Лабиринт Минотавра

Над крышей дома звезды, а под – светильники-табуреты. Фестиваль «Под крышей дома» открылся в Доме на Брестской, 6.

Автор текста:
Ольга Орлова

02 Апреля 2006
mainImg
Те, кто добирался на фестиваль на метро, читали на потолке станции «Маяковская» цитату классика «чтобы каждый день над крышами зажигалась хотя бы одна звезда». Эту фразу кураторы конкурентной фестивалю «Под крышей дома» «АрхМосквы» в этом году сделали программной. Несколько лет назад журналисты устроили соревнование «кто кого» между этими фестивалями по критерию звездности приглашенного состава. Когда-то, пригласив Карима Рашида, выиграл фестиваль на Брестской. В этом году «АрхМосква» дает три очка вперед: Том Мейн, Дэвид Кук и Питер Айзенман. Заявленная в качестве события фестиваля «Под крышей дома» итальянка из кассового Турина Федерика Патти, как сказано, в пресс-релизе «пока мало известна в профессиональном мире, но молода и очень талантлива». Когда сюда привозят уже сфабрикованные звездной индустрией Запада имена – это еще более менее понятно, хотя в последнее время и это «западопоклонство» вызывает протесты отечественного бомонда.  Но вот что понять вообще невозможно: зачем устраивать местную раскрутку западного молодняка, чем фестиваль «Под крышей дома», кажется, даже гордится, отмечая, что некогда уже стал «хорошим трамплином» для итальянца (опять итальянца?) Франческо Луккезе. Когда на пресс-конференции у организаторов фестиваля спросили, собираются ли они как-то поддерживать российскую архитектурную молодежь, заместитель председателя патронирующей фестиваль Москомархитектуры Андрей Грин сказал, что уже поддерживают – победителей конкурса в рамках фестиваля принимают в Союз московских архитекторов без «специальной процедуры». Интересно, что он при этом имел в виду? Юрий Григорян в эфире радио «Маяк» когда-то рассказывал, как их с Павлом Иванчиковым принимали в СМА – посмотрели принесенные ими проекты и спросили: «А где ваше творчество?». «Вот наше творчество», – ответили архитекторы, показывая на проекты. «Нет, – сказали им, – где ваше настоящее творчество – живопись?» Если это и есть та самая «специальная процедура», то конкурсные экспоненты фестиваля, к ее прохождению и на самом деле оказались заведомо готовы.

Вот бюро «Рождественка» представило живописный интерьер магазина, правда, воспользовалась не своей живописью, а Рубенса. Обилие дородных обнаженных телес на потолке и стенах магазина, вероятно, должно провоцировать покупателей на закупку большего количества одежды. Опять же к живописи Рубенса прибегла, создавая интерьер «Флорентийские мотивы», Studia Practica. Даже картины, кажется, выбраны те же. Так что казалось, в небольшом выставочном зальчике запахло плагиатом – настолько интерьеры были похожи. Почему-то все  в оформлении интерьеров напирали на ретро обнаженных тел. Вот и дизайнеры из проектного бюро «Мосштаб» расставили по вестибюлям ресторана «Cipollino» Ев работы разных мастеров позднего Средневековья. Творческая мастерская «Артель» тоже что-то выдернула из живописного наследия Средневековья для украшения стен ресторана «Premier», но фигуры уже были целомудренно одеты. К теме обнаженной натуры в скульптурном варианте обратился творческий союз Тихонов&Вибе в серии предметов быта «Эротика комфорта». Отойдя от эротики и прочих способов презентации человека, живописное искусство представили в своих интерьерах ребята из A-Stil, изобразив на панелях частного дома скривленные крыши какого-то бюргерского городка. А архитектурное бюро Тимура Башкаева расписало пролет диспетчерского пункта Управления энергосистемами Северо-Запада Санкт-Петербурга какой-то абстрактной водяной искрой, не понятно, то ли это символ перехода северной столицы на экологичные электростанции, работающие на инерции воды, то ли авторы еще на что намекали. Михаил Филлипов не стал микшировать разные виды искусств, представив отдельно («котлеты отдельно, мухи отдельно») изысканную графику проектов интерьера и их воплощение в виде очень красивой и подробной квартиры в Москве. Кроме, живописи и графики была, как уже отмечалось, представлена скульптура: в качестве барельефов – в работах архитектурной мастерской Натальи Саврасовой, и как оскульптуренные в духе Сальвадора Дали колонны в интерьерах бюро «Архитектура, Технология и Сервис». К фото-искусству обратились Андрей Горожанкин и Юрий Рынтовт, создавая при помощи фото-обой и прозрачных панелей с фото режущих небо веток очень лиричное по настроению «Кафе Апрель». А также бюро «Архиграф» –  в интерьере танцпола и галерея авторской мебели «АМ дизайн», которая разместила при входе на экспозицию пугающее фото своего руководителя в золоченной гербоподобной раме.

Отдельно стоит сказать о мебели. По своим заявкам на глобальность она, казалось, хотела переплюнуть даже отреставрированный Манеж, также представленный на выставке. Вот Наташа Тамручи выставила проект «Бесконечный стол», правда посетили выставки, имея возможность похороводить вокруг его стоящего тут же, рядом со стендом концепции, воплощения, могли посозерцать и даже потрогать два конца этой бесконечности. А Владимир Бондаренко презентовал мебельную группу также с громким названием «Династия», казалось, сейчас будут троны, но нет: шкафчик, столик и два низеньких креслица. Особый интерес публики вызвал «Бешенный табурет» Василия Щетинина. Это светильник, который включался, тряс эксцентрично ножками и пугал проходящих мимо детей («Ма-а-ма!»). Как скопище протезов для могущего растерять конечности в этой бешеной пляске табурета смотрелась расположенная неподалеку лайт-инсталляция Ивана Шалмина: из темного потолка торчали светящиеся ножки табуретов, которые до этого соседства, возможно, еще никем и не осознавались в качестве ножек. Часто соседство ведет к рождению новых смыслов. Этим выставки и интересны. И наконец, парад мебели торжественно замыкали унитазы. На стенде «Отхожее место. Санузлу посвящается» группы «Архиграф» этот предмет сугубо личной гигиены подвергся публичной легитимизации посредством цитат из какого-то, судя по «ерам» и «ятям», дореволюционного автора. Вот такое вот возрождение отечественных традиций. Почему-то стенд «Отхожее место.» разместили рядом с отреставрированным Манежем.

Вообще создавалось такое ощущение, что хотя авторы экспозиции особо и не задавались проблемами ее концептуального структурирования, все на ней было как-то неслучайно, на уровне подсознания они рифмовали на соседних стенах кого-то с кем-то. Здесь мы проходим зону кислотного дизайна, где друг против друга размещены безумные («Cosmopolitan советует») интерьеры Елены Теплицкой и разрисованные маркерами-выделителями проекты и их расцвеченные цветными ширмами из стекла реализации офиса бюро «Арт-Бля». Здесь угол красно-стеклянно-металлических торговых интерьеров. Шикарный интерьер обувного магазина мастерской «Витрувий и сыновья» – длиннющий метрообразный коридор с эффектом засасывающей воронки, созданным при помощи стеклянных перепонок, фиксирующих продольные, сходящиеся в одну точку лопасти, которые по мере их сползания к полу становятся полками с обувью. А рядом –  тоже интерьер магазина, и даже, кажется из таких же материалов сооруженный, но из-за шапочек, кепочек и футболочек работы дизайнера уже не разобрать. Это уметь, наверно, надо спроектировать пространство так, чтобы и вместить продукцию и лица не потерять. Далее еще были зоны серо-черно-мрачного декаданса. Зона утрированной классики, причем странного разлива  – внутри высотки. Зона древесно-стеклянно-металлического с голубыми акцентами: Манеж почтенного авторского коллектива от главного патрона фестиваля и собственно Москомархитектуры Александра Кузьмина до величественной фигуры Михаила Посохина со всем «Моспроектом-2» вместе взятым и зал ожидания в терминале аэропорта «Домодедово» работы молодых архитекторов Сергея Крючкова, Алеси Черновой и Ильи Мукосея.

Добротных современных интерьеров было мало. Либо перепевы классики, либо не-пойми-что, потому что столько всего напичкано в пространство, что даже если какая-то идея и была, то затерялась, не найти, нету. Укротить стихии излюбленных московскими дизайнерами классики и подробности удалось только мастеру этого дела Михаилу Филиппову. При этом получилось не нарочито старинно, а очень даже современно. Просто видно, что хозяин – классического образования и вкусов: здесь и рояль, и стертые карты Америки, и роскошный глобус, и мальбертик. Чистыми и смелыми объемами из элитного темного дерева (пол-стены-потолок) с вкраплениями пролетов светлого металла выделялись интерьеры жилого дома на территории культового Клязьминского водохранилища архитектурной мастерской Тотана Кузембаева. Умение работать как в реставрации и адекватном воссоздании классических интерьеров (особняк на Вражском), так и в проектировании современных минималистичных пространств (интерьер «Модная точка») показала студия «Декора-С».  Гармоничное с зарядом общей довлеющей в помещении атмосферы и отдельными пространственными и декор-затеями «Кафе Апрель» выставили Андрей Горожанкин и Юрий Рынтовт.

Все это разнообразие – отличного и не совсем дизайна – размещено, надо сказать, было очень странно. Даже помимо уже указанного подсознательного (то по цвету, то по материалам, то по шоппинг-теме) принципа организации экспозиции. Конкурсные проекты – собственно интерьеры – были разбросаны по небольшим транзитным залам, а также на антресолях. Большой зал заняла разметанная по кругу ярмарка отделочных материалов.  А в центре этой, по крайней мере, по масштабам, главной экспозиции – омакеченный генплан Москвы, как Минотавр, пожирающей все преступное и прекрасное из отечественного дизайна. Кстати, логотип фестиваля «Под крышей дома», проходящего собственно в здании, принадлежащем Москомархитектуре – такая в плане с ломаными линиями-стенами завитушка, указывавшая посетителям выставки направление пути, – очень похожа на лабиринт. Такой вот лейбл лабиринта, в котором сидит Минотавр. 

Зона кислотного дизайна: план офиса бюро «Арт-Бля».
Зона шоппинг-дизайна: интерьер обувного магазина мастерская «Витрувий и сыновья».
Зона древесно-стеклянно-металлического с голубыми акцентами: Манеж (Александра Кузьмина и Ко) и зал ожидания в терминале аэропорта «Домодедово» (Сергей Крючков, Алеся Чернова и Илья Мукосей).
Лейбл лабиринта, в котором сидит Минотавр.
zooming
Cимвол фестиваля - Светильник-табурет

02 Апреля 2006

Автор текста:

Ольга Орлова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Орбитальное расхождение
Ансамбль деревянной ротонды и овального моста, сооруженный Антоном Кочуркиным в ПКиО Выксы, напоминает схему планеты, сошедшей к орбиты на апогее, но все же к ней привязанной. А мост соединяет, вместо двух берегов, – воды двух прудов. Словом, объект театрализует и осмысляет действительность по законам жанра паркового павильона.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.