Критика капитала изнутри

Выступая на Второй московской архитектурной биеннале, Питер Айзенман не стал перечислять свои достижения, а вместо этого раскритиковал господствующее ныне архитектурное направление, назвав его «поздним стилем», и представил слушателям свою текущую теоретическую позицию, не лишенную изрядной доли левизны.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

31 Мая 2010
mainImg
0 Знаменитый архитектор, один из главных теоретиков архитектуры современности приехал в Москву по приглашению журнала AD. Это его первый визит в Россию, и он посетовал на то, что слишком долго собирался сюда, а также на то, что среди его студентов (он всю жизнь активно преподает) совсем нет россиян. При этом он признался в большом интересе к русскому архитектурному авангарду и похвастался, что обладает крупнейшим частным собранием советских журналов и книг по архитектуре 1920-1930-х годов: прочесть он их не может, так как не знает русского языка, но его вдохновляют опубликованные там чертежи проектов.

Эти слова — вероятно, обязательная для любого гостя дань уважения хозяевам — стали единственной нейтральной частью выступления Айзенмана. Все остальное удивляло, озадачивало или же вызывало сильный эмоциональный отклик — что выражалось в постоянных взрывах аплодисментов. Скорее всего, оратор на это и рассчитывал: как он признался, в своей педагогической практике он задает студентам вопросы, а не «учит» их в прямом смысле слова, и в Россию он приехал в первую очередь как преподаватель. В отличие от обычного содержания лекций знаменитых архитекторов — рассказа о новых или ключевых своих работах (которые, как правило, аудитория и так хорошо себе представляет) — он начал свою лекцию с теоретической части, посвященной взаимоотношениям капитала и архитектуры, и влиянию этих отношений на стиль. Этот текст по духу больше напоминал статью для специального журнала, чем устный доклад, и Айзенман зачитывал его медленно, почти диктуя. Но даже неспешность его речи не помогла переводчикам на русский успешно справиться со своей задачей, что в итоге привело к тому, что архитектор сжалился над ними и раньше, чем планировал, перешел к «иллюстративной» части. Однако, даже в таком сокращенном и незаконченном виде его теоретическая позиция вызвала много вопросов (к чему он сам, скорее всего, и стремился).

Для Питера Айзенмана привычно рассматривать архитектуру как критику того или иного понятия или явления, в данном же случае он противопоставил ее дизайну (не уточнив, впрочем, имеется ли в виду собственно дизайн или же проектирование в целом) — «слуге» капитала, сделав отсюда вывод, что архитектура по своей сути есть критика капитала. При этом досталось и вечному «противнику» архитектора — постмодернизму: оказалось, что это направление особенно нацелено на обслуживание капитала, и, так как дизайн и капитал распространяются синхронно, вместе они проникли в Россию (вероятно, Айзенман имел в виду 1990-е годы).

От этих отвлеченных «левых» рассуждений архитектор перешел к стилевым вопросам: это предполагалось самим названием его лекции — «Поздний стиль», что является отсылкой к труду Теодора Адорно. Модернизм как авангардный разрыв с традицией, считает Айзенман, не соответствует современной культурной ситуации. Точнее, для возникновения такого же революционного «нового модернизма» сейчас нет условий (а архитектура всегда реагирует на изменения в культуре), поэтому характерное для раннего модернизма формальное единство сменилось теперь разнообразием «позднего стиля»: бесконечными экспериментами с формой, ее многослойностью и нестабильностью, появлением «параметрического экспрессионизма». Произведения «позднего стиля» существуют сами для себя, не отражая текущий момент, хотя им же порождены (!). Они, в отличие от работ модернизма, зависящих от существующих условий (что и привело их к упомянутому выше краху, если следовать логике Айзенмана), не переводят дух времени — Zeitgeist — в архитектурную форму и отрицают потенциал авангарда. Подобная закрытость и отрыв от действительности, как считает архитектор, выгодны их главному заказчику — капиталу. В качестве образцовых представителей «позднего стиля» и, соответственно, своих идейных противников Питер Айзенман назвал Фрэнка Гери и Заху Хадид. Это несколько удивляет, так как их скорее можно причислить к его товарищам по лагерю деконструктивистов, и с их проектами у его собственных творений гораздо больше общих черт, чем различий.

Порассуждав о теории, Питер Айзенман обратился к практике, представив публике только один свой проект, зато самый новый и крупный: ансамбль «Города культуры Галисии» в Сантьяго-де-Компостела, находящийся сейчас на стадии реализации. Этот безусловно впечатляющий комплекс из шести зданий общей площадью 93 тыс. м2 должен создать в городе, известном в первую очередь как паломнический центр, «синдром Бильбао» и привлечь туда туристов со всего мира. Если даже проигнорировать призрак капитала, встающий над этим проектом (как в аспекте его сверхзадачи — зарабатывания денег, так и в аспекте воплощения: это сооружение было бы невозможно возвести без вложения частных средств, в частности, финансовой группы Caixa), остается открытым формальный вопрос. Воплощая свой оставшийся неизменным с 1970-х годов творческий метод — «изъятия» объема здания из поверхности земли — Айзенман превратил «Город культуры Галисии» в вариацию на тему холмистой местности, где расположен Сантьяго-де-Компостела. Очертания отдельных построек и их частей, а также пересекающие их снаружи и внутри декоративные полосы подчинены сетке топографических и топологических линий, а также линиям средневековых дорог (в том числе, и троп пилигримов), пролегающих на этом участке, и обычной прямоугольной сетке. Такую сложную систему формообразования архитектор смело противопоставляет работам коллег: выходит, что у него получается «настоящая» архитектура — критика капитала, а они и им подобные вдохновляются смятыми в комок листами бумаги (эта достойная ярого противника современной архитектуры принца Чарльза метафора, прямо скажем, не делает Айзенману чести), хотя, к примеру, Заха Хадид часто выводит свои проекты из сложных математических выкладок, что кажется ни чем не хуже его собственных методов. Также эти представители «позднего стиля», якобы, играют на руку капиталистам, хотя сложно вообразить себе реализацию на государственные средства и, тем более, в социалистической стране его далеких от функциональности (это качество Питер Айзенман давно назвал одним из ключевых принципов деконструктивизма вообще и своего творчества в частности) и потому весьма дорогих проектов: так, в том же «Городе культуры» «ложные» каменные крыши построек скрывают под собой настоящие перекрытия, чтобы их плавные очертания не были испорчены вентиляционными выходами и другими техническими деталями, а все стеклянные панели фасада музейного корпуса имеют разную форму — хотя автор утверждает, что это вовсе не удорожило строительство, ему сложно поверить. Учитывая все вышесказанное, сложно не заметить значительного разрыва, пролегающего между теорией и практикой этого архитектора.

В финале своего выступления Айзенман ответил на вопросы аудитории, и в этот момент парадоксальность и противоречивость его высказываний, присутствовавшая изначально, возросла многократно. Приведя в пример свой «Город культуры», он назвал свои работы гуманистическими — ведь они сочетают в себе разные материалы и масштабы — одновременно отметив, что если зритель воспринимает его архитектуру как критику гуманизма, функциональности и других дорогих его сердцу ценностей, если она вызывает у него беспокойство, то это соответствует его замыслу: архитектура должна заставлять задуматься и вызывать вопросы. Также «психологическим» был его ответ на вопрос об учителях: он назвал троих из многих — Колина Роу, Манфредо Тафури и Жака Деррида — и добавил, что хороший учитель сам вручает ученику метафорический нож, которым тот в итоге должен убить его. Судя по тому, что все трое к концу своей жизни перестали общаться с Айзенманом, вероятно, все произошло, как должно было, заключил архитектор с удовлетворением.

При этом Айзенман ограничился весьма туманными и тривиальными заявлениями относительно самой архитектуры: она должна быть «в сердце» в отличие от технических приемов, которым место «в голове», а для того, чтобы стать хорошим архитектором в масштабе своей страны, надо изучать историю национальной архитектуры (неожиданно слышать это от представителя деконструктивизма, возможно, наименее национального из всех архитектурных направлений), но самый главный вопрос, по мнению Питера Айзенмана, это «что есть архитектура» — не ответив на него самому себе, нельзя стать архитектором, но беспокоится не о чем: это дело времени, ведь мало кому удается сделать это, не достигнув возраста 40–50 лет. Также, говоря о важности теории, о приоритетной роли идеи в творчестве, он все же перечислил архитекторов (и по совместительству теоретиков), кем восхищается: Андреа Палладио, Николя Леду, Ле Корбюзье, Роберта Вентури и Рема Колхаса.

Во время выступления Питер Айзенман назвал себя «архитектором из космоса» и признался, что даже соотечественники нередко его не понимают. Надо признать, что в московской лекции этот «инопланетный» пафос проявился особенно сильно, придав его рассуждениям почти «нечеловеческий» аспект. Местами приближаясь по степени многозначительной запутанности к речениям гуру, его слова требуют толкования — и даже не одного, а нескольких (по возможности, противоречащих друг другу). Что заставляет заподозрить: а не пришел ли знаменитый теоретик, критик постмодернизма и идеолог деконструктивизма к стадии своего собственного «позднего стиля», к тому моменту, когда свет истины виден только ему одному, и никак не возможно объяснить окружающим, в какую сторону следует идти, чтобы преодолеть очередной архитектурно-стилевой кризис — то ли прямо, то ли налево…
zooming
Питер Айзенман
Питер Айзенман
Питер Айзенман
zooming
Питер Айзенман и Евгения Микулина, главный редактор журнала AD
zooming
Питер Айзенман и Евгения Микулина, главный редактор журнала AD
zooming
Город культуры Галисии. © Paisajes Espanoles. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
zooming
Город культуры Галисии. © Paisajes Espanoles. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
zooming
Город культуры Галисии. © Paisajes Espanoles. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
zooming
Город культуры Галисии. © Paisajes Espanoles. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
zooming
Город культуры Галисии. Вид с юго-востока. Слева направо: архив, библиотека, музей (на заднем плане), центр наследия. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
zooming
Город культуры Галисии
zooming
Город культуры Галисии
zooming
Город культуры Галисии. Национальный архив. Фото © Manuel Gonzales Vicente. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
zooming
Город культуры Галисии. Национальный архив. Фото © Manuel Gonzales Vicente. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
Город культуры Галисии. Национальный архив. Фото © Manuel Gonzales Vicente. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
zooming
Город культуры Галисии. Национальный архив. Фото © Manuel Gonzales Vicente. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
zooming
Город культуры Галисии. Национальный архив. Фото © Manuel Gonzales Vicente. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia
zooming
Город культуры Галисии. Национальный архив. Фото © Manuel Gonzales Vicente. Courtesy Fundacion Cidade da Cultura de Galicia

31 Мая 2010

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Бегом по набережной
В июне в Самаре прошел пятый по счету фестиваль набережных «ВолгаФест». Впервые в его рамках был представлен проект «Резиденции волжских городов». Нижний Новгород, Ульяновск, Казань, Саратов получили свое архитектурное, художественной и медийное воплощение прямо на самарской набережной.
Формула Шухова
Выставка «Шухов. Формула архитектуры» до ноября проходит в нижегородском «Арсенале». Экспозиция – производная от одноименной выставки, показанной в Музее архитектуры имени А. В. Щусева два года назад. Куратор Марк Акопян назвал ее продолжением исследовательского проекта. И, действительно, самым разным зрителям есть над чем подумать и что исследовать в залах «Арсенала».
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Архсовет Москвы–70
Архсовет единодушно одобрил проект реконструкции гостиницы «Варшава» на Калужской площади, а обсуждение превратилось в деликатную дискуссию о подходах к градостроительным приоритетам: должно ли здание работать «на городской ансамбль», или решать локальные задачи в рамках заданного участка. Ответ – нельзя сказать, чтобы однозначный, прозвучали предложения создать на этом месте более заметный и высокий акцент, но были отклонены.
Кома парка
В субботу в «Арт-усадьбе Веретьево» открылся парк, спроектированный Александром Бродским. Это самый большой арт-объект автора – 7 га, и его первый ленд-арт-объект. Его сопровождает коллекция книг, подобранных Анной Наринской, коллекция смыслов, предложенных Григорием Ревзиным, и музыкальный перформанс. Предлагаем рассматривать парк как синтетическое произведение современного искусства, наделенное, в то же время, практической функцией.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Павильон готов
Сегодня биеннале архитектуры в Венеции открывается для посетителей. Публикуем фотографии павильона России в Джардини, любезно предоставленные организаторами его реконструкции.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Верх деликатности
Музей архитектуры объявил о планах по реставрации дома Мельникова. Проектом реставрации займется Наринэ Тютчева и АБ «Рождественка», Группа ЛСР финансирует работу как меценат, не вмешиваясь в процесс. Похоже, в Москве, где недавно отреставрирован дом Наркомфина, намечается еще один образцовый пример работы с памятником авангарда. Рассматриваем подробности и вспоминаем историю.
Другой Вхутемас
В московском Музее архитектуры имени А. В. Щусева открыта выставка к столетию Вхутемаса: кураторы предлагают посмотреть на его архитектурный факультет как на собрание педагогов разнообразных взглядов, не ограничиваясь только авангардными направлениями.
Пресса: Снос и предложение
После запуска всевозможных программ сноса старого жилого фонда и бума элитного строительства в центре Москвы у нас в стране появился интерес к тому, чем застроены городские окраины и целые города-сателлиты: к спальным районам и хрущевкам.
Пресса: По направлению к урбанизму
Прошедшая в конце мая – начале июня в ЦДХ Вторая Биеннале архитектуры, тема которой была сформулирована куратором Б.Голдхорном - «Перестройка. Модернизация города», фактически удостоверила полную и окончательную легитимацию урбанизма в наших пенатах...
Пресса: Урок архитектурного мастерства от Питера Айзенмана
Сегодня завершает свою работу Московская архитектурная биеннале. Напомним, в этот раз ее лозунгом и главной темой стала «Перестройка». Участникам было предложено не изобретать формы будущего, а поработать над ошибками прошлого. Жюри конкурса «Наша новая школа» возглавил американец Питер Айзенман...
Пресса: Время модернизации городов
Тему прошедшей на днях в Москве архитектурной биеннале «Перестройка. Модернизация городов» можно назвать для России вечной. Фронт работ по трансформации городов, благоустройству дворов и реконструкции зданий в стране просто необъятный.
Пресса: Дома, как белые слоны. Каким будет город будущего -...
В Москве в Центральном доме художника прошли вторая столичная биеннале архитектуры и ежегодная выставка "Арх Москва". Главным вопросом, который обсуждали архитекторы со всего мира, стал "Город будущего".
Пресса: Архитекторы вернулись к перестройке
Как показывает открывшаяся в Центральном доме художника (ЦДХ) Вторая Московская биеннале архитектуры, главное в городах не строительство, а переустройство. Или перестройка. Так что именно это слово, имеющее для нас с 1985 года особый смысл, и стало главной темой выставки.
«Перестройка» против кризиса
30 мая в Центральном доме художника закончила свою работу XV Международная архитектурная выставка «Арх Москва». Стартовавшая одновременно с ней Вторая московская международная биеннале архитектуры продолжится до 8 июня. Правда, ее итоги тоже уже подведены – в минувшую субботу в ЦДХ состоялась торжественная церемония награждения авторов лучших экспозиций. На этой церемонии был назван новый архитектора года – жюри присудило почетное переходящее звание Владимиру Плоткину.
Критика капитала изнутри
Выступая на Второй московской архитектурной биеннале, Питер Айзенман не стал перечислять свои достижения, а вместо этого раскритиковал господствующее ныне архитектурное направление, назвав его «поздним стилем», и представил слушателям свою текущую теоретическую позицию, не лишенную изрядной доли левизны.
Модернизация – это по-русски?
Помимо экспозиций и кураторских проектов, Вторая Московская биеннале архитектуры предложила развернутую программу дискуссий и выступлений. Лекции и презентации не только стали хорошим дополнением к посланию, адресованному куратором Бартом Голдхоорном современным российским архитекторам, но и во многом прояснили его содержание.
Доктрина для Перми
Планы по переустройству Перми стали ядром экспозиции Второй московской биеннале архитектуры: на втором этаже ЦДХ расположилась пространная выставка результатов работы зарубежных и российских архитекторов. В день открытия биеннале состоялась презентация этой экспозиции и специального выпуска журнала Проект Россия, посвященного Перми, а также лекция Кеса Кристиансе, главы бюро KCAP, разработавшего мастер-план развития города.
Уплотнение города неизбежно
27 мая в пространстве Института «Стрелка», открывшегося для посетителей три дня назад, состоялся «Завтрак архитектора», проведенный в рамках Второй московской биеннале архитектуры при поддержке компании Grohe.
Пресса: Планы реконструкции Парижа, Москвы, Перми
Вторая биеннале архитектуры открывается сегодня в Центральном Доме художника. Главная тема выставки - "Перестройка". Всего на ней будет показано более 40 проектов из 14 стран. По словам организаторов, "в ЦДХ покажут, как реконструировать, трансформировать или возрождать старые здания, уплотнять и изменять существующую городскую среду, не строя новых городов".
Сбитый масштаб
Экспозиция «Модернизация модернизма» Второй Московской архитектурной биеннале посвящена реконструкции жилых, общественных и промышленных построек 2-й половины 20 века. Она входит в число основных проектов биеннале и, как все они, включает в себя целую серию небольших выставок в разных частях ЦДХ, отразивших разные аспекты ее основной темы.
Международное по уровню, российское по содержанию
В центре Москвы открылся Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». Его первая образовательная программа была разработана в сотрудничестве с Ремом Колхасом, и знаменитый архитектор сам представил ее российской публике.
Перестройка-2010: где-то между будущим и реальностью
26 мая в Центральном доме художника начала свою работу XV Международная выставка архитектуры и дизайна «Арх Москва». В этом году она во второй раз становится частью Московской архитектурной биеннале, а ее главной темой стала «Перестройка».
Технологии и материалы
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
Сейчас на главной
Игра в архетипы
Бюро ОСА предложило Нур-Султану жилой комплекс, в котором брутальные башни соседствуют с высокоплотной квартальной застройкой. Рассказываем, как концепция встраивается в череду мега-проектов новой столицы Казахстана.
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.