Кикутаке и Москва. Заседание Общественного совета при мэре Москвы, 7 ноября 2007

На заседании Общественного совета утвердили 5 проектов и отвергли один. Среди них – жилой дом на Кутузовском проспекте, придуманный знаменитым японским архитектором Кионори Кикутаке для Миракс-групп; гигантский (2 млн. кв. м) комплекс жилых домов над путями Киевской ж/д по проекту А.В. Кузьмина, Ю.М. Алпатова и М.М. Посохина; станция скоростной дороги в Сити от Метрогипротранса, а также гольф-поле, торговый центр и часовня

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

08 Ноября 2007
mainImg

Самым интересным проектом с точки зрения архитектуры стал, безусловно, дом, спроектированный Кионори Кикутаке на Кутузовском проспекте для «Миракс-групп». Участок, на котором он должен появиться, расположен недалеко от строящегося Сити, с которым причудливые башни японского архитектора активно перекликаются. История появления этого проекта такова: осенью 2005 года журнал ARX пригласил в Москву одного из основателей архитектурного движения «метаболизма» Кионори Кикутаке, отметив таким образом свой безусловно удачный старт. ARX организовал экспозицию Кикутаке в Манеже на «Зодчестве», которая стала гвоздем программы фестиваля, а также  познакомил знаменитого японца с главой компании «Миракс-групп». Результатом знакомства стал проект жилого дома на Кутузовском проспекте, который вчера рассматривался на Общественном совете. Дом проектирует Kikutake architects, проектирование сопровождает Сергей Ткаченко.

Показывая совету макет здания Кикутаке, главный архитектор города Александр Кузьмин назвал его (макет) плохим, а дом – очень хорошим и уникальным. Это несколько спутало карты, потому что стало неясно, на что смотреть и какие части увиденного хороши, а какие плохи, и в конце концов глава стройкомплекса Владимир Ресин даже попросил «сделать нормальный макет». Однако несмотря на проколы с макетом, здание действительно интересное. Оно чем-то напоминает оригами, потому что «тело» дома-пластины несколько раз сложено по вертикали, и вырезано в виде короны, центральный шип в которой высокий (51 этаж), а два других, симметрично фланкирующих – пониже. Легко представить себе эту форму вырезанной в процессе придумывания из бумаги, несколько раз сложенной, аккуратной расправленной и поставленной вертикально – как оригами. В этом сходстве нет ничего удивительного, так как основатель метаболизма Кионоре Кикутаке «вырастил» его в 1960-е гг. из основ традиционной японской культуры; архитектор даже считает, что модное западное течение метаболизма и его японский прототип развиваются по-разному – последний больше связан с исконной традицией, частью которой, заметим является мастерство складывания бумажных кукол.
Силуэт дома получился очень оригинальным, что выгодно выделяет его не фоне однообразно-башенного Сити. Дом Кикутаке вроде бы вторит бизнес-башням своей высотностью, а с другой – противостоит им как нечто артистическое – чему-то промышленному. И уж во всяком случае не зависит от избранного для ММДЦ много лет назад «нью-йоркского» стиля.

Кроме того все фасады дома покрыты крупным рисунком в виде толстых пересекающихся полос, образующих ромбы, каждый из которых, как рассказал Александр Кузьмин – представляет из себя мини-атриум с зимним садом, рассчитанный на несколько квартир. Соседи получают таким образом общие сады с панорамными видами на Москву. Эту растительность можно было увидеть на макете, который, кстати сказать, был очень скрупулезно исполнен.
Помимо локальных висячих садов, распределенных по всей высоте сооружения, дом снабжен всем необходимым, включая школу, детсад, магазины, фитнес и парковки, отчего он вписывается в традицию (опять традиция!) советских супер-элитных экспериментов 1930-х гг. – прежде всего здесь можно вспомнить знаменитый Дом на набережной.  Кстати дом Кикутаке тоже выходит своим двором на Москва-реку; в некотором роде дом Иофана и дом Кикутаке выстраиваются в одну линию – визуальную и историческую.

Показывая дом, Александр Кузьмин выразил надежду, «что хоть один объект иностранного архитектора у нас получится без нижегородского акцента», и намекнул, что неплохо бы дом на архсоветах не калечить, а то у нас получается так, что «среднему архитектору советы на пользу», а хорошую архитектуру только портят. Помимо главного архитектора Москвы, дом активно поддержали президенты архитектурных союзов Юрий Гнедовский и Виктор Логвинов.

В ходе обсуждения, однако, выяснились две неприятные вещи. Вначале выяснилось, что дом собирается появиться в непосредственной близости от церкви Покрова в Филях – одного из лучших образцов «нарышкинского стиля» конца XVII века. По мнению члена ЭКОСа Алексея Клименко, дом будет затеснять и загораживать виды на памятник. «Не случайно – сказал Алексей Клименко, в показанных материалах нет перспектив на церковь, так как будто этой пробелы вообще не существует». Церковь действительно прекрасна, она вошла во все учебники по истории русской архитектуры. Однако собственно памятнику дом Кикутаке не угрожает, а угрожает виду на нее, который и уже достаточно затеснен силуэтом Сити. С Кутузовского проспекта церковь практически не видно и сейчас, а с противоположной стороны – да, она наложится на громаду 51-этажного дома. Правда, было бы странно думать, что миниатюрные по современным меркам вотчинные (то есть пригородные) церкви XVII века, да еще стоящие внутри города, ни с чем не совпадут и ни на что не наложатся в панораме мегаполиса. Город все-таки большой, и активно собирается стать еще больше. Мне кажется однако, что в данном случае борьба за силуэт филевской церкви обернется следующим образом: из дома Кикутаке дом превратится в дом «еще-кого-нибудь», такой же высокий, и уж его-то все равно построят и силуэт испортят. Так может быть, пусть испортят пейзаж хорошим домом, чем плохим?

Вторая проблема связана с заводом «Фили-кровля», на месте которого собираются строить дом. Предприятие вредное, и его собирались уничтожить как экологически вредное, предоставив сотрудникам (их немногим более ста) другие рабочие места. Представители городских властей, однако, настояли на том, чтобы завод сохранить, заявив, что «пока предприятие не откроется на новом месте, строительство начинать не будем». Общее резюме Владимира Ресина по проекту Кикутаке было крайне политкорректным: «предложение неплохое, надо в целом поддержать, но уточнить объемы исходя из церкви и запустить новую кровельную фабрику».

Помимо проекта Кикутаке, на Общественном совете рассмотрели два, условно говоря, «транспортных» предложения, так или иначе связанных с Сити. Оба проекта вписаны в актуализируемый Москомархитектурой генплан Москвы до 2025 года.

Самый крупный из них (более 2 млн. кв. метров) – проект мастерской Александра Асадова, предполагает строительство жилых домов над железнодорожными путями киевской линии, проходящими южнее Кутузовского проспекта и Поклонной горы. Проект проходит как «освоение надпутевых пространств» и вписан в концепию актуализации генплана Москвы. Во главе его авторского коллектива значатся главный архитектор Москвы Александр Кузьмин, префект ЗАО Юрий Алпатов, и глава Москпроекта-2 Михаил Посохин. Разработкой проекта занимается тот же «Миракс-групп», который строит описанный выше дом по проекту Кионори Кикутаке. Гигантский комплекс длиной 2,5 километра вытянут вдоль железной дороги змеей, «голова» которой, смотрящая на Киевский вокзал, имеет в проекте 70 этажей, «тело» из ряда домов, П-образно нависающих над путями – около 20 этажей, и «хвост», вытянутый вдоль парка Поклонной горы – это плоский купол общественного центра, на грани природного заповедника реки Сетунь. Здесь от заповедника будет отрезан небольшой кусочек (правда, на этот кусочке уже почему-то стоит бетонный завод), который обещают компенсировать.

Помимо жилья, гаражей и общественного центра важная часть проекта – строительство южного (в параллель северному) дублера Кутузовского проспекта – правда, только на небольшом отрезке между Третьим кольцом и Минской улицей. Член ЭКОСа Алексей Клименко на это высказался в том духе, что нельзя ли ограничиться строительством дорог, без жилья и остального. Однако исключить инвестиционную (то есть денежную) составляющую, безусловно, было бы проблематично.

Александр Кузьмин начал свой рассказ о проекте с указания на то, что подобные кварталы уже давно существуют в «развитых странах и даже странах третьего мира», а для России это первый проект такого рода, можно сказать, новая для Москва типология. Что, собственно и стало главным при обсуждении. В ходе которого выяснилось, что Россия пока (и это логично) не имеет технического опыта строительства с расчетом таких вибраций, которые бывают на железной дороге, когда проходит поезд. Особенно если вокруг и сверху туннелем выстроены дома.

Здесь хочется сказать о том, что не прозвучало на совете, а для данного проекта может быть принципиальным. В развитых и тем более неразвитых странах такие дома строят для бедных. Как социальное жилье. Да и то иногда переоборудуют в общежития, так как люди не хотят покупать квартиры для своих семей над поездами. Да и в Москве, помнится, дома рядом с железной дорогой даже в 1980-е ценились меньше, чем многие другие. Здесь же планируется, совершенно очевидно, не социальное жилье. Была даже большая разница между теми иностранными иллюстрациями, которые были представлены для примера (панельными и дешевыми) и тем, что было нарисовано на планшетах московского предпроекта. Судя по всему, дома на Кутузовке, рядом с Поклонной горой, пусть даже над поездами, будут элитными, а не социальными. Общая площадь комплекса поражает воображение – больше 2 миллионов кв. метров, из них 600 тыс. метров жилья. Интересно, кто это жилье купит.

Заключение Владимира Ресина было более, чем позитивным. Глава стройкомплекса сказал, что здесь «поднят не просто хороший, а очень хороший вопрос». Что проект Москву только улучшает; ведь «если построили туннель под Ла-Маншем», то и мы тоже можем «построить туннель». Что «…чтобы москвич ездил по хорошей дороге, он должен жить в хорошей квартире». И что вот перед нами наконец такой «момент, когда мы можем сказать нашим архитекторам «молодцы»». Предварительная стадия проекта была, таким образом, поддержана.

Проект Метрогипротранса также связан с проблемами ММДЦ. Рядом с так называемым «терминалом Сити», в котором будут собраны все транспортные остановки, от метро до автобуса и даже въезды в гараж, должна появиться еще одна станция – скоростной трассы СТС, ведущей в аэропорт. В состав показанного проекта входит крытая станция СТС и автомобильный мост через Москва-реку, а сюжет заключен в следующем. Когда-то, когда строился мост Третьего кольца, под ним запланировали нижний ярус для будущей СТС. Но потом выяснилось, что этот ярус не подходит для вагонов, и решили построить рядом второй мост, а нижний ярус Третьего кольца сделать пешеходным, запустив по нему движущиеся дорожки-травалаторы, помогающие преодолевать расстояние длиной около одного километра. Помимо моста и станции в проект входит многоярусная стоянка на 500 машин.

Обсуждение проекта сосредоточилось вокруг вопроса дорожных «проколов» под мостами – дополнительных трасс вдоль реки, перпендикулярных Третьему кольцу и дающих возможность его пересекать. По словам Александра Кузьмина, 10 лет назад, когда строили Третье кольцо и его трасса стояла и не была загружена машинами, это можно было сделать легко, но тогда городские власти не захотели тратить муниципальных денег, в расчете на то, что эти дороги построят инвесторы Сити на свои средства. Однако это не удалось, и теперь строить дороги-«проколы» будет значительно сложнее.
На что Владимир Ресин ответил так: «проект этот мы жевали-жевали, есть предложение принять, давайте примем». И проект приняли.

Проект гольф-поля международного класса также расположен не очень далеко от Сити – в излучине старицы Москва-реки, образующей довольно-таки крупный остров, по которому проходит единственная улица Нижние Мневники. Сейчас там луга, несколько болот – как было сказано на заседании, «полупамятников природы», и посередине – полуживая деревня Терехово. Когда-то в этом районе собирались строить детский спортивный комплекс, да вот решили начать с гольф-поля. На одном из прошлых советов мэр Юрий Лужков сказал так: мы делаем это поле «для всех, в том числе и для пацанов московских».

На том заседании, когда поле рассматривалось впервые, проект не был принят на том основании, что объем запланированного строительства существенно превышал нормы, допустимые в охраняемой природной зоне. Теперь здания перенесены ближе в поселку и объемы строительства сокращены, в основном за счет коттеждей-гостиниц, в которых желающие заниматься гольфом смогут арендовать комнаты. На этот раз на совете обсуждалось: можно ли зимой кататься по гольф-полю на снегокатах, как это предложили корейцы, или лучше заниматься там зимним гольфом на снегу, как это делают финны. А также, достаточно ли узковатой улицы Нижние Мневники для подъезда к гольф-полю, так как с его появлением дорожный трафик получит дополнительную нагрузку в виде машин тех 100-120 человек, которые могут одновременно находится на гольф-поле. Проект приняли с пожеланием обратить внимание на остальную территорию острова, так как ее собираются обустроить с 1961 года и все никак не обустроят. В ходе обсуждения Александр Кузьмин заметил, что от детского парка отказываться не будут, и сделают его когда-нибудь в будущем – вероятно, когда закончат с гольф-полем, где-нибудь рядом с деревней, которую пока «не тронут».

Проект торгового центра рядом с метро «Университет» был отвергнут, можно сказать, сразу же при подаче. Рассказывая о проекте, Александр Кузьмин в итоге предложил торговый центр перенести и построить его в другом месте, компенсировав землю инвестору. Дело в том, что проект вызвал бурные протесты жителей окрестных домов, а также – в том, что павильоны станций метро недавно получили статус «вновь выявленных» памятников. Поэтому вначале торговый комплекс включал в себя станцию метро, а потом в его объеме вырезали круглые дыры, и здание стало обступать павильон с трех сторон. Однако протесты жителей района на этом не прекратились. Активисты пришли на совет, помощник депутата района выступил с просьбой отменить строительство. Проект отменили с рекомендацией «искать решение, которое устроит жителей и инвестора». Предложение будет рассмотрено отдельно, а потом – повторно на общественном совете.

Последний рассмотренный проект – часовня во имя святых Александра Невского и Иоанна Воина рядом с Екатерининским парком и недалеко от площади Суворова. На площади стоит памятник полководцу, а с другой стороны парка, между строящимся армянским храмом, казино и студией им. Грекова есть небольшой и приятный сквер, в котором собираются установить стелу в честь Суворова и упомянутую часовню; все это будет мемориальным комплексом. Не очень понятно, зачем еще один комплекс, если уже есть памятник и площадь, однако на вчерашнем заседании речь была не об этом, а о цвете покраски часовни. По просьбе Троицкого подворья, к которому она будет приписана, ее разрешили покрасить не в голубой с белым, похожий на соседний дворец, а в красный, похожий, на цвет фасадов церкви Троицы на Троицкой горке, в которой располагается подворье.

Хотя главный архитектор Москвы Александр Кузьмин и бросал на макет сердитые взгляды, он дал проекту Кикутаке самую положительную харатеристику и даже предложил не портить его на согласованиях фотографии Юлии Тарабариной
Предпроектное предложение строительства многофункционального жилого комплеса по адресу: Кутузовский проезд, вл. 16, ЮЗАО. Проектные организации: Kikutake architects, ООО «Арка». Авторы: Kiyuonori Kikutake, Mutsuko Smith, Mr.Tsukamoto, Mr.Matsumato (Япония), С.Б. Ткаченко, Н.И. Рыбин, Е.Б. Акулова. Инвестор: Миракс-групп. Общ. площадь: 306 470 кв. м
Кутузовский проезд, вл. 16. Kikutake architects. Миракс-групп
Кутузовский проезд, вл. 16. Kikutake architects. Миракс-групп
Кутузовский проезд, вл. 16. Kikutake architects. Миракс-групп. Справа - Сити, слева - Миракс-плаза, в центре - дом, спроектированный Кикутаке
Кутузовский проезд, вл. 16. Kikutake architects. Миракс-групп
Кутузовский проезд, вл. 16. Kikutake architects. Миракс-групп
Кутузовский проезд, вл. 16. Kikutake architects. Миракс-групп
Кутузовский проезд, вл. 16. Kikutake architects. Миракс-групп. На макете были хорошо видны деревья и человечки в распределенных по всей высоте дома зимних садах
Кутузовский проезд, вл. 16. Kikutake architects. Миракс-групп
Кутузовский проезд, вл. 16. Kikutake architects. Миракс-групп
Предпроектные предложения по освоению надпутевого пространства участка Киевского направления Московской железной дороги от 3-го транспортного кольца до Минской улицы. Проектные организации: ГИП «Моспроект-2» (маст. 19), ТППМ ЗАО, ГУП НИиПИ Генплана. Авторы: А.В. Кузьмин (рук.) при содействии Ю.М. Алпатова, М.М. Посохин, Н.А. Захарова, Л.В. Машинская, В.Е. Кинчевский, Т.А. Зубкова, А.Р. Асадов, М.М. Асадова, Т.В. Сигаева, М.Г. Крестмейн. Инвестор: Миракс-групп. Общая площадь: 2 230 000 кв. м
«Освоение надпутевого пространства». Александр Асадов и др.
«Освоение надпутевого пространства». Александр Асадов и др.
«Освоение надпутевого пространства». Александр Асадов и др.
«Освоение надпутевого пространства». Александр Асадов и др.
Новые проектные предложения по объектам комплекса ММДЦ «Москва-Сити» (ТПУ «Тесковский»). ОАО «Метрогипротранс», ЗАО «Градинжпроект». Авторы: А.В. Кузьмин (рук.), Г.Л. Сирота, Н.И. Шумаков, А.Ю. Орлов, К.А. Георгиевский, С.М. Герасимов, инж. В.М. Абрамсон, С.Ю. Лубоцкий, С.М. Крыжевская, Ф.С. Тандилов, В.И. Травуш. Общ. площадь 41 300 кв. м. Слева – линия скоростной дороги СТС в новым мостом и закытой станцией, справа – существующий мост Третьего кольца, в нижнем ярусе которого будет устроен пешеходный переход с травалаторами
zooming
Станция СТС. Метрогипротранс. Внешний вид станции
Концепция генерального плана по строительству гольф-комплекса по адресу Нижние Мневники. Проектные организации: "RTJ II«, »WATG"(CLUA), "Сё Окуно« (Лотте Групп) при сопровождении »Моспроект-3". Включает: 18 лунок, 72 пары, клубный дом, тренировочное поле, гостиницу (150 номеров), гостиничные виллы (30 вилл), спортивный центр, гольф-академию, СПА комплекс. Общая площадь: 85 000 кв. м
zooming
Проект строительства многофункционального торгового центра на пересечениии проспекта Вернадского и Ломоносовского проспекта у восточного выхода станции метро «Университет». Проектная организация ООО "Экопроект+«. Автор: М.А. Кузин, О.Р. Протопович, инж. М.П. Инютина. Инвесторы ЗАЛ »ПроЭль«, ООО »МПО Аргон". Общая площадь: 42 386 кв. м
Рабочий проект мемориального комплекса со стелой, посвященной генералиссимусу А.В. Суворову и православной часовней в честь святого благоверного князя Александра Невского и святого мученика Иоанна Воина по адресу: Суворовская площадь, вл.2 (Б. Екатерининская ул., стр. 27). Проектные организации: ГУП МНИИП «Моспроект-4», ФГУП «ГСПИ». Авторы: В.Е. Богданов, В.И. Орлов, Е.А. Семенова-Прозоровская, инж. Л.В. Глебычева. Общ. площадь 22 кв. м. Площадь озеленения 286 кв. м


08 Ноября 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Архсовет Москвы-63
Архсовет рассмотрел проект реконструкции Детского музыкального театра юного актера на улице Макаренко, представленный бюро Kleinewelt Architekten, выбрал из трех вариантов наиболее интересный и рекомендовал его доработать.
Архсовет Москвы-62
Собравшийся 3 июля архсовет Москвы не согласился с проектом многофункционального комплекса за Даниловским фортом, в котором, по мнению экспертов, не хватило общественной функции и сдержанности по отношению к соседним зданиям.
Архсовет Москвы-61
На архсовете рассмотрели масштабный жилой проект в границах Большого Сити: ЖК «Береговой» вырастет цепочкой разноэтажных высоток и максимально раскроется к реке, где возникнет продолжение Филевской набережной.
Архсовет – 57
После одобрения Архсоветом проекта ЖК AQUATORIA на Ленинградском шоссе в градостроительном плане земельного участка возможно произойдут изменения.
Архсовет Москвы – 56
Представленный на Архсовете проект многофункционального комплекса Aquatoria на левом берегу канала имени Москвы оказался недостаточно выразительным и был отправлен на доработку.
Архсовет Москвы – 55
Москва пополнит коллекцию объектов, построенных по проекту звезд архитектуры. МФК на пересечении проспекта Сахарова и Садовой-Спасской одобрен архсоветом.
Архсовет Москвы – 54
Под Павелецкой площадью будет построен трехуровневый подземный торговый центр, а ее саму планируется благоустроить. Архсовет одобрил проект, представленный «Моспроектом-2».
Архсовет Москвы–53
На Звенигородском шоссе будет построен многофункциональный жилой комплекс авторства бюро «Меганом». Архитектурный совет единогласно одобрил проект.
Архсовет Москвы – 51
Архсовет отклонил проект высотной жилой застройки на Ленинградском проспекте и принял концепцию многофункционального офисного и торгово-развлекательного центра в Новой Москве.
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.