Возросшее «Зодчество»

В Манеже открылся 15 по счету фестиваль Союза архитекторов России «Зодчество»

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

19 Октября 2007
mainImg

В этом году юбилейное «Зодчество» выглядит несколько богаче, чем в предыдущем – оно ощутимо укрупнилось, стенды и картинки стали побольше, коридоры между ними просторнее, развлекающие посетителей «затеи» равномерно распределены по пространству Манежа. Под ногами ярко-красный ковер, вверху парят надувные шарики – на каждом написано название раздела, чтобы заблудившийся посетитель мог, подняв голову, сориентироваться в хитросплетениях всероссийского фестиваля.

Прямо при входе размещены две иностранные экспозиции – одна посвящена итальянской премии Дедал+Минос, единственной в своем роде архитектурной награде, которая присуждается за успешное сотрудничество заказчика и архитектора. Она спрятана слева за гигантским стендом союза архитекторов России, перед которым горделиво выставлен наш, российский Дедал, который без Миноса, но хрустальный. Любопытно, что обе награды со столь перекликающимися названиями были учреждены почти одновременно – в начале 2000-х гг. Учредители российского «Дедала» - главной награды фестиваля «Зодчество», утверждают, что в то время они про итальянского собрата не знали – таким образом две премии, вероятно, стали результатом «параллельного» мышления организаторов. Правда, итальянская премия – международная, и ее лауреатами нередко становятся хорошо известные «звездные» постройки.

Рядом с «итальянским Дедалом»,  в темноватом пространстве под балконом выставлена современная архитектура Китая – скромные квадратные планшеты с иероглифическими комментариями демонстрируют здания, исполненные на крепком интернациональном уровне, среди которых много призматических небоскребов и немало – модных изогнутых форм, но почти не прослеживается зато колорита, ни «восточного», ни какого-либо другого. Легко заметить, что китайская архитектура в деле усвоения западных стандартов зашла уже намного дальше, чем представленная далее полная разномастных экспериментов российская. Правда, в темном углу китайцев почти не видно и очень легко пройти мимо.

С другой стороны от входа, открывая стенды областей, расположилась очень старательно сделанная выставка Петербурга, разжившегося за последние годы сомнительной славой столицы скандальных архитектурных конкуров и обиженных иностранных «звезд». Город представил многие из своих крупных проектов – новую сцену Маринки и проект реконструкции Новой Голландии, аэропорт «Пулково» и прочие – в виде макетов, расставленных по полупрозрачной оргалитовой карте. Мягкий ковер на полу изображает карту Финского залива – все очень изысканно, а главное дорого – этот стенд затмевает все остальные «географические» экспозиции, в том числе и лидировавшую в прошлом году экспозицию Московской области с подсвеченной изнутри большой картой – последнюю на этот раз попросту повторили.

По центру пространство Манежа пересекает выставка «Новая Москва», устроенная ЦСА в честь выхода англоязычной версии каталога современной архитектуры. Выставка состоит из восьми шелковых павильонов-кибиток, дальним предком которых, вероятно, надо считать уличные рекламные тумбы. На поверхности «кибиток» напечатаны картинки хрестоматийных построек и проектов за период, начинающийся с 1917 г. и по настоящее время, а в ткани прорезаны отверстия для мониторов, непрерывно чередующих интервью известных архитекторов современной Москвы и ролики с шедеврами российского модернизма. Все вместе сливается в нечленораздельное бормотание, однако если вплотную приблизиться к одному из мониторов, то можно послушать, что там говорят.

Выставка ЦСА (дизайн которой сделан Евгением Корнеевым) становится удачной пространственной паузой посреди «Зодчества» и позволяет немного отдохнуть душой и телом от «шапкозакидательсвта» региональных стендов, одновременно отмечая собой начало собственно архитектурной части выставки. Она удачно предваряет конкурсную экспозицию – стенды построек и проектов, претендующих на «хрустального Дедала» и другие награды.

Среди построек в этом году произошли ощутимые перемены. Если в прошлом году известные московские архитекторы почти что в полном составе проигнорировали конкурс «Зодчества», так, что кроме реставраторов, жюри не нашло других достойных претендентов на «Дедала», то в на этот раз ситуация изменилась. Среди реализаций очень много известных имен и знакомых зданий. Два дома Алексея Бавыкина – обошедший все профессиональные журналы дом с тополями в Брюсовом переулке и не менее известный дом «ВДНХ» на Сельскохозяйственной, новый градостроительный акцент московского Проспекта Мира. Два дома Сергея Киселева, собравшие за прошедший год почти что рекордное количество разных премий: пестрая башня «Авангард» и многоликий стильный «Эрмитаж-плаза». Здесь же – элегантные стеклянные «носы» домов Андрея Воронцова, гигантские ансамбли мастерской Андрея Бокова, скромный и красивый кирпично-стеклянный дом «Stella maris» Евгения Герасимова на Крестовском острове. После относительно долгого перерыва «Зодчество» почтил своим вниманием главный самый убежденный классицист Москвы Михаил Филиппов, выставив «Римский дом», также уже описанный во всех возможных архитектурных журналах. Словом, хотя и не все, но многие знаменитости вспомнили о фестивале и почтили его своим участием – что надо признать безусловным успехом организаторов. Даже не участвующий в конкурсе Александр Скокан нашел нужным оформить собственный стенд в разделе «Мастерские».

Помимо знаменитостей, на выставке модно найти и небольшие, но интересные вещи – например, стоящее среди поля на окраине Нижнего Новгорода удивительно спокойное и «западное» офисное здание Ольги Добротиной, или нарочито пестрый и кустарный (может быть, даже немного слишком) «Псковский дом».

Но «Зодчество» не было бы «Зодчеством», если бы «звездная» компания не была разбавлена разной другой архитектурой. На этот раз нам решили показать, например, чемоданистую библиотеку МГУ – новость почти что двухлетней давности. Выставка щедро разбавлена среднестатистическими жилыми комплексами, с ряды которых почему-то затесались какие-то деревянные бани и даже коттеджи, резко сбивающие масштаб экспозиции.

Два совершенно отдельных жанра, для которых давно пора создать отдельные номинации – это храмовая архитектура и реставрация. Архитектура большинства храмов, увы, все еще претендует на лишь на «золотую малину», вероятно, их авторы твердо уверены в том, что приверженность традиции избавляет их от назойливой необходимости проявлять художественный вкус. Хотя и в этой группе время от времени появляются более или менее заметные сооружения – например, церковь Елизаветы в Хабаровске – старательная и детальная компиляция из элементов XVI и XVII в.; до эклектики XIX в., конечно, еще далековато, но некоторая степень приближения уже достигнута.

Научные реставрации – действительно заслуживающий большого внимания раздел выставки. Надо сказать, что они участвуют в «Зодчестве» постоянно, но только в прошлом году одна из реставрационных работ удостоилась главной премии. Воодушевившись, реставраторы принесли много проектов «первой» величины, причем это касается и уровня памятников и качества реставрации. Среди реализаций выставлены: недавно воспетый в прессе «Пашков дом», и собор Покрова на Рву (более известный как храм Василия Блаженного), а среди проектов – один, но очень интересный, если не сказать – уникальный, объект – исследования и проект реставрации Грановитой палаты новгородского Кремля, единственный по-настоящему готический памятник в истории русской архитектуры.

Раздел Проекты отличается от построек примерно так, как будущее отличается от прошлого. Прошлое неплохо известно, пестрит (на сей раз) известными именами, с ним все более или менее понятно. Проекты, показанные на «Зодчестве», по-видимому, призваны показать, что нас ждет в скором будущем. Если это предположение верно, то в прошлом у нас постройки, а в будущем – сплошное градостроительство. Актуализируется план центра Москвы, а также Обнинска, Геленджика, нижегородского Городца и некоторых других мест.
Проекты отдельных зданий тоже отличаются пестротой и размахом, они то изламываются, то изгибаются, то, опять же, расползаются на целый квартал. Сравнивая «постройки» и «проекты» понимаешь, что в недалеком будущем архитекторы и строители собираются развернуться с ощутимо большим размахом, чем прежде – налицо ощутимый даже эмоционально поступательный размах. Никита Явейн, в частности, предполагает застроить площадь Ладожского вокзала пятью башнями высотой около 30 этажей, утверждая при этом, что они не испортят силуэт города, так как из собственные силуэты сужаются кверху. Михаил Хазанов планирует построить рядом с его же зданием Административно-общественного центра Московской области еще одно здание, раза в три повыше первого. А в Кремле Нижнего Новгорода среди старых классицистических зданий предполагают поострить большой круглый двор с колоннами – дом правительства области. Среди проектов зданий, правда, тоже иногда попадаются небольшие и изящные.  Несколько из них принадлежит мастерской А. Гинзбурга, несколько – мастерской А’Лен из Петербурга.

Последним акцентом «Зодчества», размещенным на этот раз в конце зала ближе к сцене, служит выставка детских проектов, из года в год «вытягивавшая» прошлые экспозиции фестиваля. Сделанные детьми макеты ничем не хуже, если не сказать – лучше «взрослых», а степень фантазийности показанной в них архитектуры время от времени перекликается с тем, что выставлено на «серьезной» экспозиции проектов, однако детские проекты местами историчнее, а их замысел – сложнее. Словом, детское творчество опять на высоте – и в переносном смысле, и в буквальном – макеты расставили на покрытых красным сукном террасах, поднимающихся от центральной аллеи к стенам Манежа.

В этом году выставка, безусловно удалась лучше, чем в предыдущем – и пространство яснее, и участие именитых людей многого стоит. Правда, «Зодчеству» никогда, вероятно, не избавиться от пестроты и избыточности материала, стремящегося охватить все стороны нашей разнообразной родины. Кроме того, общероссийская архитектурная выставка отражает происходящие в стране процессы: на этот раз безусловным лидером был Сочи и иже с ним курорты Краснодарского края – они «просочились» повсюду – начиная с возросших региональных стендов южных земель, и заканчивая конкурсными проектами, среди которых с неизбежностью исторической закономерности много чего оказалось посвященным югу – надо же готовиться к Олимпийским инвестициям.

Стенд Санкт-Петербурга, на котором в виде дорогих макетов и стекла и чего-то блестящего золотом показаны многие знаковые проекты города, в том числе сделанные иностранными «звездами»
Выставка современной архитектуры Китая
Выставка «Новая Москва», организованная ЦСА
Центральная конкурсная экспозиция – традиционно тесноватая, Посторойки и Проекты, претендующие на «Хрустального Дедала»
Церковь Елизаветы с Хабаровске - пример старательно сделанной эклектики начала XXI века
Причудливо-кустарный «Псковский дом»
Грановитая палата Новгородского кремля. Исследования и проект реставрации. Г. Евдокимов, Е. Рузаева, Д. Яковлев
Никита Явейн. Проект застройки площади Ладожского вокзала
Проект Михаила Хазанова, который должен разместиться рядом с Административно-общественным центром Московской области
Проекты петербургской группы А'Лен
Экспозиция детского творчества


19 Октября 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.