Конкурс как двигатель прогресса

В России основано региональное отделение Archiprix – влиятельного международного конкурса дипломных проектов. Его руководитель Оскар Мамлеев рассказал Архи.ру о том, что это даст отечественному архитектурному образованию и молодым архитекторам.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Archiprix International – основанная в Нидерландах международная премия, присуждаемая с 2001 за лучшие дипломные проекты в сфере архитектуры, градостроительства и ландшафтной архитектуры. Каждые два года на нее подаются по одной работе от каждого из нескольких сотен вузов-участников. Большой интерес к Archiprix в России возник в 2011, когда в число номинантов вошел российский участник – выпускница МАРХИ Кристина Ишханова. Следующий, 2013 года, конкурс состоялся в Москве. Церемония награждения лауреатов была приурочена к выставке АрхМосква, и на экспозиции в ЦДХ были показаны все поданные в этот раз на соискание Archiprix работы.
А теперь сотрудничество вышло на новый уровень: в России появится свое региональное издание этой премии, по образцу отделений, уже существующих в самих Нидерландах, Италии, Турции, Чили, Португалии и Центральной Европе. Российское отделение Archiprix возглавил Оскар Мамлеев совместно с Бартом Голдхорном.


Архи.ру: Премия Archiprix все время проводится в разных городах. Как выбирают эти города, и как проходило «московское издание» этой премии?

Оскар Мамлеев:   Дирекция премии состоит из команды голландских архитекторов со штаб-квартирой в Роттердаме. По совокупности ряда причин они предлагают провести премию в той или иной стране. Как получилась с Москвой: работа Кристины Ишхановой вошла в число номинантов Archiprix–2011, и Барт Голдхорн, воспользовавшись этим, предложил организовать следующий конкурс в Москве. Меня также включили в состав оргкомитета Archiprix-2013, и летом 2012 был определен состав жюри. У премии на этот счет есть правило: в жюри должны войти один градостроитель (в 2013 им стал Хуберт Клумпнер, декан ETH в Цюрихе, директор Urban Think Tank и обладатель «Золотого льва» Венецианской биеннале-2012), один ландшафтник (Сьюзен Херрингтон из Канады), один архитектор (Кристин Ярмунд из Норвегии), один теоретик (британка Лесли Локко). Председателем жюри назначается, как правило, представитель принимающей премию страны: по нашему предложению им стал Юрий Григорян. В октябре 2012 все присланные на конкурс работы были собраны в Галерее ВХУТЕМАС, это было около 300 работ из 80 стран мира, там же мы устраивали лекции и делали экспозицию поданых проектов в ходе подготовки к работе жюри.
zooming
Оскар Мамлеев. Фотография предоставлена О. Мамлеевым
Кристина Ишханова. Дипломный проект «Пенитенциарное учреждение», номинированный на конкурс Archiprix-2011. Изображение с сайта archiprix.org

Архи.ру: Существует несколько почти одинаковых международных конкурсов дипломных работ – безусловно, гораздо менее известных, чем Archiprix. Чем она от них отличается, на чем основывается ее большой авторитет?

О.М.: Во-первых, дело в продуманной постановке вопроса, которая близка и мне самому: от участников ждут не просто проектирования какого-то объекта, а констатации некой проблемы и разработки предложений по ее решению. Я всегда объяснял своим студентам, что дипломная работа может быть как значительной по масштабу, концептуальной, с «космическими полетами», так и небольшим объектом, разработанным детально. В частности, среди семи победителей конкурса этого года была чилийка Сусана Сепульведа Хенераль, чья работа Pabellón Reciclaciudad – прекрасный пример такого  маломасштабного, но тщательно продуманного диплома: это проект автобусной остановки из вторично использованного картона. Мне очень импонирует позиция жюри: равно оценивать такие казалось бы несравнимые по масштабу вещи.
К сожалению, при оценке дипломных проектов в наших архитектурных вузах комиссия часто мыслит стандартами: спроектированное бакалавром здание должно насчитывать столько-то квадратных метров, а от 6-го курса требуют больший размер, с обязательным набором проекций и стандартными масштабами. Должно быть «правильно» – это служит главным критерием оценки. Я могу согласиться с этим при защите бакалавра, но работа магистра должна иметь разнообразие в подаче, наиболее раскрывающей ее суть.
Во-вторых, у Archiprix – объективная процедура судейства, особенно это заметно, когда сравниваешь с ежегодными смотрами-конкурсами дипломных проектов, проводящихся Межрегиональной общественной организацией содействия архитектурному образованию (МООСАО): нередко там члены жюри судят работы выпускников вузов, где сами они преподают, и сильную роль играют дружеские связи. И эта «система» подается как форма поддержки провинциальных вузов, что меня очень удивляет: если речь идет о повышении уровня образования, то это делается совсем иначе. Необходимы регулярные лекции, мастер-классы известных российских и зарубежных архитекторов. Последние несколько лет на смотрах работает независимое жюри, в сферу внимания которого попадали работы, часто недооцененные главными арбитрами смотра. Я также участвую в жюри фонда имени Якова Чернихова, которое возглавляет президент фонда Андрей Чернихов, присуждающий свою премию. Мы пользуемся возможностью наградить более концептуальную, порой «фантастическую» работу через фонд (так как это соответствует его идеологии), а более прагматичный, но грамотный и современный проект – от Союза Архитекторов.
Сусана Сепульведа Хенераль – победитель Archiprix-2013. Дипломный проект "Pabellón Reciclaciudad". Изображение с сайта archiprix.org

Архи.ру: Как Россия приобрела свой региональный конкурс Archiprix?

О.М.: В октябре 2012, когда уже шла работа международного жюри, Маделен Мааскант, председатель фонда, и Хенк ван дер Веен, директор Archiprix International, предложили при содействии опытного куратора Барта Голдхорна создать региональное отделение этой премии-конкурса в нашей стране – Archiprix Russia. Чем подобный конкурс отличается от международного: туда могут номинировать работы не только ректораты вузов, но и сами учебные мастерские. Это позволит рассмотреть гораздо большее количество работ и рекомендовать их для участия в международных конкурсах. Впрочем, вопрос отбора достойных проектов все же будет стоять остро: надо обязательно поддерживать уровень качества Archiprix и в рамках нашего отечественного смотра.

Архи.ру: Ограничится ли деятельность российского Archiprix проведением регионального конкурса, или будут еще проекты?

О.М.: Я считаю, что надо учитывать нашу специфику, и потому предложил выйти за рамки привычной системы «конкурс – выставка» и использовать «знамя» Archiprix для просветительской работы: проводить в регионах мастер-классы и лекции видных российских и зарубежных архитекторов, причем я уже обсуждал этот план с несколькими аккредитованными здесь зарубежными компаниями, и встретил там, как мне кажется, понимание и желание помочь.
Я считаю, что надо воспользоваться возможностью Archiprix, этой авторитетной организации, и начать движение к обновлению, которое у нас в сфере образования тормозиться по ряду известных причин. У нас есть все все основания занять свою нишу в ряду таких новых замечательных институций, как «Стрелка» и МАРШ.
Конечно, сейчас главная проблема – поиск финансирования для Archiprix Russia. Я рассчитываю на то, что найдутся люди, заинтересованные в реализации этого проекта, не только как спонсоры, но и как партнеры.

Архи.ру: Почему вы планирует организовывать мастер-классы ведущих архитекторов именно в регионах?

О.М.: Говорить о печальных вещах никогда не бывает приятно, но если мы будем замалчивать существующие проблемы, ничего хорошего из этого не выйдет. Правда заключается в том, что сейчас во многих провинциальных школах сложилась очень непростая ситуация, и главная трудность там – это нехватка педагогов с опытом и пониманием особенностей современной мировой архитектуры с ее мультидисциплинарностью, знанием проблем города, социальных, политических, экологических вопросов, вопросов устойчивости, энергосбережения. Все эти современные тенденции в полной мере преподаются в лучших зарубежных вузах, но у нас до этого уровня существует значительная дистанция, которую непросто преодолеть. И, раз педагоги не владеют достаточной информацией, то студенты тоже не получают необходимых знаний.
Я видел, как ребята приезжали в Москву в летнюю школу, с каким интересом они слушали лекции о современной архитектурной практике, о ее показательных примерах: если обеспечить их информацией, то у нашего архитектурного образования будет гораздо больше позитивных результатов. Потому что наши студенты из регионов очень успешно конкурируют со столичными коллегами, когда устраиваются работать в иностранную компанию или в нашу продвинутую мастерскую. Чувствуется, что у них есть большой потенциал, и на стадии образования этот потенциал необходимо раскрыть, поместив человека в правильную атмосферу.
Я настроен достаточно оптимистично и не вижу здесь непреодолимых проблем. Уверен, что Archiprix Russia поможет поднять планку архитектурного образования в России.

Оскар Мамлеев – директор Российского регионального отделения Archiprix, архитектор, кандидат архитектуры, профессор Международной Академии архитектуры, член Совета по образованию Союза Архитекторов России, член Лондонской Архитектурной Ассоциации.
Профессор МАРХИ и МАРШ, преподавал архитектурное проектирование в Кентском институте искусств и дизайна в Кентербери, Мюнхенском Техническом Университете, Высшей школе Дюссельдорфа.
Читал лекции в архитектурных школах Германии (Берлин, Дюссельдорф, Карлсруэ), Англии (Кентербери), Норвегии (Осло), Франции (Марсель), Японии (Токио).



27 Августа 2013

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.