English version

Музей, который тянется к звездам

Музей над парком, музей-парк или здание музея как объект экспозиции… Три версии конкурсного проекта музея науки в Томске от Архитектурного бюро Асадова.

Автор текста:
Анна Городинская

23 Марта 2015
mainImg
Проект:
Конкурсный проект: концепция музея науки и техники в Томске
Россия, Томск, Эуштинская ул., 49а

Авторский коллектив:
А.Р.Асадов, А.А.Асадов, Т.Лебедева, К.Шепета, И.Шевченко, Ю.Шалетри, при участии П.Белковой, Е.Дидоренко
Инженерная концепция: компания Engex, рук. А.Никифоров

 

2014
Международный конкурс на архитектурно-градостроительную концепцию музея науки в Томске, организованный конкурсным бюро САР, прошел осенью 2014 года под девизом «наука для человека» – новый музей должен стать частью крупномасштабного проекта «Томские набережные». О победившем проекте «Студии 44» мы недавно рассказывали. Архитектурное бюро Асадова предложило на конкурс целых три версии музейного здания. Одному из них, который авторы назвали «Через тернии – к звездам» жюри присудило условное второе место: формально места на конкурсе не распределялись, но в процессе судейства проект назвали одним из двух лучших.

Сами Асадовы о своей работе над этим проектом говорят, что уникальная и знаковая для города функция музея с одной стороны, и заповедный природный ландшафт участка – с другой, заставили их искать самые невероятные решения. Действительно, три предложенные архитекторами версии демонстрируют абсолютно разные подходы к решению поставленной задачи.

Версия 1 – «Облако»
В основе – идея стопроцентного сохранения парка и размещения музея прямо над поверхностью озера. Легкий объем неправильной формы, плотно упакованный в оболочку из металлической сетки, с вынесенными наружу консолями выставочных зон и прямоугольниками смотровых окон-иллюминаторов, подобно облаку, накрывает поверхность воды. На берегу остается только холм входной группы, едва заметный в окружающем ландшафте. Сооружение напоминает межзвездный корабль, пришвартованный к набережной тонкой цепью эскалатора, ведущего из вестибюля в экспозиционные пространства. Помимо этого постоянно движущегося пути вверх-вниз, с землей «Облако» соединяют только эвакуационные лестницы с пассажирскими и загрузочными лифтами. Ощущение инопланетного корабля усиливается присутствием верхней открытой смотровой площадки-палубы – ее роль играет эксплуатируемая кровля.

Вероятно, именно так мог бы выглядеть не столько музей науки, сколько музей научной фантастики… Хотя, кто знает, где сегодня проходит граница между ними?
Музей науки и техники в Томске © Архитектурное бюро Асадова
zooming
Музей науки и техники в Томске (версия 1 – «Облако») © Архитектурное бюро Асадова
zooming
Музей науки и техники в Томске (версия 1 – «Облако») © Архитектурное бюро Асадова

Версия 2 – «Холм»
Эту версию, над которой авторы работали параллельно с «Облаком», они считают ее альтернативным вариантом. Здесь, в отличие от Версии 1, в основу положена идея максимального растворения объекта в природе. Оставив вход практически на том же месте, архитекторы «отошли» от берега и развернули комплекс музея на 180о. Идея вестибюльного холма трансформировалась в решение спрятать в нем весь основной объем музея. Заглубленный относительно земли и поросший вновь высаженными деревьями холм-музей просто мимикрировал в пространство парка. Его присутствие выдает только взлетевший вверх прозрачный парус блока лабораторий, остекленный фасад которого днем, подобно гигантскому зеркалу, отражает окружающий пейзаж, а вечером должен становиться медиа-экраном, транслирующим арт-инсталляции математических алгоритмов.
zooming
Музей науки и техники в Томске (версия 2 – «Холм») © Архитектурное бюро Асадова
zooming
Музей науки и техники в Томске (версия 2 – «Холм») © Архитектурное бюро Асадова

Версия 3 – «Через тернии к звездам»
Таким образом в двух первых версиях были сформулированы два взаимоисключающих подхода к проекту – музей над парком или музей-парк. Третья версия – это, вероятнее всего, попытка либо их объединить, либо найти третий путь, преимущества которого можно было бы противопоставить достоинствам и первого, и второго.

Ради максимального сохранения парка здание почти вплотную прижали к существующему корпусу университета и вытянули между озером и подъездной дорогой. По замыслу авторов, «вбирая в себя все «соки ландшафта», музей постепенно набирает высоту и взмывает вверх башней-маяком». В этой версии экспозицией становится всё, начиная с фасада, заканчивая последним клапаном в системе вентиляции. Рельефная складчатость поверхности наружных стен достигается использованием объемных алюминиевых панелей, работающих на контрасте с гладкой прозрачностью витражей. Зеленые кровли, выполненные по системе экстенсивного озеленения, не требуют дополнительного ухода. Они же обеспечивают дополнительную защиту здания от шума, холода и перегрева, снижая нагрузки на системы отопления и кондиционирования. А в них здесь, действительно, продумано, придумано и предусмотрено все, что может быть сегодня интерпретировано как техническое достижение и инновация. И не просто предусмотрено, а еще и наглядно продемонстрировано: с помощью целого ряда хитроумных решений, вся инженерная инфраструктура музея превращена в интерактивную инсталляцию, работу которой публика сможет постоянно наблюдать на специальных дисплеях.
zooming
Музей науки и техники в Томске © Архитектурное бюро Асадова
zooming
Музей науки и техники в Томске © Архитектурное бюро Асадова
zooming
Музей науки и техники в Томске © Архитектурное бюро Асадова
zooming
Музей науки и техники в Томске © Архитектурное бюро Асадова

Ради столь актуальной в современном мире энергоэффективности Асадовы и их партнеры по инженерии, компания Engex используют всё, что только возможно, включая систему вентиляции с переменным расходом воздуха, работающую по сигналам датчиков углекислого газа. Форма комплекса дает возможность устройства гибридной вентиляции с использованием «земляного канала», расположенного вдоль озера, и «солнечной трубы», чью роль исполняет объем башни. При прохождении воздуха через «земляной канал» происходит его охлаждение или нагрев, что снижает затраты на обработку. Из-за разности температур снаружи и внутри создается тяга, обеспечивающая движение, усиленное «солнечной трубой». Если естественной тяги становится недостаточно, автоматически включаются вентиляторы. Это позволяет обойтись без привычно уродующих здание вентустановок на крышах.

Учитывается даже то, что при работе естественной вентиляции возможна выработка энергии за счет раскрутки лопастей вентилятора потоком вытяжного воздуха в «солнечной трубе». Это помогает аккумулировать энергию. Отсутствие в экспозиции живописных полотен и инкунабул дает возможность снизить затраты энергии на отопление за счет понижения температур помещений ниже расчетных в нерабочие часы и в ночное время… Одним словом, здание музея само по себе – экспонат науки и техники. Всё оно – наука для человека.
zooming
Схема © Архитектурное бюро Асадова
Схема инженерных элементов © Архитектурное бюро Асадов

Выставочное пространство организовано по принципу анфилады, в которой перед посетителем постепенно раскрываются все экспозиции. Начиная движение от главного входа, публика проходит через все залы к озеру – его хорошо видно за витражом, открытым в парк, затем поднимается на второй уровень, откуда можно окинуть взглядом пройденный путь и идти дальше. На этом же уровне располагается конференц-зал – трансформер и научный театр. Кульминация экспозиции – многосветное пространство внутри башни, где размещены наиболее масштабные экспонаты. Поднимаясь по пандусу, к которому примыкают учебные лаборатории, неминуемо попадаешь на верхний уровень с панорамным кафе и обсерваторией. С южной стороны здесь установлены солнечные коллекторы и ветрогенераторы, вырабатывающие энергию для здания – интерактивное дополнение к экспозиции.

Естественным продолжением выставочной коллекции становится парк: новая сеть дорожек соединяет площадки с экспонатами и формирует единое познавательно-рекреационное пространство. Поверхность озера превращается в площадку для научных экспериментов, связанных с водой. Участок набережной, расположенный в «хвосте» музея, трансформируется в активное публичное пространство, используемое для проведения workshop’ов на открытом воздухе. Кровля музея продолжает уличную экспозицию, увеличивая пространство парка и обеспечивая дополнительные эвакуационные выходы из выставочных залов.
zooming
Музей науки и техники в Томске. Интерьер © Архитектурное бюро Асадова
zooming
Музей науки и техники в Томске. Интерьер © Архитектурное бюро Асадова

Как ни странно, но именно крыша, которая дает зданию такие потрясающие возможности и формирует его необычный, обращающий на себя внимание силуэт, показалась экспертам решением, не совсем подходящим для сибирского климата. Но ведь авторы сами определили свой путь: через тернии к звездам. Очень по-современному он, экономя энергию, защищая среду, одновременно бросает вызов природе в части климатических сложностей, протягивая дерзкий «нос», чей силуэт напоминает московский памятник ракете на Звездном бульваре, к небу, в космос – такой получился шестидесятнический, прогрессистский подход к науке.
 
zooming
Ситуационный план © Архитектурное бюро Асадова
zooming
Музей науки и техники в Томске © Архитектурное бюро Асадова
zooming
Музей науки и техники в Томске © Архитектурное бюро Асадова
zooming
Разрез © Архитектурное бюро Асадова
zooming
План © Архитектурное бюро Асадова


Проект:
Конкурсный проект: концепция музея науки и техники в Томске
Россия, Томск, Эуштинская ул., 49а

Авторский коллектив:
А.Р.Асадов, А.А.Асадов, Т.Лебедева, К.Шепета, И.Шевченко, Ю.Шалетри, при участии П.Белковой, Е.Дидоренко
Инженерная концепция: компания Engex, рук. А.Никифоров

 

2014

23 Марта 2015

Автор текста:

Анна Городинская
Технологии и материалы
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.