Конкурс как двигатель прогресса

В России основано региональное отделение Archiprix – влиятельного международного конкурса дипломных проектов. Его руководитель Оскар Мамлеев рассказал Архи.ру о том, что это даст отечественному архитектурному образованию и молодым архитекторам.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Archiprix International – основанная в Нидерландах международная премия, присуждаемая с 2001 за лучшие дипломные проекты в сфере архитектуры, градостроительства и ландшафтной архитектуры. Каждые два года на нее подаются по одной работе от каждого из нескольких сотен вузов-участников. Большой интерес к Archiprix в России возник в 2011, когда в число номинантов вошел российский участник – выпускница МАРХИ Кристина Ишханова. Следующий, 2013 года, конкурс состоялся в Москве. Церемония награждения лауреатов была приурочена к выставке АрхМосква, и на экспозиции в ЦДХ были показаны все поданные в этот раз на соискание Archiprix работы.
А теперь сотрудничество вышло на новый уровень: в России появится свое региональное издание этой премии, по образцу отделений, уже существующих в самих Нидерландах, Италии, Турции, Чили, Португалии и Центральной Европе. Российское отделение Archiprix возглавил Оскар Мамлеев совместно с Бартом Голдхорном.


Архи.ру: Премия Archiprix все время проводится в разных городах. Как выбирают эти города, и как проходило «московское издание» этой премии?

Оскар Мамлеев:   Дирекция премии состоит из команды голландских архитекторов со штаб-квартирой в Роттердаме. По совокупности ряда причин они предлагают провести премию в той или иной стране. Как получилась с Москвой: работа Кристины Ишхановой вошла в число номинантов Archiprix–2011, и Барт Голдхорн, воспользовавшись этим, предложил организовать следующий конкурс в Москве. Меня также включили в состав оргкомитета Archiprix-2013, и летом 2012 был определен состав жюри. У премии на этот счет есть правило: в жюри должны войти один градостроитель (в 2013 им стал Хуберт Клумпнер, декан ETH в Цюрихе, директор Urban Think Tank и обладатель «Золотого льва» Венецианской биеннале-2012), один ландшафтник (Сьюзен Херрингтон из Канады), один архитектор (Кристин Ярмунд из Норвегии), один теоретик (британка Лесли Локко). Председателем жюри назначается, как правило, представитель принимающей премию страны: по нашему предложению им стал Юрий Григорян. В октябре 2012 все присланные на конкурс работы были собраны в Галерее ВХУТЕМАС, это было около 300 работ из 80 стран мира, там же мы устраивали лекции и делали экспозицию поданых проектов в ходе подготовки к работе жюри.
zooming
Оскар Мамлеев. Фотография предоставлена О. Мамлеевым
Кристина Ишханова. Дипломный проект «Пенитенциарное учреждение», номинированный на конкурс Archiprix-2011. Изображение с сайта archiprix.org

Архи.ру: Существует несколько почти одинаковых международных конкурсов дипломных работ – безусловно, гораздо менее известных, чем Archiprix. Чем она от них отличается, на чем основывается ее большой авторитет?

О.М.: Во-первых, дело в продуманной постановке вопроса, которая близка и мне самому: от участников ждут не просто проектирования какого-то объекта, а констатации некой проблемы и разработки предложений по ее решению. Я всегда объяснял своим студентам, что дипломная работа может быть как значительной по масштабу, концептуальной, с «космическими полетами», так и небольшим объектом, разработанным детально. В частности, среди семи победителей конкурса этого года была чилийка Сусана Сепульведа Хенераль, чья работа Pabellón Reciclaciudad – прекрасный пример такого  маломасштабного, но тщательно продуманного диплома: это проект автобусной остановки из вторично использованного картона. Мне очень импонирует позиция жюри: равно оценивать такие казалось бы несравнимые по масштабу вещи.
К сожалению, при оценке дипломных проектов в наших архитектурных вузах комиссия часто мыслит стандартами: спроектированное бакалавром здание должно насчитывать столько-то квадратных метров, а от 6-го курса требуют больший размер, с обязательным набором проекций и стандартными масштабами. Должно быть «правильно» – это служит главным критерием оценки. Я могу согласиться с этим при защите бакалавра, но работа магистра должна иметь разнообразие в подаче, наиболее раскрывающей ее суть.
Во-вторых, у Archiprix – объективная процедура судейства, особенно это заметно, когда сравниваешь с ежегодными смотрами-конкурсами дипломных проектов, проводящихся Межрегиональной общественной организацией содействия архитектурному образованию (МООСАО): нередко там члены жюри судят работы выпускников вузов, где сами они преподают, и сильную роль играют дружеские связи. И эта «система» подается как форма поддержки провинциальных вузов, что меня очень удивляет: если речь идет о повышении уровня образования, то это делается совсем иначе. Необходимы регулярные лекции, мастер-классы известных российских и зарубежных архитекторов. Последние несколько лет на смотрах работает независимое жюри, в сферу внимания которого попадали работы, часто недооцененные главными арбитрами смотра. Я также участвую в жюри фонда имени Якова Чернихова, которое возглавляет президент фонда Андрей Чернихов, присуждающий свою премию. Мы пользуемся возможностью наградить более концептуальную, порой «фантастическую» работу через фонд (так как это соответствует его идеологии), а более прагматичный, но грамотный и современный проект – от Союза Архитекторов.
Сусана Сепульведа Хенераль – победитель Archiprix-2013. Дипломный проект "Pabellón Reciclaciudad". Изображение с сайта archiprix.org

Архи.ру: Как Россия приобрела свой региональный конкурс Archiprix?

О.М.: В октябре 2012, когда уже шла работа международного жюри, Маделен Мааскант, председатель фонда, и Хенк ван дер Веен, директор Archiprix International, предложили при содействии опытного куратора Барта Голдхорна создать региональное отделение этой премии-конкурса в нашей стране – Archiprix Russia. Чем подобный конкурс отличается от международного: туда могут номинировать работы не только ректораты вузов, но и сами учебные мастерские. Это позволит рассмотреть гораздо большее количество работ и рекомендовать их для участия в международных конкурсах. Впрочем, вопрос отбора достойных проектов все же будет стоять остро: надо обязательно поддерживать уровень качества Archiprix и в рамках нашего отечественного смотра.

Архи.ру: Ограничится ли деятельность российского Archiprix проведением регионального конкурса, или будут еще проекты?

О.М.: Я считаю, что надо учитывать нашу специфику, и потому предложил выйти за рамки привычной системы «конкурс – выставка» и использовать «знамя» Archiprix для просветительской работы: проводить в регионах мастер-классы и лекции видных российских и зарубежных архитекторов, причем я уже обсуждал этот план с несколькими аккредитованными здесь зарубежными компаниями, и встретил там, как мне кажется, понимание и желание помочь.
Я считаю, что надо воспользоваться возможностью Archiprix, этой авторитетной организации, и начать движение к обновлению, которое у нас в сфере образования тормозиться по ряду известных причин. У нас есть все все основания занять свою нишу в ряду таких новых замечательных институций, как «Стрелка» и МАРШ.
Конечно, сейчас главная проблема – поиск финансирования для Archiprix Russia. Я рассчитываю на то, что найдутся люди, заинтересованные в реализации этого проекта, не только как спонсоры, но и как партнеры.

Архи.ру: Почему вы планирует организовывать мастер-классы ведущих архитекторов именно в регионах?

О.М.: Говорить о печальных вещах никогда не бывает приятно, но если мы будем замалчивать существующие проблемы, ничего хорошего из этого не выйдет. Правда заключается в том, что сейчас во многих провинциальных школах сложилась очень непростая ситуация, и главная трудность там – это нехватка педагогов с опытом и пониманием особенностей современной мировой архитектуры с ее мультидисциплинарностью, знанием проблем города, социальных, политических, экологических вопросов, вопросов устойчивости, энергосбережения. Все эти современные тенденции в полной мере преподаются в лучших зарубежных вузах, но у нас до этого уровня существует значительная дистанция, которую непросто преодолеть. И, раз педагоги не владеют достаточной информацией, то студенты тоже не получают необходимых знаний.
Я видел, как ребята приезжали в Москву в летнюю школу, с каким интересом они слушали лекции о современной архитектурной практике, о ее показательных примерах: если обеспечить их информацией, то у нашего архитектурного образования будет гораздо больше позитивных результатов. Потому что наши студенты из регионов очень успешно конкурируют со столичными коллегами, когда устраиваются работать в иностранную компанию или в нашу продвинутую мастерскую. Чувствуется, что у них есть большой потенциал, и на стадии образования этот потенциал необходимо раскрыть, поместив человека в правильную атмосферу.
Я настроен достаточно оптимистично и не вижу здесь непреодолимых проблем. Уверен, что Archiprix Russia поможет поднять планку архитектурного образования в России.

Оскар Мамлеев – директор Российского регионального отделения Archiprix, архитектор, кандидат архитектуры, профессор Международной Академии архитектуры, член Совета по образованию Союза Архитекторов России, член Лондонской Архитектурной Ассоциации.
Профессор МАРХИ и МАРШ, преподавал архитектурное проектирование в Кентском институте искусств и дизайна в Кентербери, Мюнхенском Техническом Университете, Высшей школе Дюссельдорфа.
Читал лекции в архитектурных школах Германии (Берлин, Дюссельдорф, Карлсруэ), Англии (Кентербери), Норвегии (Осло), Франции (Марсель), Японии (Токио).



27 Августа 2013

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
«Студент – это поисковик, а не пустой сосуд для информации»
Оскар Мамлеев, глава российского отделения международного конкурса Archiprix, рассказал Архи.ру о первых образовательных проектах Archiprix Russia и об очередном смотре-конкурсе лучших дипломных проектов по архитектуре и дизайну СНГ, состоявшемся в Санкт-Петербурге.
Пресса: "Арх Москва" начинает работу
В Москве открылась XVIII Международная выставка архитектуры и дизайна "АРХ Москва". Этот смотр достижений в области зодчества и художественного проектирования раз в два года уделяет внимание молодым, и в этом сезоне как раз тот случай. К работам поколения NEXT подошли со всей серьезностью: по ходу работы выставки 24 мая в Москве будет впервые вручена престижная международная премия Archiprix International – за ней стоит крупнейший конкурс, который представляет лучшие дипломные проекты архитектурных институтов всего мира. Рассказывают "Новости культуры".
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Технологии и материалы
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Сейчас на главной
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.