English version

Сергей Цыцин: «Мы должны поймать музыку пространства»

Разговор с петербургским архитектором Сергеем Цыциным: о градостроительном регулировании, работе в историческом контексте, а также – о различии между бюрократическими препонами и системным подспорьем.

Беседовала:
Ирина Бембель

19 Февраля 2016
mainImg
Архитектор:
Сергей Цыцин
Мастерская:
Архитектурная мастерская Цыцина
0 Архи.ру:
– Как вы пришли в архитектуру?

Сергей Цыцин:
– В архитектуру я пришёл очень просто: мой отец, Виктор Николаевич Цыцин, был архитектором, он окончил сначала художественную школу, а затем Академию художеств. Мы с братом (художник Никита Викторович Цыцин) с детства рисовали, поэтому выбор профессии произошёл абсолютно естественно. После школы я поступил в Академию Художеств, где учился в мастерской Игоря Ивановича Фомина. Это был аристократ в архитектуре, и важнее всего, пожалуй, было общение с ним как с личностью. Другим моим педагогом был Александр Владимирович Жук, с которым у меня сложились очень тёплые отношения. Кроме того, сами стены Академии и её уникальный дух воспитывали нас не меньше, чем учителя. Очень важным моментом было также свободное общение между студентами разных курсов, мы учились и друг у друга.

– В те годы у вас уже формировались какие-то приоритеты, профессиональные ориентиры в архитектуре?

Может быть, я нетипичный вариант, но в годы учёбы я просто впитывал всё, что слышал от учителей. При этом я часто задавал вопросы, и иногда педагоги удивлялись, признаваясь, что никогда не задумывались о вещах, которые меня интересовали.

– Как складывалась ваша профессиональная жизнь после окончания института?

– Я советовался с коллегами и в итоге сознательно выбрал для себя Ленгражданпроект. Во-первых, мне всегда нравилось и нравится всё, что связано с градостроительством, с формированием пространства, с функциональными зонами, соотношением искусственной и натуральной среды. Кроме того, к тому времени у меня уже были выработаны определённые позиции, связанные с дезурбанизацией. Мне повезло: ко времени моего прихода в институте был организован конкурс на посёлок Имоченицы, рядом с усадьбой Василия Поленова. Я выиграл этот конкурс, и потом этот проект был назван лучшим в СССР – выиграл конкурс «Лучший проект года», сначала городской, потом республиканский, потом союзный. Я занимался комплексным проектированием: сделал объёмы и планировку посёлка с административным и торгово-бытовым центрами, детским садом, школой, инженерными объектами. Параллельно я изучал традиции русского севера, композиции деревень… К сожалению, Агропрому тогда было интересно лишь типовое строительство, и несмотря на распоряжения министров, экспериментальный посёлок тогда так и не был построен. Реализовать его удалось лишь частично, в перестройку, уже с «новой волной». Всего в Ленгражданпроекте я проработал шесть лет, выполнив много планировочных и объёмных решений.

После этого я перешёл в мастерскую Вениамина Фабрицкого, где одним из моих коллег в течение трёх лет был Сергей Чобан. Встречаясь, мы с неизменной теплотой вспоминаем те годы.

Потом началась перестройка, и меня пригласили в ЛИСИ, где я преподавал в СКБ (студенческое конструкторское бюро). Там же тогда работали Марк Хидекель, сын знаменитого авангардиста, и Олег Романов, нынешний президент Союза архитекторов СПб. Через какое-то время наступил момент для создания частных архитектурных бюро, и в 1988 году я открыл свою мастерскую.

– Назовите какие-то значительные вехи в её работе.

– Наверное, самым активным движением отмечены 2000-е годы на фоне растущей девелоперской активности. Первый заметный скачок произошёл в 1999 году, когда мы построили в Москве комплекс «Корона». В сравнении с тогдашней петербургской практикой это был сложнейший комплекс задач, с подземным гаражом и другими новыми для того времени функциями.

Постепенно коллектив рос и профессионально, и численно. В 2002 году «Архитектурная мастерская Цыцина» открыла совместную фирму в Москве – «МонАрхАМЦ»; в 2008 году – «Цыцин и Бикташев Архитектс»; в 2009 – «ЦВ2» (Цыцин и Бальские»).Сталкиваясь с большими объектами, я понимал, что одними архитекторами и конструкторами здесь не обойтись. Поэтому по каждому направлению работы у нас есть свои собственные кадры. В настоящее время в нашей мастерской трудится около 100 человек.
Сергей Цыцин
Жилой комплекс «Корона» © Архитектурная мастерская Цыцина
Жилой комплекс «Корона» © Архитектурная мастерская Цыцина

 В вашем каталоге главными приоритетами мастерской названы эффективность, устойчивость и гармония как проекция витрувиевой триады на современные реалии. Скажите, а что для вас значит классическая категория красоты? Её природа абсолютна или относительна? И есть ли ей место в современности?

Конечно, между «триадой Цыцина» (улыбается) и триадой Витрувия есть глубокая связь. «Красота спасет мир», – говорил Достоевский. Гегель (вслед за Платоном) определял красоту как «просвечивание Идеи через предмет». Конечно, в век постмодернизма, тотального плюрализма, относительности всего и вся абсолютные категории редко сейчас в обороте. Тем не менее, красота природная или рукотворная является отражением вневременного божественного мира.

– Каковы ваши главные творческие принципы?

– Первое – это контекстуальность. Здание должно правильно взаимодействовать и с искусственной, и с природной средой. Мы должны поймать эту музыку пространства: ритмы, стилистику, масштабные соотношения зданий и отдельных элементов. Без точного попадания в эти параметры объект не может состояться в принципе. Стилистика может быть разной: в историческом центре может оказаться уместной и современная архитектура, и историческая стилизация.

Могу привести в пример наш объект на Малом проспекте Васильевского острова – это современное здание, но оно поддерживает контекст своим масштабом, техникой штукатурки, какими-то элементами. Я считаю, что имитация исторического стиля, выполненная в современных материалах и технологиях – это плохо, фальшиво. Можно работать и на контрасте: всё зависит от конкретного случая.
Жилой комплекс «Фьорд»
© Архитектурная мастерская Цыцина
Жилой комплекс «Фьорд»
© Архитектурная мастерская Цыцина

Для меня очень важна непрерывность пространства, связь экстерьера с интерьером (я член Союза художников по интерьеру), с ландшафтом. Здесь и объёмы, и фасады, и парки, и освещение... Дизайн должен быть глобальным, пронизывающим все уровни пространства, обладающим как вечными, так и современными смыслами. Он выполняет и символическую, и информационную роль. Поэтому наша задача двоякая и даже троякая: с одной стороны, как можно лучше понять заказчика и ответить на его конкретное задание, с другой – транслировать в своём произведении некие вечные законы, а при этом ещё и отразить своё время.

– Каковы главные трудности, с которыми вам приходится сталкиваться как архитектору?

– Проблем очень много, и решать их надо в комплексе.

Одной из главных является бесправие архитекторов. Это огромная потеря даже не только для будущих жильцов, пользователей, но даже для инвесторов. Когда инвестор начинает диктовать, он не понимает, что он в итоге теряет, и какое качество среды могло бы быть. И это даже не всегда вопрос цены, хотя чаще всего именно он. Однако прямая арифметика не всегда позволяет правильно соотнести две чаши весов: бывает, что дополнительные вложения настолько увеличивают привлекательность объекта, что прекрасно окупаются и успешно работают на имидж инвестора.

Второе: если в начале перестройки была избыточная свобода, то сейчас пошла обратная волна, когда всё слишком забюрократизировано. Т.е. системность должна быть, но на таком высоком уровне, чтобы она была не барьером, а «костылём», подспорьем – и для инвестора, и для архитектора. Сейчас эта система выстраивает труднопреодолимые барьеры, а процесс проектирования превращается в бег (или лабиринт) с препятствиями и ловушками.

Ещё одна проблема – очень дорогое кредитование в нашей стране. А когда процент большой, у инвестора не может быть иной цели, кроме как быстро что-то построить и уйти из процесса. Как правило, он не заинтересован ни в качественной среде, не в её эффективной эксплуатации.
Жилой дом «Крестовский палас» © Архитектурная мастерская Цыцина
Жилой дом на Васильевском острове © Архитектурная мастерская Цыцина
Жилой дом на Васильевском острове © Архитектурная мастерская Цыцина
Жилой дом на Васильевском острове © Архитектурная мастерская Цыцина

– Осенью этого года вы стали членом группы «Экос» – новой градостроительной секции Союза архитекторов Санкт-Петербурга, формирующей предложения по улучшению градостроительной политики. Что для вас значит эта работа?

– В начале перестройки сложилась установка, согласно которой рынок сам должен отрегулировать градостроительные процессы. Однако время показало, что это глубочайшее заблуждение. На самом деле проявление свободной воли должно сочетаться со стратегическим планированием, с расстановкой приоритетов. Роль государства как раз и состоит в создании условий для того, чтобы вкладываясь, строя и получая прибыль, девелоперы тем самым улучшали нашу жизнь. Иными словами, девелоперские интересы должны направляться в русло глобальных интересов города. К сожалению, сегодня государство, городские власти во многом утратили механизмы регулирования девелоперской активности. Переломить эту ситуацию крайне сложно, и чем дальше – тем сложнее, потому что неверно задано направление. Мы пытаемся внести свой посильный вклад в изменение этой ситуации к лучшему.

– Чего бы вы хотели себе пожелать?

– Стабильной работы, понимающих заказчиков, слаженного коллектива сотрудников. Проект – это ярко выраженный коллективный труд, поэтому хороший коллектив с индивидуально взращенными кадрами – это важнейшее условие успешной работы.
Центральный офис ЗАО «Балтийская жемчужина» © Архитектурная мастерская Цыцина
Жилой комплекс на реке Крестовке © Архитектурная мастерская Цыцина
Жилой комплекс на реке Крестовке © Архитектурная мастерская Цыцина
Проект жилого квартала «Юнтолово» © Архитектурная мастерская Цыцина
Проект жилого квартала «Юнтолово» © Архитектурная мастерская Цыцина
Жилой комплекс «Платинум». Проект, 2009 © Архитектурная мастерская Цыцина
Жилой комплекс «Платинум». Проект, 2009 © Архитектурная мастерская Цыцина
Хоккейная Академия «Авангард» © Архитектурная мастерская Цыцина
Хоккейная Академия «Авангард» © Архитектурная мастерская Цыцина
Архитектор:
Сергей Цыцин
Мастерская:
Архитектурная мастерская Цыцина

19 Февраля 2016

Беседовала:

Ирина Бембель
Похожие статьи
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Технологии и материалы
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Сейчас на главной
Бакалавры Академии Глазунова 2022: Концепция развития...
Публикуем дипломные проекты бакалавров кафедры архитектуры Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Они посвящены гармонизации значимых мест Садового кольца путем восстановления памятников архитектуры, устройства парков и создания традиционной застройки.
Несколько штрихов
Зона отдыха на берегу озера Тургояк создана малыми средствами, что не отменяет эффект преображения: насыпь, амфитеатр и несколько шезлонгов превратили бывший недострой в востребованную локацию.
Изобретая восток
Чтобы погрузить гостей ресторана Saiko в атмосферу азиатской роскоши, команда IZI Design самостоятельно спроектировала все элементы дизайна – от созданного вручную рельефа скалы на стенах до напечатанных с помощью 3D-принтера подставок для палочек.
Торжество балконов
Жилой комплекс из обычных и социальных квартир по проекту CoBe Architecture et Paysage появился на месте центра сортировки почты в Бордо.
Квартиры вместо контор
Бюро Qarta Architektura разработало проект превращения памятника чешского функционализма – бывшего здания Пенсионного управления в Праге – в жилой комплекс.
Градсовет 10.08.2022
Градостроительный совет рассмотрел проект санатория в Репино, подготовленный бюро «А.Лен». Эксперты высоко оценили архитектурное решение, но посчитали объем зданий избыточным для курортной территории.
Изнутри наружу: павильоны вечности
Реконструкция пакгаузов нижегородской Стрелки – они открылись в начале июня как концертный и выставочный залы – стала, без преувеличения, событием года в области как культуры, так и архитектуры. Их история кажется нам образцовой с точки зрения обнаружения, исследования и охраны памятника инженерной мысли XIX века. В то же время решение по приспособлению и экспонированию конструкций пакгаузов, предложенное Сергеем Чобаном – очень смелое, нетривиальное и актуальное. На грани временного, временнОго и вечного.
Островок тишины
На курорте Циньхуандао открылся еще один музей – теперь по проекту Wutopia Lab. Он служит «островком тишины» на оживленном морском побережье.
Паркинг – ворота
Пекинское бюро MAD спроектировало «перехватывающий» гараж на 1500 машин для инновационного района Милана. Строительство начнется в этом сентябре.
Голова героя
В центре Тираны началось строительство жилой башни в форме бюста национального героя Албании Скандерберга. Авторы проекта – MVRDV.
Высотный конструктор
Один из проектов заказного конкурса для ЖК на севере Москвы. Архитекторы АБ «Крупный план» предложили простую стереометрическую пару 100-метровых башен, объединенных общим пластическим сюжетом, простым, построенном на лаконичном контрасте, но в то же время фактурном. Интересен и овал внутреннего двора, «вырезанный» на кровле стилобата.
Безудержный оптимизм
MVRDV совместно с индийским бюро StudioPOD превратили заброшенные пространства под одной из эстакад перенаселенного мегаполиса Мумбаи в завлекательную зеленую площадку для всех жителей района.
Аспекты счастья
Архстояние 2022 с девизом «Счастье есть?» получилось как всегда веселым фестивалем, но самые заметные объекты какие-то иронические, критичные и грустные, – зато все остальные, окружающие их, сосредоточились на том, чтобы наделить посетителей простой человеческой радостью. Выступили Тотан Кузембаев, Александр Бродский и другие.
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Платок Марьям
Специальный приз международного конкурса на эскизный проект соборной мечети в Казани, посвященной 1100-летию принятия ислама в Волжской Булгарии, получили студенты Казанского архитектурно-строительного университета. Их предложение отсылает к традиционной татарской архитектуре.