пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

Новости Пресса События События Библиотека Библиотека Библиотека
  история архитектуры

Раппопорт П. А.
Зодчество Древней Руси. Заключение. Примечания. Краткий словарь архитектурных терминов
в книге:
Зодчество Древней Руси , 1986
первоисточник: http://www.russiancity.ru/books/b57.htm#c5

        Значительные успехи, достигнутые в исследовании русского зодчества домонгольского периода, дали возможность достаточно полно и ярко обрисовать этот этап истории русской архитектуры. Большое количество памятников, изученных за три последних десятилетия, позволило историкам архитектуры привлечь к исследованию уже не единичные постройки, а целые их серии, что обеспечило достоверность и объективность выводов. 19)
        Памятники зодчества являются одновременно памятниками искусства и строительной техники. Поэтому они особенно многообразно отражают свою эпоху, и именно поэтому такую большую роль играет комплексный подход к их исследованию. Специальное изучение строительно-технической стороны древних построек позволило судить о развитии архитектуры не только по архитектурным формам и не только по полностью сохранившимся памятникам, но и по конструкциям, строительным материалам, причем часто даже тогда, когда от памятника уцелели лишь фундаментные рвы или развал кладки. Появилась возможность наряду с изучением стилистической эволюции и развития художественных форм раскрыть Организацию строительного производства, конкретную социальную и историческую обстановку, в которой велось каменно-кирпичное строительство.
        Изучение процесса строительного производства домонгольского периода выявило специфический, “артельный” способ организации строителей. Для обозначения древнерусской строительной ячейки мы применяем современный термин - артель, хотя в древности, очевидно, употреблялся иной, вероятно дружина. В настоящее время удалось установить приблизительную численность древнерусской строительной артели, сроки возведения построек, восстановить в общих чертах весь процесс сооружения зданий - от заготовки строительных материалов и закладки фундаментов до окончательной отделки. На основании строи-
-148-

тельно-технических данных появилась возможность различать “почерк” отдельных строительных артелей, групп каменщиков, плинфотворителей, а порой и индивидуальный “почерк” зодчих. В результате определилась картина сложения, существования и передвижения таких артелей домонгольского периода. Артелей, которые могли самостоятельно вести монументальное строительство, было сравнительно немного. Так, в середине XII в. их имелось всего шесть, и лишь в первой трети XIII в. артелей насчитывалось восемь, а временами, быть может, даже девять.
        Разработанные в настоящее время методы уточнения датировок памятников (по архитектурным формам, строительной технике, формату кирпича и др.) позволяют насытить схему функционирования строительных артелей конкретными памятниками, что дает возможность постепенно раскрыть реальную архитектурно-строительную картину домонгольской Руси. Отсутствие выявленных памятников в определенный период деятельности какой-либо артели в ряде случаев уже сейчас дает основание прогнозировать существование еще не обнаруженных объектов. И наоборот, совпадение количества памятников и приблизительных сроков их возведения с периодом работы артели позволяет судить о том, что в данном строительном центре все памятники этого периода уже известны.
-149-

        Сопоставление деятельности строительных артелей, и особенно их передвижения из одного княжества в другое, с письменными источниками убедительно свидетельствует, что строители домонгольского времени были тесно связаны с княжескими дворами. Только в Новгороде со второй половины XII в. появились свободные городские ремесленники-строители, работавшие “на рынок”, по заказам новгородских бояр и местных церковных властей. Во всех остальных случаях передвижения строителей по древнерусским землям всегда связаны с междукняжескими династическими отношениями. Именно поэтому развитие русской архитектуры в XII - первой трети XIII в. так точно отражает политическую ситуацию. Совершенно справедливо писал Б. А. Рыбаков: “...рассмотрение памятников архитектуры второй половины XII в. может явиться хорошей иллюстрацией политических группировок средневековой Руси”. 20) Вместе с тем русское зодчество в наиболее общей, бессюжетной форме адекватно отражало происходившие на Руси идеологические сдвиги, причем не только те идеи, которые господствовали в данном княжестве, были характерны для данного заказчика, но и общерусские. Отсюда такое удивительное совпадение устремлений в русском зодчестве и русской литературе той поры.
        Исследования показали, что как в области разработки художественных форм, так и в организационном, и в строительно-техническом отношении в древнерусском зодчестве домонгольского времени наблюдался процесс стремительного развития. Можно без преувеличения утверждать, что архитектура Древней Руси переживала период своего расцвета. Монгольское нашествие нанесло этому развитию страшный удар. Были разгромлены и сожжены наиболее крупные архитектурно-строительные центры, уничтожены или уведены в плен мастера. На киево-черниговской территории разгром был настолько сильным, что монументальное строительство здесь вообще прервалось на длительный срок. В тяжелых экономических и военных условиях приостановилось монументальное строительство и в Смоленской земле. С прежней интенсивностью продолжалось развитие архитектуры лишь на крайнем юго-западе Руси - на землях западных районов Галицкого и Волынского княжеств. Галицкая земля, по-видимому, сохранила свои строительные кадры, и галицкие памятники второй половины XIII - первой половины XIV в. несомненно продолжают линию развития галицкого зодчества домонголь-
-150-

ского периода. Иначе было на Волыни, где в силу сложившихся условий в середине XIII в. не было собственных мастеров-строителей. Здания, возведенные во второй половине и конце XIII в., строили здесь при непосредственном участии польских зодчих, о чем достаточно красноречиво свидетельствуют их строительная техника (брусковый кирпич) и архитектурные детали. Это, конечно, не значит, что Волынь была включена в сферу польской романо-готической архитектуры. Оформившиеся на Руси архитектурные традиции, как неоднократно бывало и раньше, заставили пришлых мастеров полностью перестроиться и возводить здания по принятым на Руси образцам. В середине XIV в. Галицкая и Волынская земли были захвачены Польшей и Литвой, а несколько позже в состав Литовского княжества вошли Полоцко-Смоленские земли и Киевщина. Зодчество этих земель в дальнейшем сыграло огромную роль в сложении украинской и белорусской архитектуры.
        Развитие русского зодчества продолжалось, таким образом, лишь на землях Северной Руси, где достаточно четко разграничились две самостоятельные линии развития: северо-западная и северо-восточная.
        В Северо-Западной Руси, т. е. в Новгородской земле, после монгольского вторжения сложились крайне неблагоприятные условия для развития монументального строительства. Сам Новгород не был разгромлен монголами. Однако, воспользовавшись ослаблением Руси, усилили военный натиск литовские и шведские феодалы, немецкие рыцари. Естественно, что все внимание пришлось уделять оборонным нуждам. Лишь к середине XIV в. в Новгороде вновь получило яркое развитие монументальное зодчество. Вместе с тем в Северо-Западной Руси выявилась и вторая, дополнительна” линия развития архитектуры - в Пскове. Но новгородско-псковское зодчество при всей его яркости и самобытности осталось локальным явлением, не став основой общерусской архитектуры.
        Генеральную линию развития русской архитектуры представляет зодчество Северо-Восточной Руси. Несмотря на то что все города Владимиро-Суздальской земли подверглись разгрому, этот район не потерял политической независимости. Скоро здесь возобновилось монументальное строительство, и прежде всего в новых политических центрах - Твери и Москве. Самостоятельное зодчество Твери не получило дальнейшего развития, а в московском
-151-

зодчестве к рубежу XIV - XV вв. наметился период блестящего расцвета.
        Московское зодчество выросло на владимиро-суздальских традициях, определявшихся как непосредственной преемственностью мастеров, так и волей заказчиков - московских князей, считавших себя наследниками владимирских “самовластцев”. Поэтому из всех архитектурных школ домонгольской Руси в общерусском зодчестве, сложившемся на базе московского, непосредственно отразилась традиция лишь одной школы - владимиро-суздальской. И тем не менее, несмотря на отсутствие прямой генетической связи, в архитектуре ранней Москвы мы можем увидеть композиции и формы, напоминающие памятники Чернигова, Смоленска и других городов, которые в это время даже не входили в состав Русского государства и непосредственная связь с архитектурными традициями которых, казалось бы, была утрачена. Объяснение этого явления в том, что в наиболее прогрессивных памятниках зодчества домонгольского периода уже были заложены те тенденции, которые позднее расцвели в московской архитектуре. И хотя московская архитектура действительно непосредственно связана лишь с одной архитектурной школой XII-XIII вв. - владимиро-суздальской, подготавливалось развитие русской архитектуры на гораздо более широкой базе.
        Расцвет русской архитектуры домонгольского периода продолжался недолго, всего два с половиной века. Но за это время была создана яркая, самобытная и многообразная архитектура, оставившая глубокий след в истории русской культуры.
-152-

ПРИМЕЧАНИЯ
        1) Краткие сведения о всех известных древнерусских зданиях домонгольского периода и их схематические планы помещены в каталоге (Раппопорт П. А. Русская архитектура X - XIII вв.: Кат. памятников. Л., 1982, 136 с).
        2) Для обоснования исконной многоглавости русских деревянных церквей иногда ссылаются на 13-главую деревянную Софийскую церковь в Новгороде, якобы построенную в год крещения Руси и сгоревшую в 1045 г. Однако обоснование это зиждется на очень шатких свидетельствах поздних летописей, содержащих очевидную путаницу, что позволяет выдвинуть и такой вариант: в 1045 г. сгорела не деревянная церковь, возведенная в 989 г., а церковь, сменившая ее в 1041 г. В таком случае многоглавие деревянной Софии может быть связано со стремлением повторить основную типологическую особенность только что построенного киевского Софийского собора.
        3) Судя по материалам раскопок, к западному фасаду полоцкого Софийского собора сразу же после его возведения была пристроена галерея (раскопки В. А. Булкина).
        4) О недопустимости подобных “реставраций” см.: Косточкин В. В. Проблемы воссоздания в архитектурном наследии. М., 1984, с. 45.
        5) Очень вероятно, что одну или две постройки киевские зодчие возвели в это время и в Чернигове. Так, под черниговским Борисоглебским собором, сооруженным в первой четверти XII в., обнаружены остатки более древнего здания. Производивший раскопки Н. В. Холостенко интерпретировал его (возможно, ошибочно) как княжеский терем. Вопрос о черниговском строительстве XI в. пока еще очень слабо изучен.
        6) Подробнее об этом см.: Раппопорт П. А. О роли византийского влияния в развитии древнерусской архитектуры. - ВВ, 1984, т. 45, с. 185.
        7) Здание это не сохранилось, но незначительными раскопками были вскрыты блоки его кладки. “Несколько блоков кладки стен указывают на то, что в ней были применены утопленные ряды кирпичной кладки” (Богусевич В. А. Отчет о раскопках 1957 г. - Науч. арх. Ин-та археологии АН УССР, 1957/37-а, с. 18).
        8) Очень вероятно, что церковь была построена в начале 80-х гг. XII в. в связи с восстановлением в Юрьеве епископии (Рорре А. Pa?stwo i Ko?ciol na Rusi w XI wieku. Warszawa, 1968, s. 192).
        9) В 1174 г. Святослав Всеволодич еще не был киевским князем, но именно в этом году он на короткое время захватил Киев и мог забрать оттуда строительную артель.
        10) Работавшая в Киеве строительная артель, очевидно, разделилась. Часть мастеров перешли
-153-

в Смоленск, а остальные остались заканчивать возведение церкви в Каневе, после чего переехали в Переяславль.
        11) Более подробно освещение этого вопроса см.: Иоаннисян О. М. О раннем этапе развития галицкого зодчества. - КСИА, 1981, вып. 164, с. 41.
        12) Сведения о присылке мастеров императором Фридрихом приведены В. Н. Татищевым из неизвестного нам источника (см.: Воронин Н. Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV веков. М., 1961, т. 1, с. 330). О достоверности сведений Татищева см.: Рыбаков Б. А. В. Н. Татищев и летописи XII в. - История СССР, 1971, № 1, с. 91. Кроме того, достоверность сведений подтверждается анализом архитектурных форм памятника.
        13) Высказывались сомнения в существовании галерей у церкви Покрова на Нерли. Эти сомнения совершенно безосновательны (Раппопорт П. А. Еще раз о галереях церкви Покрова на Нерли. - Архитектура СССР, 1984, № 1, с. 106).
        14) Было высказано предположение, что фасады церкви Спаса на Берестове имели трехлопастное завершение (Штендер Г. М. Трехлопастное покрытие церкви Спаса на Берестове. - Памятники культуры : Нов. открытия, Ежегодник 1980, Л., 1981, с. 534).
        15) Польский хронист XV в. Ян Длугош упоминает о существовавшей в Киеве католической церкви св. Марии. Он же сообщает об изгнании доминиканцев из Киева князем Владимиром Рюриковичем в 1233 г. (Рамм Б. Я. Папство и Русь в X-XV веках. М.; Л., 1959, с. 141).
        16) Росписи, снятые при раскопках смоленского собора на Протоке, экспонируются в Государственном Эрмитаже.
        17) Подробнее об этом см.: Якобсон А. Л. Некоторые закономерные особенности средневековой архитектуры Балкан, Восточной Европы, Закавказья и Средней Азии. - ВВ, 1972, т. 33, с. 166.
        18) Исследователи древнерусской литературы отмечают, что во второй половине XII - начале XIII в., т. е. в пору, когда в политическом отношении на Руси еще не проявились явные объединительные тенденции, в литературе уже возникло “стремление к объединению, утверждались идеи объединения Руси” (Лихачев Д. С. Литература эпохи “Слова о полку Игореве”. - В кн.: Памятники литературы Древней Руси, XII век. М., 1980, с. 21).
        19) В настоящей книге совершенно не рассматриваются памятники военного зодчества, поскольку в домонгольский период оборонительные сооружения возводили из дерева и об их первоначальном облике можно судить лишь очень приблизительно. Остатки каменных крепостей были обнаружены только в Ладоге, Изборске и Боголюбове. По данным летописи, “каменный город” существовал также в Переяславле. О военном зодчестве Древней Руси см.: Раппопорт П. А. 1) Очерки по истории русского военного зодчества X-XIII вв. М.; Л., 1956. 183 с; 2) Очерки по истории военного зодчества Северо-Восточной и Северо-Западной Руси X - XV вв. М.; Л., 1961. 246 с.; 3) Военное зодчество западнорусских земель X - XIV вв. Л., 1967. 240 с.
        20) Рыбаков Б. А. Древности Чернигова. - МИА, 1949, №11, с. 91.
-154-


Апсида - полукруглый (иногда снаружи граненый) выступ в восточной части церкви, в котором расположен алтарь. Если церковь имеет не одну, а три апсиды, то в боковых расположены жертвенник и дьяконник.
Аркада - ряд арок, опирающихся на столбы или колонны.
Аркатура - (аркатурный пояс) - декоративный мотив в виде ряда глухих арочек.
Барабан - вертикальная цилиндрическая вставка под куполом, прорезанная окнами и служащая для освещения церкви.
Бема - см. Вима.

Вима (иначе - бема) - дополнительное членение между подкупольным пространством церкви и апсидой.

Витраж - живопись на оконном стекле; иногда под этим термином понимают просто цветные оконные стекла.

Закомара - полукруглое завершение членения фасада, отвечающее конструкции перекрытия, т. е. торцу цилиндрического свода.

Квадр - отесанный прямоугольный каменный блок.

Квадрифолий - четырехлепестковый план здания (в виде четырех соединенных полукружий).

Кокошник - то же, что закомара (см.), но не отвечающая конструкции и имеющая чисто декоративный характер.

Конха - полукупол, перекрывающий полукруглое в плане помещение, например апсиду.

Крестовокупольная система - система перекрытия церкви, при которой в центра находится купол, опирающийся с помощью парусов (см.) на четыре столба, а к центральному пространству примыкают крестообразно расположенные цилиндрические своды. Если при этом угловые членения имеют такую же высоту, как ветви архитектурного креста, и в интерьере не отделены от крестообразного пространства глухими стенами, то данный вариант обычно называют вписанным крестом.

Купольная базилика - здание базиликального типа (удлиненное здание, средний неф которого выше боковых нефов), в центральной части перекрытое куполом.
Лопатка - плоская вертикальная тяга, утолщение стены, отвечающее конструктивным членениям здания. Если лопатка не плоская, а имеет более сложную
-155-


профилировку, то в древнерусском зодчестве ее обычно называют пилястрой (см.).
Мозаика - род монументальной живописи из маленьких кусочков специального цветного стеклянного сплава - смальты (см.); в древнерусском зодчестве применялась также для убранства полов наиболее богатых зданий.
Нартекс - западное членение церкви, более или менее четко отделяющееся от основного помещения.
Неф - продольное помещение внутри церкви. Если нефов несколько, они отделяются друг от друга рядами столбов.
Парус - часть купольного свода, сферический треугольник, служащий переходом от квадратного подкупольного пространства к круглому кольцу барабана купола.
Пилястра - см. Лопатка.
Плинфа - плоский и широкий кирпич, применявшийся в домонгольской Руси.
Подпружные арки - арки, опирающиеся на столбы или стены, поддерживающие своды или паруса барабана.
Поребрик - декоративная полоса из кирпичей (или камней), поставленных на ребро под углом к поверхности фасада.
Придел - часовня, пристроенная к церкви.
Притвор - помещение типа тамбура перед порталом церкви.
Смальта - стеклянный сплав, имеющий в зависимости от введенных в него добавок различные цвета и оттенки. Золотая смальта делается из двух слоев прозрачного стекла, между которыми прокладывается тончайший золотой листок. Смальта изготавливается в виде дисков, а для использования в мозаике дробится на маленькие кусочки.
Триконх - здание, имеющее с трех сторон (с севера, востока и юга) полукруглые выступы, перекрытые полукуполами - конхами (см.).
Фреска - монументальная живопись, основные тона которой исполнены водяными красками по свежей известковой штукатурке. Детальная проработка обычно выполняется уже по подсохшей штукатурке в темперной технике.
Хоры - балкон в церкви, предназначенный для привилегированных лиц.
Цемянка - мелко измельченная керамика или толченый кирпич, служащий заполнителем известкового раствора.
-156-




Рейтинг@Mail.ru
Copyright www.archi.ru
Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки