Конкурс как двигатель прогресса

В России основано региональное отделение Archiprix – влиятельного международного конкурса дипломных проектов. Его руководитель Оскар Мамлеев рассказал Архи.ру о том, что это даст отечественному архитектурному образованию и молодым архитекторам.

Нина Фролова

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Archiprix International – основанная в Нидерландах международная премия, присуждаемая с 2001 за лучшие дипломные проекты в сфере архитектуры, градостроительства и ландшафтной архитектуры. Каждые два года на нее подаются по одной работе от каждого из нескольких сотен вузов-участников. Большой интерес к Archiprix в России возник в 2011, когда в число номинантов вошел российский участник – выпускница МАРХИ Кристина Ишханова. Следующий, 2013 года, конкурс состоялся в Москве. Церемония награждения лауреатов была приурочена к выставке АрхМосква, и на экспозиции в ЦДХ были показаны все поданные в этот раз на соискание Archiprix работы.
А теперь сотрудничество вышло на новый уровень: в России появится свое региональное издание этой премии, по образцу отделений, уже существующих в самих Нидерландах, Италии, Турции, Чили, Португалии и Центральной Европе. Российское отделение Archiprix возглавил Оскар Мамлеев совместно с Бартом Голдхорном.


Архи.ру: Премия Archiprix все время проводится в разных городах. Как выбирают эти города, и как проходило «московское издание» этой премии?

Оскар Мамлеев:   Дирекция премии состоит из команды голландских архитекторов со штаб-квартирой в Роттердаме. По совокупности ряда причин они предлагают провести премию в той или иной стране. Как получилась с Москвой: работа Кристины Ишхановой вошла в число номинантов Archiprix–2011, и Барт Голдхорн, воспользовавшись этим, предложил организовать следующий конкурс в Москве. Меня также включили в состав оргкомитета Archiprix-2013, и летом 2012 был определен состав жюри. У премии на этот счет есть правило: в жюри должны войти один градостроитель (в 2013 им стал Хуберт Клумпнер, декан ETH в Цюрихе, директор Urban Think Tank и обладатель «Золотого льва» Венецианской биеннале-2012), один ландшафтник (Сьюзен Херрингтон из Канады), один архитектор (Кристин Ярмунд из Норвегии), один теоретик (британка Лесли Локко). Председателем жюри назначается, как правило, представитель принимающей премию страны: по нашему предложению им стал Юрий Григорян. В октябре 2012 все присланные на конкурс работы были собраны в Галерее ВХУТЕМАС, это было около 300 работ из 80 стран мира, там же мы устраивали лекции и делали экспозицию поданых проектов в ходе подготовки к работе жюри.
zooming
Оскар Мамлеев. Фотография предоставлена О. Мамлеевым
Кристина Ишханова. Дипломный проект «Пенитенциарное учреждение», номинированный на конкурс Archiprix-2011. Изображение с сайта archiprix.org

Архи.ру: Существует несколько почти одинаковых международных конкурсов дипломных работ – безусловно, гораздо менее известных, чем Archiprix. Чем она от них отличается, на чем основывается ее большой авторитет?

О.М.: Во-первых, дело в продуманной постановке вопроса, которая близка и мне самому: от участников ждут не просто проектирования какого-то объекта, а констатации некой проблемы и разработки предложений по ее решению. Я всегда объяснял своим студентам, что дипломная работа может быть как значительной по масштабу, концептуальной, с «космическими полетами», так и небольшим объектом, разработанным детально. В частности, среди семи победителей конкурса этого года была чилийка Сусана Сепульведа Хенераль, чья работа Pabellón Reciclaciudad – прекрасный пример такого  маломасштабного, но тщательно продуманного диплома: это проект автобусной остановки из вторично использованного картона. Мне очень импонирует позиция жюри: равно оценивать такие казалось бы несравнимые по масштабу вещи.
К сожалению, при оценке дипломных проектов в наших архитектурных вузах комиссия часто мыслит стандартами: спроектированное бакалавром здание должно насчитывать столько-то квадратных метров, а от 6-го курса требуют больший размер, с обязательным набором проекций и стандартными масштабами. Должно быть «правильно» – это служит главным критерием оценки. Я могу согласиться с этим при защите бакалавра, но работа магистра должна иметь разнообразие в подаче, наиболее раскрывающей ее суть.
Во-вторых, у Archiprix – объективная процедура судейства, особенно это заметно, когда сравниваешь с ежегодными смотрами-конкурсами дипломных проектов, проводящихся Межрегиональной общественной организацией содействия архитектурному образованию (МООСАО): нередко там члены жюри судят работы выпускников вузов, где сами они преподают, и сильную роль играют дружеские связи. И эта «система» подается как форма поддержки провинциальных вузов, что меня очень удивляет: если речь идет о повышении уровня образования, то это делается совсем иначе. Необходимы регулярные лекции, мастер-классы известных российских и зарубежных архитекторов. Последние несколько лет на смотрах работает независимое жюри, в сферу внимания которого попадали работы, часто недооцененные главными арбитрами смотра. Я также участвую в жюри фонда имени Якова Чернихова, которое возглавляет президент фонда Андрей Чернихов, присуждающий свою премию. Мы пользуемся возможностью наградить более концептуальную, порой «фантастическую» работу через фонд (так как это соответствует его идеологии), а более прагматичный, но грамотный и современный проект – от Союза Архитекторов.
Сусана Сепульведа Хенераль – победитель Archiprix-2013. Дипломный проект "Pabellón Reciclaciudad". Изображение с сайта archiprix.org

Архи.ру: Как Россия приобрела свой региональный конкурс Archiprix?

О.М.: В октябре 2012, когда уже шла работа международного жюри, Маделен Мааскант, председатель фонда, и Хенк ван дер Веен, директор Archiprix International, предложили при содействии опытного куратора Барта Голдхорна создать региональное отделение этой премии-конкурса в нашей стране – Archiprix Russia. Чем подобный конкурс отличается от международного: туда могут номинировать работы не только ректораты вузов, но и сами учебные мастерские. Это позволит рассмотреть гораздо большее количество работ и рекомендовать их для участия в международных конкурсах. Впрочем, вопрос отбора достойных проектов все же будет стоять остро: надо обязательно поддерживать уровень качества Archiprix и в рамках нашего отечественного смотра.

Архи.ру: Ограничится ли деятельность российского Archiprix проведением регионального конкурса, или будут еще проекты?

О.М.: Я считаю, что надо учитывать нашу специфику, и потому предложил выйти за рамки привычной системы «конкурс – выставка» и использовать «знамя» Archiprix для просветительской работы: проводить в регионах мастер-классы и лекции видных российских и зарубежных архитекторов, причем я уже обсуждал этот план с несколькими аккредитованными здесь зарубежными компаниями, и встретил там, как мне кажется, понимание и желание помочь.
Я считаю, что надо воспользоваться возможностью Archiprix, этой авторитетной организации, и начать движение к обновлению, которое у нас в сфере образования тормозиться по ряду известных причин. У нас есть все все основания занять свою нишу в ряду таких новых замечательных институций, как «Стрелка» и МАРШ.
Конечно, сейчас главная проблема – поиск финансирования для Archiprix Russia. Я рассчитываю на то, что найдутся люди, заинтересованные в реализации этого проекта, не только как спонсоры, но и как партнеры.

Архи.ру: Почему вы планирует организовывать мастер-классы ведущих архитекторов именно в регионах?

О.М.: Говорить о печальных вещах никогда не бывает приятно, но если мы будем замалчивать существующие проблемы, ничего хорошего из этого не выйдет. Правда заключается в том, что сейчас во многих провинциальных школах сложилась очень непростая ситуация, и главная трудность там – это нехватка педагогов с опытом и пониманием особенностей современной мировой архитектуры с ее мультидисциплинарностью, знанием проблем города, социальных, политических, экологических вопросов, вопросов устойчивости, энергосбережения. Все эти современные тенденции в полной мере преподаются в лучших зарубежных вузах, но у нас до этого уровня существует значительная дистанция, которую непросто преодолеть. И, раз педагоги не владеют достаточной информацией, то студенты тоже не получают необходимых знаний.
Я видел, как ребята приезжали в Москву в летнюю школу, с каким интересом они слушали лекции о современной архитектурной практике, о ее показательных примерах: если обеспечить их информацией, то у нашего архитектурного образования будет гораздо больше позитивных результатов. Потому что наши студенты из регионов очень успешно конкурируют со столичными коллегами, когда устраиваются работать в иностранную компанию или в нашу продвинутую мастерскую. Чувствуется, что у них есть большой потенциал, и на стадии образования этот потенциал необходимо раскрыть, поместив человека в правильную атмосферу.
Я настроен достаточно оптимистично и не вижу здесь непреодолимых проблем. Уверен, что Archiprix Russia поможет поднять планку архитектурного образования в России.

Оскар Мамлеев – директор Российского регионального отделения Archiprix, архитектор, кандидат архитектуры, профессор Международной Академии архитектуры, член Совета по образованию Союза Архитекторов России, член Лондонской Архитектурной Ассоциации.
Профессор МАРХИ и МАРШ, преподавал архитектурное проектирование в Кентском институте искусств и дизайна в Кентербери, Мюнхенском Техническом Университете, Высшей школе Дюссельдорфа.
Читал лекции в архитектурных школах Германии (Берлин, Дюссельдорф, Карлсруэ), Англии (Кентербери), Норвегии (Осло), Франции (Марсель), Японии (Токио).

27 Августа 2013

Нина Фролова

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
«Студент – это поисковик, а не пустой сосуд для информации»
Оскар Мамлеев, глава российского отделения международного конкурса Archiprix, рассказал Архи.ру о первых образовательных проектах Archiprix Russia и об очередном смотре-конкурсе лучших дипломных проектов по архитектуре и дизайну СНГ, состоявшемся в Санкт-Петербурге.
Пресса: "Арх Москва" начинает работу
В Москве открылась XVIII Международная выставка архитектуры и дизайна "АРХ Москва". Этот смотр достижений в области зодчества и художественного проектирования раз в два года уделяет внимание молодым, и в этом сезоне как раз тот случай. К работам поколения NEXT подошли со всей серьезностью: по ходу работы выставки 24 мая в Москве будет впервые вручена престижная международная премия Archiprix International – за ней стоит крупнейший конкурс, который представляет лучшие дипломные проекты архитектурных институтов всего мира. Рассказывают "Новости культуры".
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.