Лабиринт Минотавра

Над крышей дома звезды, а под – светильники-табуреты. Фестиваль «Под крышей дома» открылся в Доме на Брестской, 6.

Автор текста:
Ольга Орлова

02 Апреля 2006
mainImg
Те, кто добирался на фестиваль на метро, читали на потолке станции «Маяковская» цитату классика «чтобы каждый день над крышами зажигалась хотя бы одна звезда». Эту фразу кураторы конкурентной фестивалю «Под крышей дома» «АрхМосквы» в этом году сделали программной. Несколько лет назад журналисты устроили соревнование «кто кого» между этими фестивалями по критерию звездности приглашенного состава. Когда-то, пригласив Карима Рашида, выиграл фестиваль на Брестской. В этом году «АрхМосква» дает три очка вперед: Том Мейн, Дэвид Кук и Питер Айзенман. Заявленная в качестве события фестиваля «Под крышей дома» итальянка из кассового Турина Федерика Патти, как сказано, в пресс-релизе «пока мало известна в профессиональном мире, но молода и очень талантлива». Когда сюда привозят уже сфабрикованные звездной индустрией Запада имена – это еще более менее понятно, хотя в последнее время и это «западопоклонство» вызывает протесты отечественного бомонда.  Но вот что понять вообще невозможно: зачем устраивать местную раскрутку западного молодняка, чем фестиваль «Под крышей дома», кажется, даже гордится, отмечая, что некогда уже стал «хорошим трамплином» для итальянца (опять итальянца?) Франческо Луккезе. Когда на пресс-конференции у организаторов фестиваля спросили, собираются ли они как-то поддерживать российскую архитектурную молодежь, заместитель председателя патронирующей фестиваль Москомархитектуры Андрей Грин сказал, что уже поддерживают – победителей конкурса в рамках фестиваля принимают в Союз московских архитекторов без «специальной процедуры». Интересно, что он при этом имел в виду? Юрий Григорян в эфире радио «Маяк» когда-то рассказывал, как их с Павлом Иванчиковым принимали в СМА – посмотрели принесенные ими проекты и спросили: «А где ваше творчество?». «Вот наше творчество», – ответили архитекторы, показывая на проекты. «Нет, – сказали им, – где ваше настоящее творчество – живопись?» Если это и есть та самая «специальная процедура», то конкурсные экспоненты фестиваля, к ее прохождению и на самом деле оказались заведомо готовы.

Вот бюро «Рождественка» представило живописный интерьер магазина, правда, воспользовалась не своей живописью, а Рубенса. Обилие дородных обнаженных телес на потолке и стенах магазина, вероятно, должно провоцировать покупателей на закупку большего количества одежды. Опять же к живописи Рубенса прибегла, создавая интерьер «Флорентийские мотивы», Studia Practica. Даже картины, кажется, выбраны те же. Так что казалось, в небольшом выставочном зальчике запахло плагиатом – настолько интерьеры были похожи. Почему-то все  в оформлении интерьеров напирали на ретро обнаженных тел. Вот и дизайнеры из проектного бюро «Мосштаб» расставили по вестибюлям ресторана «Cipollino» Ев работы разных мастеров позднего Средневековья. Творческая мастерская «Артель» тоже что-то выдернула из живописного наследия Средневековья для украшения стен ресторана «Premier», но фигуры уже были целомудренно одеты. К теме обнаженной натуры в скульптурном варианте обратился творческий союз Тихонов&Вибе в серии предметов быта «Эротика комфорта». Отойдя от эротики и прочих способов презентации человека, живописное искусство представили в своих интерьерах ребята из A-Stil, изобразив на панелях частного дома скривленные крыши какого-то бюргерского городка. А архитектурное бюро Тимура Башкаева расписало пролет диспетчерского пункта Управления энергосистемами Северо-Запада Санкт-Петербурга какой-то абстрактной водяной искрой, не понятно, то ли это символ перехода северной столицы на экологичные электростанции, работающие на инерции воды, то ли авторы еще на что намекали. Михаил Филлипов не стал микшировать разные виды искусств, представив отдельно («котлеты отдельно, мухи отдельно») изысканную графику проектов интерьера и их воплощение в виде очень красивой и подробной квартиры в Москве. Кроме, живописи и графики была, как уже отмечалось, представлена скульптура: в качестве барельефов – в работах архитектурной мастерской Натальи Саврасовой, и как оскульптуренные в духе Сальвадора Дали колонны в интерьерах бюро «Архитектура, Технология и Сервис». К фото-искусству обратились Андрей Горожанкин и Юрий Рынтовт, создавая при помощи фото-обой и прозрачных панелей с фото режущих небо веток очень лиричное по настроению «Кафе Апрель». А также бюро «Архиграф» –  в интерьере танцпола и галерея авторской мебели «АМ дизайн», которая разместила при входе на экспозицию пугающее фото своего руководителя в золоченной гербоподобной раме.

Отдельно стоит сказать о мебели. По своим заявкам на глобальность она, казалось, хотела переплюнуть даже отреставрированный Манеж, также представленный на выставке. Вот Наташа Тамручи выставила проект «Бесконечный стол», правда посетили выставки, имея возможность похороводить вокруг его стоящего тут же, рядом со стендом концепции, воплощения, могли посозерцать и даже потрогать два конца этой бесконечности. А Владимир Бондаренко презентовал мебельную группу также с громким названием «Династия», казалось, сейчас будут троны, но нет: шкафчик, столик и два низеньких креслица. Особый интерес публики вызвал «Бешенный табурет» Василия Щетинина. Это светильник, который включался, тряс эксцентрично ножками и пугал проходящих мимо детей («Ма-а-ма!»). Как скопище протезов для могущего растерять конечности в этой бешеной пляске табурета смотрелась расположенная неподалеку лайт-инсталляция Ивана Шалмина: из темного потолка торчали светящиеся ножки табуретов, которые до этого соседства, возможно, еще никем и не осознавались в качестве ножек. Часто соседство ведет к рождению новых смыслов. Этим выставки и интересны. И наконец, парад мебели торжественно замыкали унитазы. На стенде «Отхожее место. Санузлу посвящается» группы «Архиграф» этот предмет сугубо личной гигиены подвергся публичной легитимизации посредством цитат из какого-то, судя по «ерам» и «ятям», дореволюционного автора. Вот такое вот возрождение отечественных традиций. Почему-то стенд «Отхожее место.» разместили рядом с отреставрированным Манежем.

Вообще создавалось такое ощущение, что хотя авторы экспозиции особо и не задавались проблемами ее концептуального структурирования, все на ней было как-то неслучайно, на уровне подсознания они рифмовали на соседних стенах кого-то с кем-то. Здесь мы проходим зону кислотного дизайна, где друг против друга размещены безумные («Cosmopolitan советует») интерьеры Елены Теплицкой и разрисованные маркерами-выделителями проекты и их расцвеченные цветными ширмами из стекла реализации офиса бюро «Арт-Бля». Здесь угол красно-стеклянно-металлических торговых интерьеров. Шикарный интерьер обувного магазина мастерской «Витрувий и сыновья» – длиннющий метрообразный коридор с эффектом засасывающей воронки, созданным при помощи стеклянных перепонок, фиксирующих продольные, сходящиеся в одну точку лопасти, которые по мере их сползания к полу становятся полками с обувью. А рядом –  тоже интерьер магазина, и даже, кажется из таких же материалов сооруженный, но из-за шапочек, кепочек и футболочек работы дизайнера уже не разобрать. Это уметь, наверно, надо спроектировать пространство так, чтобы и вместить продукцию и лица не потерять. Далее еще были зоны серо-черно-мрачного декаданса. Зона утрированной классики, причем странного разлива  – внутри высотки. Зона древесно-стеклянно-металлического с голубыми акцентами: Манеж почтенного авторского коллектива от главного патрона фестиваля и собственно Москомархитектуры Александра Кузьмина до величественной фигуры Михаила Посохина со всем «Моспроектом-2» вместе взятым и зал ожидания в терминале аэропорта «Домодедово» работы молодых архитекторов Сергея Крючкова, Алеси Черновой и Ильи Мукосея.

Добротных современных интерьеров было мало. Либо перепевы классики, либо не-пойми-что, потому что столько всего напичкано в пространство, что даже если какая-то идея и была, то затерялась, не найти, нету. Укротить стихии излюбленных московскими дизайнерами классики и подробности удалось только мастеру этого дела Михаилу Филиппову. При этом получилось не нарочито старинно, а очень даже современно. Просто видно, что хозяин – классического образования и вкусов: здесь и рояль, и стертые карты Америки, и роскошный глобус, и мальбертик. Чистыми и смелыми объемами из элитного темного дерева (пол-стены-потолок) с вкраплениями пролетов светлого металла выделялись интерьеры жилого дома на территории культового Клязьминского водохранилища архитектурной мастерской Тотана Кузембаева. Умение работать как в реставрации и адекватном воссоздании классических интерьеров (особняк на Вражском), так и в проектировании современных минималистичных пространств (интерьер «Модная точка») показала студия «Декора-С».  Гармоничное с зарядом общей довлеющей в помещении атмосферы и отдельными пространственными и декор-затеями «Кафе Апрель» выставили Андрей Горожанкин и Юрий Рынтовт.

Все это разнообразие – отличного и не совсем дизайна – размещено, надо сказать, было очень странно. Даже помимо уже указанного подсознательного (то по цвету, то по материалам, то по шоппинг-теме) принципа организации экспозиции. Конкурсные проекты – собственно интерьеры – были разбросаны по небольшим транзитным залам, а также на антресолях. Большой зал заняла разметанная по кругу ярмарка отделочных материалов.  А в центре этой, по крайней мере, по масштабам, главной экспозиции – омакеченный генплан Москвы, как Минотавр, пожирающей все преступное и прекрасное из отечественного дизайна. Кстати, логотип фестиваля «Под крышей дома», проходящего собственно в здании, принадлежащем Москомархитектуре – такая в плане с ломаными линиями-стенами завитушка, указывавшая посетителям выставки направление пути, – очень похожа на лабиринт. Такой вот лейбл лабиринта, в котором сидит Минотавр. 

Зона кислотного дизайна: план офиса бюро «Арт-Бля».
Зона шоппинг-дизайна: интерьер обувного магазина мастерская «Витрувий и сыновья».
Зона древесно-стеклянно-металлического с голубыми акцентами: Манеж (Александра Кузьмина и Ко) и зал ожидания в терминале аэропорта «Домодедово» (Сергей Крючков, Алеся Чернова и Илья Мукосей).
Лейбл лабиринта, в котором сидит Минотавр.
zooming
Cимвол фестиваля - Светильник-табурет


02 Апреля 2006

Автор текста:

Ольга Орлова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия (коллажа), отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. На сегодняшний день VitraHaus посетили 3,5 миллиона человек со всего мира. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.