Екатерина Гиршина, институт «Стрелка»: «Мы будем начинать с людей»

15 марта в Калуге состоялась презентация первого ДНК-центра – «дома новой культуры», работу которого будут направлять специалисты московского института «Стрелка». Куратор публичных программ института Екатерина Гришина рассказала нам о том, как будет функционировать калужский ДНК-центр.

Беседовала:
Татьяна Тимофеева

21 Марта 2013
mainImg
Предисловие
Проект создания «домов новой культуры», или ДНК-центров, инициирован, как пишет РБК, Владиславом Сурковым, поддержан Александром Мамутом, и реализуется по поручению Дмитрия Медведева Министерством культуры совместно с институтом медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». Институт принимал активное участие в разработке функциональной программы ДНК-центров в целом и сейчас курирует работу первого, калужского проекта программы (см. подробную статью в Газете.ру).

Задача ДНК-центров – поддержка современного искусства в регионах. В презентации калужского центра приняли участие Николай Полисский и его команда, специально для презентации соорудившие во дворе калужского Музея космонавтики две инсталляции – «Ракеты» (это братья тех ракет, которые фланкируют «Вселенский разум» в Николо-Ленивце) и деревянную спираль под названием «Блестящая мысль». Мероприятие также украсили своими работами калужские художники Алексей Васильев и Владимир Марин, и недавно прославившиеся британские художники из студии rAndomInternational с инсталляцией «Будущее я/Future Self». По словам министра культуры Мединского, (см. напр. статью в РГ) ДНК-центры должны помочь молодым художникам найти свой круг в родных городах, тогда как раньше им приходилось ездить за признанием в столицу.
Екатерина Гиршина, куратор публичных программ института «Стрелка». Фотография предоставлена институтом
Николай Полисский показывает Владиславу Суркову инсталляции «Ракеты» и «Блестящая мысль». Фотография предоставлена организаторами

Первые ДНК-центры будут открыты в трех городах: Калуге (куратор – «Стрелка»), Первоуральске (куратор Алиса Прудникова, директор ГЦСИ) и Владивостоке (куратор Савелий Архипенко, арт-директор проекта ЭТАЖИ в Санкт-Петербурге). Для центров планируется построить новые здания, причем свежесть их архитектуры наравне с творческой программой центров также должна способствовать изменению «культурного кода» (слова Александра Мамута) жителей. Впрочем, пока неизвестно, какими будут архитектурные проекты. Организаторы же подчеркивают, что их главный капитал это люди и проект нацелен на «самореализацию молодых жителей городов России».
Архитектурного проекта пока нет, но есть распределение функций и знаковые образцы. Стенд с концепцией института «Стрелка», показанный на презентации. Фотография предоставлена организаторам
Слева - Екатерина Гиршина, справа - Александр Мамут на презентации ДНК-центра в Калуге. Фотография предоставлена организаторами

Интервью
Куратор публичных программ института «Стрелка» Екатерина Гиршина ответила на несколько вопросов о программе ДНК-центров.

– В чем главная задача создаваемых центров?

Екатерина Гиршина:
У программы есть две магистральные задачи. Во-первых, это построение сообщества ДНК, призванного объединить людей, которые в дальнейшем будут создавать новые смыслы, новые проекты и новый контекст в рамках города. Во-вторых, важно повысить интерес обычных горожан к современной культуре.

– Что будет происходить с калужским ДНК-центром сейчас, после презентации?

Екатерина Гиршина:
На данном этапе мы определяем круг калужских прогрессивных художников, музыкантов, кураторов, молодых предпринимателей и архитекторов, которые впоследствии сформируют костяк Дома Новой Культуры. Нам важно создать среду, в которой творческие люди смогут в полной мере раскрыть свой потенциал. Задача не в экспорте культуры в регионы, а во взращивании ее изнутри, то есть начинать мы будем с людей, а под их проекты уже предлагать инфраструктуру.

Определена программа развития на 2013 год, обозначены области современной культуры – кино, медиа-искусство, популярная наука, уличная культура и театр – в рамках которых будут проводится открытые мероприятия.

Особое внимание будет уделено взаимосвязи культуры и науки. Современная культура взаимодействует с технологиями, все, что мы будем производить, должно быть плотно связано с инновациями, что особенно актуально для Калуги, колыбели космонавтики. Технологии помогают вовлекать зрителя в соавторство.

– Как деятельность центра отразится на простых, не связанных с современным искусством, жителей Калуги?

Екатерина Гиршина:
Что касается горожан, то начинать будем с простых вещей, вроде фестивалей уличной еды, в которых примут участие местные фермеры и звездные шеф-повара, которых привезет «Стрелка». В Калуге развиты ремесла, а мы привезем специалистов по керамике или дереву, чтобы они могли помочь желающим узнать что-то новое и опробовать на практике.

В рамках открытия прошла дискуссия о развитии современной культуры в регионах России. Жители Калуги хотели бы, чтобы через 5-10 лет сфера культуры вышла из резервации, произошло реформирование культурных учреждений и пространств, чтобы они стали открытыми для всех. Необходима творческая конкуренция: важно, чтобы помимо одного сильного центра, был ряд маленьких заведений со своей повесткой. Очень важно следить за процессом коммуникации между учебными заведениями, театрами, детскими кружками и другими институциями.

Подробный фоторепортаж с открытия калужского ДНК-центра можно увидеть здесь.

21 Марта 2013

Беседовала:

Татьяна Тимофеева
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
Следы на берегу
Фестиваль «Архследы» в Башкортостане собрал архитекторов со всей республики для создания ленд-арт парка на берегу реки Зилаир.
Проникновение?
Фонтан не фонтан, таран не таран, скамейка не скамейка, архив не архив, в коридор входить не рекомендуется: Древолюция 2019 года прошла на Арт Плее, оставив кластеру шесть объектов, не лишенных экзистенциальной печали.
Территория оперы: Архстояние-2019
Картина «Впечатление» дала название импрессионизму. Фестиваль Архстояние-2019 стал местом впечатлений от впечатлений, в основе которых лежат живопись Клода Моне, запахи Никола Ленивца, голос грибов, и даже монолог марсохода.
Человек и река
В Суздальском районе на реке Нерль появился своего рода Никола-Ленивец с арт-объектами под открытым небом, созданными российскими и зарубежными мастерами.
10 минут на искусство
Рисунки победителей – династии Асадовых – и участников турнира архитектурной графики «Линия мысли», который прошел в мае на Арх Москве под темой «Воздвиг я памятник…», а также видео о самом турнире.
Миссия выполнима
Подробнее о гигантском арт-объекте Vessel Томаса Хезервика в Хадсон-Ярдс. Он стал еще одной активной туристической точкой на карте Манхэттена, но и критику тоже вызвал.
Меняя город, меняя себя
В середине июня в Выксе прошел очередной фестиваль «Арт-Овраг», в программе которого было собрано все, над чем работали и работают в течении последних лет его организаторы вместе с администрацией города и горожанами.
Лимитация как девиз
Участники «АрхБухты» в этом году работали в условиях жесткого ограничения материалов, габаритов и участков. Рассказываем о том, что представляет собой фестиваль, и что происходит с построенными объектами после его окончания.
Манежный дебют
Двадцать четвертая Арх Москва открылась в Манеже. Там дышится, пожалуй, лучше, чем в ЦДХ, и много инсталляций. Участвуют 250 компаний из 14 стран.
Планета Бродского
В Цюрихе заканчивается выставка «Планетариум», состоящая из работ Олега Кудряшова и Петера Меркли, оформленная Александром Бродским и Марией Кремер. Там же – реплика «Павильона для водочных церемоний», созданная Антоном Горленко по фотографиям Юрия Пальмина.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.