Конкурс как двигатель прогресса

В России основано региональное отделение Archiprix – влиятельного международного конкурса дипломных проектов. Его руководитель Оскар Мамлеев рассказал Архи.ру о том, что это даст отечественному архитектурному образованию и молодым архитекторам.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Archiprix International – основанная в Нидерландах международная премия, присуждаемая с 2001 за лучшие дипломные проекты в сфере архитектуры, градостроительства и ландшафтной архитектуры. Каждые два года на нее подаются по одной работе от каждого из нескольких сотен вузов-участников. Большой интерес к Archiprix в России возник в 2011, когда в число номинантов вошел российский участник – выпускница МАРХИ Кристина Ишханова. Следующий, 2013 года, конкурс состоялся в Москве. Церемония награждения лауреатов была приурочена к выставке АрхМосква, и на экспозиции в ЦДХ были показаны все поданные в этот раз на соискание Archiprix работы.
А теперь сотрудничество вышло на новый уровень: в России появится свое региональное издание этой премии, по образцу отделений, уже существующих в самих Нидерландах, Италии, Турции, Чили, Португалии и Центральной Европе. Российское отделение Archiprix возглавил Оскар Мамлеев совместно с Бартом Голдхорном.


Архи.ру: Премия Archiprix все время проводится в разных городах. Как выбирают эти города, и как проходило «московское издание» этой премии?

Оскар Мамлеев:   Дирекция премии состоит из команды голландских архитекторов со штаб-квартирой в Роттердаме. По совокупности ряда причин они предлагают провести премию в той или иной стране. Как получилась с Москвой: работа Кристины Ишхановой вошла в число номинантов Archiprix–2011, и Барт Голдхорн, воспользовавшись этим, предложил организовать следующий конкурс в Москве. Меня также включили в состав оргкомитета Archiprix-2013, и летом 2012 был определен состав жюри. У премии на этот счет есть правило: в жюри должны войти один градостроитель (в 2013 им стал Хуберт Клумпнер, декан ETH в Цюрихе, директор Urban Think Tank и обладатель «Золотого льва» Венецианской биеннале-2012), один ландшафтник (Сьюзен Херрингтон из Канады), один архитектор (Кристин Ярмунд из Норвегии), один теоретик (британка Лесли Локко). Председателем жюри назначается, как правило, представитель принимающей премию страны: по нашему предложению им стал Юрий Григорян. В октябре 2012 все присланные на конкурс работы были собраны в Галерее ВХУТЕМАС, это было около 300 работ из 80 стран мира, там же мы устраивали лекции и делали экспозицию поданых проектов в ходе подготовки к работе жюри.
zooming
Оскар Мамлеев. Фотография предоставлена О. Мамлеевым
Кристина Ишханова. Дипломный проект «Пенитенциарное учреждение», номинированный на конкурс Archiprix-2011. Изображение с сайта archiprix.org

Архи.ру: Существует несколько почти одинаковых международных конкурсов дипломных работ – безусловно, гораздо менее известных, чем Archiprix. Чем она от них отличается, на чем основывается ее большой авторитет?

О.М.: Во-первых, дело в продуманной постановке вопроса, которая близка и мне самому: от участников ждут не просто проектирования какого-то объекта, а констатации некой проблемы и разработки предложений по ее решению. Я всегда объяснял своим студентам, что дипломная работа может быть как значительной по масштабу, концептуальной, с «космическими полетами», так и небольшим объектом, разработанным детально. В частности, среди семи победителей конкурса этого года была чилийка Сусана Сепульведа Хенераль, чья работа Pabellón Reciclaciudad – прекрасный пример такого  маломасштабного, но тщательно продуманного диплома: это проект автобусной остановки из вторично использованного картона. Мне очень импонирует позиция жюри: равно оценивать такие казалось бы несравнимые по масштабу вещи.
К сожалению, при оценке дипломных проектов в наших архитектурных вузах комиссия часто мыслит стандартами: спроектированное бакалавром здание должно насчитывать столько-то квадратных метров, а от 6-го курса требуют больший размер, с обязательным набором проекций и стандартными масштабами. Должно быть «правильно» – это служит главным критерием оценки. Я могу согласиться с этим при защите бакалавра, но работа магистра должна иметь разнообразие в подаче, наиболее раскрывающей ее суть.
Во-вторых, у Archiprix – объективная процедура судейства, особенно это заметно, когда сравниваешь с ежегодными смотрами-конкурсами дипломных проектов, проводящихся Межрегиональной общественной организацией содействия архитектурному образованию (МООСАО): нередко там члены жюри судят работы выпускников вузов, где сами они преподают, и сильную роль играют дружеские связи. И эта «система» подается как форма поддержки провинциальных вузов, что меня очень удивляет: если речь идет о повышении уровня образования, то это делается совсем иначе. Необходимы регулярные лекции, мастер-классы известных российских и зарубежных архитекторов. Последние несколько лет на смотрах работает независимое жюри, в сферу внимания которого попадали работы, часто недооцененные главными арбитрами смотра. Я также участвую в жюри фонда имени Якова Чернихова, которое возглавляет президент фонда Андрей Чернихов, присуждающий свою премию. Мы пользуемся возможностью наградить более концептуальную, порой «фантастическую» работу через фонд (так как это соответствует его идеологии), а более прагматичный, но грамотный и современный проект – от Союза Архитекторов.
Сусана Сепульведа Хенераль – победитель Archiprix-2013. Дипломный проект "Pabellón Reciclaciudad". Изображение с сайта archiprix.org

Архи.ру: Как Россия приобрела свой региональный конкурс Archiprix?

О.М.: В октябре 2012, когда уже шла работа международного жюри, Маделен Мааскант, председатель фонда, и Хенк ван дер Веен, директор Archiprix International, предложили при содействии опытного куратора Барта Голдхорна создать региональное отделение этой премии-конкурса в нашей стране – Archiprix Russia. Чем подобный конкурс отличается от международного: туда могут номинировать работы не только ректораты вузов, но и сами учебные мастерские. Это позволит рассмотреть гораздо большее количество работ и рекомендовать их для участия в международных конкурсах. Впрочем, вопрос отбора достойных проектов все же будет стоять остро: надо обязательно поддерживать уровень качества Archiprix и в рамках нашего отечественного смотра.

Архи.ру: Ограничится ли деятельность российского Archiprix проведением регионального конкурса, или будут еще проекты?

О.М.: Я считаю, что надо учитывать нашу специфику, и потому предложил выйти за рамки привычной системы «конкурс – выставка» и использовать «знамя» Archiprix для просветительской работы: проводить в регионах мастер-классы и лекции видных российских и зарубежных архитекторов, причем я уже обсуждал этот план с несколькими аккредитованными здесь зарубежными компаниями, и встретил там, как мне кажется, понимание и желание помочь.
Я считаю, что надо воспользоваться возможностью Archiprix, этой авторитетной организации, и начать движение к обновлению, которое у нас в сфере образования тормозиться по ряду известных причин. У нас есть все все основания занять свою нишу в ряду таких новых замечательных институций, как «Стрелка» и МАРШ.
Конечно, сейчас главная проблема – поиск финансирования для Archiprix Russia. Я рассчитываю на то, что найдутся люди, заинтересованные в реализации этого проекта, не только как спонсоры, но и как партнеры.

Архи.ру: Почему вы планирует организовывать мастер-классы ведущих архитекторов именно в регионах?

О.М.: Говорить о печальных вещах никогда не бывает приятно, но если мы будем замалчивать существующие проблемы, ничего хорошего из этого не выйдет. Правда заключается в том, что сейчас во многих провинциальных школах сложилась очень непростая ситуация, и главная трудность там – это нехватка педагогов с опытом и пониманием особенностей современной мировой архитектуры с ее мультидисциплинарностью, знанием проблем города, социальных, политических, экологических вопросов, вопросов устойчивости, энергосбережения. Все эти современные тенденции в полной мере преподаются в лучших зарубежных вузах, но у нас до этого уровня существует значительная дистанция, которую непросто преодолеть. И, раз педагоги не владеют достаточной информацией, то студенты тоже не получают необходимых знаний.
Я видел, как ребята приезжали в Москву в летнюю школу, с каким интересом они слушали лекции о современной архитектурной практике, о ее показательных примерах: если обеспечить их информацией, то у нашего архитектурного образования будет гораздо больше позитивных результатов. Потому что наши студенты из регионов очень успешно конкурируют со столичными коллегами, когда устраиваются работать в иностранную компанию или в нашу продвинутую мастерскую. Чувствуется, что у них есть большой потенциал, и на стадии образования этот потенциал необходимо раскрыть, поместив человека в правильную атмосферу.
Я настроен достаточно оптимистично и не вижу здесь непреодолимых проблем. Уверен, что Archiprix Russia поможет поднять планку архитектурного образования в России.

Оскар Мамлеев – директор Российского регионального отделения Archiprix, архитектор, кандидат архитектуры, профессор Международной Академии архитектуры, член Совета по образованию Союза Архитекторов России, член Лондонской Архитектурной Ассоциации.
Профессор МАРХИ и МАРШ, преподавал архитектурное проектирование в Кентском институте искусств и дизайна в Кентербери, Мюнхенском Техническом Университете, Высшей школе Дюссельдорфа.
Читал лекции в архитектурных школах Германии (Берлин, Дюссельдорф, Карлсруэ), Англии (Кентербери), Норвегии (Осло), Франции (Марсель), Японии (Токио).



27 Августа 2013

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Архитектурное образование

МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.