Человек из шестидесятых

Лекция Моше Сафди, легендарного американо-канадо-израильского архитектора, автора экспериментального дома Habitat’67 в Монреале и мемориального музея Яд Вашем в Иерусалиме, приглашенного журналом AD, стала одним из главным событий фестиваля «Арх Москва Next!». Показывая свои новые работы, Моше Сафди убеждал аудиторию в том, что автомобили должны уйти из города, что мега-масштабные здания можно гуманизировать, что архитектура должна быть sustainable, green, но buildable.

mainImg
Архитектор:
Моше Сафди
Проект:
Мемориальный музей Холокоста Яд ва-Шем
Израиль, Иерусалим

2005
Отель Marina Bay Sands
Сингапур

2006 / 2006 — 6.2010
0

Многие люди каждый год с нетерпением ждут фестиваль «Арх Москва» не для того, чтобы посмотреть экспозицию, а чтобы воочию увидеть «звездных» архитекторов, приглашенных прочесть лекции в Москве. Для «Арх Москвы» это уже стало традицией. Том Мейн, Заха Хадид, Доминик Перро, Хани Рашид, Уильям Олсоп – это неполный список знаменитостей, которых успела увидеть московская архитектурная публика за последние несколько лет. Организацией многих «звездных» лекций «Арх Москва» обязана журналу AD (Architectural Digest). Как правило среди многих лекций есть одна знаменитость, и ее привозит AD. Так случилось и на этот раз.

Моше Сафди в Москве. Фотографии Ю. Тарабариной

Правда, надо признать, что хотя имя Моше Сафди известно профессионалам, среди «звезд» он как правило не числится. Он не из этого ряда. Так что на вопрос, «что построил Моше Сафди?», некоторые люди, даже некоторые архитекторы отвечали с испуганным видом: «кто-кто?»… Вероятно, именно поэтому, а не только из-за долгожданной теплой погоды, на лекции Моше Сафди в ЦДХ не было обычной давки и ажиотажа. Впрочем, он все-таки был полон.

Главный редактор журнала AD Евгения Микулина в своем коротком вступлении к лекции назвала Моше Сафди легендой мировой архитектуры. Это правда, и это очень чувствовалось на лекции. Спокойный старец, почти без юмора, без эпатажа, разве что с легкой долей гордости показывал свои постройки. В основном новые, но как-то было сложно поверить в то, что со времени его первых работ прошло сорок лет. Время над ним не властно, спустя почти полвека он продолжает проповедовать простые истины: что автомобиль это плохо, что зелени должно быть много, что архитектор должен учитывать культурный контекст страны, в которой он строит. Правда, для 1960-х эти ценности были очень свежи, а теперь они перешли в разряд вечных (хотя и не менее популярных). Вечные ценности, вечные формы – современные постройки Моше Сафди можно по незнанию отнести к семидесятым. Архитектор, действительно, верен себе – как справедливо сказала Евгения Микулина.

Вообще говоря, Моше Сафди знаменит благодаря одному зданию, экспериментальному проекту под названием Хабитат'67. Это был первый жилой дом, собранный из блоков, изготовленных заводским способом (prefabricated – одна из современных технологий строительства, которая и сейчас считается экономичной и передовой). Дом похож на гору (особенно издали он напоминает пещерные города), собранную из маленьких домиков, многие из которых снабжены собственными «висячими» садами.

Вышло так, что Хабитат, самое знаменитое здание Сафди – было первой постройкой архитектора и воплотило основные тезисы его магистерской диссертации. Хабитат построили в 1967 году и поначалу он был павильоном всемирной выставки в Монреале; одновременно в нем жили гости выставки. Сейчас этот жилой комплекс охраняется государством как памятник архитектуры. Хотя не всем проектам Сафди настолько же повезло – в Сингапуре жилые дома, построенные по принципу Хабитата, в 2006 году было решено разобрать за нерентабельность. Тогда архитектор сказал, что «совершенно убит» этой новостью. Впрочем, на выставке он об этом не говорил.

Habitat'67

Сафди, напротив, продемонстрировал свою современную версию Хабитата – значительно крупнее первой. Это тоже нагромождение, собранное из домиков (модулей) и садиков, но если первый Хабитат выглядел как хаотичная гора, то новый – подчинен фрактальной геометрической схеме. Здесь, по-видимому, при увеличении включается принцип муравейника: маленький муравейник это просто горка иголок, а большой – система, в которой можно разглядеть идеальную геометрию.

Моше Сафди показывает средневековое изображение Иерусалима, cargo maximus (главная улица) которого стала основой для градостроительного решения проекта Сафди в Сингапуре


По словам самого Моше Сафди, новая версия Хабитата отличается от старой, во-первых, ориентацией на дешевизну жилья, во-вторых, в нем должно быть еще больше природы. Новый вариант Хабитата пока существует в виде проекта и выставки, которая курсирует по миру, актуализируя старые-новые ценности. Ценности находят отклик: те, кто был на венецианской биеннале, могли отметить изобилие похожих на Хабитат «зеленых» проектов – гигантских домов-гор, усаженных травой, деревьями и лианами.

zooming
Марина Бэй Сэндз, Сингапур

Так что Сафди продолжает развивать и успешно пропагандировать идеи своей молодости. А идеи эти сейчас настолько популярны, что даже и не верится, что им сорок лет и больше. Увлечение архитектора теорией на этом не заканчивается. В 1998 году он выпустил книгу под названием «Город после автомобиля». Сафди считает, что автомобиль это негуманно, но при этом оговаривается – надо же как-то передвигаться с места на место – видимо, нужны какие-то авто общего пользования, которые можно было бы вызвать, чтобы они доставили вас в нужное место…
По убеждению Сафди, все крупные шаги в архитектуре происходили с появлением нового типа транспорта. А сейчас мы должны переосмыслить соотношение между разными видами транспорта. Если эта концепция будет принята, то удастся на две трети сократить автомобильный парк города и на две трети площадь паркингов, освободив ее для общественных парков. Моше Сафди предвидит, что через 50 лет его концепция будет работать и ни капельки в этом не сомневается.

zooming
Марина Бэй Сэндз, Сингапур

Как архитектор-теоретик, Сафди построил показ своих работ вокруг тезисов общего плана. И начал лекцию с изложения парадоксов современной архитектуры. По его убеждению, архитектура сейчас чувствует себя хорошо, как никогда. Все определяется правом на свободу творчества: можно пользоваться любыми приемами, любыми методами, чтобы достигнуть максимального самовыражения. Это – считает Сафди – происходит потому, что 25 лет назад архитектура приняла рыночную концепцию бренда. Рынок – говорит архитектор, сейчас определяет все и самовыражение тоже продается. Но Сафди убежден, что это неправильно. Чтобы проиллюстрировать свою позицию, Сафди процитировал одного мексиканского философа: «Рынок слеп и глух. Он не знает литературы, он не знает, как делать правильный выбор. У него нет идеологии, у него нет идеи, он хорошо знает цены, но не знает ценности».

zooming
Марина Бэй Сэндз, Сингапур. Оккулюс и льющаяся из него вода


Показывая фотографии Пекина и Шанхая, Сафди прокомментировал их так: еще тридцать лет назад в них не было ни одного высотного здания – а теперь от тех городов ничего не осталось, они уничтожены… Чем спровоцировал вопрос из зала – а что, в таком случае, он думает о происходящем с Москвой? Ответ был двойственным: вы тут, конечно, многое испортили, но никогда не поздно все изменить, так как население растет и города растут постоянно. Да и потом, добавил Сафди, Москва проблемный город, но ведь не один такой проблемный!

Марина Бэй Сэндз, Сингапур. Модель формы Музея искусств

Итак, архитектура, по Сафди, должна быть 'sustainable' и 'green'. Кто сейчас с этим не согласится? Все только и говорят, что про sustainability. Словом, она должна быть экологичной и экономной. С другой стороны, говорит Сафди, архитектура материальна и зависима от ресурсов, поэтому она должна быть 'buildable'. То есть ее должно быть возможно построить. Сафди категорически против «капризов» в архитектуре – здесь он процитировал своего учителя Луиса Кана, что архитектура должна отвечать своей функции. Ведь там будут жить люди. Так что форма не должна быть «капризной».
Несложно заметить, что эта позиция против идеологии «звезд», архитектура которых построена на аттракционе, капризах и нацелена на то, чтобы манипулировать рынком посредством бренда.
Известной позиции звезд Сафди противопоставляет экологию и антиглобализм, стараясь в каждой стране строить что-то адекватное ее культуре. Правда, здесь нас поджидает очередной парадокс – антиглобалист Сафди строит по всему миру, эколог Сафди увлечен мега-масштабами и не скрывает этого (по собственным словам архитектора, его главная задача – гуманизация мегамасштабных проектов), а здания контекстуалиста Сафди в разных странах, с одной стороны, местами действительно насыщены историко-культурным месседжем, но все-таки очень уж похожи между собой. Хотя не исключено, что это еще один принцип – не изменять ни себе, ни контексту.

Публичная библиотека в Солт-Лейк-Сити

Успешный архитектор-практик Сафди, показывая свои работы аудитории, объединил их крупными тезисами. Первым тезисом стал убранизм. Здесь Сафди изобрел два принципа – об одном из них, принципе Хабитата, мы уже сказали. Второй воплотился в проекте Марины Бэй Сэндз для Сингапура. Это циклопический комплекс на океанской набережной. По словам Сафди, в этом проекте он попытался создать новый район города, не повторив ошибок европейского и американского градостроительства, сформулировав принцип «подлинно современного урбанистического развития».

zooming
Публичная библиотека в Солт-Лейк-Сити, рисунок

Для реализации этой амбициозной задачи архитектор обратился… к плану средневекового Иерусалима, а точнее, к его главной артерии cargo maximus – торговой улице (такие были не только в Иерусалиме, но во многих древних городах), вокруг которой, как вокруг артерии, собрана городская жизнь. Вдоль артерии – набережной, выстроены три огромные и одинаковые гостиницы. В верхней части они объединены столь же гигантской лепешкой, которую сложно даже назвать эксплуатируемой кровлей – настолько это масштабно, настоящий висячий сад на циклопической высоте. Честно говоря, чем-то похоже на Дубаи. Но должно повсеместно быть засажено растениями – всякими: деревьями, лианами. В перспективе трех близнецов – скульптурное здание Музея искусств, форма которого вырезана из различных частей сферы, похожих на арбузные корки, положенные в миску друг на друга. В центре открытый оккулюс, через который в дождь льется вода. Сафди рассказал, что он не впервые использовал такой прием, позволяющий, по его словам, открыть здание природе – в иерусалимском аэропорту Бен Гурион, построенном по проекту архитектора, есть такое же отверстие, в хороший дождь через него проливается 8 галонов воды.
Сингапурский проект, рассказал Сафди, строится, несмотря на кризис. Сейчас здания доведены до 41 этажа.

Публичная библиотека в Солт-Лейк-Сити, интерьер

Другую темы Сафди заявил как «Общественное место в городе» и показал библиотеку в Солт-Лейк-Сити. Это библиотека XXI века – в ней днем и ночью проходят какие-нибудь мероприятия, по стенам лазают скалолазы, здание насыщено кафе, магазинами, крытыми и закрытыми пространствами для концертов, а на крышу ведет гигантский изогнутый пандус. Когда заказчики попросили Сафди показать, кто и когда захочет карабкаться вверх по такой длинной дороге, он показал им туристов на Великой китайской стене. Таким образом в американском городе появился намек на китайский контекст.
Для экономного использования электроэнергии прозрачность стен здания продумана так, чтобы зимой способствовать проникновению солнца и сохранять тепло, а летом затенять помещения и делать их более прохладными. Библиотека работает три года и благодаря ее появлению общественная жизнь в центре города полностью изменилась. Здесь постоянно устраиваются фестивали, праздники, выставки.

zooming
Музей «Хрустальные мосты»

Музей американского искусства "Хрустальные мосты" в штате Арканзас располагается  в природном окружении на берегу реки. Моше Сафди предложил сделать с помощью плотин два небольших озера, которые бы примыкали к зданию музея. По словам архитектора, важно было полностью открыть помещения дневному свету и создать ощущение органичного восприятия и экспозиции музея, и природы.

zooming
Музей Яд Вашем. Мемориал детей Холокоста

Третья тема – памяти и символизма, кажется у Сафди одной из самых сильных.
Один из самых известных проектов архитектора – Мемориальный музей Холокоста Яд Вашем в Иерусалиме, в который входят Музей памяти погибших детей и перестройка старого здания музея 1950-х годов. Музей памяти погибших в Холокосте детей изначально должен был показывать объекты, но Моше Сафди предложил другое прочтение. Основное помещение музея – темный зал, где горит только одна свеча, и непрерывно звучат имена погибших детей. Свеча гаснет и снова загорает как символ реинкарнации душ. Вначале, в 1974 году, этот замысел, как рассказал архитектор, не был принят из опасения, что огни будут похожи на дискотеку и настроят посетителей на неправильный лад. Однако через десять лет после этого один богатый человек, переживший Холокост, просто выдал ему чек на строительство. Так появился этот музей, один из самых известных музеев жертв Холокоста в мире.

zooming
Мемориал детей, музей Яд Вашем

Побывав в этом музее, премьер-министр индийской провинции Пенджаб пригласил Моше Сафди построить мемориальный музей сикхов. Место для мемориала было выбрано рядом с главной святыней сикхов – Золотым дворцом – и недалеко от Чандигарха Ле Корбюзье. В качестве идеи архитектор взял древний город Раджастан. В долине архитектор устроил пруд, на одном берегу которого построен музей, на другом – библиотека, а между собой они соединены мостом. Все здания очень простых геометрических форм, все из местного желтоватого песчаника, почти без окон и похожи на местные скалы, буквально «вырастают» из них. Комплекс откроется в ноябре 2009, но уже сейчас – говорит архитектор, сикхи воспринимают его как памятник своему народу. По словам Сафди, высшей наградой для него стал случай  Нью-Йорке, когда таксист-сикх узнал его и не взял с него денег.

zooming
Вход в Мемориальный музей Яд Вашем

Возвращаясь к музею Яд Вашем, Моше Сафди рассказал о концепции перестройки здания пятидесятых годов. Ее не заказали Сафди напрямую, хотя он и построил раньше мемориал детей, а пригласили архитектора на конкурс, который он выиграл у многих известных архитекторов. Под новый музей был отведен холм. Архитектор на стал его срывать, и не стал строить не холме, а устроил внутри холма туннель, не разрушив, таким образом, естественного ландшафта. Вход в музей находится с одной стороны холма, а выход – с другой. В сам холм врезано тело музея – длинный треугольный туннель с верхним светом, постепенно угасающим и возникающим вновь. По словам Моше Сафди, концептуально уход под землю связан с погружением в историю, а посещение этого музея – это процесс очищения и трансформации. Когда же посетитель выходит на поверхность, у него возникает символическое ощущение возвращения к свету.

zooming
Музей Кхальса, Пенджаб

Ближе к концу лекции Сафди показал еще одно свое здание – институт Мира, задуманный в Вашингтоне как антитеза Пентагону, строительство которого начато в 2008 году. Основное тело здания – крупная сетка белых клеток с округлым ризалитом посередине, вероятно, призвано напоминать Белый дом. Но главная гордость автора – похожая на парус кровля, собранная из фрагментов сферы.

Музей Яд Вашем. Эскиз

Архитектор закончил свою лекцию лирическим отступлением. Он показал кость от голубиного плеча, паутину и раковину наутилуса в разрезе – идеально красивые, по убеждению Сафди, природные формы. Сразу вспомнились книги про архитектурную бионику, которые издавались к нас в восьмидесятые, а «у них» – еще раньше. Для современной архитектуры это очень знакомый прием, разошедшийся по всем учебникам – в поисках формы обратиться не к истории, а к природе. Только в течение последних десяти лет архитекторы отыскивают в природе случайные, произвольные формы, изгибы червяков, а лет двадцать назад и раньше искали формы идеальные, геометрические. Ближайших родственников круга, спирали, сфере – всему тому, что активно использует Моше Сафли в своих проектах. Легко заметить, что его выбор природных идеалов – раковина, паутина – больше по части строгой геометрии, обнаружив которую в естественных условиях, мы обычно ахаем – надо же, простая пчела, а как точно строит! Это формы, актуальные 20-30 лет назад, а не те, которые отыскивают в природе многие «звезды». Части сфер, дуг, кругов – словом, форм простых и лаконичных, напоминающих об Оскаре Нимейере. Они не похожи на недавно модную криволинейность. Впрочем, нелинейная архитектура, что очевидно, стала всем надоедать – а простые «вечные» истины экологии, этики, экономии, возможно, станут путем выхода из кризиса. Во всяком случае, последние полгода все только об этом и говорят. Но всем, кто говорит, веришь – а Моше Сафди принес эти истины как настоящий аксакал и первоисточник своих идей. Может быть, лекция архитектора, который пронес свои принципы сорокалетней давности сквозь пост- и неомодернизм, сейчас окажется более чем своевременной. Потому что он верен себе и исключительно устойчив.

zooming
Музей Яд Вашем. www.arcspace.com
zooming
Музей Яд Вашем
Музей Мира в Вашингтоне
zooming
Музей Мира в Вашингтоне
zooming
Центр театральных искусств в Канзас-сити
zooming
Центр театральных искусств в Канзас-сити
Архитектор:
Моше Сафди
Проект:
Мемориальный музей Холокоста Яд ва-Шем
Израиль, Иерусалим

2005
Отель Marina Bay Sands
Сингапур

2006 / 2006 — 6.2010

31 Мая 2009

Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Анна Герасименко, Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Градсовет Петербурга 26.04.2022
Градсовет обсудил два масштабных проекта северной столицы: застройку второй половины намыва Васильевского острова жилыми кварталами и перенос основной части Санкт-Петербургского государственного университета в город Пушкин.
Сцена и графика
Или графика на сцене. В театре Мастерская Петра Фоменко открылась выставка акварелей и рисунков Сергея Кузнецова. Небольшой фоторепортаж.
Первая легальная
Руководство Винзавода и Москомархитектуры открыли выставку граффити на бетонной железнодорожной стене при Курском вокзале. По словам организаторов, это первый опыт легального граффити в городском пространстве Москвы. Он интересным образом соседствует с нелегальными надписями напротив.
Архсовет Москвы – 74
Проект ЖК на территории ПВСВ, построенной по проекту архитекторов мастерской Весниных, тесно соседствует с известным «Домом-Самолетом», но сохранных памятников конструктивизма на его территории немного. Авторы – АБ ЦЛП, – уделили много внимания памяти о конструктивистском прошлом места, так же как и парку. Но главной темой обсуждения совета стала проницаемость территории в будущем хотя бы для транзитного прохода.
Сгорание
В воскресенье в Никола-Ленивце сожгли объект молодого архитектора Екатерины Поляковой, Вавилонскую башню. Решение о том, чтобы не отменять готовое действо, было принято не без труда; согласно заявлению организаторов, Масленица 2022 года – не праздник, а невеселое художественное высказывание, призыв к прощению и примирению.
Стирание
В четверг (или в среду?) в Анфиладе Музея архитектуры открылась выставка Валерия Кошлякова Domus Maxima. Открытие началось с обсуждения возможности открывать выставку в кризисные времена вообще – но сама живопись, пожалуй, дает ответ на этот вопрос. Выставка очень красивая, ее даже можно понять как вариант истории архитектурной культуры, увиденной через призму личного взгляда художника.
Суметь посметь
Выставка в галерее «Беляево» объединяет советское и современное монументальное искусство – и стрит-арт, поднимая тему их сходств и отличий, в которых, если подумать, не все так просто, как кажется.
Ценность подлинности
Музей Третьяковых в 1-м Голутвином переулке – пример нестандартного подхода к формированию экспозиции там, где невозможна мемориальная обстановка дома-музея. Другая особенность – проект реставрации вырос из дизайна экспозиции, и оба нацелены на демонстрацию подлинности и акцентирование аутентичности. Такое сращение экспозиции и проекта реставрации возможно только при очень последовательной работе от идеи к воплощению. Показываем, рассказываем, беседуем с автором проекта Наринэ Тютчевой.
Градсовет Петербурга 26.01.2022
Парадокс с сохранением дореволюционной застройки, Покрас Лампас и правило брандмауэра: эксперты повторно рассмотрели проекты санатория в Репино и гостиницы на Уральской улице.
Путь Цоя
Planet 9 создали дизайн для выставки «Путь героя», которая открыта сейчас с Манеже. Пластическое и пространственное решение, интерпретируя историю жизни и творчества Виктора Цоя, выстраивает собственный, очень активный комментарий.
Грани Вестника
В ЦДА открылась юбилейная выставка старейшего из современных архитектурных изданий, выстраивающего связи между «Архитектурой СССР» и постсоветской профессиональной журналистикой, также как и между теорией и историей архитектуры. В сухом остатке – мы находимся где-то рядом с точкой сингулярности.
Горизонт Венеции
В Музее архитектуры открыта выставка панорам Венеции от XV до XX века. В наше время она приобретает неожиданный привкус ностальгии по городу, который теперь не так просто посетить.
Архсовет Москвы – 73
Архсовет поддержал проект здания ресторанного комплекса на Тверском бульваре рядом с бывшей Некрасовской библиотекой, высоко оценив архитектурное решение, но рекомендовав расширить тротуары и, если это будет возможно, добавить открытых галерей со стороны улиц. Отдельно обсудили рекламные конструкции, которые Сергей Чобан предложил резко ограничить.
Градсовет Петербурга 14.01.2022
На днях состоялся первый после смены председателя КГА и главного архитектора Петербурга градостроительный совет. На нем рассматривались: доработанный вариант реконструкции «Фрунзенской», жилой комлпекс на месте «Ленэкспо» и очередная LEGENDA Евгения Герасимова. Также были представлены новые лица в составе совета.
Архсовет Москвы – 72
Концепцию развития территории бывшего завода «Красный богатырь», разработанную Buromoscow и включающую идеи сохранения пяти исторических зданий без статуса ОКН, Архсовет Москвы поддержал, выразив надежду на превращение будущего комплекса площадью 473 000 м2 в часть нового линейного центра, формирующегося на северо-востоке города вдоль Яузы; эксперты также предложили повысить высоту части башен не до 100 метров, в больше.
Осознание Москвы
Выставка «Москва: проектирование будущего» в Музее Москвы рассказывает историю города – в том числе управления им и его утопических проектов наравне с реальными генпланами – в очень наглядной и популярной форме. Прямо-таки формирует сознание.
Маленькое нефтяное подсознание
«Музей подсознания Москвы» Павла Пепперштейна и Сони Стереостырски, дополненный виртуальрной реальностью от Immerse Lab и спектаклем Дмитрия Мелкина «Солярис», представляет подсознание российской столицы как Нефтяриса, нефтяного океана, генерирующего образы, созвучные шаблонному мышлению. Нейросеть Алиса в другой части выставки шепчет про кроссовки.
Скажи мне, птица
Выставку «Вещественные доказательства» архитектора-художника Александра Бродского можно посмотреть в Гоголь-Центре до 23 января, а благоустроенное им же фойе театра, к которому приурочена выставка, – и после. Это часть проекта «Гоголь-арт», который курирует Евгения Гершкович. Представленные «улики» развивают тему, давно представленную в творчестве Бродского, но выставку и амфитеатры, как мы считаем, надо воспринимать целостно, как тонкую работу с пространством Гоголь-центра.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Пресса: Моше Сафди: «Кто ищет истину — обрящет красоту; кто...
В субботу, 30 мая, на выставке «АрхМосква» с лекцией «Город и человек: масштаб, природа, контекст» выступил Моше Сафди. Архитектор иерусалимского еврейского квартала, музея «Яд Вашем», человек, разработавший немало генпланов в самых разных городах планеты, приехал по приглашению журнала Architectural Digest.
Пресса: Грамматика стены
В ЦДХ на Крымском валу 27 мая открылась главная ежегодная архитектурная выставка "Арх-Москва". Гостем выставки по приглашению журнала AD стал архитектор Моше Сафди — человек, построивший сегодняшний Иерусалим. О Моше Сафди — Григорий Ревзин.
Технологии и материалы
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Связь сквозь века
Новый бизнес-центр органично интегрирован в историческую застройку московского переулка благодаря фасадам, облицованным HPL-панелями Fundermax с фактурой натуральной неокрашенной древесины. Наличники окон, разработанные по историческим эскизам из различных регионов России, дополнили образ старинного особняка.
Плитка в городе
Рассказываем, какую роль тротуарная плитка способна играть в создании комфортной городской среды.
Ценности культуры
У международной команды EQUITONE есть повод для гордости: за последние годы продукция компании использовалась в строительстве более двадцати знаковых объектов культуры по всему миру.
Сейчас на главной
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Уйти в книги
Издательство «Поляндрия» открыло представительство на первом этаже романтического доходного дома в центре Москвы. Пространство Letters, наполненное авторской мебелью, светом и музыкой, совмещает книжную лавку и кофейню.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Смена образа мыслей
Премией Мис ван дер Роэ – главной архитектурной наградой Евросоюза отмечен корпус Кингстонского университета в Лондоне бюро Grafton. Как работу молодых архитекторов при этом наградили жилищный кооператив La Borda в Барселоне мастерской Lacol.
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Место памяти
Первое место в конкурсе на концепцию развития парка Победы в Мурманске занял консорциум Мастерской Лызлова и бюро Свобода. Рассказываем об итогах конкурса и публикуем проекты пяти финалистов.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Река и фабрика
Благоустройство набережной возвращает Клязьме, некогда питавшей крупную мануфактуру Орехово-Зуево, важную роль, но на этот раз общественную: теперь отдыхать у реки, заниматься спортом или любоваться видами можно даже во время паводков.
Игра на повышение
Концепция жилого комплекса в Самаре от T+T Architects: новая доминанта в городском ландшафте, вид на Жигулевские горы и VR-технологии.
Градсовет Петербурга 26.04.2022
Градсовет обсудил два масштабных проекта северной столицы: застройку второй половины намыва Васильевского острова жилыми кварталами и перенос основной части Санкт-Петербургского государственного университета в город Пушкин.
Озерный город
Максим Атаянц спроектировал крупный жилой комплекс на озере Черном в городе Кургане. Его каналы напоминают о «Городе набережных», а колокольня на острове призвана перекликаться с калязинской.
Неизвестная Грузия
Ресторан сети «Хачапури и вино» на Трубной улице с мозаикой из пионерского лагеря, яркими коврами на фоне бетона и винтажной мебелью в сочетании с мелкой плиткой.
Сосновый принт
Штаб-квартира энергетической компании ST International и её арт-пространство SONGEUN в Сеуле по проекту Herzog & de Meuron.