Возросшее «Зодчество»

В Манеже открылся 15 по счету фестиваль Союза архитекторов России «Зодчество»

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

19 Октября 2007
mainImg

В этом году юбилейное «Зодчество» выглядит несколько богаче, чем в предыдущем – оно ощутимо укрупнилось, стенды и картинки стали побольше, коридоры между ними просторнее, развлекающие посетителей «затеи» равномерно распределены по пространству Манежа. Под ногами ярко-красный ковер, вверху парят надувные шарики – на каждом написано название раздела, чтобы заблудившийся посетитель мог, подняв голову, сориентироваться в хитросплетениях всероссийского фестиваля.

Прямо при входе размещены две иностранные экспозиции – одна посвящена итальянской премии Дедал+Минос, единственной в своем роде архитектурной награде, которая присуждается за успешное сотрудничество заказчика и архитектора. Она спрятана слева за гигантским стендом союза архитекторов России, перед которым горделиво выставлен наш, российский Дедал, который без Миноса, но хрустальный. Любопытно, что обе награды со столь перекликающимися названиями были учреждены почти одновременно – в начале 2000-х гг. Учредители российского «Дедала» - главной награды фестиваля «Зодчество», утверждают, что в то время они про итальянского собрата не знали – таким образом две премии, вероятно, стали результатом «параллельного» мышления организаторов. Правда, итальянская премия – международная, и ее лауреатами нередко становятся хорошо известные «звездные» постройки.

Рядом с «итальянским Дедалом»,  в темноватом пространстве под балконом выставлена современная архитектура Китая – скромные квадратные планшеты с иероглифическими комментариями демонстрируют здания, исполненные на крепком интернациональном уровне, среди которых много призматических небоскребов и немало – модных изогнутых форм, но почти не прослеживается зато колорита, ни «восточного», ни какого-либо другого. Легко заметить, что китайская архитектура в деле усвоения западных стандартов зашла уже намного дальше, чем представленная далее полная разномастных экспериментов российская. Правда, в темном углу китайцев почти не видно и очень легко пройти мимо.

С другой стороны от входа, открывая стенды областей, расположилась очень старательно сделанная выставка Петербурга, разжившегося за последние годы сомнительной славой столицы скандальных архитектурных конкуров и обиженных иностранных «звезд». Город представил многие из своих крупных проектов – новую сцену Маринки и проект реконструкции Новой Голландии, аэропорт «Пулково» и прочие – в виде макетов, расставленных по полупрозрачной оргалитовой карте. Мягкий ковер на полу изображает карту Финского залива – все очень изысканно, а главное дорого – этот стенд затмевает все остальные «географические» экспозиции, в том числе и лидировавшую в прошлом году экспозицию Московской области с подсвеченной изнутри большой картой – последнюю на этот раз попросту повторили.

По центру пространство Манежа пересекает выставка «Новая Москва», устроенная ЦСА в честь выхода англоязычной версии каталога современной архитектуры. Выставка состоит из восьми шелковых павильонов-кибиток, дальним предком которых, вероятно, надо считать уличные рекламные тумбы. На поверхности «кибиток» напечатаны картинки хрестоматийных построек и проектов за период, начинающийся с 1917 г. и по настоящее время, а в ткани прорезаны отверстия для мониторов, непрерывно чередующих интервью известных архитекторов современной Москвы и ролики с шедеврами российского модернизма. Все вместе сливается в нечленораздельное бормотание, однако если вплотную приблизиться к одному из мониторов, то можно послушать, что там говорят.

Выставка ЦСА (дизайн которой сделан Евгением Корнеевым) становится удачной пространственной паузой посреди «Зодчества» и позволяет немного отдохнуть душой и телом от «шапкозакидательсвта» региональных стендов, одновременно отмечая собой начало собственно архитектурной части выставки. Она удачно предваряет конкурсную экспозицию – стенды построек и проектов, претендующих на «хрустального Дедала» и другие награды.

Среди построек в этом году произошли ощутимые перемены. Если в прошлом году известные московские архитекторы почти что в полном составе проигнорировали конкурс «Зодчества», так, что кроме реставраторов, жюри не нашло других достойных претендентов на «Дедала», то в на этот раз ситуация изменилась. Среди реализаций очень много известных имен и знакомых зданий. Два дома Алексея Бавыкина – обошедший все профессиональные журналы дом с тополями в Брюсовом переулке и не менее известный дом «ВДНХ» на Сельскохозяйственной, новый градостроительный акцент московского Проспекта Мира. Два дома Сергея Киселева, собравшие за прошедший год почти что рекордное количество разных премий: пестрая башня «Авангард» и многоликий стильный «Эрмитаж-плаза». Здесь же – элегантные стеклянные «носы» домов Андрея Воронцова, гигантские ансамбли мастерской Андрея Бокова, скромный и красивый кирпично-стеклянный дом «Stella maris» Евгения Герасимова на Крестовском острове. После относительно долгого перерыва «Зодчество» почтил своим вниманием главный самый убежденный классицист Москвы Михаил Филиппов, выставив «Римский дом», также уже описанный во всех возможных архитектурных журналах. Словом, хотя и не все, но многие знаменитости вспомнили о фестивале и почтили его своим участием – что надо признать безусловным успехом организаторов. Даже не участвующий в конкурсе Александр Скокан нашел нужным оформить собственный стенд в разделе «Мастерские».

Помимо знаменитостей, на выставке модно найти и небольшие, но интересные вещи – например, стоящее среди поля на окраине Нижнего Новгорода удивительно спокойное и «западное» офисное здание Ольги Добротиной, или нарочито пестрый и кустарный (может быть, даже немного слишком) «Псковский дом».

Но «Зодчество» не было бы «Зодчеством», если бы «звездная» компания не была разбавлена разной другой архитектурой. На этот раз нам решили показать, например, чемоданистую библиотеку МГУ – новость почти что двухлетней давности. Выставка щедро разбавлена среднестатистическими жилыми комплексами, с ряды которых почему-то затесались какие-то деревянные бани и даже коттеджи, резко сбивающие масштаб экспозиции.

Два совершенно отдельных жанра, для которых давно пора создать отдельные номинации – это храмовая архитектура и реставрация. Архитектура большинства храмов, увы, все еще претендует на лишь на «золотую малину», вероятно, их авторы твердо уверены в том, что приверженность традиции избавляет их от назойливой необходимости проявлять художественный вкус. Хотя и в этой группе время от времени появляются более или менее заметные сооружения – например, церковь Елизаветы в Хабаровске – старательная и детальная компиляция из элементов XVI и XVII в.; до эклектики XIX в., конечно, еще далековато, но некоторая степень приближения уже достигнута.

Научные реставрации – действительно заслуживающий большого внимания раздел выставки. Надо сказать, что они участвуют в «Зодчестве» постоянно, но только в прошлом году одна из реставрационных работ удостоилась главной премии. Воодушевившись, реставраторы принесли много проектов «первой» величины, причем это касается и уровня памятников и качества реставрации. Среди реализаций выставлены: недавно воспетый в прессе «Пашков дом», и собор Покрова на Рву (более известный как храм Василия Блаженного), а среди проектов – один, но очень интересный, если не сказать – уникальный, объект – исследования и проект реставрации Грановитой палаты новгородского Кремля, единственный по-настоящему готический памятник в истории русской архитектуры.

Раздел Проекты отличается от построек примерно так, как будущее отличается от прошлого. Прошлое неплохо известно, пестрит (на сей раз) известными именами, с ним все более или менее понятно. Проекты, показанные на «Зодчестве», по-видимому, призваны показать, что нас ждет в скором будущем. Если это предположение верно, то в прошлом у нас постройки, а в будущем – сплошное градостроительство. Актуализируется план центра Москвы, а также Обнинска, Геленджика, нижегородского Городца и некоторых других мест.
Проекты отдельных зданий тоже отличаются пестротой и размахом, они то изламываются, то изгибаются, то, опять же, расползаются на целый квартал. Сравнивая «постройки» и «проекты» понимаешь, что в недалеком будущем архитекторы и строители собираются развернуться с ощутимо большим размахом, чем прежде – налицо ощутимый даже эмоционально поступательный размах. Никита Явейн, в частности, предполагает застроить площадь Ладожского вокзала пятью башнями высотой около 30 этажей, утверждая при этом, что они не испортят силуэт города, так как из собственные силуэты сужаются кверху. Михаил Хазанов планирует построить рядом с его же зданием Административно-общественного центра Московской области еще одно здание, раза в три повыше первого. А в Кремле Нижнего Новгорода среди старых классицистических зданий предполагают поострить большой круглый двор с колоннами – дом правительства области. Среди проектов зданий, правда, тоже иногда попадаются небольшие и изящные.  Несколько из них принадлежит мастерской А. Гинзбурга, несколько – мастерской А’Лен из Петербурга.

Последним акцентом «Зодчества», размещенным на этот раз в конце зала ближе к сцене, служит выставка детских проектов, из года в год «вытягивавшая» прошлые экспозиции фестиваля. Сделанные детьми макеты ничем не хуже, если не сказать – лучше «взрослых», а степень фантазийности показанной в них архитектуры время от времени перекликается с тем, что выставлено на «серьезной» экспозиции проектов, однако детские проекты местами историчнее, а их замысел – сложнее. Словом, детское творчество опять на высоте – и в переносном смысле, и в буквальном – макеты расставили на покрытых красным сукном террасах, поднимающихся от центральной аллеи к стенам Манежа.

В этом году выставка, безусловно удалась лучше, чем в предыдущем – и пространство яснее, и участие именитых людей многого стоит. Правда, «Зодчеству» никогда, вероятно, не избавиться от пестроты и избыточности материала, стремящегося охватить все стороны нашей разнообразной родины. Кроме того, общероссийская архитектурная выставка отражает происходящие в стране процессы: на этот раз безусловным лидером был Сочи и иже с ним курорты Краснодарского края – они «просочились» повсюду – начиная с возросших региональных стендов южных земель, и заканчивая конкурсными проектами, среди которых с неизбежностью исторической закономерности много чего оказалось посвященным югу – надо же готовиться к Олимпийским инвестициям.

Стенд Санкт-Петербурга, на котором в виде дорогих макетов и стекла и чего-то блестящего золотом показаны многие знаковые проекты города, в том числе сделанные иностранными «звездами»
Выставка современной архитектуры Китая
Выставка «Новая Москва», организованная ЦСА
Центральная конкурсная экспозиция – традиционно тесноватая, Посторойки и Проекты, претендующие на «Хрустального Дедала»
Церковь Елизаветы с Хабаровске - пример старательно сделанной эклектики начала XXI века
Причудливо-кустарный «Псковский дом»
Грановитая палата Новгородского кремля. Исследования и проект реставрации. Г. Евдокимов, Е. Рузаева, Д. Яковлев
Никита Явейн. Проект застройки площади Ладожского вокзала
Проект Михаила Хазанова, который должен разместиться рядом с Административно-общественным центром Московской области
Проекты петербургской группы А'Лен
Экспозиция детского творчества


19 Октября 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.

Сейчас на главной

Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.