Урбанизм как процесс

Александр Высоковский об истории урбанистики, Перми, Сити, ЗиЛе и Сколкове.

Автор текста:
Алла Павликова

25 Февраля 2014
mainImg
18 февраля в Центральном доме архитектора состоялась встреча с Александром Высоковским, деканом Высшей школы урбанистики. Встреча была посвящена проблемам города и поиску ответа на вопрос, почему в России нет системного градостроительного процесса и проходила в рамках программы «Российская урбанистика» – совместного проекта Союза московских архитекторов и RUPA (НП Объединения планировщиков).

Свое выступление Александр Высоковский начал с теоретической части, поскольку, по его мнению, сегодня, когда профессия урбаниста вновь оказалась в центре внимания, специалисты из области проектирования все равно ведут себя так, «как будто не было большой советской школы, не было огромной толщи знаний».

Элементарные понятия – такие, как городская среда, город как целостная система и т. д. – долго оставались вне поля зрения специалистов. До сих пор практически отсутствует результат градостроительной практики в городах нашей страны, а разработка и внедрение основополагающих градостроительных документов продвигается крайне вяло. За последние годы не был создан ни один полноценный генплан, а попытки внедрения практики мастерпланирования остались безуспешны.

Архитектура vs урбанистика по Высоковскому
Александр Высоковский начал заниматься урбанистикой в конце 1970-х годов. Уже тогда разница между градостроительной наукой и архитектурой была очевидна. Урбанистика – это очень сложный процесс, включающий системы управления, прогнозирования, стратегического планирования, экономику. Эта наука учитывает интересы города и его жителей, государства и частного бизнеса. Сопоставляя архитектурный и урбанистический подходы, Высоковский выделил несколько основных различий. Архитектурный подход подразумевает, что «каждое место может быть предметом проектирования в любой выделенной конфигурации». Потенциал места определяется архитектурным проектом. С его помощью задаются параметры развития территории. В любом месте можно разместить объект любого назначения, если он соответствует всем его параметрам и не противоречит действующим ограничениям. И если архитектурный подход подразумевает только ситуационный анализ, то подход урбанистический предполагает «принятие решений на основе систематических исследований процессов, распределенных в пространстве. Существенным преимуществом урбанистического подхода является баланс в управлении текущих задач и перспективных планов, приоритет правового регулирования на основе нормативных актов», – заключает Высоковский.

Так что же такое городская среда? По определению Высоковского, «среда обитания человека – это «посредник», особым образом соединяющий материальные предметы, феномены сознания и внутренний мир субъекта (человека или группы)». Городская среда – это повседневная реальность «жизненного мира», совокупность мест и объектов, формируемых проектами разного уровня. Люди, исходя из своих жизненных потребностей, постепенно формируют центры притяжения или, пользуясь терминологией Высоковского, «узловые районы». Взаимодействие и взаимопересечение всех видов активности складывается в логично и последовательно сформированное городское пространство.

Урбанист свою основную задачу видит в формировании «идеальной» модели города, которая подразумевает хорошо обоснованные и проработанные планы развития с фиксированными результатами и сроками их достижения. Здесь особенно важно учесть интересы всех лиц, участвующих в процессе формирования городского пространства. Основу составляют нормативные документы, определяющие права собственности, налогообложение, текущие инвестиционно-строительные, экономические и технические процессы. При этом для достижения оптимального результата управленцы, задействованные в этом процессе, особенно управленцы верхнего уровня, не должны следовать двойным стандартам и работать на свои личные интересы.

Немного истории: город Тюнена
Попытки создать такую «идеальную» модель управления пространственным развитием предпринимались в разное время. Были и  нестандартные подходы, которые по своей сути, вполне применимы к реалиям сегодняшнего дня. Так, в 1-й половине XIX века немецкий экономист Иоганн Генрих фон Тюнен составил абстрактную модель большого изолированного города-государства. Это должен был быть абсолютно самодостаточный город. Для этого исследователь разделил все его пространство по поясам – так, чтобы каждый участок работал с наибольшей эффективностью.

Например, в первом поясе вольного хозяйства, согласно предложенной им модели, применяется производимый в городе навоз, что обусловлено скоплением гужевого транспорта – другого в городе Тюнена просто нет. Это значит, что земля может использоваться наиболее интенсивно, без севооборотов. Границу этого пояса диктует соотношение затрат на транспортировку и производство. А специализация связана с транспортабельностью продуктов и с интенсивностью самого производства. По существу, этот пояс и концентрирует хозяйства типично пригородной специализации.

Второй пояс – это пригородные леса, необходимые для снабжения горожан топливом и строительными материалами. Третий, четвертый и пятый пояса – зерновое хозяйство со снижающейся интенсивностью производства. Это снижение по мере удаления от города Тюнен обосновывает, исходя из меняющейся ренты и затрат на перевозку зерна. Шестой и седьмой пояса отданы скотоводству, интенсивность которого также падает в наиболее удаленных от города зонах.
Александр Высоковский. Фотография: moscowarch.ru
zooming
Схема соотношения ценности земли и транспортных расходов по фон Тюнену. С удалением от рынка ценность земли падает / csiss.org, Scott Crosier
zooming
Схема существования городов по фон Тюнену. Слева – автономный город, справа эта схема трансформируется в ответ на изменение условий / teacherweb.com


Ускользающий идеал
Город, какой модели он бы ни был – моногород, компактный или моноцентричный город, город агломерационного типа или метрополис – всегда имеет каркас, «узловые районы» и, собственно, городскую ткань. В своей собственной практике Александр Высоковский всегда начинает работу с детального изучения существующего положения, выявляет исторические точки притяжения, градостроительное зонирование – все каркасные единицы. Если на бумаге и удается построить идеальную модель города – сожалеет Высоковский, – то в реальной жизни она, как правило, не работает или вовсе не применяется.
zooming
Типы пространственных структур городов. Из презентации А. Высоковского
Примеры единиц города – узловых районов. Из презентации А. Высоковского


О Перми: «мы начинали»

Наглядный пример – работы по подготовке генерального плана Перми. Высоковский напомнил, что задолго до истории с мастер-планом KCAP он с командой других урбанистов работал в Перми над принципиально новым для того времени документом – над правилами землепользования и застройки. В дальнейшем на базе этого документа разрабатывалась вся основная градостроительная документация города. В ходе подготовки ПЗЗ была проведена огромная работа, выявлены исторические и современные центры, зеленые и парковые пространства, определены периферийные зоны, нуждающиеся в более низкой плотности застройки, выверена система связанности города, протяженность которого составляет более 70 км. В итоге план Перми был собран командой Высоковского подобно пазлу путем наложения самых разных сеток, учитывающих интересы города и горожан, его историю и перспективы развития. Подобная практика у Александра Высоковского была и в Хабаровске, Нижнем Новгороде, Казани.

После Высоковского над генпланом Перми работали и другие градостроители. В итоге проект отдали голландцам, предложившим, по словам Высоковского, массу интересных решений. Однако по мнению Высоковского, «последний вариант» не имеет серьезной базы в аспектах экономического планирования, транспорта, плотности застройки и т. д.
Пространственная структура Перми. Неравномерно-районированная модель А.Высоковского, 2008 год. Из презентации А. Высоковского
Структурированное описание города Перми с помощью неравномерно-районированной модели. А. Высоковский, 1986 год. Из презентации А. Высоковского


О московском Сити: соблазнение красивой картинкой
Урбанист в нашей стране до сих пор оказывается выключен из процесса формирования города. А архитектор, как правило, предлагает только форму, объем, не давая конкретного обоснования его появления в городе. Результат виден невооруженным глазом, взять хотя бы международный деловой центр Москва-Сити – говорит Высоковский: в конце 1980-х и даже в начале 2000-х, на этапе оформления концепции, этот район представлялся совсем иначе. Была красивая картинка, которая нравилась заказчику и городским властям. Никто в тот момент не задумался, как и для чего строится этот центр, какое он будет иметь функциональное наполнение и выдержит ли транспортная система города такую колоссальную нагрузку. В результате транспортных развязок катастрофически не хватает, как и парковочных мест, отсутствуют внятные общественные пространства и зоны для пешеходного движения.

О ЗиЛе: положительное потеряно
По убеждению Высоковского, территория завода ЗиЛ при правильном подходе могла бы стать одним из важнейших новых центров притяжения в Москве. Между тем, хотя сам факт комплексного планирования территории после многочисленных конкурсов – несомненный плюс, получившийся в итоге проект никак не формирует новую структуру города, не решает социальные и средовые проблемы развития этой территории. И даже те положительные моменты, которые можно было отметить в проекте планировки на начальном этапе, к сегодняшнему дню были практически полностью потеряны.
zooming
ЗиЛ, проекты, стадия №1. Из презентации А. Высоковского
zooming
ЗиЛ – конкурс, стадия №2, 2012 г. Из презентации А. Высоковского
zooming
ЗиЛ, стадия №3, 2013 г. Из презентации А. Высоковского


О Сколкове: не стоило его делить на части между разными архитекторами
Последний и, пожалуй, самый наглядный пример, объясняющий отсутствие системного градостроительного процесса в нашей стране – это  инноград Сколково. Генплан Сколкова, который был разработан компанией AREP, по мнению Высоковского, вполне соответствовал представлениям о логично выстроенном городе, в котором каждый участок связан со всеми остальными, выделены центры, площади, оформлена главная улица, правильно организованы кварталы. И все было бы хорошо, если бы не родилась идея разделить территорию Сколково на части и раздать по участку разным московским архитекторам. В итоге город перестал существовать как город, его связность, его структура были разрушены амбициями отдельно взятых архитекторов и отсутствием у городских властей и инвесторов четкого представления о том, как должен планироваться новый город.
zooming
Конкурсный мастер-план Сколково. Проектировщик – AREP. Из презентации А. Высоковского
Градостроительная часть проекта иннограда Сколково. Бюро SPEECH, 2011 г. Из презентации А. Высоковского



25 Февраля 2014

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.