом с усадьбой Василия Поленова. Я выиграл этот конкурс, и потом этот проект был назван лучшим в СССР – выиграл конкурс «Лучший проект года», сначала городской, потом республиканский, потом союзный. Я занимался комплексным проектированием: сделал объёмы и планировку посёлка с административным и торгово-бытовым центрами, детским садом, школой, инженерными объектами. Параллельно я изучал традиции русского севера, композиции деревень… К сожалению, Агропрому тогда было интересно лишь типовое строительство, и несмотря на распоряжения министров, экспериментальный посёлок тогда так и не был построен. Реализовать его удалось лишь частично, в перестройку, уже с «новой волной». Всего в Ленгражданпроекте я проработал шесть лет, выполнив много планировочных и объёмных решений.

После этого я перешёл в мастерскую Вениамина Фабрицкого, где одним из моих коллег в течение трёх лет был Сергей Чобан. Встречаясь, мы с неизменной теплотой вспоминаем те годы.

Потом началась перестройка, и меня пригласили в ЛИСИ, где я преподавал в СКБ (студенческое конструкторское бюро). Там же тогда работали Марк Хидекель, сын знаменитого авангардиста, и Олег Романов, нынешний президент Союза архитекторов СПб. Через какое-то время наступил момент для создания частных архитектурных бюро, и в 1988 году я открыл свою мастерскую.

– Назовите какие-то значительные вехи в её работе.

– Наверное, самым активным движением отмечены 2000-е годы на фоне растущей девелоперской активности. Первый заметный скачок произошёл в 1999 году, когда мы построили в Москве комплекс «Корона». В сравнении с тогдашней петербургской практикой это был сложнейший комплекс задач, с подземным гаражом и другими новыми для того времени функциями.

Постепенно коллектив рос и профессионально, и численно. В 2002 году «Архитектурная мастерская Цыцина» открыла совместную фирму в Москве – «МонАрхАМЦ»; в 2008 году – «Цыцин и Бикташев Архитектс»; в 2009 – «ЦВ2» (Цыцин и Бальские»).Сталкиваясь с большими объектами, я понимал, что одними архитекторами и конструкторами здесь не обойтись. Поэтому по каждому направлению работы у нас есть свои собственные кадры. В настоящее время в нашей мастерской трудится около 100 человек.
Сергей Цыцин
Жилой комплекс «Корона» © Архитектурная мастерская Цыцина
Жилой комплекс «Корона» © Архитектурная мастерская Цыцина

 В вашем каталоге главными приоритетами мастерской названы эффективность, устойчивость и гармония как проекция витрувиевой триады на современные реалии. Скажите, а что для вас значит классическая категория красоты? Её природа абсолютна или относительна? И есть ли ей место в современности?

Конечно, между «триадой Цыцина» (улыбается) и триадой Витрувия есть глубокая связь. «Красота спасет мир», – говорил Достоевский. Гегель (вслед за Платоном) определял красоту как «просвечивание Идеи через предмет». Конечно, в век постмодернизма, тотального плюрализма, относительности всего и вся абсолютные категории редко сейчас в обороте. Тем не менее, красота природная или рукотворная является отражением вневременного божественного мира.

– Каковы ваши главные творческие принципы?

– Первое – это контекстуальность. Здание должно правильно взаимодействовать и с искусственной, и с природной средой. Мы должны поймать эту музыку пространства: ритмы, стилистику, масштабные соотношения зданий и отдельных элементов. Без точного попадания в эти параметры объект не может состояться в принципе. Стилистика может быть разной: в историческом центре может оказаться уместной и современная архитектура, и историческая стилизация.

Могу привести в пример наш объект на Малом проспекте Васильевского острова – это современное здание, но оно поддерживает контекст своим масштабом, техникой штукатурки, какими-то элементами. Я считаю, что имитация исторического стиля, выполненная в современных материалах и технологиях – это плохо, фальшиво. Можно работать и на контрасте: всё зависит от конкретного случая.
Жилой комплекс «Фьорд»
© Архитектурная мастерская Цыцина
Жилой комплекс «Фьорд»
© Архитектурная мастерская Цыцина

Для меня очень важна непрерывность пространства, связь экстерьера с интерьером (я член Союза художников по интерьеру), с ландшафтом. Здесь и объёмы, и фасады, и парки, и освещение... Дизайн должен быть глобальным, пронизывающим все уровни пространства, обладающим как вечными, так и современными смыслами. Он выполняет и символическую, и информационную роль. Поэтому наша задача двоякая и даже троякая: с одной стороны, как можно лучше понять заказчика и ответить на его конкретное задание, с другой – транслировать в своём произведении некие вечные законы, а при этом ещё и отразить своё время.

– Каковы главные трудности, с которыми вам приходится сталкиваться как архитектору?

– Проблем очень много, и решать их надо в комплексе.

Одной из главных является бесправие архитекторов. Это огромная потеря даже не только для будущих жильцов, пользователей, но даже для инвесторов. Когда инвестор начинает диктовать, он не понимает, что он в итоге теряет, и какое качество среды могло бы быть. И это даже не всегда вопрос цены, хотя чаще всего именно он. Однако прямая арифметика не всегда позволяет правильно соотнести две чаши весов: бывает, что дополнительные вложения настолько увеличивают привлекательность объекта, что прекрасно окупаются и успешно работают на имидж инвестора.

Второе: если в начале перестройки была избыточная свобода, то сейчас пошла обратная волна, когда всё слишком забюрократизировано. Т.е. системность должна быть, но на таком высоком уровне, чтобы она была не барьером, а «костылём», подспорьем – и для инвестора, и для архитектора. Сейчас эта система выстраивает труднопреодолимые барьеры, а процесс проектирования превращается в бег (или лабиринт) с препятствиями и ловушками.

Ещё одна проблема – очень дорогое кредитование в нашей стране. А когда процент большой, у инвестора не может быть иной цели, кроме как быстро что-то построить и уйти из процесса. Как правило, он не заинтересован ни в качественной среде, не в её эффективной эксплуатации.
Жилой дом «Крестовский палас» © Архитектурная мастерская Цыцина
Жилой дом на Васильевском острове © Архитектурная мастерская Цыцина
Жилой дом на Васильевском острове © Архитектурная мастерская Цыцина
Жилой дом на Васильевском острове © Архитектурная мастерская Цыцина

– Осенью этого года вы стали членом группы «Экос» – новой градостроительной секции Союза архитекторов Санкт-Петербурга, формирующей предложения по улучшению градостроительной политики. Что для вас значит эта работа?

– В начале перестройки сложилась установка, согласно которой рынок сам должен отрегулировать градостроительные процессы. Однако время показало, что это глубочайшее заблуждение. На самом деле проявление свободной воли должно сочетаться со стратегическим планированием, с расстановкой приоритетов. Роль государства как раз и состоит в создании условий для того, чтобы вкладываясь, строя и получая прибыль, девелоперы тем самым улучшали нашу жизнь. Иными словами, девелоперские интересы должны направляться в русло глобальных интересов города. К сожалению, сегодня государство, городские власти во многом утратили механизмы регулирования девелоперской активности. Переломить эту ситуацию крайне сложно, и чем дальше – тем сложнее, потому что неверно задано направление. Мы пытаемся внести свой посильный вклад в изменение этой ситуации к лучшему.

– Чего бы вы хотели себе пожелать?

– Стабильной работы, понимающих заказчиков, слаженного коллектива сотрудников. Проект – это ярко выраженный коллективный труд, поэтому хороший коллектив с индивидуально взращенными кадрами – это важнейшее условие успешной работы.
Центральный офис ЗАО «Балтийская жемчужина» © Архитектурная мастерская Цыцина
Жилой комплекс на реке Крестовке © Архитектурная мастерская Цыцина
Жилой комплекс на реке Крестовке © Архитектурная мастерская Цыцина
Проект жилого квартала «Юнтолово» © Архитектурная мастерская Цыцина
Проект жилого квартала «Юнтолово» © Архитектурная мастерская Цыцина
Жилой комплекс «Платинум». Проект, 2009 © Архитектурная мастерская Цыцина
Жилой комплекс «Платинум». Проект, 2009 © Архитектурная мастерская Цыцина
Хоккейная Академия «Авангард» © Архитектурная мастерская Цыцина
Хоккейная Академия «Авангард» © Архитектурная мастерская Цыцина


Архитектор:

Сергей Цыцин

Мастерская:

Архитектурная мастерская Цыцина

19 Февраля 2016

Беседовала:

Ирина Бембель
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.