Критика капитала изнутри

Выступая на Второй московской архитектурной биеннале, Питер Айзенман не стал перечислять свои достижения, а вместо этого раскритиковал господствующее ныне архитектурное направление, назвав его «поздним стилем», и представил слушателям свою текущую теоретическую позицию, не лишенную изрядной доли левизны.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

31 Мая 2010
mainImg
Знаменитый архитектор, один из главных теоретиков архитектуры современности приехал в Москву по приглашению журнала AD. Это его первый визит в Россию, и он посетовал на то, что слишком долго собирался сюда, а также на то, что среди его студентов (он всю жизнь активно преподает) совсем нет россиян. При этом он признался в большом интересе к русскому архитектурному авангарду и похвастался, что обладает крупнейшим частным собранием советских журналов и книг по архитектуре 1920-1930-х годов: прочесть он их не может, так как не знает русского языка, но его вдохновляют опубликованные там чертежи проектов.

Эти слова — вероятно, обязательная для любого гостя дань уважения хозяевам — стали единственной нейтральной частью выступления Айзенмана. Все остальное удивляло, озадачивало или же вызывало сильный эмоциональный отклик — что выражалось в постоянных взрывах аплодисментов. Скорее всего, оратор на это и рассчитывал: как он признался, в своей педагогической практике он задает студентам вопросы, а не «учит» их в прямом смысле слова, и в Россию он приехал в первую очередь как преподаватель. В отличие от обычного содержания лекций знаменитых архитекторов — рассказа о новых или ключевых своих работах (которые, как правило, аудитория и так хорошо себе представляет) — он начал свою лекцию с теоретической части, посвященной взаимоотношениям капитала и архитектуры, и влиянию этих отношений на стиль. Этот текст по духу больше напоминал статью для специального журнала, чем устный доклад, и Айзенман зачитывал его медленно, почти диктуя. Но даже неспешность его речи не помогла переводчикам на русский успешно справиться со своей задачей, что в итоге привело к тому, что архитектор сжалился над ними и раньше, чем планировал, перешел к «иллюстративной» части. Однако, даже в таком сокращенном и незаконченном виде его теоретическая позиция вызвала много вопросов (к чему он сам, скорее всего, и стремился).

Для Питера Айзенмана привычно рассматривать архитектуру как критику того или иного понятия или явления, в данном же случае он противопоставил ее дизайну (не уточнив, впрочем, имеется ли в виду собственно дизайн или же проектирование в целом) — «слуге» капитала, сделав отсюда вывод, что архитектура по своей сути есть критика капитала. При этом досталось и вечному «противнику» архитектора — постмодернизму: оказалось, что это направление особенно нацелено на обслуживание капитала, и, так как дизайн и капитал распространяются синхронно, вместе они проникли в Россию (вероятно, Айзенман имел в виду 1990-е годы).

От этих отвлеченных «левых» рассуждений архитектор перешел к стилевым вопросам: это предполагалось самим названием его лекции — «Поздний стиль», что является отсылкой к труду Теодора Адорно. Модернизм как авангардный разрыв с традицией, считает Айзенман, не соответствует современной культурной ситуации. Точнее, для возникновения такого же революционного «нового модернизма» сейчас нет условий (а архитектура всегда реагирует на изменения в культуре), поэтому характерное для раннего модернизма формальное единство сменилось теперь разнообразием «позднего стиля»: бесконечными экспериментами с формой, ее многослойностью и нестабильностью, появлением «параметрического экспрессионизма». Произведения «позднего стиля» существуют сами для себя, не отражая текущий момент, хотя им же порождены (!). Они, в отличие от работ модернизма, зависящих от существующих условий (что и привело их к упомянутому выше краху, если следовать логике Айзенмана), не переводят дух времени — Zeitgeist — в архитектурную форму и отрицают потенциал авангарда. Подобная закрытость и отрыв от действительности, как считает архитектор, выгодны их главному заказчику — капиталу. В качестве образцовых представителей «позднего стиля» и, соответственно, своих идейных противников Питер Айзенман назвал Фрэнка Гери и Заху Хадид. Это несколько удивляет, так как их скорее можно причислить к его товарищам по лагерю деконструктивистов, и с их проектами у его собственных творений гораздо больше общих черт, чем различий.

Порассуждав о теории, Питер Айзенман обратился к практике, представив публике только один свой проект, зато самый новый и крупный: ансамбль «Города культуры Галисии» в Сантьяго-де-Компостела, находящийся сейчас на стадии реализации. Этот безусловно впечатляющий комплекс из шести зданий общей площадью 93 тыс. м2 должен создать в городе, известном в первую очередь как паломнический центр, «синдром Бильбао» и привлечь туда туристов со всего мира. Если даже проигнорировать призрак капитала, встающий над этим проектом (как в аспекте его сверхзадачи — зарабатывания денег, так и в аспекте воплощения: это сооружение было бы невозможно возвести без вложения частных средств, в частности, финансовой группы Caixa), остается открытым формальный вопрос. Воплощая свой оставшийся неизменным с 1970-х годов творческий метод — «изъятия» объема здания из поверхности земли — Айзенман превратил «Город культуры Галисии» в вариацию на тему холмистой местности, где расположен Сантьяго-де-Компостела. Очертания отдельных построек и их частей, а также пересекающие их снаружи и внутри декоративные полосы подчинены сетке топографических и топологических линий, а также линиям средневековых дорог (в том числе, и троп пилигримов), пролегающих на этом участке, и обычной прямоугольной сетке. Такую сложную систему формообразования архитектор смело противопоставляет работам коллег: выходит, что у него получается «настоящая» архитектура — критика капитала, а они и им подобные вдохновляются смятыми в комок листами бумаги (эта достойная ярого противника современной архитектуры принца Чарльза метафора, прямо скажем, не делает Айзенману чести), хотя, к примеру, Заха Хадид часто выводит свои проекты из сложных математических выкладок, что кажется ни чем не хуже его собственных методов. Также эти представители «позднего стиля», якобы, играют на руку капиталистам, хотя сложно вообразить себе реализацию на государственные средства и, тем более, в социалистической стране его далеких от функциональности (это качество Питер Айзенман давно назвал одним из ключевых принципов деконструктивизма вообще и своего творчества в частности) и потому весьма дорогих проектов: так, в том же «Городе культуры» «ложные» каменные крыши построек скрывают под собой настоящие перекрытия, чтобы их плавные очертания не были испорчены вентиляционными выходами и другими техническими деталями, а все стеклянные панели фасада музейного корпуса имеют разную форму — хотя автор утверждает, что это вовсе не удорожило строительство, ему сложно поверить. Учитывая все вышесказанное, сложно не заметить значительного разрыва, пролегающего между теорией и практикой этого архитектора.

В финале своего выступления Айзенман ответил на вопросы аудитории, и в этот момент парадоксальность и противоречивость его высказываний, присутствовавшая изначально, возросла многократно. Приведя в пример свой «Город культуры», он назвал свои работы гуманистическими — ведь они сочетают в себе разные материалы и масштабы — одновременно отметив, что если зритель воспринимает его архитектуру как критику гуманизма, функциональности и других дорогих его сердцу ценностей, если она вызывает у него беспокойство, то это соответствует его замыслу: архитектура должна заставлять задуматься и вызывать вопросы. Также «психологическим» был его ответ на вопрос об учителях: он назвал троих из многих — Колина Роу, Манфредо Тафури и Жака Деррида — и добавил, что хороший учитель сам вручает ученику метафорический нож, которым тот в итоге должен убить его. Судя по тому, что все трое к концу своей жизни перестали общаться с Айзенманом, вероятно, все произошло, как должно было, заключил архитектор с удовлетворением.

При этом Айзенман ограничился весьма туманными и тривиальными заявлениями относительно самой архитектуры: она должна быть «в сердце» в отличие от технических приемов, которым место «в голове», а для того, чтобы стать хорошим архитектором в масштабе своей страны, надо изучать историю национальной архитектуры (неожиданно слышать это от представителя деконструктивизма, возможно, наименее национального из всех архитектурных направлений), но самый главный вопрос, по мнению Питера Айзенмана, это «что есть архитектура» — не ответив на него самому себе, нельзя стать архитектором, но беспокоится не о чем: это дело времени, ведь мало кому удается сделать это, не достигнув возраста 40–50 лет. Также, говоря о важности теории, о приоритетной роли идеи в творчестве, он все же перечислил архитекторов (и по совместительству теоретиков), кем восхищается: Андреа Палладио, Николя Леду, Ле Корбюзье, Роберта Вентури и Рема Колхаса.

Во время выступления Питер Айзенман назвал себя «архитектором из космоса» и признался, что даже соотечественники нередко его не понимают. Надо признать, что в московской лекции этот «инопланетный» пафос проявился особенно сильно, придав его рассуждениям почти «нечеловеческий» аспект. Местами приближаясь по степени многозначительной запутанности к речениям гуру, его слова требуют толкования — и даже не одного, а нескольких (по возможности, противоречащих друг другу). Что заставляет заподозрить: а не пришел ли знаменитый теоретик, критик постмодернизма и идеолог деконструктивизма к стадии своего собственного «позднего стиля», к тому моменту, когда свет истины виден только ему одному, и никак не возможно объяснить окружающим, в какую сторону следует идти, чтобы преодолеть очередной архитектурно-стилевой кризис — то ли прямо, то ли налево…
zooming
Питер Айзенман
Питер Айзенман
Питер Айзенман
zooming
Питер Айзенман и Евгения Микулина, главный редактор журнала AD
zooming
Питер Айзенман и Евгения Микулина, главный редактор журнала AD
zooming
Город культуры Галисии. © Paisajes Espanoles. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
zooming
Город культуры Галисии. © Paisajes Espanoles. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
zooming
Город культуры Галисии. © Paisajes Espanoles. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
zooming
Город культуры Галисии. © Paisajes Espanoles. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
zooming
Город культуры Галисии. Вид с юго-востока. Слева направо: архив, библиотека, музей (на заднем плане), центр наследия. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
zooming
Город культуры Галисии
zooming
Город культуры Галисии
zooming
Город культуры Галисии. Национальный архив. Фото © Manuel Gonzales Vicente. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
zooming
Город культуры Галисии. Национальный архив. Фото © Manuel Gonzales Vicente. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
Город культуры Галисии. Национальный архив. Фото © Manuel Gonzales Vicente. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
zooming
Город культуры Галисии. Национальный архив. Фото © Manuel Gonzales Vicente. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
zooming
Город культуры Галисии. Национальный архив. Фото © Manuel Gonzales Vicente. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
zooming
Город культуры Галисии. Национальный архив. Фото © Manuel Gonzales Vicente. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia

31 Мая 2010

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
Формируя культурную среду
Каждый год тысячи Домов культуры по всей России перестают функционировать, сносятся или перепрофилируются. Единичные примеры успешных реконструкций не могут изменить тенденцию. Без комплексного подхода к модернизации ДК, учитывающего новые запросы общества, их будущее остается под вопросом. О существующей практике развития ДК и поисках новых решений говорили участники конференции «Новые форматы культурных центров», проведенной в рамках фестиваля «Зодчество» командой проекта «Идентичность в типовом».
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
Пресса: Снос и предложение
После запуска всевозможных программ сноса старого жилого фонда и бума элитного строительства в центре Москвы у нас в стране появился интерес к тому, чем застроены городские окраины и целые города-сателлиты: к спальным районам и хрущевкам.
Пресса: По направлению к урбанизму
Прошедшая в конце мая – начале июня в ЦДХ Вторая Биеннале архитектуры, тема которой была сформулирована куратором Б.Голдхорном - «Перестройка. Модернизация города», фактически удостоверила полную и окончательную легитимацию урбанизма в наших пенатах...
Пресса: Урок архитектурного мастерства от Питера Айзенмана
Сегодня завершает свою работу Московская архитектурная биеннале. Напомним, в этот раз ее лозунгом и главной темой стала «Перестройка». Участникам было предложено не изобретать формы будущего, а поработать над ошибками прошлого. Жюри конкурса «Наша новая школа» возглавил американец Питер Айзенман...
Пресса: Время модернизации городов
Тему прошедшей на днях в Москве архитектурной биеннале «Перестройка. Модернизация городов» можно назвать для России вечной. Фронт работ по трансформации городов, благоустройству дворов и реконструкции зданий в стране просто необъятный.
Пресса: Дома, как белые слоны. Каким будет город будущего -...
В Москве в Центральном доме художника прошли вторая столичная биеннале архитектуры и ежегодная выставка "Арх Москва". Главным вопросом, который обсуждали архитекторы со всего мира, стал "Город будущего".
Пресса: Архитекторы вернулись к перестройке
Как показывает открывшаяся в Центральном доме художника (ЦДХ) Вторая Московская биеннале архитектуры, главное в городах не строительство, а переустройство. Или перестройка. Так что именно это слово, имеющее для нас с 1985 года особый смысл, и стало главной темой выставки.
«Перестройка» против кризиса
30 мая в Центральном доме художника закончила свою работу XV Международная архитектурная выставка «Арх Москва». Стартовавшая одновременно с ней Вторая московская международная биеннале архитектуры продолжится до 8 июня. Правда, ее итоги тоже уже подведены – в минувшую субботу в ЦДХ состоялась торжественная церемония награждения авторов лучших экспозиций. На этой церемонии был назван новый архитектора года – жюри присудило почетное переходящее звание Владимиру Плоткину.
Критика капитала изнутри
Выступая на Второй московской архитектурной биеннале, Питер Айзенман не стал перечислять свои достижения, а вместо этого раскритиковал господствующее ныне архитектурное направление, назвав его «поздним стилем», и представил слушателям свою текущую теоретическую позицию, не лишенную изрядной доли левизны.
Модернизация – это по-русски?
Помимо экспозиций и кураторских проектов, Вторая Московская биеннале архитектуры предложила развернутую программу дискуссий и выступлений. Лекции и презентации не только стали хорошим дополнением к посланию, адресованному куратором Бартом Голдхоорном современным российским архитекторам, но и во многом прояснили его содержание.
Доктрина для Перми
Планы по переустройству Перми стали ядром экспозиции Второй московской биеннале архитектуры: на втором этаже ЦДХ расположилась пространная выставка результатов работы зарубежных и российских архитекторов. В день открытия биеннале состоялась презентация этой экспозиции и специального выпуска журнала Проект Россия, посвященного Перми, а также лекция Кеса Кристиансе, главы бюро KCAP, разработавшего мастер-план развития города.
Уплотнение города неизбежно
27 мая в пространстве Института «Стрелка», открывшегося для посетителей три дня назад, состоялся «Завтрак архитектора», проведенный в рамках Второй московской биеннале архитектуры при поддержке компании Grohe.
Пресса: Планы реконструкции Парижа, Москвы, Перми
Вторая биеннале архитектуры открывается сегодня в Центральном Доме художника. Главная тема выставки - "Перестройка". Всего на ней будет показано более 40 проектов из 14 стран. По словам организаторов, "в ЦДХ покажут, как реконструировать, трансформировать или возрождать старые здания, уплотнять и изменять существующую городскую среду, не строя новых городов".
Сбитый масштаб
Экспозиция «Модернизация модернизма» Второй Московской архитектурной биеннале посвящена реконструкции жилых, общественных и промышленных построек 2-й половины 20 века. Она входит в число основных проектов биеннале и, как все они, включает в себя целую серию небольших выставок в разных частях ЦДХ, отразивших разные аспекты ее основной темы.
Международное по уровню, российское по содержанию
В центре Москвы открылся Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». Его первая образовательная программа была разработана в сотрудничестве с Ремом Колхасом, и знаменитый архитектор сам представил ее российской публике.
Перестройка-2010: где-то между будущим и реальностью
26 мая в Центральном доме художника начала свою работу XV Международная выставка архитектуры и дизайна «Арх Москва». В этом году она во второй раз становится частью Московской архитектурной биеннале, а ее главной темой стала «Перестройка».
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Победа пополам
Конкурс на концепцию развития центральной части Саратова завершился победой сразу двух участников. Показываем проекты победителей и рассказываем, чем конкретно займется каждый из них.